Антитела как конкурентное преимущество

Антитела как конкурентное преимущество | Программы | ОТР

Будут ли охотнее брать на работу и платить больше тем, у кого они есть? Законно ли это?

2020-12-29T22:50:00+03:00
Антитела как конкурентное преимущество
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Дмитрий Белоусов
руководитель направления «Макроэкономика» Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования
Валентина Митрофанова
кандидат экономических наук, юрист, директор Института профессионального кадровика

Александр Денисов: В преддверии Нового года появилось устойчивое выражение «бесковидный Дед Мороз», то есть дедушка со справкой, мол, здоров, с антителами, заказывать можно не опасаясь. Справка становится конкурентным преимуществом при поиске работы, такому соискателю даже больше платят. Вот Минздрав держит руку на пульсе: сегодня Михаил Мурашко сообщил, что с помощью сервиса Госуслуг можно будет с января получить паспорт вакцинирования, тоже немаловажный пункт в резюме.

Ну и вечером появилась новость столичного правительства, что московским пенсионерам, студентам разблокируют социальные карты для льготного проезда на общественном транспорте, если они сделают прививку. Как выглядит это конкурентное преимущество, сейчас вам покажем. Вот такой выдают паспорт всем, кто делает себе прививку от коронавируса, так что так вот выглядит конкурентное преимущество наглядно.

Ну и переходим к обсуждению. На связи с нами Валентина Митрофанова, директор «Института профессионального кадровика», эксперт по трудовому законодательству. Валентина Васильевна, добрый вечер.

Елена Медовникова: Здравствуйте.

Валентина Митрофанова: Добрый вечер.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Валентина, вот насколько больше получает такой соискатель со справкой, что у него есть антитела, или с паспортом провакцинировавшегося?

Елена Медовникова: Саш, ты его так показываешь, как будто он у тебя уже есть.

Александр Денисов: А это мой паспорт, Лен. Ты подвергаешь сомнению? Ты думаешь, я тут сочиняю на ходу? Нет, это мой паспорт. Валентина, на сколько я могу рассчитывать, вот подойти к работодателю и сказать: «Смотрите, у меня что есть»?

Валентина Митрофанова: Конечно, это явление у нас достаточно новое, но тем не менее сейчас действительно в отдельных отраслях и при отдельной специфике наличие такого паспорта оказывается преимуществом как при приеме на работу, так и при оплате труда. То есть в первую очередь это коснулось, конечно, таких сервисных отраслей, как ресторанный бизнес, естественно, это медицина, и вот из последних, наверное, таких явлений очень-очень явных это работодатели, которые применяют вахтовый метод работы, они оказывают предпочтение и повышенную оплату устанавливают для работников, которые едут на вахту, при этом имеют соответствующее подтверждение о том, что у них действительно есть антитела уже.

Александр Денисов: Валентина, а нет тут обратной стороны? Ведь человек, который, так сказать, 100% здоров, его можно не жалеть и грузить будь здоров, раз уж бояться-то нечего, такой... Уже, кстати, возвращают людей в офисы, которые работали удаленно, раз у них есть антитела, уже и прививка, и так далее. Работник рискует получить двойную нагрузку, за себя и того парня, у которого нет такой справки.

Валентина Митрофанова: Ну, здесь, наверное, надо исходить скорее из того, почему именно работодатели оказывают такое предпочтение. То есть, конечно, на работодателей в этом году очень большое бремя легло в части того, что очень многие работники выпадали из производственного процесса не только потому, что они сами заболевали, а потому, что они, например, были контактными или находились в зоне риска и не работали. И нагрузка уже в этом году на тех людей, которые не выпадали из производственного процесса, была очень-очень высокая.

Если при этом мы говорим про вахтовиков, то, конечно, на вахте сейчас приняты временные правила работы вахтовым методом, 14 дней люди должны находиться в изоляции, потому что, если заболевает один человек, могут заболеть все, кто приехали на вахтовую смену. Поэтому для работодателя гораздо важнее, чтобы работник был в строю, чтобы он не заболел и не выпал из производственного процесса.

Александр Денисов: Валентина, а вот сейчас был яркий пример, вот смотрите, Лена не поверила, что у меня настоящий паспорт провакцинировавшегося. Стоит ли верить этим справкам, учитывая, что куча контор их шлепает будь здоров, за 2 тысячи тебе через полчаса привезут, не нужно никуда ехать и ничего сдавать, ни кровь, ни прочие анализы?

Валентина Митрофанова: Я думаю, что мы все понимаем прекрасно, что этот вопрос, наверное, надо адресовать скорее медикам, насколько является эта информация надежной и гарантирует, что работник не заболеет. Но даже с психологической точки зрения для самих работодателей, которые столкнулись с соответствующими проблемами в этом году, это сейчас является таким очень важным аргументом.

Александр Денисов: Да.

Валентина, вот вы сказали про именно обслуживающую сферу, что там это актуально. А вот все-таки вопрос, насколько больше платят, на 50%? Я читал, что да, например, няня со справкой почти в 2 раза больше получает.

Валентина Митрофанова: Ну, на самом деле, конечно, на больших предприятиях это выплаты в гораздо меньшем размере, не 50%, это где-то 15–25%. А в части обслуживания детей и каких-то услуг, которые оказываются и физическим лицам, здесь, наверное, самый высокий произошел подъем, он действительно, например, для тех же нянь, гувернантов, репетиторов составляет практически двойную сумму обычной оплаты.

Елена Медовникова: Валентина, но получается, что возникает некий такой момент действительно дискриминации, который мы уже сейчас начинаем говорить. Что же будет дальше? То есть люди, у которых есть антитела, у которых есть прививка, то есть им, грубо говоря, будет везде зеленый свет, а те, кто еще не успел привиться, в общем-то, будут во втором эшелоне. И кстати, наши телезрители пишут из Саратовской области, что это всего лишь пропаганда вакцинирования, что же будет дальше.

Валентина Митрофанова: Это, конечно, с правовой точки зрения абсолютно точно дискриминация, и эти действия... Мы говорим о том, что на рынке сейчас сложилось, но они абсолютно не являются правовыми. И если человеку, например, отказывают в приеме на работу или устанавливают оплату меньше, чем другому работнику, с мотивировкой именно в том, что у него вакцина или антитела, это нарушение конституционных норм. Здесь работник, конечно, может обратиться за защитой, говоря о том, что его дискриминируют, и он будет абсолютно прав.

Елена Медовникова: А куда обратиться, Валентина?

Валентина Митрофанова: То есть это, конечно, незаконно, но такая ситуация есть на рынке.

Елена Медовникова: Если складывается ситуация, что я сотрудник организации, где, в общем-то, заставляют делать прививку, а я не готов, что мне делать? Уходить с работы, грозит руководство меня уволить. Вот куда я могу обратиться за помощью?

Валентина Митрофанова: Я считаю, что работнику самое главное грамотно мотивировать, что он не обязан это делать, сказать, что он знает свои права. Если говорить про защиту своих интересов, то работник может обратиться в инспекцию труда, указав о том, что ему предъявляют вот действия, которые являются неправомерными. То есть у нас не имеет права работодатель требовать от работника осуществления каких-то медицинских процедур, кроме первичных и периодических медицинских осмотров, если они установлены законодательно для этой категории.

Елена Медовникова: А, очень важный момент. И уволить человека тоже не могут?

Валентина Митрофанова: Нет, конечно, нет.

Александр Денисов: Валентина, а с другой стороны, в чем тут уж такое нарушение? Мы живем при капитализме, вот мы упомянули сейчас, это справка, паспорт, что сделал вакцину, конкурентное преимущество. Вот поди ты докажи, что тебя не взяли, потому что у тебя не было справки, – ну не было и не было. Поэтому да, мы живем при рынке, где выбирают лучшего. С точки зрения работодателя человек, который позаботился о своем здоровье, он лучше. Почему он должен брать потенциально больного человека? Тут тоже, знаете, в чем несправедливость-то?

Валентина Митрофанова: Несправедливость заключается в прямом нарушении конституционных норм и статьи 3 Трудового кодекса. То есть дискриминация – это когда одному работнику оказывается предпочтение по сравнению с другим, при этом это предпочтение не основывается на его профессиональных квалификациях. Работодатель имеет полное право человеку отказывать либо устанавливать, например, размер оплаты меньше, если он мотивирует это именно более низкой квалификацией работника, это единственная причина, по которой могут отказать в приеме на работу, например.

Александр Денисов: Но вы же прекрасно знаете, что трудовое законодательство, может быть, самое несоблюдаемое не только у нас, а вообще, в принципе в мире, что работодатель делает что ему выгодно, и это логично, мы уже к этому привыкли.

Валентина Митрофанова: К сожалению, это абсолютно точно так обстоит. Но я надеюсь, что в следующем году, когда у нас начнется новая реформа государственного контроля, эта ситуация изменится, потому что именно это является одной из задач госконтроля, чтобы, конечно, соблюдение норм в том числе трудового законодательства стало гораздо выше, чем оно есть сейчас. Сейчас, конечно, нарушений очень много.

Александр Денисов: Валентина, спасибо большое за комментарий. Валентина Митрофанова, эксперт по трудовому законодательству, была у нас на связи.

Елена Медовникова: Спасибо.

Александр Денисов: Наш следующий собеседник – Дмитрий Белоусов, руководитель направления «Макроэкономика» Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования. Дмитрий Рэмович, добрый вечер.

Дмитрий Белоусов: Здравствуйте.

Елена Медовникова: Добрый вечер.

Александр Денисов: Дмитрий Рэмович, да, вот Лена уже обратила внимание: с одной стороны, действительно прививка необязательна, никто никого не заставляет, но вот неожиданный фактор, выяснилось, что рынок сам заставляет участников делать прививку, заботиться о своем здоровье. Так вот жизнь заставит.

Дмитрий Белоусов: Ну, это конечно, вот. И главное... решение при приеме на работу называется «не прошел собеседование». А что на собеседовании мы определяем, это вопрос отдельный. Я когда беру..., задаю вразбивку вопросы профессиональные и какую музыку он слушает, потому что мне важно понять, как он будет на работе, как он будет мотивирован.

Проблема в том, что мы оказываемся в мире реальном, где два качественно новых изменения. Одно – это то, что этот мир является информационно прозрачным, что мы о себе пишем в соцсетях, мы о себе и другие люди о нас выдают столько информации, что достаточно обученный человек... Алло, алло?

Елена Медовникова: Да-да, мы вас слышим.

Дмитрий Белоусов: Алло?

Александр Денисов: Дмитрий Рэмович, сейчас еще раз восстановим связь, перезвоним вам. Пообщаемся со зрителем, в это время наладим, устраним проблемы. Добрый вечер.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Елена Медовникова: Здравствуйте.

Александр Денисов: Да, Виктор к нам дозвонился. Виктор, добрый вечер.

Зритель: Да-да-да, дозвонился.

Вот мне 72 года, я сколько учился в школе, в институте, везде, вот сколько я прожил лет, я ни одной прививки не сделал и ни разу не болел, ни разу.

Александр Денисов: Виктор, вы хвастаетесь этим?

Зритель: И я брезгаю, вот эти новые прививки, я не верю в это, не верю.

Александр Денисов: Виктор, ну вы понимаете, к сожалению, у нас Общественное телевидение России, такое мнение распространить на массы, безусловно, с нашей стороны было бы безрассудством. Поэтому это ваше личное мнение, ни в коей мере мы не поддерживаем такую точку зрения, потому что жизнь есть жизнь, надо о ней заботиться. Так рассуждать, быть диссидентом – это, конечно, может себе дороже оказаться.

Зритель: Вы меня не убедили.

Александр Денисов: Да я вас не собираюсь убеждать, Виктор, меня беспокоит, что вы кого-то пытаетесь убедить тем самым, что вы не делаете прививки.

Сейчас мы наберем нашего эксперта Дмитрия Белоусова...

Елена Медовникова: Александр, а вот уже для тебя прочитаю сообщение из Смоленской области.

Александр Денисов: Лично для меня?

Дмитрий Белоусов: Алло, алло?

Елена Медовникова: «Александр, подскажите...»

Александр Денисов: Лен, со мной потом разберемся, сейчас пообщаемся с Дмитрием Рэмовичем.

Елена Медовникова: Да, давайте.

Александр Денисов: Дмитрий Рэмович, прервалась у нас связь, да.

Дмитрий Белоусов: Добрый день.

Александр Денисов: Возвращаемся к разговору. Вот с вами стали говорить, что рынок заставляет, вроде бы необязательно, а рынок говорит: «Нет уж, дружище, обязательно, будь добр, сделай прививку, тогда найдешь работу».

Дмитрий Белоусов: Ну, с одной стороны, есть просто два компонента, и эти компоненты будут нарастать информационные. Первое – это то, что мы назовем миром информационной открытости. Любой человек, в том числе и сотрудник этих самых служб по найму персонала, он о вас информацию за полдня более чем по вашему упоминанию в соцсетях, по вашему упоминанию в местных электронных СМИ, по вашему имуществу и так далее, по базам. Никаких проблем нет, мы живем в период, когда мы знаем о человеке личную информацию и ту, которую он дает, и ту, которую дают окружающие, гораздо больше, чем любой человек хочет и чем было когда-либо в прошлом, это одна сторона вопроса.

Другая сторона вопроса, что да, ситуация со здоровьем постепенно-постепенно становится из личной общественной. Хорошо это или плохо, вопрос отдельный. Мне не нравится вся эта ситуация целиком, не нравится и не нравится. Действительно, мы оказываемся в ситуации, когда нам проще надеяться на человека, у которого крепкий иммунитет, у которого хорошая сосудистая система, который не злоупотребляет сигаретами и так далее, чем на человека, который, соответственно, не прививается, который, значит, курит по полпачки в день и так далее. Человек найдет способ его не взять на работу, подвергнуть его штатным мероприятиям и так далее. И важная тенденция очень в том, что постепенно это уже становится элементом, особенно в таких странах, как Китай с их системой социального контроля, частью госполитики, а соответственно, становится частью международного стандарта.

Александр Денисов: И частью нормы.

Дмитрий Рэмович, безусловно, мы с вами не врачи, но с другой стороны, сейчас все в какой-то мере специалисты. Мы же знаем, что вот эти справки на антитела, мы слышали, во-первых, они могут давать и ошибочный результат, во-вторых, неизвестно, сколько эти антитела сохраняют свой эффект, одно дело просто антитела, другое дело которые могут противостоять вирусу, это совершенно разные вещи. Потом прививка, возможно, она действует 8 месяцев, может быть, у кого-то иммунитет послабее, она будет меньше действовать, тут тоже своя обратная сторона.

Дмитрий Белоусов: Понимаете, это все не так важно. Более важно, что вот уже сейчас Китай говорит, что он готов впускать в страну только людей, которые не болеют COVID. Но понимаете, COVID пройдет, но я думаю, что следующий год он будет загнан куда-нибудь в «эпидемическое подполье». Он будет болтаться по развивающимся странам, до которых вакцина не дотянется никогда, и по социальным низам, до которых, значит, мы просто не можем дотянуться с вакцинацией, как уходят там другие.

Но мы живем в мире инфекций. Извините, следующая история – это из Англии довольно давно уже идет, например, лекарствонезависимый туберкулез. Он там появился из-за того, что они недолечивают мигрантов, то есть они лечатся, но не завершают курс, выходят на улицу. Если кашлянул на представителя среднего класса, раз, а этот штамм туберкулеза уже не лечится, потому что он в организме этого несчастного...

Александр Денисов: Лекарственно-устойчивый, термин такой есть, да.

Дмитрий Белоусов: ...уже прошел.

Дальше просто начинается расширение этой системы, начнется почти неизбежно: какой у вас иммунный статус, какое у вас то, какое у вас это. И мы, скорее всего, постепенно будем втягиваться в мир, где медицинская информация станет «всерую», как сегодня информация в соцсети, в открытую, как при пересечении границ, или еще как-то, что она станет, будет становиться из персональной общественной. Это очень серьезное изменение, это изменение, переход, это называется unprivacy world, мир без личной информации, и это на самом деле очень сильный вызов.

Мы обсуждаем… В прошлый раз мы с вами говорили о вызове новых технологий, которые могут оставить людей без работы, что с этим делать. Но вторая сторона, что мы уже привыкли жить в мире, где мы все, не только русские, россияне, мы привыкли жить в мире, где ваши персональные истории, чем вы болели, чем вы не болели, прививались не прививались, какой у вас иммунный статус, что у вас с сосудами и так далее, становится предметом и интереса, и съема информации.

Александр Денисов: Дмитрий Рэмович, в общем, мысль ясна, что медицинская информация уже не наше личное дело, с этим нужно примириться, что, в общем, это играет решающую роль при приеме...

Дмитрий Белоусов: Примириться не примириться, но это ситуация, с которой надо работать. Вот только не надо закрывать глазки на нее. Это важная черта мира, в который мы вступаем, вот она вот такая.

Александр Денисов: И нам нужно учиться жить в этом мире.

Дмитрий Белоусов: Нам надо учиться жить в этом мире, да.

Александр Денисов: Дмитрий Рэмович, да, спасибо большое.

Елена Медовникова: Да, Дмитрий Рэмович, и нам пишут как раз телезрители, подтверждают ваши слова из Ростовской области, например: «Я бы не хотел работать рядом с теми, у кого нет прививки», – то есть действительно вот уже такая тенденция наметилась.

Александр Денисов: Да. Дмитрий Белоусов был у нас на связи (Дмитрий Рэмович, спасибо большое), руководитель направления «Макроэкономика» Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования.

Лена, что мне-то написали?

Елена Медовникова: А вот тебе писали: «Александр, подскажи, где и за сколько можно купить справку? Куплю справку на антитела недорого», – вот из Смоленской области. Ответь, пожалуйста, нашему телезрителю.

Александр Денисов: Я бы с удовольствием ответил, но я такие справки не покупаю, почему... Читаю в прессе, так же интересуюсь, собираю информацию. Да, они продаются, но я сам лично не покупаю, поэтому не могу вам ничего сказать.

Елена Медовникова: А вот из Ленинградской области: «Так у нас еще вакцины не было, а у Александра уже справка о прививке».

Александр Денисов: Ну как вакцины не было? Вакцина уже есть, идет прививочная кампания, понятно, еще не до всех дошла.

Елена Медовникова: А мы, кстати, Александр, как сотрудники СМИ имеем право уже вакцинироваться.

Александр Денисов: Лен, ты имеешь право, я уже свое право реализовал.

Спасибо большое. Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)