Аренду жилья выведут из тени

Аренду жилья выведут из тени | Программы | ОТР

Для этого появится федеральная онлайн-платформа

2020-08-24T14:43:00+03:00
Аренду жилья выведут из тени
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Константин Барсуков
генеральный директор агентства недвижимости
Алексей Коренев
аналитик Группы компаний «ФИНАМ»

Петр Кузнецов: Пока все серьезно.

Дарья Шулик: Ну что же, а сейчас к теме, да, к серьезной теме, к вопросу, который всех нас испортил. Квартирный вопрос.

Петр Кузнецов: Так или иначе.

Дарья Шулик: Да. Частных лиц, сдающих в аренду жилую недвижимость, государство постарается заставить регистрировать сделки. Закон о создании федеральной платформы-агрегатора по обязательному учету арендных отношений Госдума может рассмотреть уже этой осенью, а заработает проект в следующем году.

Петр Кузнецов: Ну и, как это бывает в таком случае, подключились эксперты, и далеко не всех из них считают эту инициативу перспективной. По задумке, на платформе можно будет не только найти подходящее жилье, но и заключить сделку, а также зарегистрировать ее и связать с Росреестром. Арендаторы получат гарантии того, что договор с ними не будет неожиданно расторгнут. Ну а бюджет страны пополнят дополнительные налоги.

Поговорим о том, какие перспективы у новой платформы, как это будет выглядеть, кому она будет интересна, как всех включить и как всех из тени вывести на эту платформу. И будет ли такое, что в России появится цивилизованный рынок арендного жилья? Поговорим в ближайшей получасовке с вами, конечно же, и с нашими экспертами.

Первый из них – Константин Барсуков, генеральный директор агентства недвижимости, он с нами на связи. Здравствуйте, Константин.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Константин Барсуков: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Взялись за арендный рынок. Давайте сначала определим все-таки, в каком состоянии он сейчас у нас находится. Почти весь в тени? Полулегальный? Как дела обстоят?

Константин Барсуков: Ну, учитывая, что ввели такую позицию, как самозанятые, которая позволяет гражданам выплачивать налоги в размере 4% и упрощает систему налогообложения (то есть им не нужно делать какие-то действия, ходить в налоговую, это все довольно просто), действительно, многие люди уже начали переходить на легализацию, скажем так, арендных отношений.

Но в целом вся проблема в том, что люди не понимают, зачем им это нужно. Дело в том, что сейчас законодательство наше по факту не защищает ни арендодателя, ни арендатора от каких-то злостных действий. Ну, вернее, даже так: не законодательство, а последствия законодательства, я бы так сказал.

Петр Кузнецов: Вот эти злостные действия со стороны друг друга, да?

Константин Барсуков: Да. Ну смотрите. С точки зрения закона, вроде бы все как нормально. Есть ответственность по договору. Это можно в договоре прописать. Но как только мы говорим о взыскании каких-либо денег с физического лица за нарушение договора, то мы тут же упираемся в ту же самую службу судебных приставов, которая по факту не может взыскать с физического лица ничего. Ну, так сложилось у нас.

И есть еще одна позиция – у нас договор не является, условно, железобетонным, договор аренды. Мы его можем расторгнуть, предупредив другую сторону за месяц. А что это для человека, который снимает жилье? Ну, предупредил я его через месяц: «Извини, ты должен выселиться». У него нет такой позиции, какую мы слышим за рубежом, когда человек снял на пять лет, и его пять лет вообще никто не имеет права с квартиры сдернуть, никаких предупреждений за месяц, ничего такого.

И в обратную сторону. Арендатор набедокурил, разрушил жилье, уехал – и арендодатель по факту, если он не застраховал свое имущество, то никаких компенсаций он с него получить не может, за исключением условного залога, который берут за последний месяц в размере стоимости арендной платы. Понятно, это ни о чем.

То есть на самом деле, когда мы говорим про легализацию, вопрос необходимости людей в этой легализации. Если им будет удобно и полезно, если договор, условно, «белый», то понятно, что они будут это делать.

Налоговая ставка 4% – это первый шаг в эту сторону. А второй шаг в эту сторону – это закрепление договора аренды как некой такой аксиомы, которую нарушить нельзя без каких-либо последствий. И второе – как это ни банально, но изменение работы службы судебных приставов, чтобы с физического лица реально можно было что-то взыскать.

Дарья Шулик: То есть вначале только налоговые меры надо применять, чтобы этот рынок и бизнес стал не «серый», не «черный», а прозрачный и хороший?

Константин Барсуков: Ну смотрите. Ведь можно действовать кнутом. Условно, сделать пряник – 4%. А дальше давайте всех жестко наказывать, участковых пускать в рейды, то есть ужесточать.

Но вот эта игра, в которую государство часто играет, «полицейские и воры» (она так обиходно называется), то есть одни прячутся, а другие ловят, – она всегда плохая. Нужно создать предпосылки для того, чтобы люди сами хотели брать и легализовать эти договоры. Если государство сможет создать эти предпосылки… Ну, низкая налоговая ставка – это первое. Защищенность сторон договора – это второе (чего нет сейчас). Вот если это будет сделано, то тогда люди сами будут стремиться легализовать свои отношения арендные.

Петр Кузнецов: Ну, здесь выгода для съемщиков более понятная. В случае выхода из тени арендодателя, я так понимаю, он будет получать налоговый вычет, сможет получать?

Константин Барсуков: Ну, например, да.

Петр Кузнецов: А выгода все-таки арендодателя? Учитывая то, что он будет все положенные налоги платить, патент оформлять, все функции, в общем, в налоговой, то он и стоимость аренды повысит, получается.

Константин Барсуков: Вы понимаете, в чем все дело? Вот тут можно идти двумя путями. Первый путь – это сделать для всех все хорошо. А второй путь – сказать: «Так, ребята, вы сдаете свои помещения в аренду – вы должны заплатить с них налоги. И для вас благо – это низкая налоговая ставка, это возможность легализации дохода, это возможность учета этого дохода для получения каких-либо кредитов, потребительских или ипотечных. Для вас мы это сделали. Плюс, если вам арендодатель набедокурит, мы вам можем помочь с него взыскать деньги, если что, вот у нас хорошо работает служба судебных приставов».

А арендатор в этой ситуации, если ему кровно будет интересно, чтобы договор был именно официальный, он будет настаивать сам. По факту он может тем, что он спрос создает, отрегулировать, сам арендатор в массе своей отрегулировать этот рынок. Если все арендаторы будут, я не знаю, через раз говорить: «А почему вы не зарегистрировали договор? Почему вы не зарегистрировали договор?» – то понятно, что в этой ситуации люди для того, чтобы сдать, они будут прекрасно понимать: либо он дешево сдает, либо он регистрирует договор. Таким образом, можно рынок труда в эту сторону подстегнуть.

Но я еще раз говорю: должна быть некая железобетонность. Понятно, у нас законодательство в этой ситуации для собственника хорошее. Ну, как бы ты собственник, ты сдал квартиру в аренду – получается необремененная аренда.

Хотя по закону у нас как получается, по действующему законодательству? Если квартира сдана в аренду, при продаже этой квартиры договор аренды распространяется на новых собственников. Но при этом, опять же по этому законодательству, если я за месяц предупрежу человека о том, что я хочу расторгнуть с ним договор, то это все нормально. Вот я его за месяц предупредил – и все. Вот это определенная проблема.

С другой стороны, я прекрасно понимаю, что если убрать эту вещь по поводу того, что предупредить за месяц, то многие скажут: «А как я теперь буду сдавать? Что, я теперь выселить не могу людей?»

Дарья Шулик: Ну, это логичное замечание на самом деле.

Константин Барсуков: А на мой взгляд, да, не можешь выселить, пока действует договор. Будь осмотрительным, когда ты заключаешь договор.

Дарья Шулик: Можно прописывать другой срок, необязательно же месяц. Можно прописывать два-три месяца. Это же тоже по соглашению сторон все делается.

Константин Барсуков: Конечно. Заключай его осознанно, осмотрительно. Если у тебя изменились обстоятельства… Ну, не заключай его на десять лет, заключай его на пять, на три года, на один год. Если изменились обстоятельства, то, извини, это твоя проблема. Человек, который у тебя снимает, он же тоже несет издержки: ему снова риелторские услуги оплачивать…

Дарья Шулик: А вы встречали когда-нибудь договор на пять лет на аренду жилья? Вот мне интересно, такое видели?

Константин Барсуков: На самом деле его не делают по одной простой причине. Смотрите, у нас по законодательству раньше, ну, вообще было так: если больше чем на 11 месяцев заключен договор, его нужно было обязательно регистрировать.

Дарья Шулик: Конечно, да.

Константин Барсуков: Потом для жилья убрали эту норму. Все для того, чтобы не регистрировать, заключали на 11 месяцев. Потом эту норму убрали для жилья, но люди по привычке заключают на 11 месяцев.

Дарья Шулик: По старинке, да.

Константин Барсуков: Хотя, например, для коммерческой недвижимости, да, такие договоры встречаются и заключаются на долгий срок.

Кстати, у коммерческой недвижимости, у юрлиц взаимоотношения более урегулированные, с точки зрения взаимоотношений. Там можно заключить на пять лет, и тебя никто не попросит освободить площадь, предупредив за месяц. Поэтому нужно, чтобы взаимоотношения между юрлицами были такие же, как и между физлицами. А почему между юрлицами такие взаимоотношения? Потому что взыскать деньги с юрлица проще, чем с физлица.

Петр Кузнецов: Константин, с того, с чего мы начали – по поводу этой онлайн-платформы. Что вам известно? Как это будет работать? Какие плюсы и минусы вы видите на этапе заявления о запуске этой платформы?

Константин Барсуков: Ну, пока никто ничего не знает, что это за платформа. Пока вроде как сделали некую платформу. Я так понимаю, что будет… Как заявляют, она будет наполнена сервисами полезными для обеих сторон. Ну, если это так, то хорошо.

Но я, честно говоря, не совсем понимаю смысла создания некой дополнительной платформы, за исключением возможности проводить там какую-то регистрацию. На мой взгляд, это чистой воды бизнес-проект какой-то. Потому что есть платформы, которые позволяют сдать. На самом деле есть и платформы-классифайдеры, которые позволяют работать по всей территории России, на секундочку, ну, подавать объявления о сдаче. Понятно, они не очень удобные…

Дарья Шулик: Получается по логике, что платформа эта сделана исключительно для того, чтобы налоги собрать?

Константин Барсуков: На мой взгляд, эта платформа сделана для того, чтобы… Ну, цель платформы – легализация этого рынка, то есть вывод всех из тени. Но по мне, вот как я понимаю, это бизнес-проект некий, потому что на самом деле, действительно, общероссийской какой-то базы недвижимости по аренде, в рамках которой можно было бы в любой точке России подать объявление, ее нет. В каждом регионе есть свои, плюс какие-то общие классифайдеры, но они на самом деле не очень удобные.

Поэтому есть некая ниша рыночная в рамках информационного обеспечения сделок по аренде недвижимости. Вот увидели, что эта ниша есть, деньги есть. Вот и вкладываются в развитие.

Плюс делают некую благую цель. Честно, я не понимаю, каким образом эта благая цель, как легализация рынка, будет реализована, если законодатель только не возьмет и принудительно не начнет говорить: «Сдавать можно только исключительно через эту платформу».

Петр Кузнецов: Да. Тогда уже как магнит. Это единственный способ.

Дарья Шулик: То есть будет такая обязаловка, да-да.

Петр Кузнецов: Это уже радикально.

Константин Барсуков: Да. И регистрация через Госуслуги. Вы же прекрасно понимаете, что, вообще-то, есть противодействие этому со стороны игроков, по крайней мере действующих, которые скажут: «А почему?» Ну, на самом деле я не думаю, что такая обязаловка будет. Это слишком жестко.

Петр Кузнецов: Просто уже такие меры могут привести, наоборот, к разрастанию теневого рынка, как это бывает всегда.

Константин Барсуков: Да, вы правильно говорите. Нужно создавать не кнуты, а пряники.

Петр Кузнецов: В виде тех же 4%, например.

Давайте послушаем Веру из Москвы, нашу телезрительницу. Вера, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, добрый день. Я сдавала квартиру в течение двух лет, платила налог. А вот в настоящее время я эти 13% не плачу. И я хочу оговорить по пунктам. Почему?

Первое – я плачу государству налог на недвижимость. То есть с моей квартиры уже государство имеет.

Второе – я плачу в любом случае, даже если я не буду пользоваться этой квартирой, за радиоточку и прочее.

Третье – почему 13% я должна со своего дохода отдавать? Дело в том, что когда съехали мои жильцы первые, вы знаете, 50% уплаченного за жилье я потратила на восстановление мебели, на косметический ремонт. Если бы они не жили там, я бы, конечно, этих денег не тратила.

Петр Кузнецов: Не очень добросовестные, да?

Зритель: Далее. Почему я не хочу индивидуальное предпринимательство, 4%? Как мне известно, потом будут сложности с тем, чтобы продать эту квартиру. А в дальнейшем, может быть, придется продавать эту квартиру.

И в-четвертых, ведь сдают квартиры большей частью не от хорошей жизни, а от того, что это лично мне доплата к пенсии моей. Я сейчас живу в деревне, я там использую для отопления какие-то ресурсы, свет и так далее и тому подобное.

Поэтому эти 13%, я считаю, наше государство хочет снять с нас от жадности. А жадность всегда наказуема. Поэтому большинство тех, кто сдают квартиры, они не платят и платить не будут.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Дарья Шулик: Спасибо за ваше мнение.

Петр Кузнецов: Константин, судя по всему, это версия и размышления не одного арендодателя, апеллирование к этой разумной математике.

Константин Барсуков: Да. Но тут на самом деле нужно отметить еще один фактор. Мы сейчас услышали как раз вопрос, ну, как бы мнение, основанное на правовой безграмотности. А это тоже вопрос к государству.

По поводу того, что при продаже квартиры возникнут проблемы. Они действительно могли бы быть, если бы мы оформляли как ИП. Если я оформляюсь как индивидуальный предприниматель и буду сдавать свою квартиру в аренду, то я буду получать доход от использования этой квартиры. Соответственно, при ее продаже на меня не будут распространяться ни налоговые вычеты, ни льготы по налогам, которые регламентированы для физического лица, а меня будет государство рассматривать как индивидуального предпринимателя. Соответственно, при продаже квартиры я заплачу налог 6%. Хотя, если бы я продавал ее как физлицо, я бы не заплатил ничего.

Действительно, есть такая вещь, она для индивидуальных предпринимателей. Но для самозанятых она не действует. Поэтому когда нам Вера говорила про 13%, то она могла совершенно спокойно оформиться как самозанятая, платить 4% налога. И она при продаже квартиры тогда не будет рассматриваться как индивидуальный предприниматель, который использует в предпринимательских целях свою квартиру. И она будет точно так же регламентироваться при продаже 217-й статьей Налогового кодекса, и по 220-й статье у нее вычеты будут. То есть у нее ничего не изменится.

Но это вопрос опять, знаете, к государству. Когда они вводили эту позицию самозанятого, они не писали, сколько мы работы провели (мы – риелторы), для того чтобы…

Петр Кузнецов: Путаница.

Константин Барсуков: …разъяснить гражданам, а что теперь с ними происходит. Мы выковыриваем эти вещи. Про эти 6% налога для индивидуальных предпринимателей при продаже квартиры – это тоже мы по факту как-то выковыривали из Налогового кодекса.

Дарья Шулик: Константин Валерьевич, переживают, что 4% завтра превратятся в 40%. Вот пишут нам в чате: «Сейчас мы будем сдавать и платить такие налоги, а потом…»

Петр Кузнецов: Я думаю, что вам это тоже приходилось объяснять.

Константин Барсуков: На самом деле опасения такие есть, потому что когда вводили упрощенную систему налогообложения вообще в целом в стране (вспомните этот момент) и индивидуальных предпринимателей переводили на УСН, давая им возможность большие бизнесы вести… Вначале УСН распространялась только на тех предпринимателей, у которых доход был 1,5 миллиона в год. А потом взяли и сделали 60, а потом 100. И убрали страховые взносы. И все предприниматели сказали: «Хм, а что это такое?»

Потом у нас с налогами вроде как года, два, три ничего не было. Начали, соответственно, все предприниматели легализовываться. А потом государство взяло и страховые взносы ввело, как и для всех. И УСН в этом отношении потеряла какое-то преимущество. Тогда предприниматели сказали: «Ну понятно».

И вот сейчас люди думают о том же. Нам нужно понимать, что если государство сейчас 4% превратит в 40%, то люди, которые сдавали, они тут же мгновенно уйдут в тень.

И есть один момент. Ведь доказать, что человек сдает – это легко. А доказать, что он получил деньги – вот это сложно. Если человек берет наличные деньги, без переводов и прочего, то как государство сможет доказать? Он может сказать: «Да, я сдаю, но эти люди злостно нарушают. Я сейчас в суд на них подам и буду с них взымать деньги». А налоговая не может взыскать деньги от дохода, который ты не получил, а который типа планируешь получить. Поэтому тут есть вот такая условная лазейка.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Дарья Шулик: Спасибо.

Петр Кузнецов: Да, спасибо большое. Константин Барсуков, генеральный директор агентства недвижимости.

Вот мы все об аренде да об аренде. А вообще как наш человек относится к аренде? То есть аренда жилья или все-таки собственное? И где больше плюсов и минусов? Почему? О своих опытах – граждане на улицах наших городов.

ОПРОС

Петр Кузнецов: К нам присоединяется Алексей Коренев, аналитик группы компаний «ФИНАМ». Алексей Львович, приветствуем вас.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста… Наверное, вы уже посмотрели вместе с нами этот сюжет, эту подборку. Сейчас все-таки такой некий тренд на совместную экономику у нас объявлен. Конечно, это распространяется и на аренду.

Скажите, пожалуйста, можно ли сказать, что у нас аренда сейчас вытесняет каким-то образом собственность? Хорошо ли это или плохо? Ну, хотя бы потому, что шеринг – это от обеднения. Мы не покупаем, а арендуем, потому что так дешевле.

Алексей Коренев: Ну смотрите. Тут очень многое зависит, если говорить о том, что выгоднее – арендовать или покупать жилье, и от региона, от локации, и от имущественного положения, и от возрастной категории. Молодежь в этом плане более мобильная, более активная, она легче готова арендовать. Тем более что, в общем-то, в молодых годах люди еще семьей не обременены и готовы к частым переездам. Тем боле что съемное жилье позволяет в разы повысить трудовую мобильность.

У нас же люди в стране как обычно? Где родился – там и пригодился, там всю жизнь и живут. А в странах Европы или США переехать в другое государство или в другой штат просто потому, что предложили чуть более интересную работу – это обычное явление.

Если же смотреть на цифры, то, да, в больших городах, действительно, выгоднее арендовать. И в больших городах гораздо больше людей, арендующих жилье. Если брать Европу и США, то там разительно иные цифры. В США лишь две трети (даже меньше – 65%) домохозяйств имеют жилье в собственности, а более 35% жилье арендуют. В Европе эта цифра еще выше. В Берлине, например, до 80% жителей жилье снимают. В остальных странах Евросоюза тоже цифры колеблются от 30 до 50%.

Лишь страны, скажем так, бывшего соцлагеря характеризуются высокой долей собственников жилья. Ну, это наследие, оставшееся от социалистических времен, когда люди привыкли квартиру от государства получать. В России сейчас доля арендуемого жилья постепенно растет.

Вопрос: что именно и какие именно формы аренды будут превалировать в будущем? Потому что предложенная Мутко схема некоего портала регулирования рынка, где можно будет сдавать и снимать жилье, на мой взгляд, она грешит сразу несколькими серьезными минусами.

Ну, первое. Рынок жилья – это в первую очередь рынок, причем рынок свободный. И любое регулирование рынка имеет смысл и вообще эффективно только в том случае, если оно всеобъемлющее и выгодно всем сторонам рынка. В нынешней ситуации я вижу одно.

Во-первых, закон пока не проработан, это некое сырое предложение, какой-то портал, который будет вроде бы как содержать кучу готовых сервисов, облегчающих поиск жилья и оформление документов. На самом деле торчат уши совершенно фискального характера. Государство пытается взять под контроль этот рынок, чтобы улучшить собираемость налогов.

Вопрос упирается… Абсолютно правильно говорил предыдущий оратор, что все упирается в то, не окажутся ли эти меры, скажем так, слишком жесткими. Иначе рынок еще больше уйдет в «серую» зону, и государство этих денег вовсе не увидит.

Есть другой – достаточно цивилизованный – путь, который, в общем-то, существует во всем мире, он существовал в дореволюционной России. Это доходные дома. Сейчас это рынок арендного жилья, когда целые жилые комплексы строятся исключительно в расчете на сдачу квартир в аренду, там жилье не продается.

Петр Кузнецов: Причем эконом-класса больше, да?

Алексей Коренев: Любое.

Петр Кузнецов: Любое?

Алексей Коренев: Абсолютно любое: и эконом-класса, и комфорт-класса, и даже бизнес-класса есть жилье.

Я могу сказать так: первый дом, который сдавался по этому проекту, он сейчас на 98% заселен. И там можно заключить договор аренды и на пять лет, и на десять лет, потому что и арендодатель заинтересован в якорном арендаторе, и арендатор заинтересован в том, чтобы его права были неизменно защищены на длительный срок.

Выгодно обоим. Первые получают арендатора, который гарантированно не будет портить жилье, который гарантированно будет платить, потому что все это прописано в договорах и так далее. А арендатор получает квартиру, зная, какого она будет качества, зная, какой будет дополнительный сервис, потому что он знает, что в доме будет вывоз мусора, химчистка, прачечная или еще что-то. Он знает, какая будет квартплата, что она не будет меняться в одностороннем порядке или задним числом. Он знает, что его не выселят, кроме как в случае порчи имущества, по суду. То есть обе стороны защищены.

И таких комплексов сейчас строится все больше и больше, но пока еще мало. Я сейчас посмотрел интереса ради: на ДОМ.РФ уже множество объявлений по новым комплексам…

Дарья Шулик: Ой, Алексей Львович, а можно как раз, раз вы затронули ДОМ.РФ… Я, честно говоря, тоже вчера там смотрела объявления. И когда увидела цены на аренду квартир, как-то немножко они меня ошеломили. В целом… И у нас в чате зрители переживают, что как только арендодатели зарегистрируются на этой платформе, цены, и без того сейчас очень высокие, на этом рынке (особенно в Москве это просто баснословные цены), они вырастут еще больше и будут неподъемными для людей. Как известно, мы сейчас тоже говорили, что квартиры-то в основном снимают те, у кого нет денег купить жилье. А так получается, что еще не будет денег снимать это самое жилье. Потому что на сайте ДОМ.РФ двухкомнатная квартира 84 тысячи стоит.

Петр Кузнецов: Москва?

Дарья Шулик: Да, Москва. Это Москва. И это не центр.

Алексей Коренев: Вы знаете, я видел и 58 тысяч. Там разные цены.

Дарья Шулик: Не видела.

Алексей Коренев: Много сейчас жилья сдается. Как только рынок будет насыщаться, цены пойдут вниз. Понятно, что любое регулирование ведет за собой некий рост цен. И введение этого портала, который предлагает Мутко, естественно, приведет к тому, что цены на жилье, которое будет арендоваться через него, будут выше, потому что арендодатели платят налоги, арендодатели несут определенные расходы по оформлению и, в общем-то, берут на себя дополнительные обязательства. Естественно, все это будет заложено в цены. Если этот портал будет сделан разумно и много людей через него будет работать, то цены начнут снижаться. Это все вопрос рынка.

То же самое касается и рынка арендного жилья. Если его будет действительно много, если там будут представлены не только дома комфорт-класса, но и дома эконом-класса, и будет выбор, будет возможность снять квартиру дешевле, чем сейчас… Просто пока еще этот рынок только зарождается, поэтому и цены большие, и выбора мало.

Понимаете, когда человек платит в арендном доме за жилье больше, чем он арендует у случайной какой-то пенсионерки, при этом он понимает, что он во многом защищен законодательно, что его не выгонят и не пересмотрят цены. Поэтому здесь чуть большая плата… Есть за что.

Дарья Шулик: То есть за гарантии цена?

Алексей Коренев: Да-да-да, за определенные гарантии. Вопрос в том, что этот рынок должен активно развиваться, потому что рынок ипотеки у нас, на мой взгляд, все-таки впереди ждет охлаждение. То, что нам сейчас Мутко говорит, что у нас всего 40% не могут позволить себе купить квартиру в ипотеку – это оптимистичный взгляд. Но я понимаю его. Он министр, он чиновник. Но мы-то не в кабинетах сидим. Платежеспособный спрос будет падать, тем более на фоне падения доходов россиян, поэтому я думаю, что все меньше и меньше россиян в ближайшее время смогут позволить себе ипотеку.

А вот рынок арендного жилья в этом плане может стать альтернативой, если его действительно разумно развивать, разумно регулировать и во главу угла ставить не собираемость налогов, не то, как ободрать арендаторов, а в первую очередь сделать удобнее и арендаторам, и арендодателям, чтобы они смогли найти друг друга и гарантировать выполнение прав обеими сторонами.

Дарья Шулик: Спасибо, спасибо, Алексей Львович.

Петр Кузнецов: Хорошая точка. Ну, в данном случае – хороший кирпич в нашей теме.

Спасибо большое, Алексей Львович. Алексей Коренев, аналитик группы компаний «ФИНАМ». Говорили о рынке аренды.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)