Антиковидный суверенитет для регионов, новое лекарство от ковида и другие пандемийные новости

Гости
Наталья Царёва
врач-пульмонолог, доцент кафедры пульмонологии Первого медицинского университета им. Сеченова

Александр Денисов: Губернатор Магаданской области Сергей Носов пригрозил остановить через десять дней все предприятия региона, если не будет вакцинировано большинство работников. Похоже, руль управления или, можно сказать, подавления вируса окончательно передан субъектам. Все ли возьмут себе антиковидного суверенитета столько, сколько захотят?

А также о других пандемийных новостях поговорим с Натальей Анатольевной Царевой, врачом-пульмонологом, доцентом кафедры пульмонологии Первого медицинского университета имени Сеченова.

Наталья Анатольевна, добрый вечер.

Наталья Царева: Здравствуйте.

Александр Денисов: Врачи – союзники конкретных мер, вот таких, которые принимают некоторые регионы (не все, но будем надеяться, что и все скоро примут), что все-таки либо «да», либо «нет», не придерживаясь логики «посидеть, подумать»? Вот вы союзники таких мер?

Наталья Царева: Абсолютно согласна, на все сто процентов.

Александр Денисов: Можно я вам прочитаю одно сообщение интересное? Я не всегда все сообщения, а вот тут я распечатал. Пишет зритель на этой неделе после того, что происходило у нас в Думе: «Глядя на количество «антиваксы», – вот так сейчас иронически называют антиваксеров, – мы с партнером по бизнесу решили открыть сеть ритуалок. Благодаря антипрививочникам к концу 2022 года мы приобретем себе по золотому унитазу».

Ирония абсолютно понятная. У вас не вызывает ироничного отношения осторожная политика с оглядкой на ту самую «антиваксу», о которой нам написал зритель, вот на таком общероссийском масштабе? Говорили о кодах, о ведении на поездах, на самолетах. А вот тут оглянулись на «антиваксу» – и задумались.

Наталья Царева: Мне кажется, на это не надо обращать внимания. Политика государства в плане вакцинации населения абсолютно оправдана и абсолютно правильная. Вы знаете, как говорят люди, которые работают с жизнями людей… Ну, в частности, можно привести такой пример, как, например, полеты на самолетах. Все инструкции написаны кровью. Есть такое выражение, как вы знаете.

Мне кажется, что сейчас ситуация абсолютно такая же. К сожалению, сколько жизней мы потеряли только потому, что у людей не было вакцинации, не было достаточного иммунитета для того, чтобы побороть эту тяжелую болезнь. Поэтому мне кажется, что какие-то другие соображения просто абсолютно неправильные, ну, просто преступные, на мой взгляд.

Александр Денисов: А действие законодательной власти, зачастую и исполнительной, не напоминают ли вам… Помните, был такой предвоенный период – странная война, когда европейцы не воевали с нацистами, а сидели в окопах друг напротив друга. Вам не кажется, что мы сейчас в состоянии странной войны? Мы вдруг резко перестали бороться, перестали доказывать людям, что нужно прививаться. Вот объявили: с февраля вы никуда без этого кода, без прививок вам никуда. И теперь мы вдруг решили, что, наверное, это что-то нарушит. Вам не кажется, что это странная война?

Наталья Царева: Ну да, я, наверное, соглашусь. Наверное, да, действительно, это странно. Мне кажется, что позиция должна быть однозначной в этом вопросе.

Александр Денисов: А чем вы это объясняете? Ожидали ли вы такого?

Наталья Царева: Такого? Что будет как бы откат назад?

Александр Денисов: Да.

Наталья Царева: Нет конечно.

Александр Денисов: А чем объясняете, интересно?

Наталья Царева: Я не могу объяснить. Мне кажется, что наоборот… Ну, может быть, сейчас, в связи с тем, что есть данные о новом штамме «омикрон», и якобы он не такой… вернее, не вызывает такой серьезной летальности, которую мы видели, например, от уханьского штамма или от штамма «дельта». Но мне кажется, что это очень преждевременные заявления. И надо быть настороже по-прежнему.

Тамара Шорникова: То есть здесь надежда, может быть, у кого-то, у экспертного сообщества, у политиков, что как-то само собой рассосется? Вот эта «живая вакцина», как сейчас называют многие штамм «омикрон», позволит не прибегать к непопулярным мерам?

Наталья Царева: Ох, не знаю… Наверное, чисто по-человечески мне хотелось бы в это верить, что все уже пойдет на спад и «омикрон», может быть, каким-то образом вытеснит эти более агрессивные штаммы. Но мы еще про «омикрон» не так много знаем.

Тамара Шорникова: Ну, пока, в любом случае, по стране (мне нравятся формулировки сейчас) как мы привыкаем к количеству заболевших, к количеству смертей. Менее 30 тысяч заболевших по стране – и как будто бы это уже такой прорыв. 30 тысяч заболевших! Явно сейчас не идет речь о том, что все самое страшное позади.

Давайте послушаем телефонный звонок – Галина, Севастополь. Галина, здравствуйте.

Зритель: Добрый день, добрый вечер.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Зритель: Добрый вечер, здравствуйте. Нам ваша передача очень нравится!

Тамара Шорникова: Спасибо.

Зритель: Всегда ее с удовольствием слушаем. Хотела сказать вот что. Нам с мужем уже очень много лет. Будет скоро 60 лет, как мы вместе живем, буквально скоро. И очень долго думали… Мужу 85 лет, а мне – 78. Что же делать – прививаться или нет? Вы знаете, в панике прямо были! Взялись за руку и пошли прививаться. Привились, сделали две прививки. Господи, дай Бог, чувствуем себя великолепно! Поболела голова, поболела немножко рука. Сами делаем все дома, мы живем одни, гуляем, по берегу моря гуляем, по парку гуляем.

Ну, я не могу понять, почему люди не хотят прививаться. И мнение наше, людей уже пожилых. Не хотите прививаться? Вы не прививайтесь. Но думайте о других, которые рядом с вами живут. Люди дорогие, не кричите, что не надо прививаться. Да никто нас не загоняет, никто не загоняет. Думайте о своих детях, думайте о своих внуках. Посмотрите на врачей. Ребята, мы учителя, но вы посмотрите на врачей, побудьте в этом комбинезоне хотя бы день. Ну почему народ ленится? Почему вы говорите, что не надо прививаться?

Тамара Шорникова: Спасибо вам за вашу позицию.

Александр Денисов: Галина, а вот вопрос. Вы учитель, мы поняли. Как-то я одного эксперта спросил: «Чем вы объясняете такие низкие темпы вакцинации?» И он сказал: «Низким уровнем образования». Как вы думаете, предположение верное?

Зритель: Нет, это неверное предположение. Сегодня буквально показывали доярку… Алло.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Зритель: Сегодня показали доярку из какого-то села. Ну извините, и доярка, и уборщица – это люди. Мы не будем говорить об образовании…

Александр Денисов: Так это образованная доярка и образованная уборщица, Галина. Тут абсолютно нет противоречия.

Зритель: Они доярки, но они привились.

Александр Денисов: Конечно, образованные.

Зритель: И никакого образования. Ну, я имею в виду – образования, полученного в институтах. И это не влияет не прививку. Я не слышу вас.

Александр Денисов: Все, мы поняли.

Тамара Шорникова: Мы вас услышали. Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо, Галина, спасибо.

Наталья Анатольевна, а вы как считаете, чем объясняется такое недоверие дремучее?

Наталья Царева: Вы знаете, мне кажется, это идет еще с тех времен, когда, к большому сожалению, у нас стала появляться прослойка населения, которая против всего, не объясняя никак это. Тогда, когда молодые мамы перестали прививать детишек от кори, и мы, к сожалению, через какое-то время получили вспышку этого заболевания, которое, в общем-то, считалось достаточно легко протекающим благодаря повсеместной вакцинации и так далее. Перестали мамы прививать детишек от туберкулеза – и мы получили вспышку туберкулеза.

Вот какие-то такие времена «гласности» (это, наверное, в кавычки можно взять), когда стали появляются люди, которые, в общем-то, не очень понимают, о чем они говорят, но, к сожалению, несут это в массы. Люди слушают, поддаются каким-то непонятным веяниям и влияниям, которые очень и очень далеки от науки, от того, на чем, в общем-то, строится современная жизнь, современная медицина.

Тамара Шорникова: Наталья Анатольевна, хочется поговорить о новостях, которые приходят от ваших коллег, от медиков, от ученых, в том числе и из центра имени Гамалеи. Там работают над созданием препарата, подавляющего размножение коронавируса, вот уже подали патент на формулу. Чуть-чуть зачитаю, это действительно любопытно.

Для создания препарата будет применяться молекулярный докинг – это такой метод, который позволяет найти определенную молекулу, которая будет наиболее устойчиво связываться с мишенью, частью коронавируса». В общем, можно будет менять так, чтобы это все идеально подходило, видимо, персонифицировано как-то. Пока ученые отобрали 25–30 молекул из полумиллиона соединений. При этом говорится, что это такая химиотерапия от коронавируса. И это для всех, я думаю, звучит страшно.

Что вы знаете об этом препарате? Ждут ли его медики? Станет ли это действительно серьезным оружием в борьбе с коронавирусом?

Наталья Царева: Вы знаете, да, данные такие сейчас есть. Ну, институт Гамалеи – это наш ведущий институт по разработке вакцин. И мы действительно можем гордиться нашими учеными, которые первыми в мире сделали вакцину от коронавируса. Вот сейчас ведутся разработки по поиску молекул, лекарств, которые могли бы нам помочь. Но пока еще наработки только на уровне исследований, пока еще рано говорить о том, что это будет. Но, безусловно, наверное, это будет серьезное лекарство, которое будет достаточно хорошо испытано, исследовано. Ну, будем ждать. Пока еще очень и очень рано говорить что-то конкретное.

Тамара Шорникова: Наталья Анатольевна, говоря о том, что это химиотерапевтическое средство, означает ли, что вместе с лечебным эффектом при этом будет существенная нагрузка на организм?

Наталья Царева: Спасибо за вопрос. Дело все в том, что нужно понимать, что безопасных и безвредных лекарств не бывает. Каждое лекарство имеет положительные стороны и каждое лекарство имеет некие побочные эффекты. Но мы всегда должны понимать и взвешивать риск и пользу. Если вы откроете инструкцию к любому препарату, то вы увидите показания и вы увидите противопоказания. Здесь точно так же.

Вы говорили про химиопрепараты. Да, действительно, мы знаем, что они обладают очень тяжелыми побочными эффектами, но тем не менее химиопрепараты помогают побеждать онкологические заболевания, и мы их назначаем нашим пациентам, даже несмотря на то что они могут приносить какой-то вред. Здесь всегда на весах риск и польза.

Александр Денисов: Вы так авторитетно рассказали. Действительно, сомнений нет, что так оно и есть. У нас сегодня вечером будет тема «Авторитеты». Мне интересно ваше мнение. Вы в какой-то момент почувствовали, что ученые свой авторитет потеряли, а авторитет приобрел ученый-сосед? Судя по проваленной кампании по вакцинации, почему ученый-сосед авторитетнее ученого, например, вас?

Наталья Царева: Мне очень сложно ответить на этот вопрос. Я, честно сказать, тоже очень удивлена этому факту. Но это действительно факт. Почему мы (я сейчас говорю про обывателей) слушаем соседа по лавочке во дворе и не доверяем действительно ученым с мировым именем, которые всю жизнь посвятили изучению проблемы и говорят об этом не голословно? Сложно сказать. Вот таковы реалии нашей жизни. Не знаю.

Александр Денисов: Как вы считаете, это стыдно для такой страны с таким научным багажом, с такими перспективами научными (а они у нас, безусловно, серьезные), с такими институтами иметь такие цифры на экране?

Наталья Царева: Да, абсолютно.

Александр Денисов: Стыдно?

Наталья Царева: Да.

Тамара Шорникова: Если говорить о нерешительности, то она не только у политиков, но и у врачей. Вот сообщение из Москвы: «Если не рекомендуют делать прививку и при этом метотвод не дают, то что делать?» И почему такая ситуация может возникать?

Наталья Царева: Нет, здесь можно очень четко ставить вопрос перед врачами, перед лечебными учреждениями, где идет этот разговор. Если вакцину делать нельзя, то должен быть совершенно четкий и аргументированный метотвод. Здесь других мнений быть не может. Что значит «не дают»?

Тамара Шорникова: Понятно. Без финального решения, без бумажки официальной не уходить.

Александр Денисов: Наталья Анатольевна, насчет ученого-соседа – это не я сформулировал. Антон Павлович Чехов еще в те времена уловил проблему. Будем высмеивать, как Чехов, такое явление. Вот как зрители, которые про золотой унитаз нам написали. Тогда, может быть, и «антиваксы» станет меньше.

Наталья Царева была у нас на связи. Вернемся после новостей. Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)