• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Андрей Туманов: Если вы большой патриот и хотите помочь государству, то можете зарегистрировать баню или сарай

Андрей Туманов: Если вы большой патриот и хотите помочь государству, то можете зарегистрировать баню или сарай

Гости
Андрей Туманов
председатель Общероссийской общественной организации «Садоводы России»

Оксана Галькевич: Ну а сейчас наша рубрика летняя, недавно у нас появилась в прямом эфире – "Территория: дача". Уважаемые друзья, здесь мы говорим о самых разных вопросах, которые вас в этот сезон (и не только, естественно) волнуют. Сегодня будем говорить о регистрации на дачных участках различных построек и сооружений. Сразу же представим нашего гостя. В студии программы…

Виталий Млечин: Конечно. Это Андрей Туманов, председатель Общероссийской общественной организации "Садоводы России". Андрей Владимирович, здравствуйте.

Андрей Туманов: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Андрей Владимирович, вы знаете, мы неслучайно эту тему сегодня взяли для обсуждения в прямом эфире. Дело в том, что мы постоянно спрашиваем наших телезрителей: "Друзья, вот с чем у вас больше сложностей, с чем у вас больше проблем, в каком вопросе вам нужна консультация? Пишите, звоните". И в прошлый раз, на прошлой неделе больше всего вопросов поступило именно по этой теме. Объясните тем, кто, может быть, не настолько глубоко погружен в вопросы садоводства и огородничества, а почему так сложно? Уж мы-то и с вами, мне кажется, несколько раз обсуждали это в прямом эфире. И вот снова. Регистрация построек.

Андрей Туманов: Кто сказал, что это сложно?

Оксана Галькевич: Телезрители.

Андрей Туманов: Телезрители? Ну, во-первых, давайте на секундочку подумаем, а с чего это вдруг вот эта тема так всплыла очень резко, и стали все интересоваться? Дело в том, что у нас периодически вбрасываются в эфирное пространство, в интернет некие фейки. Если сейчас вы наберете в интернете просто ради интереса "новые штрафы для садоводов", вы там увидите страшнейшее! За все садоводов собираются штрафовать. Якобы готовятся законы, чтобы за использование навоза штрафовать, за выращивание борщевика штрафовать.

Оксана Галькевич: За какие-то семена.

Андрей Туманов: Да-да-да. За выращивание картошки. Так вот, это все фейки, это фейки. Это берутся какие-то старые неработающие законы, притягиваются за уши и вбрасываются. У нас очень такие дачники пуганые.

Оксана Галькевич: Нервные.

Андрей Туманов: Что они делают в первую очередь вместо того, чтобы это проверить либо критически оценить? Они сразу же: "Боже мой! Ты слышал, что эти в Правительстве и в Думе творят?" И тут же это разбрасывают. Так вот, у этих новых штрафов для садоводов, которые являются стопроцентным фейком, миллионные перепосты, миллионные! Так же было до этого, когда по поводу как раз строений был вброшен фейк, по поводу регистрации, обязательной регистрации домов, сараев, бань, туалетов и, не побоюсь этого слова, собачьих будок.

Виталий Млечин: С собачьими будками, наверное, перебор, но дома-то все-таки действительно надо регистрировать.

Андрей Туманов: Дома – да. Дома – да. Но как раз, скажем так, ажиотаж этот был связан именно с этим, потому что народ в очередной раз запугали. И была ссылка на Министерство экономического развития, которое якобы выпустило циркуляр. На самом деле это неправда, циркуляр просто разбирал термин, что такое хозпостройки, потому что в Налоговом кодексе этот термин не прописан. Вот и все. То есть никто ничего не устанавливал, никаких налогов, и никто никого не заставляет никакие сараи и бани регистрировать. Впрочем, если вы патриот большой, если вы хотите помочь нашему государству, то можете зарегистрировать, то есть против никто не будет. И платить даже налог можете. Но это дело сугубо добровольное.

Оксана Галькевич: Андрей Владимирович, подождите, подождите. То есть вы хотите сказать, что дым без огня бывает, да? Вот эти все слухи, простите, они на пустом месте рождаются?

