Антон Алиханов: Не могу сказать, что мы малопрофильный регион. Здесь себя могут найти очень разные специалисты

Гости
Антон Алиханов
губернатор Калининградской области

Ольга Арсланова: Антон Андреевич, здравствуйте.

Антон Алиханов: Добрый день.

Ольга Арсланова: Вот мы с вами в такое время встречаемся непростое, только минуту назад сняли маски…

Антон Алиханов: Да.

Ольга Арсланова: …для того чтобы поговорить. Время пандемии, и в Калининградской области не все благополучно, впрочем, как и во многих других регионах. Недавно пришла новость о том, что будет даже приостановлена плановая помощь, для того чтобы дать все возможное ковидным больным. Расскажите, как регион справляется в это время, что уже сделано, что планируете сделать. Какие-то, может быть, новые ограничения?

Антон Алиханов: Ну, мы уже договорились, собственно говоря, по новым ограничениям, они введены. Их основная задача – стимулировать вакцинацию, потому что у нас достаточно активно она шла в начале года, в середине года, но вот ближе к концу лета замедлилась, и замедлилась до недопустимо низких, в общем, значений, вакцинировали где-то 600 человек в день, это могло занять у нас годы, пока мы выйдем на коллективный иммунитет. Понятно, что пока не вакцинируются, вторых уже надо ревакцинировать, в общем, смысл вакцинации терялся. Поэтому мы приняли решение о введении системы допуска на ряд объектов через QR-коды, приостановке дополнительного образования, спортивных секций на время, на несколько недель, для того чтобы сбить волну, которая сейчас активно очень так нагружает медицинскую систему. И уже эти меры дали результат, вот по сравнению на вчера больше 2 700 человек привилось, то есть мы видим, что существенно, кратно вырос объем тех людей, которые идут вакцинироваться, и это не может нас не радовать.

Ольга Арсланова: На них подействовали ограничительные меры?

Антон Алиханов: Да.

Ольга Арсланова: Я почему спрашиваю? Многие регионы придумывают стимулирующие меры, я не знаю, подарки, розыгрыши.

Антон Алиханов: Для разумного человека ничего не нужно. Из 326 тысяч человек, которые уже привиты обоими компонентами «Спутника», если это двухкомпонентные вакцины, заболело, ну они заболевают иногда, всего 2 с лишним тысячи человек, 0,66%, то есть у нас 99% тех, кто находятся на койках, – это люди, не прошедшие вакцинацию вообще. Наше государство дает возможность бесплатно вакцинироваться, эффективность ее доказана, собственно, жизнью, поэтому как-то дополнительно стимулировать, защитить себя, свою жизнь – это, мне кажется, очень странная политика была бы. Поэтому только ограничения. Мы понимаем, что если сейчас пойдет заболеваемость на спад, то в принципе эти ограничения будем, скорее всего, отменять, конечно.

Ольга Арсланова: Как вы оцениваете резервы медицинские? Я так понимаю, есть кадровые проблемы в регионе с врачами и с местами в стационаре.

Антон Алиханов: Ну, на самом деле они есть во всех регионах нашей страны. Но мы достаточно активно занимаемся этим последние годы, у нас есть кадровая программа отдельная, подъемные выплачиваются, квартиры служебные, ну и многое другое. Со следующего года мы будем выплачивать субсидии на улучшение жилищных условий для медицинских работников в том числе. Ну, скажем так, обновление кадровое происходит, приток виден, мы его чувствуем. В этом году мы удвоили подъемные и, собственно, тоже надеемся, что до конца года, в общем, мы увидим серьезный приток, особенно в отдаленных муниципалитетах, где дефицит кадров чувствуется зачастую наиболее остро.

Ольга Арсланова: Тогда давайте как раз о притоке поговорим. Ваш регион, можно сказать, исключение, у вас миграционный приток постоянно наблюдается.

Антон Алиханов: Да.

Ольга Арсланова: В чем секрет? Почему люди едут? Что они здесь находят?

Антон Алиханов: Действительно, приток большой, мы входим то ли в 14, то ли в 17 регионов, которые растут в стране миграционно. Приезжают из самых разных регионов страны, и Русский Север, Мурманск, Архангельск, другие города, и Урал, и Сибирь, и Дальний Восток. Ну, регион очень удобный, комфортный: море, мягкий климат, в общем, хорошая экология, возможности для развития малого бизнеса, достаточно активно здесь представленного, интересные новые и крупные предприятия в том числе, ну и близость Европы, возможность путешествовать, находиться, собственно говоря, в центре Европы. Сейчас, понятно, ограничены эти возможности, но тем не менее до пандемии они были активно развиты и ими пользовались все жители нашего региона. Ну и до Москвы, до Питера недалеко совсем лететь, до Москвы чуть больше 1,5 часов, до Санкт-Петербурга час, по-моему.

Ольга Арсланова: В плане работы и перспектив что тут можно делать? Я посмотрела, у вас 40 тысяч средняя зарплата по региону. Людей, которые получают зарплату ниже прожиточного минимума, 14% от населения, по официальным данным. Перспективы трудоустройства, заработка какие?

Антон Алиханов: Мы видим очень такой неплохой рост заработных плат за последнее время. Это, конечно, обусловлено разными инфляционными процессами, наверное, глобально, но вот эти решения по снижению, например, страховых взносов, которые в прошлом году были внедрены, скажем так, по инициативе президента, они привели к очень существенному обелению заработных плат в том же секторе малого и среднего бизнеса. Достаточно хорошо развивается сельское хозяйство и переработка, активно мы развиваем туризм, сферу услуг.

Локомотивом остается промпроизводство, это новые проекты группы компаний «АВТОТОР», это группа компаний «Содружество», это новые заводы, которые строит группа компаний «ЭнКОРГрупп» по производству фотоэлектрических батарей экспортного толка. Вот сейчас одна из компаний, входящая в госкорпорацию «Росатом», «РЭНЕРА», подписала с нами соглашение, и они будут строить тоже завод на 2 тысячи новых рабочих мест по производству литий-ионных батарей. Проектов много, можно перечислять долго. У нас хорошие сейчас условия в индустриальных парках наших, в Храброво, в Черняховске, в ряде других, поэтому не могу сказать, что мы какой-то монопрофильный регион, то есть себя здесь могут найти очень разные специалисты. И для компаний, которые у нас зарегистрированы, у нас есть специальные программы релокации, потому что понятно, что регион хоть и растущий, но относительно небольшой, у нас чуть больше 1 миллиона человек, нужно иногда привозить специалистов, и мы компенсируем расходы в том числе на переезд специалистов, которые устраиваются вот к резидентам нашей особой экономической зоны.

Ольга Арсланова: А какие сейчас условия в этой особой экономической зоне? Потому что многие вспоминают, как было раньше, когда можно было закупать комплектующие, оборудование за рубежом и потом фактически без налогов все это продавать по всей стране. Говорят, что сейчас все-таки немножко другие условия.

Антон Алиханов: Чтобы сейчас стать резидентом особой экономической зоны, не платить налогов на имущество, прибыль, пониженные страховые взносы, 7,6%, для новых рабочих мест, в IT-сфере нужно всего 1 миллион рублей, для производства это 50 миллионов рублей, которые нужно вложить в течение 3 лет, ну и т. д. Поэтому вот эта обновленная зона, она вызвала очень большой интерес, количество новых резидентов за 2018–2019-е гг. практически превысило объем, количество резидентов за последние 10 лет, то есть она стала крайне привлекательной.

Плюс появился специальный административный район, если так простыми, понятными, доступными словами, это в принципе такая офшорная юрисдикция Российской Федерации. У нас уже больше 50, по-моему, новых резидентов в этой юрисдикции, которые инвестируют как в Калининграде, так и в целом в Российской Федерации. Это международные холдинговые компании с российскими корнями, которые когда-то уехали на Кипр или в какие-то другие юрисдикции, а сейчас, собственно говоря, возвращаются в нашу страну.

Ольга Арсланова: Момент, который меня поразил: ваш регион – чемпион по доле занятости в малом бизнесе. Это очень по-европейски. Как вы этого добились? Была ли какая-то, может быть, цель?

Антон Алиханов: Условия эксклава диктовали необходимость активной торговли, внешнеэкономической деятельности и такого предпринимательского духа, потому что это создавало много проблем, вот эта оторванность от основной территории, и здесь каждому приходилось по сути крутиться. И вот это создавало культуру особую предпринимательскую, которая в Калининграде очень сильная, очень много таких самобытных, интересных компаний калининградских, которые эту культуру транслируют, что ли, вдохновляют молодежь на создание тоже своих каких-то новых производств.

У нас есть отдельные программы, которые тоже нацелены на небольшие предприятия, небольшие компании. Это программа «Восток», которая нацелена на стимулирование производств в восточной части региона. Мы кредитуем проекты от 7 до 10 лет под 1% годовых, и, собственно, основной критерий – это создание новых рабочих мест. И есть еще ряд программ, которые связаны с восстановлением объектов культурного наследия, там вообще мы под 0% на 15 лет выдаем до 1 миллиарда рублей под восстановление разных, в общем, не знаю, замков, мельниц старых, кирх и т. д., которые потом используются как бизнес-объекты. Примером тоже послужили наши соседи, у которых есть объекты восстановленные и которые, становясь точкой притяжения туристической, создают огромное количество малых предприятий вокруг себя, кафе, маленькие музеи, рестораны, вот такого рода вещи.

Ольга Арсланова: Возвращаясь к вопросу притока населения, вот вы упомянули восточную часть региона, а это как раз та часть, куда сейчас наименее активно люди едут…

Антон Алиханов: Да. Наша задача была именно экономическую базу, потому что главный вопрос всегда в любом небольшом городе, поселке – это работа. Если она есть, то, собственно, желание уезжать с родного места, его нет. Поэтому именно программа «Восток», она, конечно, включает в себя еще множество мероприятий, связанных с развитием социальной сферы, каких-то объектов спортивных, детских садов, школ. Но самое важное, конечно, это работа, поэтому мы делаем акцент на том, чтобы развивать бизнес именно в этих муниципалитетах и создавать там точки притяжения, которые задерживали бы людей для начала, ну а потом все-таки становились новыми магнитами, которые, может быть, и приводили бы к росту населения в этих отдаленных муниципалитетах тоже.

Ольга Арсланова: Вы как раз сказали о том, что эксклав – это возможность, но есть и определенные ограничения, связанные с этим.

Антон Алиханов: Да.

Ольга Арсланова: Вот недавно вышла скандальная статья в Forbes о том, что страны НАТО могут устроить блокаду в Балтийском море, это приведет чуть ли не к голоду в Калининграде. Вообще очень много говорится об этой угрозе, которая вас окружает. Все-таки вы видите больше плюсов или минусов? В чем они заключаются, вот такого местоположения?

Антон Алиханов: Ну, конечно, больше плюсов, потому что мы считали, собственно говоря, все эти льготы и возможности, которые даются, в том числе федеральным, региональным законодательством, тем компаниям, которые здесь присутствуют, и на 1 рубль, собственно говоря, проблем, если можно так сказать, сложностей у тебя 3 рубля дополнительных преимуществ. Поэтому преимущества, конечно, перевешивают.

Но сложности – это скорее особенности, с которыми нужно мириться, с какими надо научиться работать. Понятно, что калининградские компании уже давно к этому подстроились. Но надо отдать должное, мы не смотрим смиренно на эти барьеры, просто активно работаем, и я здесь хочу поблагодарить правительство, всех наших коллег в Министерстве финансов, Министерстве экономического развития, Федеральной таможенной службе. Очень много связано было именно с таможенными вопросами, с вопросами транспорта, передвижения контейнеров, трейлерных перевозок и многого такого. И сейчас, собственно, очень серьезная идет регуляторная такая работа, мы постепенно упрощаем жизнь предпринимателям калининградским в вопросах транзита, перевозки с территории основной Российской Федерации в Калининград и обратно, транзита международного.

Сейчас очень активно развивается Калининград как хаб для нового Шелкового пути, мы видим огромный рост контейнерного потока из Китая в Западную Европу и обратно. У нас хорошие мультимодальные возможности, два формата ЖД-колеи, ни в одном регионе страны такого нет. Вот точки соприкосновения вот этих, собственно, форматов, колеи, они становятся терминально-логистическими комплексами. Вот недавно мы открывали совместное предприятие «РЖД» и группы компаний «Новик», они сделали вот такой комплекс, собственно, огромные контейнеровозы приходят из Китая, сразу перегружаются на европейскую колею и едут дальше в европейские страны какие-то. Поэтому здесь мы видим только возможности.

Что касается Forbes и публикаций, то, возвращаясь опять к особой экономической зоне, по-моему, тоже где-то в Forbes или в Financial Times мы были названы впервые в истории российских особых экономических зон в десятке лучших особых экономических зон мира. Поэтому тут такой вопрос, в общем, кто оплачивает статью про НАТО, про ракеты и все остальное, мы примерно понимаем. Там все завязано на интересах военно-промышленного комплекса США, ну и их, значит, подпевал в разных странах-сателлитах, потому что, откровенно говоря, независимая внешняя политика стран Прибалтики – это такой оксюморон уже, это что-то из разряда такого фантазийного. Ну, к сожалению, и Польша все больше и больше двигается в сторону милитаризации и статуса самой верной и главной военной базы США в Европе. Ну, ничего хорошего мы в этом не видим, никогда ничего хорошего дополнительная милитаризация Европе не приносила. Надеюсь, что у них хватит ума отказаться от этих планов и все-таки вернуться к нормальной практике взаимодействия.

А что касается статьи, еще раз возвращаясь, ну, эксперты там не очень качественные, потому что, насколько я помню, они назвали численность населения 400 тысяч, нас уже больше 1 миллиона. Я уж не знаю, Википедией, что ли, они пользуются или чем… В общем, надо… Но мы, если что, поможем как бы, ну в плане подтянем знания.

Ольга Арсланова: Если говорить о населении региона, вот эта практика поехать на выходные за продуктами в те же страны Евросоюза никуда не исчезла. Ну понятно, сейчас время такое…

Антон Алиханов: Я с вами не согласен. Такой практики, вот не знаю, на моей памяти ее особо нет. Может, кто-то, конечно, балуется этим как-то, но…

Ольга Арсланова: Пока возможно было.

Антон Алиханов: Да, когда границы были открыты. Но скорее ездят отдохнуть, где-то погулять, но так вот чтобы это были какие-то продуктовые туры, уже такого давно нет.

Ольга Арсланова: Ну, в любом случае как геополитических врагов, наверное, не воспринимают, ну потому что невозможно жить в таком соседстве…

Антон Алиханов: Соседей не выбирают. Мы активно с ними взаимодействуем, и у нас есть, и у России, и у ЕС есть программа сотрудничества, приграничного сотрудничества. Много проектов в Калининграде уже реализовано, сейчас реализуются в целом в регионе, муниципалитеты дружат друг с другом, Литва с калининградскими муниципалитетами, и с польскими воеводствами тоже активно взаимодействуем. Конечно, хорошие связи на уровне бизнеса, людей, мы стараемся на региональном уровне поддерживать хорошие отношения. И общаясь с людьми, ну с теми же поляками, никогда я на таком уровне воеводств не вижу никакой агрессии. Наоборот, это достаточно доброжелательно настроенные люди, все вполне понимающие и не обращающие внимания вот на эту риторику своих газет, которая бывает, конечно, запредельной, русофобской и такой агрессивной.

Ольга Арсланова: Сложно работать, когда настолько отдален от федерального центра?

Антон Алиханов: Наоборот, проще, потому что такая «отдаленность» приносит определенное дополнительное внимание просто к региону, скорее является, вот для меня как для руководителя скорее является плюсом, чем минусом.

Ольга Арсланова: Опять же, вы упоминали то, что расположение позволяет проводить экономические эксперименты.

Антон Алиханов: Удобный регион. Сейчас у нас проводится эксперимент по маркировке импортного алкоголя на нашей территории, и мы надеемся тоже, что это создаст несколько тысяч новых рабочих мест и из Прибалтики вернет, собственно говоря, в экономику страны большие обороты и денег, и заработок дополнительный придаст. Поэтому будем продолжать и дальше предлагать руководству страны такие… ну, не нравится, наверное, слово «эксперименты», но такие проекты, которые потом можно было бы использовать и в других регионах, какие-то, может быть, оставить только для региона эксклюзивными.

В свое время мы, смотря на другие эксперименты, которые, например, во Владивостоке проводились с электронной визой, тоже попросили у президента такую возможность, и он нас поддержал, и вот мы еще до закрытия границ полгода так нормально, если можно так сказать, поработали с этим, больше 100 тысяч человек к нам приехало из Германии, Прибалтики, из Польши, из разных государств, практически все страны Европы, не только Евросоюза, были включены в этот перечень. Ну, литовцы к нам за продуктами каждый день ходили, то есть один и тот же человек каждый день с новой визой, собственно говоря, с учетом того, что у нас рублевая зона, ему дешевле было просто отовариваться у нас. Поэтому шоп-туры у нас, так сказать, в обе стороны бывают.

Ольга Арсланова: Мы поговорили с жителями вашего региона, попросили их к вам обратиться, задать какие-то вопросы. Вот небольшой такой блицопрос.

– Будет ли когда-нибудь для жителей Калининградской области льготный проезд на самолете? Потому что мы от всей России отделены границами, мы можем только либо морем, либо самолетом, ну или с загранпаспортом. Цена до Москвы туда-обратно больше 10 тысяч на одного человека стоит.

Антон Алиханов: Несомненно. Они уже есть, единственное, они доступны для студентов и для пенсионеров, это тарифы на проезд на авиатранспорте. На самом деле, если говорить про стоимость, скажем так, путешествия в большую Россию, как мы говорим, она очень сильно снизилась по сравнению с тем, что мы наблюдали в 2016–2017-х гг. Мы завершили реконструкцию аэропорта, взлетно-посадочной полосы благодаря усилиям в том числе федерального бюджета, поддержке, и у нас теперь в летний период больше 25 рейсов только в Москву, за 60 рейсов вообще, в принципе по разным российским регионам, аэропортам. Поэтому стало удобнее, дешевле, в общем, возможностей больше появилось. Но еще раз скажу, льготы существуют, это плоский тариф «Аэрофлота» и отдельные субсидии, субсидированные билеты для категорий, для студентов и для пенсионеров.

Ольга Арсланова: Многие жители жалуются на то, что бизнес все-таки страдает от ограничений из-за пандемии, и многие опасаются обязательной вакцинации.

– Конечно, про принуждение прививок, это уже чересчур. Никто не нарушает никаких законов, а вот они, получается, нарушают, если они заставляют людей прививаться против их воли. Я считаю, это неправильно.

Антон Алиханов: Ну, говоря про обязательную вакцинацию… м-м-м… это такой очень сложный вопрос. Я, конечно, понимаю, что есть медотводы и много всего еще прочего, но помимо убеждения все-таки нужны какие-то стимулы, в том числе ограничивающие, которые будут стимулировать вакцинацию. Вот мы этим путем идем. В этом году тоже вот сейчас с учетом того, что мы закрыли некоторые отрасли, детские центры, еще какие-то, мы тоже им обязательно окажем финансовую поддержку, выплатим, направим на эти цели несколько десятков миллионов рублей. Уже консультации с ними провели, на какие цели им лучше, скажем так, предусмотреть эти деньги, в общем, обязательно им поможем. Если говорить про потери других бизнесов, которые через QR-коды, скажем так, «страдают», у нас почти половина населения вакцинирована, если считать военных, если считать гражданских, я уже сказал, это 326 тысяч полностью привитых сейчас, на сегодня человек, плюс их дети, которых они водят с собой по разным заведениям и мероприятиям, это в принципе 50% населения.

С учетом того, что темп вакцинации увеличился серьезно, я думаю, что он будет только расширяться, этот контингент людей, которым будут доступны хождения вот в эти бизнес-центры, общепиты и все такое прочее. Ну, мне кажется, было бы неправильно закрываться полностью и не давать возможности тем людям, которые себя защитили, свое здоровье, пользоваться этими услугами, а бизнесу, соответственно, предоставлять эти услуги хотя бы этой половине населения.

– Я живу на улице Брамса, значит, у нас вот эта вот домовая дорожка разбита настолько, что в дождливую погоду из подъезда не выйти.

– «Почему люди не птицы», ха-ха, вспоминаешь, когда идет дождь, тем более что большинство жителей этого дома – это пенсионеры.

– Вот море прямо перед подъездом, море воды. Ни влево, ни вправо. Если еще машина стоит, так вообще хоть летай или ходи под домом.

– У нас собака, и с собаками негде погулять, много детей вокруг. Должны быть отдельные площадки, чтобы можно было ее выпустить.

Ольга Арсланова: Ну, как в любом городе, жители жалуются на благоустройство, где-то старые дворы, где-то плохо убирают, где-то негде с собаками гулять. Нам тут рассказали, что вы ездите на велосипеде на работу…

Антон Алиханов: Да.

Ольга Арсланова: …видите прекрасно, в каком состоянии город. Как вы можете оценить работу в этом направлении?

Антон Алиханов: Ну, могу оценить ее, наверное, на четверку могу оценить. Это, понятно, общая работа с местными властями, регион, понятно, помогает городу Калининграду, и в федеральных программах они активно участвуют, у нас есть большие проекты по благоустройству центра города, музейного квартала. Поэтому мне кажется, что те, кто, скажем так, бывал здесь 3–5, тем более 10 лет назад, ну это разительные, разительные изменения. Мы очень стараемся, чтобы Калининград хорошел, и хорошел быстро, потому что туристов много, и, конечно, мы хотели бы, чтобы их было больше, но, откровенно говоря, не на них ориентируемся. То есть для нас все-таки важно, чтобы людям, которые здесь живут, было комфортно.

– Что меня действительно радует, это то, что регион у нас не депрессивный. При всех каких-то своих минусах, как они везде есть, очень радует то, что идет строительство дорог, развязок, вот это очень нравится. Хотелось бы, чтобы дальше все это шло, чтобы завершили строительство дороги между Балтийском и Янтарным, это очень было бы здорово, особенно летом.

Ольга Арсланова: Почти все, с кем мы поговорили, отметили, что при вас стали очень хорошие дороги в Калининграде, в области.

Антон Алиханов: Ага.

Ольга Арсланова: Спрашивают, когда такая же хорошая дорога появится между Балтийском и Янтарным.

Антон Алиханов: Мы разработали проект, и сейчас вот Росавтодор подготовительные работы участка от Светлогорска до Янтарного уже готовит, и в следующем году они должны по плану приступить к активному строительству. Сейчас мы заканчиваем проектирование участка уже от Янтарного до Балтийска как раз, собственно, тот же Росавтодор будет продолжать и это строительство. Но самое важное, наверное, все-таки замкнуть это приморское кольцо и уже от Балтийска довести его потом до Калининграда. Ну а второе кольцо – это окружная города Калининграда, мы ее тоже активно реконструируем благодаря помощи федерального бюджета, за счет федеральной целевой программы.

Ольга Арсланова: Что такого есть в вашем регионе, чего нет в стране больше ни у кого?

Антон Алиханов: Много интересного исторического наследия, земля очень богатая на разные события, которые здесь происходили. Я думаю, что в том числе ради этого сюда и едут, посмотреть на старинную архитектуру, интересные какие-то исторические места, вот, наверное, это. Но, конечно, традиционно любят приезжать сюда на море, рыбалку, охоту, в общем, мужские виды отдыха тут тоже так активно, в общем, развиваются, доступны многим.

Ольга Арсланова: Это особенности, отличающиеся из прошлого. А перспективы, которые есть здесь и которых нет у других регионов?

Антон Алиханов: Да. У нас есть крупный проект по музейному культурному кластеру, и сейчас уже практически на днях, я так понимаю, будет запущен образовательный комплекс, будет филиал Московской государственной академии хореографии, Центральной музыкальной школы при консерватории, строится Третьяковская галерея, филиал ее, филиал Большого театра. То есть это тоже такая будет жемчужина, как мы надеемся, культурная нашего города, нашего региона.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)