Аптекам не дадут наживаться на страхах

Аптекам не дадут наживаться на страхах | Программы | ОТР

Принят закон, позволяющий замораживать цены на лекарства при угрозе эпидемий

2020-03-20T14:07:00+03:00
Аптекам не дадут наживаться на страхах
«Корона» пала: когда вернёмся к нормальной жизни? Китай победил абсолютную нищету, а когда мы? «Жаворонки» и «совы» на работе: кто лучше?
А поутру они проснутся. О новых правилах доставки пьяных в вытрезвители
Чтобы проспаться… Как сегодня работают вытрезвители в регионах. СЮЖЕТ
Неопределённость как норма жизни
Китай от бедности ушёл
Когда вернёмся к нормальной жизни?
Соломка для бизнеса
«Корона» пала?
ТЕМА ДНЯ: Жмём на газ!
«Жаворонки» работают лучше?
Гости
Сергей Смирнов
доктор экономических наук НИУ ВШЭ
Алексей Торгов
директор департамента по взаимодействию с органами государственной власти BIOCAD

Тамара Шорникова: И вот о чем расскажем. Госдума приняла закон, по нему правительство теперь сможет замораживать цены на лекарства и медицинские изделия на срок до 3 месяцев в случае эпидемий, а коронавирус в эту картину как раз укладывается. И разные есть факторы, по которым сможет правительство устанавливать верхнюю планку. Какие, будем выяснять у наших экспертов.

Константин Чуриков: А вы, уважаемые зрители, расскажите, что у вас с ценами на лекарства в аптеках, есть ли какие-то тоже дефицитные, может быть, препараты. Про маски даже не спрашиваю, потому что их, наверное, по-прежнему нет.

Тамара Шорникова: И о ценах, о ценах рассказывайте. Что-то подскочило в цене? Если что, рассказывайте, что.

Константин Чуриков: У нас сейчас на связи Алексей Торгов, директор департамента по взаимодействию с органами госвласти BIOCAD. Алексей Владимирович, здравствуйте.

Алексей Торгов: Здравствуйте, уважаемые коллеги.

Константин Чуриков: Я помню, что при … лекарств критиковали инициативу депутатов Государственной Думы. Но вот скажите, вот уже все, закон принят, значит, вот… Я сейчас коротко и зрителям, и вам расскажу, что предельно допустимые цены могут устанавливаться, если, например, ЧС или эпидемия, как сейчас. А если все-таки взвинтили цены (в аптеке, например) более чем на 30%, то заморозка может продлиться вообще 90 дней. Вот как вы относитесь к этой инициативе?

Алексей Торгов: Да, действительно, законопроект был в третьем чтении принят и направлен на днях в Совет Федерации. Сам по себе закон, законопроект пока, он, на мой взгляд, больше положительный. Поскольку, с одной стороны, производители, которые реализуют и производят препараты, включенные в перечень ЖНВЛП, уже давно привыкли к государственному регулированию цен на них. А с производителями, которые работают в розничном сегменте, их препараты не включены в этот перечень, они пока к такому механизму не привыкли. В то же время нужно понимать, как именно будет реализовываться та идея, которая заложена законодателем. Т. е. какой принцип формирования перечня препаратов будет положен в основу, каким образом будет фиксироваться рост цен. Это будет смотреться по регионам либо в целом по стране, либо по конкретной отечественной сети. И что будет предприниматься, если в одной аптечной сети есть рост, а в другой нет на один и тот же препарат. Т. е. нужно понимать, что чрезвычайные ситуации в том числе влияют на самих производителей. Т. е., безусловно, нельзя допускать никаких спекуляций в отношении лекарственных препаратов. Но в то же время нужно закрепить четкий механизм проверки того, с чем именно связан рост цен.

Константин Чуриков: Да. Алексей Владимирович, скажите пожалуйста, вот сейчас производители воспользовались ситуацией, да? Есть повышение цен со стороны производителей? Тут еще и рубль у нас упал.

Алексей Торгов: Я за всех производителей сказать не могу…

Константин Чуриков: Ну про себя, да.

Алексей Торгов: …могу сказать за BIOCAD. Мы работаем в госсегменте. Цены на все наши препараты регулирует государство, и мы их физически поднять никак не можем, у нас зарегистрирована предельная отпускная цена.

Тамара Шорникова: Но можно на какое-то время так вот на склад положить препарат и дождаться более спокойных времен, когда можно по хорошей цене продавать. Не пойдут на это сейчас некоторые игроки, некоторые производители?

Алексей Торгов: Сложно сказать. Все, весь дьявол, как говорится, кроется в деталях. Все будет очень сильно зависеть от подзаконных актов. От того, как именно правительство видит реализацию этого механизма. Потому что мы с вами все видим, что, например, в чрезвычайных каких-то ситуациях или иных обстоятельствах такси, например, резко дорожает. Такого тоже не должно быть. И с препаратами такого не должно быть. Нельзя сиюминутную выгоду противопоставлять здоровью нашего населения.

Константин Чуриков: Но сейчас не по поводу сиюминутной выгоды, а по поводу того, что вот объективно нужно людям. У нас сейчас весь СМС-портал просто взрывается сообщениями по поводу масок, по поводу марли. Но раз такой спрос, ну – как быстро можно насытить рынок этими медизделиями? Есть такая возможность?

Алексей Торгов: Здесь нужно смотреть по конкретной по каждой номенклатуре и смотреть производственные возможности. Насколько мне известно, тот же Минпромторг – он на связи со всеми абсолютно производителями тех же масок, и предприятия работают чуть ли не в 3 смены, пытаясь максимально этот спрос удовлетворить. Но этот спрос взрывной, его очень тяжело всегда прогнозировать. Потому что, конечно, если бы за несколько месяцев предупредили всех производителей: господа, готовьтесь, будет взрывной спрос на вашу продукцию, – все бы подготовились. А к таким событиям, резко возникающим, к ним подготовиться просто невозможно.

Константин Чуриков: Но, Алексей Владимирович, но, с другой стороны, смотрите. Коронавирусу уже сколько? Почти 3 месяца. Вот вы говорите, что всех должны были предупредить. А кто должен там предупреждать? Вот вы следите за новостями, вы видите. Маски, кстати, закончились давно. Можно было уже что-то придумать, по идее.

Алексей Торгов: В отношении масок тоже мне сложно комментировать. Но, опять же, насколько мне известно, они выпускаются миллионами штук в день. Насколько велик спрос – да, это уже другой вопрос. И насколько это можно удовлетворить.

Константин Чуриков: Да.

Алексей Торгов: И, безусловно, мне кажется, здесь должна быть некоторая кооперация и коллаборация между производителями и государством, для того чтобы удовлетворить возникающие такие стихийные потребности.

Константин Чуриков: Коллаборация. Понятно. Спасибо. Алексей Торгов, директор департамента по взаимодействию с органами госвласти BIOCAD.

Тамара Шорникова: У нас сейчас практически такими же словами ругаются в нашем чате и СМС. Краснодарский край пишет: «Где брать маски онкобольным? Нет ни в одной аптеке». Самарская область: «Цены в нашей аптеке прежние и в райцентре. А вот импортные лекарства будут? Запас есть ли?» – спрашивают наши телезрители.

Константин Чуриков: Живые голоса зрителей в нашем эфире. Владимир у нас на проводе. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Мы находимся, работаем на производстве лекарств. Ну конечно, они будут дорожать, даже самые дешевые. Так как у нас в любом случае все станки импортные, субстанции все импортные, вся пленка на упаковку импортная. Ну единственное, что только упаковочный материал, это бумага, – наш.

Константин Чуриков: Т. е. эта картоночка – она отечественная хотя бы, да?

Зритель: Да, она, а остальное все импортное. Немцы, Польша, Индия. Все импортное. Поэтому…

Константин Чуриков: А вы давно в этом бизнесе? Вообще вот как так получилось, с каких пор у нас все импортное в нашей фарме отечественной?

Зритель: Ну, после 90-х годов заводы основные субстанции перестали делать сами и стали закупать за рубежом. Поэтому, вот после, как развал предприятий весь прошел у нас, сократили большое количество цехов, которые выпускали субстанции этих лекарств, и перешли на импортные.

Константин Чуриков: Получается, это просто стало так выгоднее, да? Вы же не по какой-то там разнарядке, не по указке сверху это сделали, да? А просто так, наверное, выгоднее: открытый рынок и вот так вот посчитали…

Зритель: Ну, если, грубо говоря, было раньше, мы покупали лекарства, субстанции с Америки часть, сейчас мы все перешли на Китай. Поэтому, естественно, лекарства, даже многие говорят, ну, сами понимаете.

Константин Чуриков: Понимаем. Спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Константин Чуриков: Еще Михаил у нас на связи.

Тамара Шорникова: Да, давайте послушаем.

Константин Чуриков: Михаил, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Константин Чуриков: Добрый.

Тамара Шорникова: Да, ждем ваше мнение или вопрос.

Зритель: Москва. Вот сейчас только пришел с «Пятерочки», и там же есть аптека. Все дорожает. Каждый день. А в «Пятерочке» полки пустые.

Тамара Шорникова: А что именно дорожает в аптеке, расскажите, Михаил.

Зритель: Всё. Все лекарства подорожали от 50 и дороже. Вот ваш представитель, вы его убрали, я думаю, он ждал, и я бы его провел в аптеку. Но он испугается идти-то. Они ж людей-то боятся.

Константин Чуриков: Подождите, вот это подорожание – это за какой момент? За месяц, за неделю, за день? В аптеке. И что подорожало?

Зритель: 2 недели.

Константин Чуриков: Так. Что подорожало?

Зритель: Все лекарства. Прямо начиная от бинтов. Бинты, зеленка, валерьянка, корвалол, валокордин. Все лекарства дорожают.

Константин Чуриков: Насколько драматично? Например, хорошо, бинты?

Тамара Шорникова: Бинт?

Зритель: От 50 и выше. От 50 руб. и выше.

Константин Чуриков: Т. е. прямо плюс 50 руб. и больше, да?

Зритель: Да.

Константин Чуриков: Да, понятно.

Тамара Шорникова: Да, спасибо вам за ваш опыт. Поговорим с Сергеем Смирновым, доктором экономических наук Высшей школы экономики. Здравствуйте, Сергей Николаевич. Слышите нас?

Сергей Смирнов: Доброго дня. Здоровья всем нам.

Константин Чуриков: Доброго дня и здоровья. Сергей Николаевич, ну вот эта мера из законопроекта Госдумы – с вашей точки зрения, все-таки она правильная? Потому что мы понимаем, что мы сейчас говорим о людях социально незащищенных, о стариках, о пенсионерах. Это подспорье для них какое-то?

Сергей Смирнов: Вы знаете, идеологически я ничего против не имею. Абсолютно правильный. И то, что вы, Константин, сказали про защиту малоимущих и т. д., а особенно в сфере здоровья, – это, безусловно, надо. Но мне кажется, что проблему надо решать принципиально по-другому. Да, можно зафиксировать эти лекарства, цены на эти лекарства. Но мы живем с вами в рыночной экономике. И ни один производитель, ни один оптовик, ни одна розница не будет работать себе в убыток. И поэтому, как мне кажется, здесь должен быть механизм, который в общем случае апробирован на примере ипотечного кредитования. Государство говорит: вот, для определенной категории населения мы даем ипотеку по ставке не выше какого-то там процента. А разницу тем же самым банкам покрывает государство. Вот в чем, собственно говоря, суть социальной политики, суть социального государства. И в данном случае – да, мы можем зафиксировать цены, там, на корвалол, на валидол, на бинты и т. д., но разницу должно платить государство. Потому что именно альтернативный вариант – это тотальный дефицит тех же самых лекарств, который был в советский период, за исключением элементарных. И вот к этому возвращаться страшно не хочется. Поэтому, как мне кажется, механизм должен быть другим. И активная роль государства в субсидировании вот всех звеньев лекарственной цепи.

Константин Чуриков: Вы знаете, что радует? Помните, вот Мишустин показывал президенту, когда они в этот кризисный центр приехали по коронавирусу, что в онлайне они могут отслеживать средний чек, вообще сколько что стоит. Вот если эта система будет работать в аптеках, наверное, смогут еще и проконтролировать. Потому что администрировать тоже надо. У нас, к сожалению, очень мало времени. Спасибо вам большое, Сергей Николаевич.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Константин Чуриков: Сергей Смирнов, доктор экономических наук, был у нас на связи. Мы сейчас уходим на новости. А потом вернемся, чтобы поговорить о нашей системе здравоохранения: готова ли она к тому новому вызову. Узнаем через 20 минут.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Принят закон, позволяющий замораживать цены на лекарства при угрозе эпидемий