Андрей Туманов: Мне иногда кажется, что эти слухи распускают специально для того, чтобы отвлечь от чего-то более серьезного, от той же пенсионной реформы.

Оксана Галькевич: Погодите, давайте…

Андрей Туманов: Потому что по поводу слухов про регистрацию бань, сараев и прочих маленьких дачных домиков – это стопроцентное вранье. И верить этому нельзя, тем более пугаться не надо. Живите спокойно, пока к вам не придут. А теперь по поводу…

Оксана Галькевич: Но ведь когда придут, то уже будет поздно!

Виталий Млечин: Тогда уже поздновато будет, штраф начислят.

Андрей Туманов: К вам для начала придут для того, чтобы оценить вашу недвижимость – это первый шаг. А потом эту недвижимость обложить налогом. А если уж вы потом не будете платить этот налог, то только после этого, может быть, вас еще и оштрафуют. Так что не то что вы живете спокойно, и вдруг – бабах! – к вам вместе с этим коптером спускается штраф. Нет, это вранье.

Оксана Галькевич: Андрей Владимирович, давайте сейчас обратимся к телезрителям. Друзья, звоните и пишите нам на SMS-портал. Мы в прямом эфире работаем. У вас телефоны всегда указаны на экранах, это бесплатно все совершенно. Задавайте напрямую вопрос нашему гостю – Андрей Владимирович Туманов у нас в студии.

Но все-таки вот вы говорите: "Они придут к вам для того, чтобы оценить вашу недвижимость". А это же большой вопрос, что человек с полномочиями будет считать недвижимостью и обложит налогом потом, соответственно, или штрафом, а что не будет считать. Давайте вот по пунктам. Что говорит закон?

Андрей Туманов: Пока ни в одном законодательном акте нигде не сказано, что вы обязаны идти и в обязательном порядке регистрировать свой дачный домик и прочее дачное имущество. Если этого не прописано, вы можете этого не делать. И ничего вам за это не будет. Другое дело, что есть та недвижимость, зарегистрировать которую обоюдовыгодно. Вот сейчас я сижу на двух стульях. С одной стороны, я член Общественного совета Росреестра, то есть представляю государство. С другой стороны, я представляю дачников. Допустим, как член Общественного совета Росреестра я могу сказать: надо регистрировать все обязательно, потому что вы как гражданин страны должны платить налоги, а страна должна защищать вашу недвижимость. Как человек, который ратует за права дачников, я говорю: нет, ну надо немножечко подумать.

Допустим, я бы на сегодняшний момент… Здесь я уже выступаю, знаете, как такой немножечко экстремист, который такие антигосударственные вещи говорит. Вот я бы подумал: а какую недвижимость мне зарегистрировать для того, чтобы платить налог? Если я живу где-то в Тверской области, в Псковской области, у меня маленький крошечный домик, одноэтажный, из фанеры сделан. Это что? Это капитальное строение? Вот платить за него налоги тому небогатому человеку, который, как правило, пенсионер? Да бес, что называется, с ним! Если что-то случится с этим домиком – ну, будет жалко, но это не будет конец жизни. И платить налоги за него, следователь, и регистрировать пока, может быть, не надо. Если у вас стоит добротный коттедж…

Оксана Галькевич: Капитальное строение, как вы сказали, да?

Андрей Туманов: Капитальное строение, да. Вот я к этому и подвожу. Или, более того, вы хотите его зарегистрировать для постоянного проживания (что можно сделать) – ну, тут уже без этого нельзя. Опять же, это обоюдно – и для вас, и для государства. Вы платить налог будете не только для того, чтобы порадовать правительство, но и для того, чтобы, допустим, понадобится вам передать его по наследству или продать. Если вы продаете неизвестно что, у вас нет документа на это. Ну, может быть, на словах договоритесь, а вас при продаже или покупке обманут. Поэтому ясно, что на то, что вам ценно, то, что вы хотите передать, продать или вообще у вас такие дальние перспективы на жизнь, "я буду этот коттедж благоустраивать" – конечно, такую недвижимость надо, безусловно, регистрировать, тут даже не может быть двух мнений.

Но опять же хочу повторить: если у вас несчастный маленький фанерный дачный домик, то какое он капитальное строение? Это даже не сарай. Так что живите спокойно, пока, может быть, мы действительно сейчас не подадим нашим дорогим депутатам какую-нибудь мысль. Они сейчас посмотрят передачу и скажут: "Действительно, что же это остается у нас столько людей, не обложенных налогами?" Поэтому я сразу говорю: на все ваши хитроумные законы у нас есть свои подзаконные акты, которые помогут обойти ваши законы.

Оксана Галькевич: Андрей Владимирович, а вы-то знаете, как это делаете.

Андрей Туманов: Я? Вот именно поэтому…

Оксана Галькевич: Смотрели телевизор и идеи черпали?

Андрей Туманов: Именно тем-то я и опасен, что я знаю, как это делается.

Оксана Галькевич: Понятно. Давайте послушаем Томскую область, Андрей до нас дозвонился.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Андрей.

Зритель: Здравствуйте.

Андрей Туманов: Здравствуйте.

Зритель: Скажите, пожалуйста, вот есть федеральный закон 540-й от 1 сентября 2014 года, где садовые дома, ну, земельные участки садовые и дачные земельные участки отнесены к землям населенных пунктов. Почему не действует этот закон? Почему мы до сих пор относимся к землям сельхозназначения для дачного или садового назначения?

Андрей Туманов: Вообще это старая-старая мечта всех дачников – получить те же самые (не побоюсь этого слова) конституционные права, как и у деревенского жителя. То есть, понимаете, деревенский житель живет и жалуется: "Вот у нас и это не то". А мы, дачники, к этому стремимся. Если мы станем и будем иметь те же права, что и деревенские жители – ну, если не счастье наступит, то это будет прекрасно, потому что многие проблемы решаются. На сегодняшний день СНТ как форма управления садоводческим товариществом, вот этим конгломератом – это самая худшая форма. К сожалению, других нет, поэтому мы живем по этой худшей форме.

В перспективе что нас ждет? В перспективе нас ждет либо присоединение к населенным пунктам близлежащим – что для местной власти страшно. То есть скажите любому главе администрации: "К вам дачников присоединят", – он тут же начнет на себе рвать волосы и скажет: "Какие дачники?! У меня и так бюджет пустой". Сейчас мы, дачники, платим в бюджет, в местный бюджет – земельный налог и имущественный налог. Это все местные налоги. Но мы не получаем из этого бюджета ни копейки – что законом даже запрещено. Не просто они из-за вредности нам не дают, не помогают, а запрещено. Поэтому вот это сращивание пока идет неформально, сращивание (хотел сказать "города и деревни") дачников и деревни, потому что раньше садовод для того же главы администрации был понаехавшим, который, кроме мусора, ничего не привез.

Оксана Галькевич: А теперь это такой…

Андрей Туманов: Теперь давайте прикинем. Озерский район Московской области – да, он далеко, но это Московская область. Он увеличивается в несколько раз в сезон, летом, именно за счет дачников. Он увеличился. Увеличился оборот в магазинах, на лесопилках, на предприятиях, люди получили работу. Слушайте, это экономическая активность. Поэтому глава администрации Озерского района уже понял, что это выгодно, что "к нам понаедут сюда люди с деньгами", поэтому он неформально помогает. Так что в перспективе нас ждет либо это, когда СНТ уже де-факто… А некоторые СНТ уже де-факто превратились не просто в населенные пункты, а в ого-го какие населенные пункты! Я знаю под Москвой, вблизи от Москвы такие СНТ, где стоят дома по несколько миллионов долларов. Это вам не эти фанерные сараюшки. И они называются – СНТ. "Садоводы мы! Садоводы мы!"

Виталий Млечин: У них, наверное, сады внутри дома, просто зимние сады.

Андрей Туманов: Ну да, да. Так что либо это произойдет… Вернее, скорее всего, это пойдет двумя путями. Переход на управляющие компании сейчас… Я страшное слово сказал, многие сразу возмутятся, потому что управляющие компании… Просто в СНТ идет экономическая работа. То есть, в принципе, каждое садоводческое товарищество… Они, как правило, соединены, рядышком. То есть там несколько миллионов идет оборот. Это хозяйственная деятельность. И хозяйственной деятельностью занимаются люди, часто не умеющие это делать, не желающие это делать. Просто вот выбрали председателя…

Помните, как на заре… ой, в конце советской власти – выборы директора завода. Выбрали доброго и хорошего человека. Через два месяца он пустил в распыл этот завод, потому что он раздал зарплаты, и ему оборотных средств не хватило. Поэтому должны хозяйствовать именно профессионалы – возможно, в виде управляющих компаний, возможно, какие-то другие формы, о которых мы сейчас пытаемся договориться. И вот с этого нужно начинать, чтобы проложить дорогу вперед, вот карту какую-то.

Оксана Галькевич: А по поводу реальной дороги? Андрей Владимирович, вот вы сказали, что сейчас населенные пункты, реальные муниципалитеты неформально помогают, потому что понимают определенную выгоду: в сезон идет прирост населения на этой территории. То есть получается, что дачник платит сейчас налоги, а помощь он получает только в случае некой, я не знаю, неформальной доброй воли?

Андрей Туманов: Да.

Оксана Галькевич: А по закону-то он не может ни на что рассчитывать – на нормальную дорогу и на все прочее?

Андрей Туманов: Совершенно так. Ну, за редким исключением…

Оксана Галькевич: Ну, как?

Андрей Туманов: Вот сейчас, допустим, Москва решила немножко подкормить своих подмосковных, ну, не только подмосковных, потому что…

Оксана Галькевич: Дачников, да.

Андрей Туманов: Да. Я как-то с Сергеем Семеновичем Собяниным разговаривал. Он говорит: "Куда бы я ни приехал, говорят: "Слушайте, ваши москвичи тут понаехали". Приезжаю один раз на Сахалин и думаю: уж здесь-то не скажут. Нет, говорят: "Ваши понаехали". То есть дачники московские везде практически.

Оксана Галькевич: Вездесущие.

Андрей Туманов: Не говоря про близлежащие регионы. Так вот, Москва сейчас будет строить дороги. Я надеюсь, это не предвыборный ход, потому что там программа на несколько миллиардов и на три года. Так что будем надеяться, что это начало, а за началом последует продолжение.

Оксана Галькевич: Звонок. Кстати, московские дачники, которые понаезжают. Сейчас Татьяна у нас на связи. Давайте спросим, где у нее дача. Татьяна, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Добрый день. Здравствуйте, Андрей. Здравствуйте, ведущие. У меня к вам маленький вопрос. В 70-х и 80-х годах мой дед в СНТ построил дом и сарай. У нас пограничных участков не было. В 90-х годах СНТ выделило участки, и некоторые стали пограничными с нами. В свое время на правлении было принято решение, что строения, которые были построены на наших участках, изменениям не подвергаются. То есть у нас был забор вплотную к забору, но тогда соседей не было, и это можно было. Сейчас соседи построили дом, предъявляют нам претензии, что дом должен быть в 3 метрах от забора, хозпостройки – 1 метр от забора. И это в тот момент, когда у нас уже построено все 40 лет назад уже.

Оксана Галькевич: Вот так.

Зритель: Скажите, пожалуйста, закон обратную силу имеет и обязывает ли имеющуюся недвижимость переносить?

Андрей Туманов: Мы все знаем по краткому курсу юриспруденции, что закон обратной силы не имеет. Но в данном случае я бы не давал никакого однозначного ответа. Это все равно, что лечить по телефону. "У меня голова болит". Голова болит по тысячи разным причинам. И здесь надо разобраться во всех хитросплетениях. Кроме того, когда конфликтуют стороны, есть две стороны конфликта. Давайте не будем помогать тем, кто первый дозвонился, а все-таки будем помогать тому, кто все-таки прав. Поэтому, еще раз, не будем давать однозначного ответа.

Желательно, если у вас есть адвокат… А желательно, чтобы все-таки разговаривали адвокаты, а не разговаривали сами дачники. Желательно, конечно, не доводить дело до суда. Кроме всего прочего, ну, скажем так, кроме норм, которые не всегда работают… А нормы, СНиПы старые практически сейчас не работают, потому что за них нет никакого наказания. А это значит, что правит бал все-таки сила в садоводческих товариществах. Как я уже сказал, СНТ – это самая такая не лучшая форма управления, однако лучше пока нет. Поэтому я советую еще и договариваться.

Вот смотрите. Если вы вдруг… Я все-таки не юрист профессиональный, и давайте юриспруденцию мы немножечко в сторону отодвинем и поговорим о каких-то морально-этических нормах. Вот вы, например, садовод. Вы сегодня сильные. А там бабушка древняя живет. И вы решили дом построить на ее границе. И вроде бы вам бабушка эта бедная ничего не скажет. Но вы знайте, что если вы нарушаете все-таки СНиПы, то вы закладываете бомбу под ваше будущее или под ваших наследников, потому что рано или поздно эта проблема выплывет, и вы погрязнете потом в судах.

Оксана Галькевич: Но здесь-то история другая – дом построен 40 лет назад, как было сказано, когда никаких еще этих законов, СНиПов и ничего не было. С этим пытаются разобраться люди. Закон обратной силы не имеет или имеет все-таки?

Андрей Туманов: Нет конечно.

Оксана Галькевич: Ну, тут все-таки нужна какая-то дополнительная консультация юриста.

Андрей Туманов: Выходите на меня в соцсетях, я вам порекомендую юриста. Мы разберем это дело очень внимательно и постараемся помочь.

Оксана Галькевич: Вопросов очень много на нашем SMS-портале. Давай, Виталий, зачитаем.

Виталий Млечин: Давай.

Оксана Галькевич: Например, Волгоградская область спрашивает: "Можно ли сжигать растительные остатки на территории дачи?"

Андрей Туманов: Нет.

Оксана Галькевич: "Ведь зола – это удобрение. Нашего соседа оштрафовали на 500 рублей". Справедливо?

Андрей Туманов: Справедливо. В общем-то, по закону это все правильно. Хорошо, что не оштрафовали садоводческое товарищество, потому что садоводческое товарищество оштрафовали бы тысяч на сто. Так что вы еще…

Оксана Галькевич: И все это распределилось бы, соответственно?

Андрей Туманов: Да. Вы еще легко отделались. Надо понимать, что любое сжигание мусора запрещено. Мало того, что это запрещено законом, но это еще запрещено моральными все-таки какими-то вещами, потому что вы будете жечь, а ваши соседи страдать.

Оксана Галькевич: Дышать всем этим.

Андрей Туманов: Да, дышать, естественно. Пожарные инспекторы нечасто заходят в садоводческое товарищество. Ну, если они заходят, то они прекрасно знают, что десяток нарушений они выявят сразу. Но сжигание на открытом огне мусора – это супернарушение, поэтому, сто процентов, если пожарный инспектор забрел, он вас оштрафует.

Оксана Галькевич: Все понятно. Московская область, Виктор до нас дозвонился…

Виталий Млечин: Нет, Ольга, Ольга из Новосибирска. Здравствуйте, Ольга, мы вас слушаем.

Оксана Галькевич: А, Ольга, да, Ольга.

Зритель: Здравствуйте. У меня вот такой вопрос. У нас земли считаются, по идее, бросовыми, потому что у нас горы там. И получается, что каскадом у нас все грядки. И дома у нас стоят, даже сваи выдавливают, поэтому они у нас на чем попало закрепленные и качаются. И капитальных домов как таковых нет. А за землю, вот сказали, будем мы платить… А какая земля? У нас там ни пахать, ни сеять. Если мы уйдем оттуда… В обществе осталось 85 домов, больше половины брошенных, потому что, правда, у нас там невозможно просто…

Оксана Галькевич: Понятно, Ольга. Нам многие такое пишут.

Андрей Туманов: Начнем с того, кто сказал, для начала надо разобраться. И помните – любые взаимоотношения садовода с властью не могут зиждиться на словах: "он сказал", "я сказала" и так далее. Только письменно. Если вам не принесли письменно какую-то бумагу, все слова не считаются. Сказали вам – платить налоги. Сказали вам – отдать какой-то налог яблоками. Все что угодно. Это все не считается! "Пожалуйста, бумажечку мне – и тогда я уже по бумажечке прочитаю, проконсультируюсь с юристом и вам отвечу". То есть все на переписке, все на бумаге. Это первое.

Второе. Это жуткая несправедливость, когда все-таки с садоводов решили брать налоги, потому что в земельных отношениях во всем мире лица, людям, которые берут землю для того, чтобы ее восстановить… А никому из садоводов не давали землю на черноземчике. Давали свалки заброшенные, торфоразработки, песчаные карьеры – то есть земли, не пригодные для сельского хозяйства. И мы занимались чем на протяжении десятков лет? Рекультивацией земель.

Вот мой папа, моя мама, я, мой брат – мы занимались рекультивацией, мы превратили свои 6 соток в черноземную зону с садами на развалинах кирпичного завода. И тут приходит добрый дядя и говорит: "О, молодцы! Слушайте, замечательно! Вот вам будет за этот замечательный сад повышенный налог". Это несправедливо. И я за это бьюсь уже много-много лет. И я даже не прошу, чтобы нам, дачникам, доплачивали за наш труд. Ну, хотя бы вы не берите с нас налог – это будет совершенно справедливо. И я думаю, рано или поздно чиновники поймут, что дачник для государства – это гораздо более важный человек, нежели просто гражданин, потому что он ничего у государства почти не просит, не требует, живет сам по себе, пенсионеры на дачах сейчас, дети на дачах, он сам прокармливается, да еще и на баррикады не ходит. Вот! Идеальный гражданин!

Виталий Млечин: Но бюджет-то надо наполнять.

Оксана Галькевич: Звоночек, звоночек.

Виталий Млечин: Александр из Пермского края. Здравствуйте, Александр

Оксана Галькевич: Пермь звонит.

Виталий Млечин: Александр, да, мы вас слушаем.

Оксана Галькевич: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Вот у меня такой вопрос. По закону как надо платить взнос – с сотки или с участка? Ответьте на этот вопрос.

Виталий Млечин: Да, понятно.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Андрей Туманов: Раньше было, что исключительно членский взнос берется с члена, то есть это платить с члена. Но теперь – как определит собрание садоводческого товарищества. Чаще всего платят все-таки с сотки, потому что начали скупать… Из-за чего сыр-бор? Потому что начали скупать сотки. То есть я скупил пять-десять участков, а членом остался одним, то есть я один взнос в кассу даю. Хорошо, а если человек так все скупит, то тогда он будет свои несчастные 10 тысяч? А на них надо содержать всю инфраструктуру садового товарищества.

Оксана Галькевич: Понятно. Но это как решается? По месту собственно взимания этой платы? Или закон что-то говорит?

Андрей Туманов: Собрание садоводческого товарищества.

Оксана Галькевич: Собрание садоводческого товарищества само решает?

Андрей Туманов: Это главный орган, который принимает абсолютно все решения. То есть не председатель принимает решения, не правление, даже не бухгалтер, а принимает собрание. Вот вы приняли решение, а дальше они уже начинают его выполнять.

Оксана Галькевич: Спасибо вам, Андрей Владимирович.

Виталий Млечин: Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Андрей Владимирович Туманов был сегодня у нас в студии, председатель Общероссийской общественной организации "Садоводы России". Друзья, запомните, пожалуйста, у нас теперь появилась новая рубрика, называется "Территория: дача". Принимаем ваши вопросы, предложения. Тему для следующего эфира на следующей неделе присылайте тоже, будем обсуждать.

Виталий Млечин: Да, обязательно сделайте это – напишите нам, напишите те темы, которые вам интересны. Мы обещаем, что мы будем их обсуждать, собственно, до конца лета, когда эта тема перестанет быть актуальной до следующего года. А в следующем году снова, даст бог, будем эти все темы обсуждать. Сейчас прервемся на новости и вернемся.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты