• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Антон Суворов: Потратив деньги на помощь кому-то, возможно, вы получите больше удовольствия, чем купив что-то себе

Антон Суворов: Потратив деньги на помощь кому-то, возможно, вы получите больше удовольствия, чем купив что-то себе

Гости
Антон Суворов
экономист

Экономика добра. Сколько денег россияне тратят на благотворительность? Кому чаще помогают, кому реже? Разговор с экономистом в прямом эфире.

Оксана Галькевич: Ку-ку! Мы продолжаем…

Константин Чуриков: У нас сейчас тема – «Экономика добра». Имеется в виду – экономика, которая имеет отношение к добру. Потому что люди могут подумать, что экономика добрая. А она – разная.

Оксана Галькевич: А люди должны знать, что на самом деле мы с вами, уважаемые телезрители, – сила! Вот сейчас расскажем – почему.

В прошлом году просто люди, обычные россияне потратили на благотворительность 140–160 миллиардов рублей. Это огромные деньги, между прочим, которые помогают другим людям, работают для них. Жертвовали по-разному: кто-то по рублю, кто-то по сто. Ну, я думаю, что это как раз тот случай, где не важно – сколько, а главное – участие.

Константин Чуриков: Вот Оксана сказала об обычных гражданах. А еще есть не обычные люди, состоятельные, они тоже внесли свой вклад – правда, он меньше, чем массовые пожертвования населения в целом. Пожертвования отдельных состоятельных лиц – это всего-навсего 40–80 миллиардов. В то время как люди обычные 140–160 миллиардов жертвуют.

Оксана Галькевич: Как раз сегодня вышло новое исследование бизнес-школы «Сколково», с одним из банков они его проводили. Там отдельной строкой ведь упомянуты еще и нефтегазовые компании, Костя, тоже часть нашего общества. В 2017 году они пожертвовали 120 миллиардов рублей.

Вы знаете, совокупно там получается сумма грандиозная – 340–460 миллиардов рублей, совокупные пожертвования. И вы знаете, что интересно в этом? Эта сумма сопоставима с расходами федерального бюджета, например, на здравоохранение – те же самые 400 миллиардов, между прочим, в 2018 году; или в два раза больше расходов на культуру и спорт – 200 миллиардов. Вот так.

Константин Чуриков: Охотнее всего благотворители помогают детям – больше 70% пожертвований именно на детей ушло. На втором месте – бедные, помощь бедным. Ну и дальше идут религиозные организации. Кстати говоря, тут тоже интересный сюжет. Я видел в исследовании, там сказано, что как раз таки люди состоятельные чаще всего помогают именно церкви, именно религиозным организациям.

Оксана Галькевич: Вот куда пошли эти 80 миллиардов.

Константин Чуриков: А на последнем месте у нас находятся образование и наука.

Уважаемые зрители, давайте прямо сейчас спросим вас. Кому вы помогали в последнее время? Почему вы помогали? Кому вы готовы помогать, а кому – нет? Есть ли у вас вообще физически такая возможность?

Оксана Галькевич: И как вообще вы это делаете? Дело в том, что в последнее время все больше становится самых разных возможностей для участия в благотворительности. Вот давайте будем это вместе обсуждать. Звоните нам или пишите.

Ну а в студии у нас сегодня экономист Антон Суворов. Здравствуйте.

Антон Суворов: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Здравствуйте. Антон, ну, мы вас позвали не случайно. Дело в том, что есть данные о том, что под Новый год особенное состояние у людей, и люди больше склонны делать спонтанно какие-то покупки и спонтанно проявлять свою доброту. У нас даже есть такой праздник – Всемирный день проявления доброты. Скажите, пожалуйста, какие вообще законы поведения существуют у людей?

Оксана Галькевич: Незапланированно, спонтанно. Шел за хлебом, а купил ребенку игрушку в детский дом, например.

Антон Суворов: Ну, мне кажется, что Новый год – это очень радостное время для нас для всех. И, наверное, людям хочется поделиться этим радостным настроением с тем, кому, может быть, тяжелее, чем им самим. Поэтому, кроме очевидных подарков своим детям, женам, родителям, наверное, хочется и подарить действительно какие-то игрушки, книжки в детский дом или сделать какое-то другое доброе дело. Поэтому, мне кажется, это довольно естественная история.

Оксана Галькевич: А вот с точки зрения организаций (потому что ведь многие коммерческие организации занимаются такими акциями, благотворительные фонды), что важно учитывать, на чем сыграть? Может быть, звучит немножко не очень хорошо, но на самом деле так и есть.

Антон Суворов: Ну, вы знаете, я вообще уже много-много лет занимаюсь поведенческой экономикой. Поведенческая экономика – это наука, которая учитывает, что мы живые люди, а не такие рациональные экономические машины. И живым людям свойственно откликаться на какие-то внешние импульсы. И если у человека хорошее настроение и ощущение праздника, то, мне кажется, достаточно естественно в такой ситуации поделиться… попытаться поделиться этой радостью с другими. Я немножко повторяюсь, но мне кажется, что основной механизм здесь именно такой.

Оксана Галькевич: Эмоции.

Антон Суворов: Конечно, эмоции играют огромную роль в нашей жизни, да. И нет какого-то противоречия между экономическим поведением и эмоциональным поведением. В данном случае эмоции подталкивают людей к такому поведению. Ну и наверное (я здесь немножко, может быть, фантазирую, но я думаю, что это должно быть верно), разумные фонды пользуются этим приподнятым настроением людей и стремятся как-то приурочить свои акции именно к Новому году.

Константин Чуриков: Нас порой упрекает часть наших зрителей в том, что мы такие пессимисты, рассказываем все время о плохом. Вот сейчас как раз давайте мы поделимся радостью.

Оксана Галькевич: О хорошем.

Константин Чуриков: Дело в том, что москвичи собирали корзины подарков, продуктовые наборы и бытовую химию для нуждающихся пенсионеров. В столичных супермаркетах завершилась акция, которая называется «Корзина доброты». Москва присоединилась к благотворительному проекту X5 Retail Group и Фонда продовольствия «Русь». Перед Новым годом подарки отправляются в несколько российских городов. С подробностями Рустем Давыдов.

Оксана Галькевич: Кстати (я просто добавлю, прежде чем запустят этот сюжет), Москва присоединилась уже к другим городам.

Константин Чуриков: Конечно.

Оксана Галькевич: Начиналось это все в провинции, в России, и там тоже довольно успешно все прошло. Давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Ну, конечно, немножко резануло слух вот эта фраза, что «дедушки любят консервы». Хотя, конечно, если хорошие консервы, то почему нет?

Оксана Галькевич: Костя, я могла бы быть дедушкой, я уже сказала. Я тоже люблю иногда кильки из банки!

Константин Чуриков: Оксана, ты не дедушка и даже не бабушка!

Нам активно пишут наши зрители. Вот смотрите. Ярославская область, зрительница наша кормит кошек на дачах, зимой им трудно. Татарстан пишет: «Только детям и церкви». Иваново пишут: «Люди у нас, конечно, отзывчивые, но нельзя же этим пользоваться все время». Кстати, что свойственно людям, которые…

Оксана Галькевич: А что значит «пользоваться»?

Константин Чуриков: …которые, скажем так, помогают? Они это делают постоянно? Они это делают время от времени? Вот какая периодичность?

Антон Суворов: Ну, вы знаете, мне кажется… Я, к сожалению, не знаю цифр по России, к своему стыду признаюсь. Когда-то давно я видел, что в Америке, где дольше эта традиция, 90% населения так или иначе участвуют в этом. И вот те цифры, которые мы сегодня услышали (вот это новое исследование сколковское, которое мне будет очень интересно прочитать), они показывают, что у нас этот процесс тоже активно развивается. И это очень здорово, конечно.

Насчет постоянства. Мне кажется, есть еще один важный момент, это такая довольно новая история. Например, есть акция «Дети вместо цветов» на 1 сентября, когда вместо того, чтобы учитель получил 30 букетов, которые непонятно куда деть, класс покупает один хороший букет, а остальные деньги жертвует в один из фондов. Мне кажется, похожие акции бывают и под Новый год, когда вместо того, чтобы отправить какую-нибудь дежурную открытку и какую-нибудь не очень нужную корпоративную печатную продукцию, тоже фирмы или люди покупают какие-то…

Оксана Галькевич: Которая потом все равно в топку отправят или передарят кому-то.

Антон Суворов: Абсолютно.

Оксана Галькевич: Давайте послушаем звонок из Москвы, Ольга до нас дозвонилась. Ольга, здравствуйте, мы вас внимательно слушаем.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Мы решили организовать свою партию защиты прав зверушек, потому что, к сожалению, люди, которые приходят в Думу, делают много замечательных дел, а потом, переключаясь на платные стоянки, бюджет и прочее, к сожалению, забывают о них. Закон «О защите прав животных» до сих пор не принят.

Константин Чуриков: Ольга, очень здорово, что вы сейчас это все говорите, прямо уже заранее соблюдая будущий, возможно, закон «Об уважении к власти». Прямо все так очень деликатно! Так?

Зритель: Разумеется. В разных регионах страны для того, чтобы организоваться, необходима маленькая квота – всего лишь 500 человек. Пока у нас 369 человек в 19 регионах страны. И мы реально помогаем любой бездомной зверушке. Мы сделали просто, не отыскивая и не собираясь в огромные такие приюты, которые тоже нуждаются в финансировании. Мы просто распределяем конкретно по разным людям и каждому нуждающемуся пересылаем определенную сумму. Ну, так же, как и по приютам.

Оксана Галькевич: Понятно, в некотором смысле адресная помощь.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Да, спасибо, Ольга.

Вы знаете, Антон, я хотела у вас спросить вот о чем. Сейчас у нас, в общем, не самые простые времена, да? Мы так или иначе считаем деньги. Приходя в магазин, многие думают, как бы лишнего-то не потратить. Вот как, собственно говоря, в таких непростых условиях склонить людей к вот такой доброй и спонтанной покупке?

Константин Чуриков: И надо ли их склонять?

Антон Суворов: Вы знаете, мне кажется, нужно действительно.

Оксана Галькевич: Нет, ну как? Надо, конечно. Посмотри, какая замечательная акция, о которой мы рассказали, несколько тонн продуктов развезли.

Антон Суворов: Ну, мне кажется, может быть, это продолжение вот той мысли, которую я в предыдущей реплике высказывал. Можно попробовать предложить людям потратить эти деньги вместо каких-то не очень нужных покупок – и тогда получится, что люди будут рады, что они их потратили на что-то более полезное и ценное, чем то, что они собирались сделать.

Но, конечно, чрезмерные траты – это тоже проблема, когда люди ведут себя импульсивно и покупают какие-то не очень нужные вещи, а потом оказываются в трудном положении из-за этого. Это тоже отдельная история.

Оксана Галькевич: Вы знаете, тут многие пишут, что грустно было смотреть сюжет. Но, с другой стороны, волонтеры молодцы, людям помогают. Кто-то печалится: «Очень грустно, что наши старики так живут». Но, с другой стороны, появились люди, которые к ним приходят с этими продуктовыми наборами. А еще год-два назад никто к ним и не приходил. Очень здорово, что мы в какие-то сообщества организуемся.

Константин Чуриков: Еще очень много вопросов у нас по поводу оборота детских вещей. Самый простой способ… Кстати, самый простой способ сделать доброе дело – какой? Вот если не деньгами. Ну, мало денег у людей, Оксана, мало.

Оксана Галькевич: Мало, я знаю, мало.

Константин Чуриков: Вот какие есть способы безденежной помощи?

Антон Суворов: Ну, действительно, у нас когда-то образуются вещи, которые… Например, наши дети вырастают из каких-то вещей. Вот у меня трое детей, и мы редко выбрасываем одежду. Точно так же нам иногда тоже…

Оксана Галькевич: Вы не успеваете, наверное, просто, да?

Антон Суворов: Ну да.

Оксана Галькевич: Один поносил, второй, третий.

Антон Суворов: Это верно, да. Но кроме того, когда третий поносил, если вещь еще более или менее приличная, то мы, конечно, стараемся кому-то ее отдать. И наоборот, тоже нам везет – иногда друзья отдают нам какие-то замечательные шмотки.

Константин Чуриков: Вы понимаете, чтобы это все работало, ведь нужна инфраструктура, а у нас же ее практически нет. Вот только сейчас в Москве где-то стали появляться вот эти боксы, куда можно вещь в пакете заложить, положить, и она там будет ждать своей инкассации, скажем так. Что требуется? Вообще надо вкладываться в эту индустрию? Это же тоже индустрия – благотворительность.

Антон Суворов: Ну, это индустрия, но это индустрия, в которой, в общем, мы ожидаем, что фонды и организации, которые этим занимаются, не стремятся получить прибыль, поэтому это такая довольно специфическая индустрия.

Константин Чуриков: Ну, сфера, назовем так, сфера.

Антон Суворов: Она чрезвычайно важная, и она дает действительно людям массу возможностей, и она тоже должна сводить концы с концами. В этом смысле, наверное, действительно в нее стоит вкладываться. Но во многом все-таки сотрудники организаций, которые помогают волонтерам, помогают им как-то сорганизоваться, они не стремятся заработать деньги. В этом и отличие этой индустрии от многих других, в которых все-таки организации ориентируются на получение прибыли.

Оксана Галькевич: Я пока вижу сообщения из разряда: «Я хожу и сам кормлю птичек, кошек, каких-то животных». Многие пишут, что они помогают детям, жертвуют. Ну, пока это такие две основные группы – животные и дети, которые вызывают, видимо, определенные эмоции.

Антон Суворов: Мне кажется, что бывает еще другая важная история: когда происходят какие-то стихийные бедствия, тоже люди организуются, и бывает достаточно массовая помощь. Я помню, по-моему, когда наводнение в Крымске было, были истории, когда люди совершенно разных политических взглядов объединялись и вместе что-то делали.

Константин Чуриков: А на Дальнем Востоке наводнение?

Оксана Галькевич: Конечно.

Антон Суворов: Мне кажется, это очень важная история. И вот такой опыт просто спонтанного сотрудничества, ну, какого-то горизонтального, когда нет какой-то организации – это очень здорово.

Константин Чуриков: Подтвердите или опровергните, пожалуйста, следующий тезис: «Благотворительность развивается там, где плохо работает государство».

Антон Суворов: Ну, вы знаете, это сложный тезис. Ну, что я могу сказать? Я увидел сюжет о том, что в нашей стране действительно благотворительность достигла серьезных очень объемов, с одной стороны. А с другой стороны, история про бабушек и дедушек, которые получают те наборы, она действительно вызывает противоречивые чувства. Потому что, с одной стороны, я понимаю, что это радость, огромные молодцы и волонтеры, и компании, которые это организовали и участвовали в этом. Но, с другой стороны, может быть, хотелось бы видеть этот набор чуть более праздничным. И я понимаю, что радость получить такой набор…

Константин Чуриков: От души?

Антон Суворов: Нет, дело даже не в том, что от души, но просто гречка и килька – это все-таки какая-то вещь, и хочется, чтобы она была у человека, в общем…

Константин Чуриков: По умолчанию.

Антон Суворов: …постепенно, да… извините, ежедневно, как-то постоянно. А на праздник, наверное, хочется увидеть какую-то более редкую и радостную вещь. Но, к сожалению, у нас действительно очень много людей, которые живут тяжело, и даже такой набор оказывается огромным подспорьем и радостью.

Но если мы вернемся к государству, то я хотел бы сказать, что увидеть такой сюжет для меня, например (я не знаю, как для вас), гораздо радостнее, чем увидеть какие-нибудь новости о создании какого-нибудь очередного оружия массового поражения или что-нибудь такое.

Константин Чуриков: О ядерном топливе.

Антон Суворов: Да. Поэтому если мы возвращаемся к приоритетам государства, то для меня это некий повод задуматься о том, что, может быть, их можно скорректировать.

Оксана Галькевич: Удивительное дело! Люди задаются вопросом «а где при этом государство?», но никто не задается вопросом «а где взрослые дети этих стариков?», которых мы, в частности, показывали в нашем сюжете. Мне кажется, тоже стоит об этом спросить.

Константин Чуриков: А мне еще интересно, почему, когда мы говорим даже о добрых делах, мы все начинаем ссориться?

Оксана Галькевич: А где же мы ссоримся?

Константин Чуриков: Вот нам пишет Алтайский край: «Я тоже с ними согласен. У нас бомжи живут на теплотрассах, а тут забота о зверушках». С одной стороны, есть звери, есть люди, есть дети, есть бабушки и дедушки.

Оксана Галькевич: Помощь нужна всем.

Константин Чуриков: Да, помощь нужна всем. Может быть, на этом и поставить точку, да? Что нам тут ссориться-то из-за этого?

Оксана Галькевич: А мы не ссоримся.

Константин Чуриков: Тут такие дебаты!

Антон Суворов: Мне кажется, упрекать людей, которые помогают зверюшкам, точно не стоит. Можно благодарить людей, которые помогают всем, в том числе и бомжам. Мне кажется, любая помощь – это действительно добро. И не нужно здесь каких-то поводов для ссор искать, я абсолютно согласен с вами.

Константин Чуриков: А на что в большей степени у нас в стране направлена эта помощь? Я имею в виду – не на кого, а на что? Это на медицинские услуги? Это на жизнеобеспечение, не знаю, продукты, какая-то финансовая помощь? Вот на что?

Антон Суворов: Я не владею статистикой и не хочу говорить точно. Просто как человеку, который следит за новостями, мне кажется, что медицинские услуги получают действительно довольно серьезную долю. Кроме того, вы приводили в начале передачи статистику. Религиозные организации получают тоже достаточно большую помощь.

Оксана Галькевич: Ну да. Очень многие нам как раз и пишут о том, что они переводят деньги в SMS-сообщениях на лечение больных детей. Кто-то говорит, что, к сожалению, нет возможности переводить кому-то деньги вот таким образом. «Помогают своей семье, своим внукам», – пишет нам телезрительница, например, из Самарской области. Ну что же, спасибо большое.

Константин Чуриков: Спасибо.

Антон Суворов: Спасибо и вам.

Оксана Галькевич: Мы говорили о благотворительности. Она в последнее время достигла у нас, друзья, замечательных совершенно объемов, можно даже сказать – уже сопоставимых с финансированием отдельных статей нашего бюджета, например, здравоохранения. Мы продолжим программу «Отражение» через полчаса, сразу после большого выпуска новостей, который проведет для вас Тимур Уразбахтин.

Константин Чуриков: А в студии у нас был…

Оксана Галькевич: Антон Суворов.

Константин Чуриков: …экономист Антон Суворов. Спасибо, Антон.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Антон Суворов: Спасибо. Всего доброго!


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Об экономике благотворительности

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты