Андрей Угланов: Наша ментальная проблема – это проблема справедливости. А вернее, ее отсутствия

Гости
Андрей Угланов
главный редактор еженедельника «Аргументы недели»

Константин Чуриков: Ну и сейчас тоже, кстати говоря, присоединяйтесь, потому что у нас рубрика "Личное мнение", в студии главный редактор еженедельника "Аргументы недели" Андрей Угланов, – Андрей Иванович, добрый вечер.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Андрей Иванович.

Андрей Угланов: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Все наши зрители могут предлагать свои темы для обсуждения, а вот как раз Андрей Иванович будет комментировать.

Андрей Угланов: Попробую по крайней мере.

Константин Чуриков: Но давайте начнем...

Оксана Галькевич: Зрители и ваши читатели.

Константин Чуриков: Ваши читатели, вообще все медийное сообщество, которое следит за тем, что мы с вами, журналисты, делаем.

Давайте все-таки начнем с горячей журналистской темы, которая взбудоражила, кажется, больше всех именно наш с вами цех, – это история с Аркадием Бабченко, та самая инсценировка покушения, которая была. Как вы считаете, журналист может или не может себе позволять создавать такие информационные поводы?

Андрей Угланов: Вы знаете, смотреть на Бабченко вне контекста, который происходит сейчас и на Украине, и здесь, конечно, нельзя. Ведь этот человек воевал в Чечне, он прекрасный журналист. Потом что-то у него пошло не так, он ушел в оппозицию, после этого уехал жить на Украину. Причем я не знаю, у нас у всех какое-то об Украине разное мнение: у вас свое, у меня свое. Для меня, например, это совершенно загадочная территория, где все события не поддаются вообще никакой логике, никакой. Потому что все, что там делается, мне кажется, делается или во вред себе, или во вред еще кому-то. Это страна, у которой нет никаких друзей вокруг, то есть для руководства этой страны все соседи, которые окружают эту страну, все в чем-то виноваты: поляки в чем-то виноваты, венгры, румыны, немцы, само собой, не говоря уже о нас. И в этом смысле бегство, уезд в такую страну российского гражданина для меня всегда загадка. Например, Евгений Киселев то же самое, он там работает уже давно, до этого работал другой Киселев, который сейчас работает на втором канале.

Оксана Галькевич: На ВГТРК.

Андрей Угланов: Но он, слава богу, нашел в себе силы оттуда уехать, а Киселев, который с НТВ, не нашел.

Константин Чуриков: Андрей Иванович, с другой стороны, все равно никто не станет отрицать, мы братские народы.

Андрей Угланов: Абсолютно.

Константин Чуриков: Пускай между собой руководство наших держав ссорятся, что-то делят, но в принципе, не знаю, Украина по сути, по ощущениям такая же страна, как и наша.

Андрей Угланов: Она внешне такая же страна, как мы, а внутри она все-таки загадочная. Вот смотрите, мы 12 лет назад начали издавать газету "Аргументы недели". Прошло несколько лет, и в Киеве стала выходить газета "Аргументы недели". То есть вот если бы я сейчас их положил рядом две, это просто копии во всем, кроме содержания: рубрики, шрифты, первая полоса – все одно и то же. Вот, понимаете, как это? Это без зазрения совести делается абсолютно. И все это… Когда мы звонили туда, открытые глаза, типа "а шо такого?" И вот это "а шо?" присуще сейчас не только таким вот, как говорят, газетным издателям, но и властям Украины.

И поэтому для меня Бабченко, например, фигура трагическая. Я так понимаю, я слушал пресс-конференцию сегодня, он говорит, что… Не знаю, может быть, это была провокация СБ Украины, может быть, нет, я не знаю, но ему так заморочили голову внутри Украины, в Киеве, что он сам уже ни в чем не разбирается. Но ступить на какой-то обратный путь он уже не может, и в этом, конечно, трагедия российского гражданина, который сегодня окажется на Украине.

Оксана Галькевич: Андрей Иванович, так или иначе, российский он гражданин, украинский, американский, французский, какой угодно, но он журналист. Есть определенные цеховые правила профессии, требования, есть какие-то моральные ориентиры, в конце концов. Не зря же "Репортеры без границ", другие международные журналистские сообщества выступили с определенной оценкой этих событий в Киеве с участием Аркадия Бабченко. Вот как вы прокомментируете, как вы считаете?

Андрей Угланов: То, что он воевал, в нем чувствуется такой внутренний авантюризм. Вообще журналист настоящий – это авантюрист.

Константин Чуриков: Конечно.

Андрей Угланов: Он должен во все тяжкие бросаться, не думать, что будет дальше. А когда на это накладывается то, что тебе… Ты как бы уже замечен, с тобой работает СБУ, с тобой работают какие-то люди из Рады, политики, журналисты, тебя постоянно показывают на телевидении, тут может сыграть авантюризм, что вот сыграем в эту рулетку, что будет. Понимаете, я думаю, что здесь в нем сыграл как раз не профессионализм какой-то журналистский, а именно авантюризм, который, может быть, еще остался со времен того, когда он участвовал в боевых действиях в Чечне.

Оксана Галькевич: Ну смотрите, мы сейчас живем в такое время цифровой виртуальной реальности, когда зачастую непросто обывателю и профессиональным журналистам довольно тяжело отличить реальную информацию от фейка, неправдивой информации.

Андрей Угланов: Абсолютно.

Оксана Галькевич: А журналист, который в принципе профессиональный человек, может участвовать в том, чтобы быть одним из множителей фейковой информации, такой фейковой реальности?

Андрей Угланов: Конечно, может.

Оксана Галькевич: Может?

Андрей Угланов: Абсолютно. Это смотря какие конечные цели. Понимаете, мы же все разные очень. Есть такие тупо зацикленные на какой-то сверхправде; есть такие, которые любят пошутить; есть те, которые любят что-то придумывать в надежде на то, что это произойдет, потому что он верит, что это произойдет. А если человек обладает каким-то андерграундом, то, что он, например, давно в профессии, может быть, лет 10-15-20, он знает людей, которые сегодня за ниточки трогают, он вполне представляет себе, что будет дальше. Поэтому, конечно, могут быть и фейковые новости, и все что угодно, – то, что сейчас в США происходит больше всего и в Великобритании.

Оксана Галькевич: А что вы имеете в виду, что в США происходит и в Великобритании? Что именно?

Андрей Угланов: Ну как, все эти последние 2 года – выборы президента США, это же он по большому счету ввел термин fake news в отношении "CNN", которые громили его и глушили почем зря. То, что сегодня в Великобритании говорится сначала про Скрипалей одно, сейчас вся английская пресса сомневается, что там было на самом деле. Вот это и есть.

Константин Чуриков: Андрей Иванович, а как вы думаете, наш российский не хочу сказать медиапотребитель, читатель, зритель не устал ли от всей этой международной возни, от этих фейков не фейков? Ему вообще интересно, что там за нашим кордоном происходит, или он больше заинтересован, его интересует то, что происходит в нашей стране?

Андрей Угланов: Вы себе не представляете, какой вы замечательный вопрос задали. Потому что я-то, например, уверен на 100%, что наших зрителей, публику просто перекормили Украиной настолько, что вот сегодня даже Бабченко, извините, интересуются только люди, которые работают в профессии, которым вот реально какая-то новость произошла, ничего не нужно выдумывать. Вот эти ток-шоу, которые на многих каналах идут, где какие-то хлопцы с чубами трепятся по поводу Украины…

Константин Чуриков: Причем на окладе, на зарплате.

Андрей Угланов: Да, какие-то клоуны и американские, и польские, как я их называю. Я одного позвал клоуна американского в свою передачу, он сказал: "Я изучу вас", – и отказал, потому что, наверное, стесняется… Я не буду его имя называть. Поэтому то, что сегодня у нас не говорят о… Говорят о каких-то событиях внутри страны: Керченский мост – замечательно, что-то хорошее, очень много. Но есть же проблемы. Например, чудовищная проблема, я считаю, с ростом цен на бензин – откуда это берется? С чего? Причем он растет и когда цены на нефть упали до 30 долларов, и растет, когда они начинают расти. Дороги, ведь дороги в России – это не только дороги, которые через Крым идут, есть другие дороги. А то, что происходит на Дальнем Востоке? – оттуда как бежали люди, так и бегут. И сегодня перетрясли все руководство, которое занималось проблемами Дальнего Востока – это почему сделано?

Константин Чуриков: А его за что перетрясли, кстати? Это потому что люди бегут? Потому что мы вот тоже беседовали с разными людьми, которые на Дальневосточном экономическом форуме заседают, – они говорят: "Нет, что вы, сюда пришли инвестиции, реальный бизнес, все на Дальний Восток". Нет, мы за, мы даже этого хотим, естественно, но вот этих губернаторов, дальневосточников так называемых, убирают за то, что там плохо жить людям, или за что-то другое?

Андрей Угланов: Вы знаете, как власть в России устроена, центральная верховная власть я имею в виду, это всегда власть каких-то кланов, как говорят, башен. Одна башня делегирует одного, другая другого, и вот любое формирование правительства, которое было на наших глазах только что, – это всегда нахождение баланса: вот мы эту фигуру убираем, например, Дворковича, от сельского хозяйства, мы убираем Рогозина от строительства военных объектов, но вот эти пространства должны заполняться чем-то. Поэтому и Дальний Восток, и нефтянка, и все что угодно – это все баланс интересов. И они… Я так не думаю, что они на 100% зависят от интересов страны, все-таки от интересов вот этих вот кремлевских башен.

Оксана Галькевич: Андрей Иванович, вы сказали, что считаете, что настолько перекормили Украиной и прочими какими-то заграничными подробностями…

Андрей Угланов: Скрипалями еще.

Оксана Галькевич: Скрипалями и всем прочим. А кто, простите, определяет, какое информационное блюдо он поставит на стол конечному потребителю? Определяет информационную повестку или верстку, как говорим мы с вами, журналисты, – телевизионную верстку, газетную верстку – читатель, зритель, или редакция, то есть журналисты, или, может быть, я не знаю, власть, администрация президента…

Константин Чуриков: Или редакция редакции, как я это называю.

Андрей Угланов: Вы знаете, если говорить о газетах и телеканалах, как вам сказать, не принадлежащих кому-то или государству, то, конечно, это редакция. Если говорить о телеканалах, например, пятый канал, которые принадлежат определенным группировкам, например, питерским, конечно, они определяют. То же самое касается и газет. То, что касается главных телевизионных "дубин" – это "Первый канал", "Российское телевидение" – то, конечно же, политику определяют люди, чьи имена я называть не могу, это небожители, которые, конечно же…

Константин Чуриков: Чьих имен, конечно же, никто не знает.

Андрей Угланов: Да, это, знаете, Волан-де-Морт, помните? – то, чье имя нельзя называть. Они сидят и занимаются большой политикой, которая в свою очередь формируется во время заседаний в Администрации Президента. Но это, я думаю, везде так есть, где есть государственные телевизионные каналы. Взять "Deutsche Welle", например, телеканал и радиостанцию – они действуют строго по тому, как сказала Меркель или ее партия, просто поворачиваются на 180 градусов, как флюгер, гораздо хуже, чем у нас, гораздо хуже.

Оксана Галькевич: Но они это делают сами, или, простите, есть специальные люди, кураторы, которые так или иначе помогают с этим флюгером, подвернуть что-то, поправить градус?

Андрей Угланов: Конечно, в "Deutsche Welle", конечно.

Оксана Галькевич: Хорошо.

Константин Чуриков: Нет, а как тогда быть самому обществу? Ведь все равно люди хотят разобраться, что происходит: что происходит там, где я живу, кто мне врет, кто мне не врет. Ваш рецепт?

Андрей Угланов: А мой рецепт очень простой. В последнее время лекарство от этого очень простое – достаточно зайти в поисковик, забить какой-то вопрос, например, такой-то, и забить слово "видео" или "картинка". И вы получите столько каналов YouTube, где будут говориться разные совершенно мнения, но вы не услышите никогда там мнения, которое вы слышите по официальным каналам. Коротко и ясно. Только не нужно слушать украинских блогеров, это очень плохо.

Константин Чуриков: Давайте послушаем Валерия из Нижнего Тагила.

Оксана Галькевич: Послушаем Нижний Тагил. Здравствуйте, Валерий.

Зритель: Здравствуйте, Оксана и Константин, ваш уважаемый гость. Валерий Ефимов, Нижний Тагил. Вы знаете, мы сейчас только что обсуждали человека, журналиста, который радовался откровенно смерти нашей замечательной доктора Лизы, смерти артистов хора имени Александрова. Это подонок, о котором нельзя говорить слишком много, и смерть его бумерангом, я уверен, найдет, его господь накажет. Простите меня.

Андрей Угланов: Ну я и говорил, что слишком много мы уделяем внимания и Украине, и всему тому, что там происходит, а это сейчас касается Украины. Давать оценки этому человеку… Они давно даны им самим в своих публикациях, вы правы совершенно.

Оксана Галькевич: Андрей Иванович, телезритель наш из Архангельской области как-то странно определяет "Архангельская область, Ненецкий автономный округ", видимо, откуда-то оттуда…

Константин Чуриков: Посередине.

Оксана Галькевич: Спрашивает вас: а вот футбол, вот эти деньги, которые потрачены на всю эту футбольную эйфорию, как вы считаете, нужны в этом секторе, или больше требуются народному хозяйству, например? Как вот эта вся, как сказать, "футболомания", безумие футбольное в нашей стране? – как вы оцениваете?

Андрей Угланов: У любого нормального человека…

Оксана Галькевич: Это говорит о здоровье или нашем совсем не здоровье некотором?

Андрей Угланов: У любого нормального человека, конечно, который в футбол не играл, но так интересуется поверхностно, как многие из нас, 90%, конечно, это вызывает некоторые вопросы. Но проблема ведь в том, что вот эти деньги, сейчас построили, по-моему, 8 новых стадионов, они останутся… Вот в Саранске стадион – вы представляете себе, что там будет происходить сейчас? Это вот такие точки, такие кочки, вокруг которых будет что-то формироваться, причем в ближайшие лет 50.

Константин Чуриков: Вы хотите сказать, какая-то ярмарка будет, вещевой рынок, что?

Андрей Угланов: Нет, я кочкой так условно называю какие-то средоточия какой-то энергии, энергетики, чего-то материального. И это все будет, как сейчас в Сочи, Сочи же стал совершенно другим городом, кто там бывал, вот этот стадион, сам город Сочи с дорогами. Поэтому если бы деньги пошли на что-то другое, я думаю, раствори их на строительство дорог, мы бы их не заметили.

Оксана Галькевич: То есть вы думаете… Но дело в том, что Сочи – это все-таки место, куда люди со всей страны едут отдохнуть, искупаться на море.

Константин Чуриков: Это курорт, это море, это известно.

Оксана Галькевич: А Саранск?

Андрей Угланов: Через 50 лет вы Саранск не узнаете.

Константин Чуриков: Поживем-увидим, Оксана.

Андрей Угланов: Конечно.

Оксана Галькевич: Хорошо.

Константин Чуриков: Вообще такой вопрос: скажите, пожалуйста, у нас региональная повестка… Мы вот сейчас тоже обсуждаем, что города проведения чемпионата, а есть еще Омск, есть, не знаю, Нарьян-Мар и так далее. Несколько региональная повестка представлена? И насколько с вашей точки зрения у читателя, у зрителя, у обывателя, у кого угодно есть запрос на то, чтобы ему рассказали о стране, что здесь происходит? Этот запрос растет, или всем все равно, расскажите в целом про наши общероссийские проблемы?

Андрей Угланов: Вот я как руководитель такой федеральной газеты довольно большой, у нас то ли третий, то ли четвертый тираж в стране, хотя всего 12 лет…

Константин Чуриков: Еще региональные издания есть, я сегодня смотрел.

Андрей Угланов: Конечно, мы печатаемся в 36 типографиях по всей стране, издаемся в Европе, даже была попытка издавать газету в Китае, не знаю, чем она закончилась, на русском языке, конечно.

Оксана Галькевич: Ну там диаспора должна быть большая.

Андрей Угланов: Вы знаете, мы пытались в газете, я не знаю, как телевидение, у вас телевидение, вы регионам очень много посвящаете, в этом, конечно, ваша, как вам сказать… Это инновация, то, чем вы отличаетесь от других.

Оксана Галькевич: Вот представляете, дожили мы с вами до каких времен: инновация – это заниматься журналистикой о своей стране в своей стране.

Андрей Угланов: Нет, инновация в переводе – это конкурентное преимущество.

Оксана Галькевич: Да.

Андрей Угланов: И вот по сравнению с другими телекомпаниями это у вас конкурентное преимущество. Так вот по поводу региональности: мы пытались делать репортажи, какие-то статьи из регионов, но оказалось, что угнаться за местной прессой, которая сегодня, и телеканалы местные, и пресса, все что угодно, настолько насыщена, настолько она удовлетворяет местные потребности… То есть здесь мы совершенно приблизились к прессе США, которая уже давно была, были "The Dallas Morning News" в начале 1990-х гг., это исключительно местные новости были…

Константин Чуриков: Локализованные.

Андрей Угланов: Да, конечно, плюс там, например, убили какого-то президента, конечно, они об этом сообщат, но дальше все идет… То есть есть центральные газеты, и люди покупают их где-нибудь в Челябинске (ну это я не самый мелкий город, конечно, назвал, там очень много живет людей), они покупают московские газеты федеральные, для того чтобы смотреть на то, что происходит в мире, и как там вокруг вот этих кремлевских башен эти чертики пляшут, и что из этого получается. Они знают, им неинтересно, что мы напишем про Челябинск, потому что все, что они хотят прочитать, есть в местной прессе. И поэтому тут разделять то, что мало уделяется внимания местным каким-то событиям, нельзя. Другое дело, что ваш телеканал, в телевизоре, извините за выражение, всегда приятно в регионах посмотреть, что из Москвы показывают именно вас, это всегда очень приятно. Я даже сам вятский, когда я вижу, что показывают что-то касающееся Кировской области, у меня всегда уши навостряются, я с удовольствием слушаю, что там происходит.

Оксана Галькевич: У нас там, между прочим, есть корреспондент.

Андрей Угланов: Я знаю.

Константин Чуриков: А как бы вы сформулировали как глава издания все-таки главные наши российские проблемы сегодня? Потому что все по-разному говорят. Вот сейчас даже мы видим по данным "Коммерсанта", 13 нацпроектов, определенное видение и так далее. Вот с вашей точки зрения, самое главное что беспокоит людей?

Андрей Угланов: Вы знаете, для меня никогда не определишь, что лучше, построить стадион, или дорогу, или три дома построить. Есть проблема ментальная у нас у большинства населения. Как всегда было в России, это проблема справедливости. Вот началась эта проблема справедливости, вернее ее отсутствия, в 1990-е гг., когда все было разделено. И вот сегодня, когда происходит то, что с Абрамовичем, кто-то плачет, что надо же, его в Англию не пустили, а люди, которые как бы в курсе, в теме, думают: откуда у него вот эти были деньги, вот эти 16 миллиардов, которые он просто вывез, и не только он, а многие другие? И вот эта проблема справедливости, ее отсутствия, пока не будет решена на ментальном уровне, у нас всегда будет такая проблема. А строительство дорог и всего остального – это уже такое преходящее: сегодня ветер южный подул, все хотят трусы покупать, а завтра северный и всем тулупы подавай, и так далее.

Оксана Галькевич: Андрей Иванович, так может быть, это как-то перекликается, мостиком таким на нашу следующую тему, социальные лифты и вообще равенство возможностей? Вы действительно уверены, что это началось в 1990-е гг.? Простите, а при советской власти, когда были закрытые магазины…

Константин Чуриков: Партноменклатура, элита.

Оксана Галькевич: …отдельное обеспечение…

Константин Чуриков: …березки отдельные.

Оксана Галькевич: …березки, элитные квартиры этим, а этим стой в очереди 30 лет; у этих спецбольницы, а у этих поликлиника, где еще попробуй, чтобы тебя вылечили. Это вот правда было общество справедливости и равенства?

Андрей Угланов: Да, это было общество справедливости, потому что вот в эту закрытую поликлинику вы бы не попали, потому что у вас 100 миллиардов долларов, а вы попали бы туда только тогда, когда вы попали на завод, на заводе вы стали секретарем парткома своего цеха, потом завода, потом вас выбрали в обком, потом вы стали секретарем ЦК, и вот это долго-долго. И когда вы стали старым, как это сказать, не буду это слово говорить, старым на букву…

Константин Чуриков: Я понял, хотя оно не запрещено Роскомнадзором.

Андрей Угланов: …вы попали как раз туда. Другое дело, что и ваши члены семьи попадают, но а как же без этого? Поэтому… А то, что сейчас… Вот посмотрите последние назначения и министров – там же сколько детей? Раньше по такому признаку если и назначали, то это было где-то так далеко-далеко, и все равно нужно было иметь какое-то образование. А сегодня… Я не хочу, конечно, выглядеть таким старым… Это слово не буду все-таки произносить… Но чувство справедливости раньше было более таким достижимым. Вы могли все это сделать сами: иди и вступи в партию, понравься своему начальнику…

Константин Чуриков: Стоп, сейчас тоже есть партия, там тоже можно понравиться кому-то.

Оксана Галькевич: Подождите, вступи в партию, понравься начальнику – это справедливо? Это выбор, это свобода, это счастье?

Андрей Угланов: Вы можете стать только депутатом, но членом политбюро этой партии вы не станете никогда, потому что ей станет кто-то другой все равно.

Константин Чуриков: Слушайте…

Оксана Галькевич: Но люди несогласные, люди беспартийные были лишены всякой возможности, чтобы как-то продвигаться в этой жизни.

Андрей Угланов: Вы могли вступить в партию.

Оксана Галькевич: Ну не хочу я вступать в партию.

Андрей Угланов: Ну тогда вас все удовлетворяет.

Оксана Галькевич: Нет, почему, меня не удовлетворяет, я просто в партию не хочу.

Константин Чуриков: Нет, секундочку…

Андрей Угланов: Были, кстати, и беспартийные.

Константин Чуриков: Сегодня вступить в партию, стать просто депутатом – это уже, поверьте, для человека, который там оказался, решение всех его насущных проблем до конца его дней в принципе, признаемся честно.

Андрей Угланов: Подождите, если вы стали депутатом, у вас будет зарплата то ли 300 тысяч, то ли 400, я уже не помню.

Константин Чуриков: 400 с чем-то, да.

Андрей Угланов: Но если вы просто член партии "Единая Россия", то никакой зарплаты у вас не будет, ни 300, ни 30, ни 3, вы будете работать на своем месте, а только депутаты получают освобождение от работы и получают депутатские зарплаты – не только, кстати, члены "Единой России", но и члены ЛДПР и всех остальных, в том числе и коммунисты.

Оксана Галькевич: Новгородская область интересуется: согласны ли вы, Андрей Иванович, что нынешняя журналистика продажна и только на людях декларируется свобода слова? Свобода слова у нас вообще есть в стране?

Андрей Угланов: Абсолютная.

Константин Чуриков: Ну вот мы в эфире.

Андрей Угланов: Ну вот скажите, чего такого нельзя сейчас сказать? Ну как?

Оксана Галькевич: Ну вы же не назвали небожителей, простите? Вот нельзя сказать, подловила.

Андрей Угланов: Нет, я не назвал человека, который курирует в Кремле государственное телевидение, ну просто, может быть, его уже поменяли, но он там всегда был один и тот же, это же все знают, пожалуйста…

Оксана Галькевич: Нет, не все, телезрители наши многие не в курсе.

Андрей Угланов: Ну тогда будем считать, что российская журналистика в моем лице, конечно, такая закрытая. А что касается продажности, тут… Все люди продажные; кто хочет быть продажным, всегда будет продажным. Все продаются или для того чтобы получать большие деньги на работе, или для того чтобы издать какую-то книгу свою. Это же все относительно. А журналист… Ведь смотрите, простой журналист получит задание от главного редактора или заведующего отделом, он идет и что-то пишет. Те, кто близки к партии "Единая Россия", естественно…

Константин Чуриков: …пишут лучше и талантливее.

Андрей Угланов: Они пишут не лучше, у них гонораров больше. Поэтому о продажности… Я не знаю. Вот смотрите, о продажности можно говорить как раз о региональной прессе, потому что она, как правило, вся зависит от каких-то местных Абрамовичей, я имею в виду от местных олигархов, которые содержат эту газету, потому что содержать ее на деньги читателей невозможно, никакую газету практически, только вот газете "Аргументы недели" удается содержать себя за свой счет.

Константин Чуриков: Последний вопрос: как вы думаете, вот сейчас в нашем обществе какая ситуация? Как сказать, мы сплачиваемся вокруг чего-то или против чего-то объединяемся, или мы по-прежнему каждый сам за себя, у нас у каждого своя точка зрения, неважно, по российским каким-то делам, по украинским и мы все вот порознь?

Андрей Угланов: Вы задали вопрос, и ответ на обе части вашего вопроса положительный. Российское общество… Вы знаете, если взять, напилить железа, опилки железные, которые как иголочки маленькие, и они будут валяться на земле, появляется… Вот они в разные стороны лежат, они колючие, они друг друга ненавидят, это железы, но стоит появиться какому-то магниту, который наполнен каким-то смыслом, и вот эти вот иголочки будут следовать строго за этим магнитом. Вот то, что у нас сейчас и происходит. А если этот магнит, еще из него направлены какие-то рупоры, знаете, громкоговорители, которые говорят, что Украина завтра захватит Москву, Трамп посылает против нас танки, они будут базироваться в Прибалтике, Скрипаль… Понимаете, вот эти вот громкоговорители заставляют нас, иголочек, следовать строго по этим направлениям. Так всегда было, особенно при нынешних коммуникациях, и будет в этом смысле еще хуже.

Оксана Галькевич: Андрей Иванович, хочу последний-последний вопрос задать, можно? Вот когда у нас обсуждаются темы, связанные со свободой – свободой слова, свободой самовыражения, еще чего-то – как вы считаете, почему у очень значительной части аудитории свобода ассоциируется с хаосом, беспределом, безобразием и безответственностью? Как-то так получается.

Андрей Угланов: Здесь, вы знаете, есть потребители…

Оксана Галькевич: Что за родовая травма такая у нас?

Андрей Угланов: Есть потребители вот этого хаоса. А что такое хаос? Это то, что мы видим своими глазами и получаем через уши, правильно? И в этом смысле хаос всегда не бывает природным, он бывает всегда искусственно насажденным. Это как раз зависит от нас, от телевидения, от вашего Общественного российского телевидения, от газеты "Аргументы недели", от других, что мы вносим с вами в уши и глаза людей. Мы вносим либо хаос, успокоение, либо что-то такое хорошее.

Оксана Галькевич: Спасибо вам большое. Вот сообщение вам в финале от Свердловской области: "Спасибо за газету "Аргументы недели", мы ваши постоянные читатели, в восторге от публикаций честных, грамотных и интересных", – Екатеринбург, Векшегонова.

Константин Чуриков: Спасибо.

Андрей Угланов: Спасибо большое.

Константин Чуриков: У нас в студии был Андрей Угланов, главный редактор еженедельника "Аргументы недели".

Ну и нашу следующую тему Оксана уже проанонсировала: через пару минут будем выяснять, где у нас застряли наши социальные лифты.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты