Андролог Евгений Греков: В нашей стране назначают препараты, которые снижают холестерин, но не повышают тестостерон. Это чей-то заказ и заговор

Андролог Евгений Греков: В нашей стране назначают препараты, которые снижают холестерин, но не повышают тестостерон. Это чей-то заказ и заговор
Долгострой. Закон о социальных предпринимателях. Россия–Украина: обмен пленными. «Резиновые» квартиры. Отказ от пластика в рознице
Брошенные стройки: почему их всё больше?
Сергей Лесков: Главный итог переговоров России и Японии - то, что они ведутся
Владимир Жарихин: Если мы начнём менять украинских моряков на Вышинского, мы, по сути, признаем его виновность
Пользоваться многоразовым вместо одноразового - это тренд, который необходимо развивать
Есть случаи, когда до 10 тысяч человек прописывали в «резиновых» квартирах. И если владельцев наказывать жёстче, то рублём, а не тюрьмой
Социальные предприниматели не должны ждать, когда государство придет к ним с заказом. Они должны сами выходить на рынок, показывая свои возможности и эффективность
«На местах в регионах нет компетенций, которые могли бы оценить риски проекта». Эксперт - о проблеме долгостроев
Омское метро и гостиницы во Владивостоке: десятки миллиардов потратили, но так и не достроили
Работа без выходных. Наводнение в Сибири. Очередь за соцжильём. Доступ к кредитным историям
Гости
Евгений Греков
заведующий отделением урологии Клиники профессора Калинченко

Рубрика «Телемедицина». Говорим о мужском здоровье. Какие пагубные пристрастия приводят к преждевременному старению организма, бесплодию, и в результате - к ранней смертности? В студии - уролог Евгений Греков.

Анастасия Сорокина: В рубрике «Телемедицина» сегодня мы поговорим о мужском здоровье. Несколько лет подряд Минздрав призывает этой проблеме уделить особое внимание. У специалистов и ведомств было несколько идей по профилактике заболеваний в этой сфере. Например, создание репродуктивного регистра для мужчин, подарочные сертификаты на бесплатное обследование для вступающих в брак. Уменьшение возраста обязательной диспансеризации для мужчин. Такая сейчас у нас демографическая ситуация в стране, что мы просто обязаны задумываться о своем будущем. Правда, сами мужчины зачастую очень безответственно относятся к своему здоровью.

Александр Денисов: Насколько они безответственно относятся к своему здоровью, исследовал Минздрав. Оказалось, что в зрелом возрасте (от 40 до 65 лет) почти половина имеют репродуктивные проблемы. Причины проблем на поверхности. Из этой проблемной группы практически все регулярно злоупотребляют алкоголем, курят, имеют лишний вес, страдают гипертонией, живут в хроническом стрессе, как они говорят, работают на износ и устают. Таковы стрессовые факторы. В студии у нас сегодня Евгений Александрович Греков, заведующий отделением урологии клиники профессора Калинченко. Евгений, добрый день.

Евгений Греков: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Хочется сразу спросить: так ли все плохо у нас с мужским здоровьем? Почему такое внимание сейчас уделяют этому Минздрав?

Евгений Греков: Минздрав абсолютно прав в том, что от 40 до 60 лет действительно у мужчин возникают ожирение, депрессия, отсутствие либидо, отсутствие качества половой жизни и так далее. Бесплодие уже как следствие. Но Минздрав опять не сказал про тестостерон. У мужчин, начиная с 30 лет, начинает снижаться тестостерон. И основные признаки дефицита тестостерона – это ожирение, депрессия, отсутствие качественной половой жизни. Если бы у нас в стране каждый мужчина, начиная хотя бы с 35 лет, сдавал свой тестостерон методом масс-спектрометрии (самый точный метод), который, к сожалению, у нас распространен только в трех заведениях города Москвы. А все остальное – это иммуноферментный метод, который распространен во всех сетевых лабораториях, который в 2 раза завышает правильный показатель. И, получается, больные мужчины, начитавшись Instagram, Facebook и каких-то правильных статей, идут, сдают в сетевые лаборатории. Нет ни одной сетевой лаборатории, которая правильно определяет тестостерон.

Александр Денисов: А почему они в 2 раза завышают?

Евгений Греков: А потому что такие плохие реактивы.

Александр Денисов: То есть там в 2 раза завышают количество активных сперматозоидов?

Евгений Греков: Тестостерона. Вы меня не слышали.

Анастасия Сорокина: Как и мужчины по ту сторону экрана сейчас так мимо ушей. Может, хотя бы женщину услышат.

Евгений Греков: То есть бывает так, что приходится повторять два раза, и ничего в этом страшного нет. Нам Минздрав всем говорит: «Не курите». Я 35 лет живу, и всем говорят «Не курите» с экранов телевизора. И все равно все курят. А тут всего лишь два раза повторить, какой анализ надо сдать.

Александр Денисов: У меня ощущение, что женщин больше курит, а не мужчин.

Анастасия Сорокина: Вы уходите от темы. Подождите. Давайте к тестостерону.

Евгений Греков: И дело все в том, что сама диагностика (как спермограммы, так и уровни тестостерона в организме мужчины), к сожалению, у нас какая-то неликвидная. Приносят мне анализы, опять же, из сетевых лабораторий. А у нас есть медико-генетический центр, который специализированно занимается рассмотрением спермограммы. То есть делают спермограммы и дают еще рекомендации Минздраву, какие показатели нужно включать. Там очень грамотные люди. Самая дешевая спермограмма в городе Москве. 1800 рублей. Еще и на ящик вышлют электронный. Приносят спермограммы почему-то из сетевых лабораторий. Я уж говорю не про анализы, а самое простое – из сетевых лабораторий. Стандарты, по которым была сделана спермограмма, к сожалению, 2007 года. Я говорю: «Я не буду оценивать эту спермограмму, потому что сейчас 2019 год».

Александр Денисов: А что поменялось в стандартах за эти…

Евгений Греков: А очень много. Морфология, то есть качество сперматозоида. Подвижность, количество сперматозоида. И критерии оценки стали сейчас строже в 2019 году. В 2007 году ничего не знали из того, что сейчас знают в 2019 году. Видимо, лаборанты такие работают, которые не хотят дальше учиться. И оценивают спермограмму. Если мне позволите, я могу сказать, в каких лабораториях, к сожалению, по 2007 году оценивают качество спермограмм. Все сетевые. И эти лаборанты продолжают работать и писать всем одно и то же. Это бред. Поэтому у нас бесплодие идиопатического. Вроде бы непонятно. Спермограмма хорошая. Хорошо, если специалист, как я, занимается более 10 лет бесплодием. А если специалист молодой, еще пока опыта нет, стандартов пока еще не знает 2010 года (последние принятые). Если он не знает, то он скажет: «У вас все хорошо». И человек ходит от врача к врачу со своими неправильными анализами на половые гормоны, со своими неправильными показателями спермограммы и говорит: «У меня все хорошо. И мне врачи не могут помочь». Давайте начнем с лабораторной диагностики. Купим этих масс-спектрометров на страну побольше. Перестанем пользоваться дешевыми реактивами. Перестанем задавать различные какие-то уровни. Извините, у нас по уровню тестостерона общего мнения нету. Эндокринологический научный центр дает один диапазон. Сетевые лаборатории, будь они не ладны – другой диапазон. И человек больной думает, что он здоровый, и ходит вплоть до психиатров. Отсюда и депрессия.

Александр Денисов: Пообщаемся со зрителем. Продолжим.

Анастасия Сорокина: Как и следовало ожидать, звонит нам женщина, Надежда из Нижегородской области.

Зритель: Здравствуйте. Я, во-первых, хочу поблагодарить редакцию Общественного телевидения за то, что подняли эту тему. Тема невероятно важная. И я рада, что вы приглашаете специалистов. Но есть еще один аспект решения этой проблемы, о котором, вероятно, вы здесь не будете говорить. Это немедицинский аспект. Главное, с моей точки зрения – это воспитание в молодых людях, начинающих половую жизнь, такого понятия, как целомудрие. Потому что если молодой человек имел брак с девушкой молодой, которая тоже находилась в целомудрии до начала этого брака, то не будет внутриутробных инфекций, не будет половых инфекций.

Евгений Греков: А оно тут причем? Извините.

Зритель: С моей точки зрения, большую часть в бесплодии, в том числе в мужской потенции, играют половые инфекции. И, наверное, я бы поставила на первое место эти инфекции, а потом уже снижение гормонов. Если поражаются инфекцией яички у мужчин, то, естественно, дальше у них снижается тестостерон. Мне кажется, причина в том, что у нас воспитывают разврат с ранней юности.

Евгений Греков: Прекратите этот бред.

Зритель: И средства массовой информации играют в этом большую роль.

Александр Денисов: Спасибо, Надежда, за ваше внимание. Вы так активно не протестуйте.

Евгений Греков: Я вообще протестую против этого. Потому что посмотрим на Африку. 99% жителей инфицированы всем, чем только можно. Где у них бесплодие? Мы так увлеченно ищем инфекции у наших пациентов. И пациент приходит уже к десятому доктору, говорит: «Только не надо мне брать мазок. Бога ради». Мы должны брать мазок. И по 10 раз, если мужчина приходит доктору, ищет проблему своей эректильной дисфункции. Нет слова «импотенция». Мы забыли про него уже как 10 лет назад. Конечно, можно говорить про целомудрие. Но сейчас опаснее, когда человек находится в депрессии и у него повышается склонность к самоубийству, потому что все ищут несуществующий хронический простатит и пытаются его лечить. Но никто не смотрит на гормональный фон мужчины. Хронический простатит и инфекционные заболевания не влияют на качество спермограммы. Если уж про это говорить. Он, может, не влияет на качество половой жизни, но может влиять негативно на спермограмму, когда уже лейкоциты появляются в сперме. До этого момента… извините, сколько у нас гонорей после беременности возникает. Она вместе с гонореей выносила этого ребенка и родила. И потом там вспышка хронической гонореи происходит. У нас хламидиозом беременные болеют по сей день, и их лечат…

Александр Денисов: А я услышал, что мужчины некоторыми болезнями не страдают, могут быть носителями, но это может сказываться как раз на спермограмме. Он не знает, что болеет.

Евгений Греков: 1-2 курса антибиотиков – и все проходит. Не надо из пациента делать отпущение. Но это очень страшно. Потому что когда человеку говорят: «Вы перенесли в молодости какую-то инфекцию». Максимум, что самое опасное из инфекций – это хроническая гонорея и хронический хламидиоз. Но это надо себя просто довести.

Александр Денисов: Вот совет Надежды, целомудренная жизнь, вас не воодушевила?

Евгений Греков: Не воодушевила. Извините, мы так и так перед подготовкой к беременности сдаем все анализы. У нас чаще всего проблема гормональная при бесплодии, при эректильной дисфункции. Да, предохраняйся, потому что любая инфекция в уретре вызывает жжение и боль. С этим всегда мужик добежит и быстро пролечится. Ну что, не так? А дефицит тестостерона не болит. Он не болит.

Анастасия Сорокина: Об этом можно даже не знать.

Евгений Греков: Не знать. Также не болит гипотиреоз – можно просто полнеть, тупеть, но об этом не знать. У нас проблема в другом. Ну и что с этими инфекциями? Мужчины хотят от одного доктора к другому, ищут скрытые инфекции, дают непонятные схемы… вакцин, чтобы выявить скрытую инфекцию, пирогенал колят. То есть такие ударные дозы, чтобы мужчина понял, почему он попал к доктору и что с ним делают. А можно ведь просто подойти. Если в спермограмме нет ни одного лейкоцита, то не надо искать хронический простатит. Ведь все просто. Правильно выполненная спермограмма отвечает на 150 вопросов. Но, к сожалению, это все диагностика, смарт-диагностика, о которой многие врачи забывают, как вообще обследовать мужчину. Для того, чтобы выявить у мужчины андрогенный дефицит, можно померить ему окружность талии. Вот у вас нету андрогенного дефицита.

Александр Денисов: Это вы как определили?

Евгений Греков: Окружность талии менее 94 см. Вот и все. Вы здоровый мужчина. Оно так и выявляется. Не надо даже иногда анализы сдавать. Посмотрел на…

Анастасия Сорокина: То есть если бы Сашу направили на анализы, скорее всего, из него просто хотят вытянуть деньги, правильно?

Евгений Греков: По большому счету, да. Он худенький. Андрогенный дефицит сразу видно: отсутствие мышечной массы, большой пивной живот, тоненькие ножки. Их сразу видно. А посмотрите теперь на улицу. Выйдите на улицу сегодня вечером после работы и увидите, сколько таких мужчин. И эти мужчины ходят с сахарными диабетами. Тоже, кстати, закрывают глаза, что сахарные диабеты у мужчин возникают на фоне дефицита тестостерона. Понимаете, это проблема, которую на данный момент кому-то выгодно замалчивать. Если бы мы смогли достучаться до нашего Минздрава так, как это действительно стоит достучаться, чтобы нас услышали андрологи. Потому что у андрологов вылечиваются пациенты с сахарным диабетом. И не диетой лечится диабет II типа, а, извините меня, назначением правильных доз тестостерона, активная физическая нагрузка. И дальше уже сон, режим. Все. И через год эти пациенты становятся здоровыми без сахарного диабета. А приходят они к нам с сахарным диабетом и эректильной дисфункцией, с проблемами с потенцией.

Анастасия Сорокина: Давайте выслушаем звонок от мужчины из Самарской области. Дозвонился Владимир. Здравствуйте, Владимир.

Зритель: Здравствуйте, уважаемые ведущие. Мне 75 лет. Аденома большая уже на мочевой пузырь залезла. Не берут на лечение в больницу. 5 раз «Скорая» увозила. Никакого оборудования нет. Ничего сделать… Операцию полостную я не могу выдержать. Что мне делать? Куда обращаться, не знаю. Хоть в прокуратуру заявление писать. Не хотят лечить. В Тольятти у нас вообще караул. Никогда к врачу не добьешься – ни по зрению, ни к терапевту. Очереди. Все платно. Ничего нельзя сделать. Что мне делать, я не знаю. У нас, как мухи, мужики дохнут от рака простаты, от аденомы. Потому что ее не лечат. В больницу не кладут. Новый заведующий приказал никаких… никакого лечения.

Анастасия Сорокина: Понятно, Владимир. Спасибо за звонок. Попробуем ответить.

Евгений Греков: Я хотел бы успокоить пациента. Аденома никогда не перерождается в рак. Давайте начнем с этого. Аденома предстательной железы – это не рак предстательной железы. И морфологически это две разные ткани. Другой момент, что у пациента хроническая задержка мочи и моча плохо идет – вот это, конечно, не очень хорошо. А зачем в больницу ходить, если надо ходить в поликлинику? Сейчас на данный момент что происходит с этими аденомами? Мужчина ведь тоже сам немножечко виноват. Если он до 75 лет не дошел до обычного поликлинического доктора и просто не попросил ему сделать скрининговый узи… Объем предстательной железы не оценили ему по узи. Хорошо. Даже если так произошло и у него хроническая задержка мочи, то он должен все равно обратиться в поликлинику и из поликлиники ему дадут направление и возьмут в эту больницу, где не принимают пациентов по экстренке. Значит, она завалена. То есть в плановом порядке. Другой момент – 4 раза. Идете в поликлинику, берете направление, попадаете в больниц. Это не проблема. Это первый момент.

Второй момент. Аденома предстательной железы из хирургической уже как лет 8 подряд перешла в терапевтическую проблему. Мы назначаем препараты ингибитора 5-альфа-редуктазы, и аденома рассасывается буквально за полгода, уменьшая свой объем более чем на 50%. У кого был объем аденомы 80 кубических сантиметров, через полгода становится около 40 кубических сантиметров. И симптоматика уходит. Все поменялось в этом мире. Только запускать не надо. Понимаете?

Анастасия Сорокина: Так вот мы как раз об этом и заговорили, что многие не знают, что надо делать, в каком возрасте что надо проверять.

Евгений Греков: Первым делом прийти вовремя к поликлиническому доктору. Какая бы у нас ни была медицина и как бы ее ни ругали, все равно там люди тоже работают и делают свое дело хорошо. У нас есть стандарты оказания медицинской помощи. Вот, например, пациент с аденомой предстательной железы должен получать ингибиторы 5-альфа-редуктазы и плюс альфа-блокаторы. Это две таблетки в день.

Если пациент сам не пришел в поликлинику, к нему поликлиника не придет. До 75 лет можно было эту проблему как-то решить. Если не помогает через полгода приема препаратов 5-альфа-редуктазы и альфа-блокаторов, тогда делаем в плановом порядке операцию.

Александр Денисов: Очень много интересных сообщений. Мы говорили - если мужчина не ходит в поликлинику, не следит за своим здоровьем… «За здоровьем мужа должна следить жена. Если жена умная, будет правильно кормить мужа, готовить правильную пищу». Не согласны с вашим мнением насчет целомудрия. «Если беспорядочная половая жизнь с 15-16 лет считается нормальным, к 30 ему уже ничего не надо – нагулялся. Выгорит. Потеряет интерес к женщинам».

Евгений Греков: Неправда. С 30 лет начинает снижаться уровень тестостерона. Также это еще называют «кризис среднего возраста». Как у женщин в 50 климакс возникает, так у мужиков с 30 лет…

Анастасия Сорокина: На 20 лет раньше?

Евгений Греков: Конечно. У нас возникает мужской климакс. Раньше это так называлось. Поэтому все эти предрассудки и это все немножечко смешно. Одно дело – если бы не было ничего написано ни в интернете, ни по телевизору. Все уже везде есть. И когда мне говорят «нагулялся» или примерно все то же самое, «умный волос с дурной головы бежит» (облысение) – это же бред. Слушаешь и возмущаешься: «Люди, а вы читать умеете?»

Александр Денисов: Справедливости ради надо отметить: к целомудрию призывать бессмысленно.

Евгений Греков: Тестостерон всегда провоцирует активную половую жизнь. Если нет тестостерона, то не будет никакой активной половой жизни. И «не нагулялся», а просто пришло время, когда клетки лейдига, которые окисляют холестерин до тестостерона, просто начинают сами по себе гибнуть и меньше вырабатывать тестостерона. Поэтому у мужчин с возрастом повышается холестерин, потому что его не окисляют эти клеточки, и снижается уровень тестостерона. Все объяснимо. А в нашей стране, как и во многих других странах, почему-то назначают препараты, которые снижают холестерин, но не повышают тестостерон. Понимаете, это тоже чей-то заказ.

Известные фармакологические гиганты решили заработать на том, что…

Александр Денисов: Тут заговор какой-то присутствует.

Евгений Греков: Конечно. Минздрав про это, я думаю, уже знает. Те препараты, которые используются для снижения холестерина, мы все их знаем очень хорошо, и те врачи, которые знают меня, они мое мнение знают по поводу этих препаратов. Которые используются для снижения холестерина (так называемые статины) – это самый настоящий заговор. Потому что эти препараты снижают, опять же, выработку тестостерона. И было доказано 2 года назад. Это не наши, не российские, конечно, работы. Потому что у России на науку пока нет денег. Это работы заграничные. Статины вызывают депрессию, эректильную дисфункцию, склонность к самоубийствам.

Александр Денисов: Вот, кто наш враг, да?

Евгений Греков: Конечно. Статины. А потом уже надо начинать ругать наш Минздрав. Наш Минздрав, слава богу, старается и, если есть возможность, обеспечивает пациентов дорогостоящими препаратами. Да, у нас еще система пока не отработана. У нас любят поругать, а помогать никто не любит. Начните помогать. Придите в поликлинику. Сами себе хотя бы начните помогать.

Александр Денисов: Поможем зрителю.

Анастасия Сорокина: Поможем Лидии из Москвы задать вопрос. Она дозвонилась. Лидия, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Мне 70 лет. Я уже мало интересуюсь мужским тестостероном. Но, смотря на теперешнее молодое поколение, я считаю, ведут малоподвижный образ жизни.

Евгений Греков: Правильно.

Зритель: Питание сейчас стало очень неважное. Эти фастфуды. И, конечно, психологический настрой. Они совершенно не настроены на создание семьи, на рождение детей. Сейчас модно быть одиноким. В соцсетях идет прямо целая полемика. У меня два внука. А старший как-то не очень склонен жениться. Ему и так с родителями хорошо. А младший женился. Вот три года живут, детей нету. Но зато вся эта кулинария, фастфуды. Оба стали по 120 кг. Полностью изменились гормональные системы и у того, и у другого. Какие же там могут быть подвижные сперматозоиды?

Анастасия Сорокина: Понятно, Лидия. Спасибо.

Зритель: Вот эта реклама, которая сейчас идет по телевизору. Молодые люди рекламируют: «Ой, мы хотим… Надо кататься на горках, а у нас так получается».

Анастасия Сорокина: Спасибо за звонок. Примем еще один из Перми. Дозвонился Юрий. Здравствуйте, Юрий.

Зритель: Здравствуйте. Я хочу полностью поддержать. Я живу рядом со школой. И когда учебный год, постоянно вижу этих учащихся, которые курят. Ну, ладно парни. Девчонки курят. Это что такое? Я занимаюсь спортом. У нас есть пробег, где бегают студенты… Они даже не могут пробежать километр. Они уже задыхаются. Какое может быть здоровье у них? Это наше будущее, это наша смена. Мне прямо стыдно за них. Говорю: «Ты куришь?» - «Да». – «А что ты куришь?» - «Так модно». – «Ты бросай курить. А то не доживешь до 30 лет». – «Откуда вы знаете?» - «Знаю. Я служил там, где не курят – на Мургабе. Это погранвойска. Там у нас была погранзастава 4000 метров над уровнем моря. И нехватка кислорода 30%. Надо тебя туда отправить. И ты через неделю бросишь курить. Если ты не бросишь курить, ты сразу умрешь».

Анастасия Сорокина: Спасибо, Юрий, за мнение, за звонок. Здоровье молодых мужчин, потенциальных отцов сейчас действительно сильно видоизменилось?

Евгений Греков: Если 10 лет приходили к мужчины за 30 лет к нам, то сейчас уже приходят мужчины после 20 лет с бесплодием. С чем это вообще связано? Дело все в том, что звонки, конечно, хорошие поступают. Только выводы неправильные. Люди сами говорят, говорят, потом вывод делают неправильный. Дело все в том, что сейчас движение «чайлдфри», то есть без детей, оно же не просто так сформировалось. Была нехорошая экономическая ситуация в России. Мы только-только кое-как, по-моему, из нее начали выбираться. Но как отъедешь за 200 км от Москвы – сразу понимаешь, что мы не стали сразу чайлдфри. Потому что людям особо есть то не на что. И про это тоже надо говорить. Люди думают: «Сейчас я пока, даже если смогу родить этого ребенка, я не смогу его вырастить». И все это только оттого, что люди, к сожалению, социально защищенными в финансовом плане, в моральном плане становятся после 30 лет. Не тогда, когда организм готов уже рожать.

Анастасия Сорокина: А это не очень хорошо?

Евгений Греков: Это не очень хорошо. Моя бабушка была 12-ой 100 лет назад. Прадедушка работал в поле. У них была своя мельница. Зажиточные были крестьяне. Мой дед был 18-ым в семье. Что сейчас? Хотя бы одного и здорового, чтобы без всяких патологий.

Александр Денисов: Евгений, нужно сразу оговориться: сколько выжило из всех этих детей?

Евгений Греков: Все выжили.

Александр Денисов: Слава богу. А то же смертность была высокая.

Евгений Греков: Смертность была высокая. Так, извините, у нас сейчас женщины забеременеть и выносить не могут. А там прапрапрабабушка рожала, как пулемет «Максим» в лучшие годы стрелял. А сейчас максимум одного, двух, трех могут родить. Почему? Потом она их воспитать не сможет. Чаще всего у наших женщин развивается… Я понимаю, 100 лет назад, когда был XX или XIX век, не знали о каких-то показателях крови. У нас сейчас нормально считается, что у беременной может быть анемия. Это не нормально. Должна быть прегравидарная подготовка. Перед беременностью должна быть подготовка и будущего отца, и будущей матери, когда оцениваются уровни ферритина в крови, уровни гормонов, уровни витамина D, уровни обязательно тиреоидных гормонов, половых гормонов, уровни омега-3. Но если этого не делают, потом рождаются продукты зачатия, даже если ребенок был зачат при помощи ЭКО – высоких технологий. Высокотехнологичная медицинская помощь.

К чему мы пришли? Берут простой неподготовленный сперматозоид от неподготовленного отца. Берут яйцеклетку от неподготовленной матери. Рождается продукт зачатия. Вот здесь сейчас скандал идет с этим несчастным врачом. Я вообще ей не завидую. 680 грамм рождается ребенок. Он не способен вообще…

Александр Денисов: Там еще 22 недели, по-моему.

Евгений Греков: Он не способен сам дышать. У него сурфактанта. У него вообще нет никаких биологических…

Анастасия Сорокина: Это целая тема для разговора.

Евгений Греков: Подождите. Это не целая тема разговора. Это из-за отсутствия прегравитарной подготовки и отсутствия ведения беременности рождаются такие дети.

Анастасия Сорокина: У нас, к сожалению, мало времени. Мы вынуждены закончить беседу.

Евгений Греков: Поэтому организм и избавляется от таких детей, потому что он не способен к жизни.

Александр Денисов: Евгений, спасибо вам большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо большое за разговор. У нас в гостях был Евгений Александрович Греков, уролог-андролог, заведующий отделением урологии Клиники профессора Калинченко.

Александр Денисов: На прощание, Евгений, процитируем вас: «Чтобы все стреляли, как пулемет Максим».

Евгений Греков: Да. И мужчины, и женщины.

Александр Денисов: Да.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски