Арсений Беленький: Критерий ветхости жилья будет сформирован на федеральном уровне

Арсений Беленький: Критерий ветхости жилья будет сформирован на федеральном уровне
Сергей Лесков: Не исключено, что многие проблемы Superjet связаны с тем, что не удалось построить правильную математическую модель этого самолёта
Что делать, если на первом этаже дома открыли магазин, бар или круглосуточный офис?
Александр Бражко: Роспотребнадзор практически самоустранился от контроля за содержимым и товарной этикеткой
Мать-одиночку из-за частых больничных перевели на работу за 130 км от дома. По её мнению, это принуждение к увольнению
«Собственность - это не только право, но и обязанности по ее содержанию». За сорняки будут отбирать землю
Безопасный загар - миф или реальность? Советы онколога. Что такое паспорт кожи и зачем он нужен
Онкология. Блокировка банковских счетов. Рынок подержанных авто. Бензин. Работа для подростков. Промышленная политика
Рак: каждый имеет право на бесплатное обследование, лечение и реабилитацию по ОМС в крупных центрах
Алексей Рощин: Ранний детский труд поможет. Потому что хорошее образование приобрести трудно, а вот навыки пойдут на пользу
Как производят вентиляционное оборудование и системы отопления на заводе в Бронницах
Гости
Арсений Беленький
эксперт рабочей группы «Качество повседневной жизни» ОНФ

Ольга Арсланова: Давайте поговорим об аварийном жилье. Минстрой предложил новые механизмы расселения такого жилья в нашей стране. Регионы смогут предоставить людям субсидии и социальную ипотеку с комфортной ставкой. Кроме того, появятся жилищные фонды для переселения граждан, а некоторым даже не придется переезжать: если это возможно, дома будут ремонтировать. Вот такие поправки предлагают чиновники.

Петр Кузнецов: Занятная статистика, давайте посмотрим в цифрах. По программе переселения граждан из аварийного жилья за предыдущие 11 лет новые квартиры получили более 1 миллиона человек. Снесено почти 16 миллионов квадратных метров аварийных строений. В предстоящие 6 лет темп предстоит ускорить, поставлена задача ликвидировать почти 12 миллионов квадратов, признанных аварийными до 2017 года, то есть жилье получат свыше 100 тысяч семей.

Ольга Арсланова: Для этого планируется направить из федерального бюджета более 430 миллиардов рублей. Если раньше федеральный бюджет выделял на решение проблемы с аварийным жильем 50% необходимых средств, а оставшуюся половину находили регионы и муниципалитеты, теперь доля федеральной помощи вырастет до 70%, а то и 80%.

Как сейчас идет программа расселения людей из аварийного жилья и что изменят поправки, которые предлагает Минстрой, будем вместе выяснять. У нас сегодня в студии эксперт рабочей группы «Качество повседневной жизни» ОНФ Арсений Беленький. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Арсений.

Арсений Беленький: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Расскажите, пожалуйста, вот эти дополнительные возможности, то есть нам же это представлено как дополнительные возможности для того, чтобы программа была успешно выполнена, – отчего они происходят? От безденежья, потому что невозможно на старых условиях выполнить программу?

Арсений Беленький: Ну в первую очередь, наверное, это связано с тем, что сама программа расширяется, количество домов, которые приходят в ветхое и аварийное состояние, растет, года идут. Большинство жилищного фонда было построено еще в советские годы, если мы говорим про Сибирь и Дальний Восток, там очень много бараков, много домов, которые были построены как временные, сейчас они в ужасном состоянии совершенно.

Народный фронт много лет занимается этим вопросом, это одно из поручений президента Российской Федерации, расселение людей из аварийного, ветхого фонда, вел специальный мониторинг. В предыдущей программе была куча недостатков. Например, в некоторых случаях строили такого качества новые дома, что их называли новым аварийным жильем, люди буквально отказывались в них переезжать, приходилось эти дома исправлять или не принимать регионам, инспекциям.

Ольга Арсланова: Что изменится, если вот это предложение примут? Что это даст регионам?

Арсений Беленький: Я так понимаю, что тут ситуация следующая. У нас, во-первых, увеличилась доля федерального бюджета в самих программах переселения из аварийного жилья, там действительно было раньше 50 на 50, сейчас доля бюджета больше, порядка 400 с лишним миллиардов рублей запланировано на эти цели средств. Вот эти дополнительные опции позволят увеличить темпы дополнительно переселения, это в первую очередь, я думаю, будет касаться не аварийного, а скорее ветхого жилья, тех домов, которые еще не предоставляют угрозы для людей, но жить в них уже почти невозможно.

Петр Кузнецов: При этом что касается ветхого жилья, ни Жилищный кодекс, ни постановления правительства не содержат такого определения, как ветхое жилье. Как только мы выходим за официальные бумаги, ветхое жилье в каждом предложении появляется. Как-то определились с этим термином, с этим определением, чтобы двигаться в нужном направлении, чтобы не признавать аварийные дома ветхие?

Ольга Арсланова: Вообще чем они различаются? Многие даже не понимают, какая разница между ними.

Петр Кузнецов: Да, многие даже не понимают, поэтому так и получается, что жить невозможно, – «нет, ваш дом ветхий, продолжайте жить».

Ольга Арсланова: Ни ветхое, ни аварийное непригодно для жизни скорее всего.

Петр Кузнецов: Пока все полномочия по определению остаются даже несмотря на новую программа, которая должна улучшить, ускорить этот процесс, все-таки решение принимают по-прежнему регионы? Мы знаем, как там могут определять, аварийный дом или ветхий.

Арсений Беленький: Да, всегда есть некий перебор на местах. Федеральные органы власти некие рамки, правила игры задают, но часто у них не хватает ни рук, ни желания, может быть, проконтролировать, как все реализуется на местах, и там бывают совершенно вопиющие случаи.

Если мы говорим про ветхое и аварийное жилье, то ситуация следующая. У нас в прошлом году данная программа вообще не работала, и новое правительство, которое пришло после выборов, решило обязательно в этом году ее стартануть, стартануть ее на старых условиях, которые были до этого. У них стоит внутренняя задача, которую они должны выполнить, – это к лету сформировать новые правила определения, что такое аварийное жилье, что такое ветхое, доработать детали программы. Эта работа уже запущена, созданы соответствующие рабочие группы при Минстрое, Народный фронт туда входит и будет за этим следить.

Я так предполагаю, что сам критерий ветхости будет сформулирован на федеральном уровне, в федеральном законе, а дальше уже будет инспекция происходить на региональном уровне. И тут, на мой взгляд, общественный контроль, контроль самих жителей крайне важен и принципиален, тут нельзя молча смотреть, как ваш дом признают новеньким, построенным в 1930 году…

Ольга Арсланова: Но люди для этого должны знать критерии признания ветхого и аварийного жилья.

Арсений Беленький: Они будут опубликованы ближе к лету, пока мы не можем оперировать этими конкретными параметрами, они еще не опубликованы.

Ольга Арсланова: Так интересно, что программа работает, а понятий появятся…

Петр Кузнецов: …в конце уже.

Арсений Беленький: Сама программа работает по старым правилам и с лета по новым. К лету должны определить новые критерии, сейчас пока это туман, мы пока точно не знаем.

Петр Кузнецов: Арсений, скажите, вот что непонятно. Сейчас и без этих упрощенных, казалось бы, очень много программ, которые мы сейчас обсуждаем, очень много проблем с переселением людей. Людей не могут переселить, они стоят в очередях. Все это очень здорово – социальная ипотека, субсидии, жилфонд, – но появляются новые фонды для этой инициативы, новые инструменты, вы сказали, целые рабочие группы. Вот это все не замедлит и без того затянутые сроки переселения? Пока будут оформляться…

Арсений Беленький: Я думаю, что все это некие рюшечки над главной задачей. Все-таки самая главная задача – это целевым образом и правильно потратить деньги, которые на саму стройку. Субсидии, льготная ипотека и так далее – это какие-то дополнительные параметры, которые на несколько процентов увеличат темпы, а может быть, замедлят, если они будут долго приниматься. Самое главное, чтобы само ядро программы, именно снос старых домов, стройка новых на деньги федерального бюджета стартанули вовремя, над ними был тщательный надзор, были понятны критерии, как эти дома отбираются. Я почти уверен, что в регионах будет куча скандалов со старым фондом в центре города: это коммерчески привлекательные участки…

Петр Кузнецов: Можно ли найти везде нужные, свободные метры в отдельно взятом городе?

Раз уж мы заговорили о федеральном бюджете, привлечение частных инвесторов планируется? Конечно же, их нужно чем-то заинтересовать.

Арсений Беленький: Я думаю, что эта программа чем-то похожа…

Петр Кузнецов: Или капремонта.

Арсений Беленький: Извините, что прервал. Чем-то программа похожа на реновацию, я так понимаю, там тоже планируется привлечение большого массива частных денег, когда компании заинтересованы построить новые дома, часть квартир их, часть квартир людям. Наверное, к чему-то подобному придут и в данном случае особенно с ветхим жильем. Аварийное жилье, я почти уверен, будет находиться под четким контролем президента, правительства, общественности и так далее, это принципиальнейший вопрос жизни и смерти, а с ветхим жильем возможно привлечение частных инвесторов, особенно в центральных участках города.

Петр Кузнецов: Часть средств нацпроекта не планируется направлять на эту программу?

Арсений Беленький: Насколько я понимаю, речь идет как раз о переселении ветхого и аварийного жилья, это отдельная статья в бюджете Российской Федерации, которая распределяется фондом, который в государственной собственности находится, все под контролем государства. Государственные деньги только будут у государства, частникам их никто не доверит.

Петр Кузнецов: Понятно.

Ольга Арсланова: Особенно остро стоит проблема ветхого и аварийного жилья на Дальнем Востоке. В Якутии, например, около 4 тысяч многоквартирных домов признаны аварийными; также много такого жилья в Ингушетии, Дагестане, Республике Тыва. И мы часто рассказываем об этом в своих эфирах, вот только несколько примеров. Давайте их все вместе вспомним.

Итак, вот в этом довоенном бараке Владивостока до сих пор живут 24 семьи – без удобств, с дырявой крышей. Этот барак был признан аварийным еще 6 лет назад, но местные власти говорят, что на расселение этого дома денег нет до сих пор. А вот по данным Минстроя, на Дальнем Востоке около 6% жилья ветхое или аварийное, краевым властям предстоит расселить более 700 домов, на это потребуется (кстати говоря, о деньгах) 9 миллиардов рублей.

Петр Кузнецов: Далее общежитие в бурятском городе Селенгинске, которое тоже больше 6 лет назад признали аварийным, но и там новоселья люди до сих пор не дождались. Причина та же – нет денег, и в госпрограмму дом не попал. Старую проводку регулярно замыкает, жильцам часто приходится сидеть без электричества, в доме сырость и плесень.

Ольга Арсланова: А вот что говорят.

Валентина Назарчук: Вот это все обшито, потому что там вообще помочь нечем. Вот тут все сыпется, видите, кирпичи, шлакоблоки, все. Вот комары у нас живут здесь.

Константин Прошкин: Нет в бюджете республики таких денежных потоков, чтобы можно было на территории республики в районах, поселениях ее реализовать. Для этого нужны финансовые потоки из федерального бюджета.

Ольга Арсланова: В Ханты-Мансийском автономном округе жители поселка ГПЗ с трудом переживают зиму, их дома – временные бараки, которым по 40 лет, они уже рассыпаются от старости. На территории поселения признано аварийным более 60% жилья, однако чиновники сносить дома не стали, они не в состоянии одновременно расселить почти 500 человек. Поэтому люди ждут, пока их дома включат в новую региональную программу переселения.

XXI век у нас, видите.

Арсений Беленький: Не похоже, да.

Петр Кузнецов: XXI век, и у каждого из нас есть право на жилье. А тут получается, что от состояния региона многое зависит, в зависимости от состояния региона ты превращаешься во второсортного гражданина с несколько другими правами.

Арсений Беленький: Такие случаи, к сожалению, присутствуют, они многочисленны. Мы выезжали в Народном фронте во многие регионы, делали инспекции таких домов, привлекали и Жилинспекцию, и губернатора, и мэра города, для того чтобы они обратили внимание, что такие дома не попали в предыдущие программы, при этом визуально видно, что это полный абсурд. Скорее всего, в некоторых случаях даже были вынесены некие наказания чиновникам, был скандал недалеко от Москвы, Московской области со статистикой по расселению аварийного жилья, замгубернатора был уволен, насколько я помню, это было 2 года назад.

Про людей тут объективно есть некий конфликт про то, что если нам гарантируют жилье, то государство в принципе нам может его отдать в соцнайм, об этом и говорит Минстрой: давайте мы построим государственное жилье, оно будет принадлежать государству, а человеку оно будет предоставляться на время его жизни, человек будет платить социальный найм, как это было в Советском Союзе. Для многих людей на самом деле это более-менее комфортный вариант, это вот честно мое искреннее мнение. Если мы говорим про человека преклонного возраста, которому трудно разобраться в законах, спорить с государством, ему бы побыстрее спокойно жить в новом доме, для него, возможно, комфортный вариант именно соцнайм, зачем ему платить налоги за эти метры и так далее. Главное, чтобы тут не было манипуляций с этим.

Ольга Арсланова: Нас зрители спрашивают, возможно ли на это рассчитывать в деревне, распространяется ли на деревни эта программа.

Арсений Беленький: Это речь идет про многоэтажное строительство, МКД. Если в деревне есть многоэтажный дом, то да, если нет, то нет, я думаю.

Ольга Арсланова: А вот вы сказали про манипуляции, разные нечестные схемы. Если будет принято решение какие-то дома ремонтировать, как можно быть уверенными в том, что ремонт будет качественным? Потому что отремонтировать ветхий, аварийный дом – это особая история.

Арсений Беленький: Согласен.

Ольга Арсланова: Очень тонкая грань, когда его уже нужно сносить, а когда можно отремонтировать, потому что отремонтировать может выйти даже намного дороже, чем новый дом построить.

Арсений Беленький: Да, отремонтировать часто бывает сопоставимо, особенно если в доме есть лифт, лифт стоит очень больших денег. Сейчас ситуация чуть-чуть становится лучше во многом благодаря непопулярному капитальному ремонту. Он непопулярен, потому что с людей собирают деньги…

Ольга Арсланова: Конечно, никто не хочет так особо…

Арсений Беленький: …платить лишний раз.

Ольга Арсланова: Непонятно еще, как сделают потом.

Арсений Беленький: Но зато появились компании, которые действительно начали эти ремонты делать. Слава богу, за ними следит прокуратура, мы слышим кучу случаев, когда они отстраняются, наказываются чиновники. Но появляются действительно компании, которые умеют и кровлю починить, и лифт правильно поставить, и так далее. В принципе, я думаю, со временем ситуация станет лучше, но сейчас она еще в напряженном состоянии, за этим нужно действительно следить. Нужно при первых же сомнениях в чистоплотности компании обращаться в соответствующие органы и правоохранительные, и в администрацию муниципалитета или региона.

Петр Кузнецов: Вот что нам пишут. Нижегородская область: «В Нижнем где земля была в цене, все дома снесли и построили, а там, где невыгодно, как стояли халупы, так и стоят». «Вам никогда не хватит денег на жилье, – это уже Челябинская область, – потому что цена жилья завышена в 3 раза: треть себестоимость, треть сверхприбыль хозяина строительной фирмы и треть налоги, стоимости земли и откаты». Марий Эл: «Я проживаю в поселке в частном доме, построенном моим делом в 1910 году. Как мне признать его ветхим и войти в программу?» – это спрашивает Юрий. Оренбургская область вспоминает почему-то Горбачева: «Горбачев в 2000 году обещал каждой семье по квартире бесплатно», – боимся вас огорчить, но, к сожалению, у Горбачева полномочий не было в 2000 году что-то кому-то обещать. Нет, пообещать он мог, а вот, пожалуйста…

Ольга Арсланова: Но исполнять некому.

Давайте послушаем Галину из Уфы. Добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер.

Арсений Беленький: Здравствуйте.

Зритель: Приятно вас слышать и видеть.

Арсений Беленький: Очень приятно.

Зритель: Скажите, пожалуйста, вот у меня к вашему гостю такой вопрос. Я как-то вам звонила, мы проживаем в демидовском доме, доме купца Демидова, 300 лет постройка, мы живем в этом доме 36 лет. Стоим на очереди как малоимущие 10 лет. Неужели нельзя так сделать, вот у нас в 2015 году, когда БРИКС и ШОС были, говорили, что будут дом расселять, но так мы так и проживаем. Теперь вроде говорили в конце 2018-го, 2019-й настал – тишина. Туалет на улице, условий никаких.

Неужели нельзя так сделать, узаконить, если, например, при расселении (все-таки надеемся, что его расселят), чтобы при расселении сразу учитывалось, что человек, семья стоит на очереди 10 лет? Трое малолетних детей, трое внуков у нас. Поэтому вот такое хотя бы… А нам сказали: «Будут расселять, так 7 квадратных метров на 7 человек, вы столько же и получите и будете стоять на очереди дальше». Спасибо большое за ответ.

Петр Кузнецов: Миллионы подобных историй, я думаю, вы догадываетесь.

Арсений Беленький: Соответственно, могу коротко прокомментировать о том, что, слава богу, в 2008 году эта программа стартовала по переселению из аварийного и ветхого жилья. К сожалению, она на 1 год прекращалась, сейчас она, слава богу, опять возобновляется, я думаю, с этим были связаны некие задержки с тем, что когда дом уже был признан аварийным и ветхим, его не расселили, потому что в течение года не было средств на это. Если дом признан аварийным, то я думаю, в ближайшую программу вы попадете.

Про поправки в законы – возможно, что как раз к лету смогут учесть эту ситуацию, чтобы лишний раз человека не мутузить и не перевозить из одного дома в другой, сразу учитывать ту ситуацию, которая… Человек стоит на очереди, ему полагаются от государства же дополнительные квадратные метры, чтобы расселить детей, внуков, которые появляются, его не нужно перевозить метр в метр, если вы строите. Я надеюсь, что Минстрой учтет эти пожелания, и мы обязательно их внимание обратим на то, что можно двух зайцев убивать и делать реальное дело, а не формальными отчетами…

Петр Кузнецов: К вопросу о двух зайцах, даже трех, получается. Арсений, вот сейчас вы сказали, что программа расселения ветхого и аварийного жилья была остановлена, сейчас возобновили ее. Госпожа Хованская совсем недавно инициировала реновацию в регионах, еще одна целая масштабная программа, которая только начинается, сейчас вот еще новые условия переселения. Не будет ли рассинхрона по всем этим программам? – по одной ты ветхое, расселяешься, по другой остаешься.

Арсений Беленький: Я думаю, нет. У нас есть… Если вы сами живете в ветхом, аварийном доме, то вы, как правило, знаете весь список, он закрытый, дома…, вы понимаете, попадаете вы в эту программу или нет. Те дома, которые построены условно в 1960-х гг., качество их жизни соответствует началу прошлого века. Они смогут попасть, возможно, в эту программу реновации. Они не попадают под ветхое и аварийное жилье, там не отваливается крыша, несопоставимое с этими бараками состояние, но при этом можно найти возможность для улучшения жилищных условий. Я думаю, что та программа, которая обсуждалась в Госдуме, касается именно этих домов, то есть это должна быть частная инициатива.

Петр Кузнецов: То есть эти программы как-то будут под одной крышей проходить, контролироваться?

Арсений Беленький: Регионально.

Петр Кузнецов: И здесь не будет конфликта каких-то структур, которые одна курирует одну программу, другая другую, здесь ничего не понятно. Объединенный какой-то орган должен быть.

Арсений Беленький: Это будут замы губернаторов по строительству и ЖКХ в первую очередь, я думаю.

Ольга Арсланова: Послушаем Владимира из Якутии. Добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Вы в эфире.

Арсений Беленький: Добрый вечер. У вас доброе утро уже.

Зритель: Я вот по какому вопросу звоню. Я город Нюрба, у нас дома расселяют 1990-х гг. Их быстро ломают и заселяют новые дома. А нас, у нас стены полумесяцем, на крыше деревья растут, по весне сейчас воды по колено будет, подоконник почти у земли, 20 сантиметров от земли, весь дом в земле. Нас не расселяют, уже третий год обещают и никак. Вот как будет у нас это все? По 5 машин дров мы сжигаем за зиму. Дом… от организации городской муниципальной.

Ольга Арсланова: Да, спасибо.

Арсений Беленький: Я услышал.

Ольга Арсланова: У нас мало времени просто, для того чтобы прокомментировать.

Арсений Беленький: Я не видел фотографии конкретного состояния дома, но по словам примерно ориентируюсь, что он скорее всего не многоквартирный.

Петр Кузнецов: То есть все-таки очень много подобных вопросов на SMS-портале. Общая рекомендация для тех, кто пишет, что живет в доме 1910 года постройки, капремонт в 2030 году и так далее, – общая рекомендация, куда обращаться на местах прежде всего?

Арсений Беленький: В первую очередь нужно разобраться с тем, попадаете ли вы в список аварийного жилья, это принципиальная история.

Петр Кузнецов: Это можно как сделать?

Арсений Беленький: Это обратиться в муниципалитет, в мэрию, часть этих данных открыта, просто их иногда сложно найти, можно просто прийти в департамент строительства соответствующей мэрии или сделать письменный запрос. Во многих местах, я думаю, это по телефону можно узнать. Нужно понять, попадаете вы в этот список или нет; если вы попадаете в него, то задать вопросы, чтобы вам показали программу расселения аварийного жилья, понять, в какой период вы попадаете, а дальше контролировать эту ситуацию.

Если вы в список не попали, то тут, наверное, два варианта развития событий. Первый – это объективный критерий. Объективный критерий – это когда несколько раз делалась комиссия и она не признает дом аварийным. Я сталкивался с такими случаями, это какие-нибудь ведомственные дома, какой-нибудь завод строил при себе для работников жилье и делал это очень качественно. Эти дома очень старые, но они не сыпятся, не ломаются, они сделаны из каких-нибудь кирпичей и так далее, их невозможно признать аварийными, потому что они… Тут вы в программу по аварийному жилью не попадете.

Ольга Арсланова: Понятно.

Арсений Беленький: Если инспекции не было, то нужно настаивать на ней.

Петр Кузнецов: Понятно. Спасибо большое.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Арсений Беленький, эксперт рабочей группы «Качество повседневной жизни» ОНФ.

Арсений Беленький: Спасибо. До свидания.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео