Георгий Остапкович: Торговля будет отбивать рентабельность на премиум-продуктах. А по основным – хлебу, гречке, молоку – галопирующего роста цен, думаю, не будет

Гости
Георгий Остапкович
директор Центра конъюнктурных исследований ВШЭ

Тамара Шорникова: Теперь абсолютно серьезно. Продукты, к сожалению, в этом году будут дорожать, к счастью, в пределах общей инфляции, но вот молочка, гречка и хлеб все-таки к сожалению могут подорожать сильнее и эту самую инфляцию обогнать, – таков прогноз от аналитиков «ФинЭкспертизы». Что может подтолкнуть цены вверх? Давайте разбираться.

Виталий Млечин: Да, выясним прямо сейчас. В 2018 году из-за роста цен на энергоносители, аренду и корма, удобрения подорожали яйца, мясо и сахар, вот сейчас на ваших экранах эта печальная статистика. Молочные продукты, гречка и хлеб тоже прибавили, но не так значительно. Теперь производители, скорее всего, постараются наверстать упущенное. Как говорят сами производители, резерв для сдерживания цен у многих уже просто исчерпан.

Тамара Шорникова: Возьмем, к примеру, молоко. В общей стоимости литра пастеризованного молока прибыль производителей сейчас составляет в среднем 3.4% при средней прибыли в пищевой промышленности около 8%, то есть, очевидно, есть куда расти. Гречка после рекордного урожая в 2017 году, цены на крупу упали на 16%. В прошлом году производители посевы сократили, и цены снова могут пойти в рост.

Виталий Млечин: Не хотелось бы, я лично люблю очень гречку.

На низкую прибыль жалуются производители хлебобулочных изделий, съедает ее рост стоимости зерна. Пшеница за прошлый год подорожала на 54%, рожь – на 30%. Вот такие предпосылки. Но сбудется ли это или, может быть, просто производители немножко подогревают интерес к себе?

Будем выяснять прямо сейчас вместе с директором Центра конъюнктурных исследований Высшей школы экономики Георгием Остапковичем. Добрый вечер.

Георгий Остапкович: Добрый вечер.

Виталий Млечин: Как вы считаете, давайте начнем с главного, действительно подорожает? И если да, то насколько?

Георгий Остапкович: Нет, во-первых, подорожать-то точно подорожает, тут вопроса никакого нет, потому что инфляция практически присутствует во всех странах.

Виталий Млечин: Ну к этому мы уже привыкли…

Георгий Остапкович: Да.

Тамара Шорникова: Тут уже вопрос, насколько.

Георгий Остапкович: Ну правильно, даже экономически развитые страны примерно 2% закладывают инфляцию, это вполне нормально. Я вам кажу, что дефляция хуже, чем инфляция, для населения. Вопрос абсолютно правильно вы говорите, насколько, какая мера интенсивности, какие продукты и как поведет себя именно продовольствие. Ведь общая инфляция не из продовольствия состоит, она состоит из продов, непродов и услуг. И вот мне кажется, что именно продовольственный сегмент имеет наибольший вес в инфляции из этих 3-х компонентов. Он может, как говорится, основным драйвером общей инфляции будет именно продовольствие. Я не думаю, что это будет на длинном отрезке, но по крайней мере первая половина года и, наверное, осень будут привыкать, притираться друг к другу с точки зрения инфляции именно продовольственной.

И я, вы знаете, не стал бы обвинять торговлю, потому что сейчас у нас вот такой признак хорошего тона, что во всем виновата торговля. Торговля здесь вообще-то ни при чем. Торговля выставляет новые ценники, пищевики новые ценники выставляют, то есть новые прайс-листы дают, цены на топливо… Ну как, торговля же должна какую-то свою рентабельность иметь, они же по новым ценникам не могут сбрасывать ниже себестоимости. Они, наверное, будут все-таки, мне так кажется, потому что все-таки работники торговли достаточно добросовестные люди, знают свое социальное участие, обязанности поведения с гражданским обществом. Я думаю, что вот на основные продукты питания, особенно на те продукты питания, которые в доступе малообеспеченным, низкодоходным, они не будут поднимать резко цены. Хлеб, молоко, яйца, вот гречка ваша любимая – я не думаю, что это будет какой-то галопирующий рост.

Виталий Млечин: Вы меня успокоили сейчас с гречкой.

Георгий Остапкович: Да-да. Но это все потом, если будет время, поговорим, как можно регулировать это все. Они будут отбивать эту свою рентабельность на премиум-продуктах, на деликатесах, на алкоголе, на табаке. То есть они будут повышать там и вот эту маржу отбивать, чтобы не повышать в нижнем сегменте.

Виталий Млечин: Так алкоголь и табак и так достаточно дорого стоят, потому что акцизы большие, особенно сигареты… Я не курю, правда, но…

Тамара Шорникова: …коллеги жалуются.

Георгий Остапкович: Будет еще дороже.

Виталий Млечин: Да, судя по всему, стало очень дорого.

Георгий Остапкович: Ну вот надо, чтобы вы курили, вы бы тогда содействовали, чтобы удешевились товары…

Тамара Шорникова: Поднимали бы остросоциальные темы в эфире программы «Отражение».

Георгий Остапкович: Конечно. Я думаю, что и алкоголь, и табак подорожают, даже не думаю, а уверен, и темпами гораздо больше, чем масло, молоко, гречка и все.

Тамара Шорникова: У нас уже есть звонок, но давайте перед тем как ответить на него подключим к разговору и других телезрителей. Расскажите, напишите, если все-таки цены серьезно поднимутся, без каких продуктов вы не проживете, а от чего сможете отказаться, чтобы сэкономить. Ну и как сейчас вообще, радуют вас, печалят ли ценники в магазинах? Звоните, пишите, рассказывайте.

Виталий Млечин: Да, и пишите не только нам сообщения, пишите нам в социальных сетях, на сайте otr-online.ru, тоже, пожалуйста, заходите, пользуйтесь, это очень удобно, мы всех…

Тамара Шорникова: Часть уже это сделали, мы зачитаем ответы некоторые в нашем сегодняшнем эфире.

Виталий Млечин: Да, чуть-чуть позже. А сейчас Белгород на прямой связи с нами. Юрий, здравствуйте, добрый вечер, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Да вот тут много, конечно, все говорят, рассусоливают. Но ведь игла-то в чем? В энергоносителях. Не поднимайте бензин, цены на бензин, на солярку, на энергоносители, сами по себе же цены не будут расти. Из-за чего они растут? Ведь это просто, простая математика, неужели это трудно понять нашему правительству, нашему государству? Все исходит от того, какие несут затраты производители. Производители несут на что? Тут, по-моему, ясно, как «Отче наш». А вы тут начинаете, вот мы да как удержать эти цены… Да никак не удержите вы цены, если будете поднимать на энергоносители. Возьмите вы нефтяные компании за одно место и просто придержите их, и все.

Виталий Млечин: Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Юрий, наша воля, мы бы взялись серьезно, но, к сожалению… В том числе понимая эти проблемы, как раз и были совещания, определенные решения по поводу цен на бензин и так далее, на то же дизельное топливо.

Георгий Остапкович: Ну совещания были, но 31 марта, во-первых, этот part завершается, и с апреля месяца, я думаю, такой скачок небольшой, но будет. Потому что зимой, в общем-то, рост цен на бензин не так актуален для нефтяников, а сейчас откроется повышенный спрос. За счет чего? Посевная в апреле, откроется Северный морской путь, доставка на Севера, проснутся все «подснежники», на своих автомобилях которые сидели, и спрос пойдет, и тут же нефтяники… У нас же монополия на бензин, у нас же 4-5, максимум 6-7 компаний, которые формируют этот рынок. Они, конечно, повысят, и опять начнется, как говорится, старая песня о главном, опять с ними начнут заседать и просить, чтобы они… Ну бензин подорожает.

Тамара Шорникова: Мы говорили о том, что действительно молоко, хлеб, гречка та же – это тот набор продуктов, который в первую очередь покупают многие люди, которые приходят в магазин.

Георгий Остапкович: Да.

Тамара Шорникова: Потому что это товары, скажем так, первой пищевой необходимости, во-вторых, это недорогие, как правило, товары, относительно.

Георгий Остапкович: Ну да.

Тамара Шорникова: Но тем не менее судя по графике, которую мы показывали в начале нашего эфира, и производители молочной продукции, и производители хлебобулочных изделий жалуются действительно на то, что они прямо впритык уже со своими возможностями идут, потому что прибыль небольшая, затраты у них колоссальные. За счет чего удастся… Вы говорите при этом, что все-таки эти товары вряд ли подорожают. За счет чего? За счет пристального внимания со стороны чиновников? За счет других возможностей у производителей, резервов?

Георгий Остапкович: Чиновники здесь совершенно ни при чем. Чиновники должны формировать предпринимательский климат, то есть создавать условия, чтобы предпринимателю было легче, проще, влиять на конкуренцию, понимаете? За счет чего, я пытался объяснить, что торговля сама будет сдерживать рост этих цен, себе в убыток пойдет. То есть они будут, может быть, не минусовую рентабельность на них ставить, но нулевую.

Тамара Шорникова: То есть все-таки за счет каких-то договоренностей с ритейлерами?

Георгий Остапкович: За счет договоренностей с ритейлерами, конечно. Но ритейлерам будут выставлять новые прайс-листы по всем товарам, которые вы перечислили, по всем продуктам питания. Причем этим будут пользоваться в основном сетевики, то есть крупный ритейл, у кого есть большая сортиментная линейка, где он может хлеб и масло отбить за счет какой-нибудь дорогой рыбы, «Бордо» 2018-го или 2012-го года…

Тамара Шорникова: …паштета и так далее.

Георгий Остапкович: А вот как малые магазины… Я боюсь, что они будут выставлять цены, чтобы им не слететь с лица земли, им придется подстраиваться под те ценники, которые будет давать пищевая промышленность. Вы не забывайте, пищевая промышленность еще получила 2% с 18% до 20% НДС в этом году, а это все-таки 11% прямого налога по НДС, увеличение больше 11% даже.

Тамара Шорникова: Вот еще один звонок, Ростовская область, Ольга. Давайте узнаем историю.

Виталий Млечин: Мы слушаем вас, добрый вечер.

Тамара Шорникова: Ольга, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Да, Ольга, говорите, пожалуйста, мы слушаем.

Тамара Шорникова: У вас закрылось предприятие, насколько мы знаем.

Зритель: Здравствуйте. Я беспокою вас из Ростовской области. Да, у нас резко подорожала птица, именно куры, особенно после Нового года. Подорожание началось до Нового года, но особенно резко, почти на 50 рублей подорожала после Нового года, 149 рублей, 149.90 стоит килограмм курицы. Но мы это связываем, конечно, с закрытием «Евродона», нашего предприятия, вы, наверное, слышали, что оно обанкротилось. Оно еще не признано банкротом, сам руководитель, но уже передано «ВТБ». Но дело в том, что ведь у нас столько сельхозпредприятий в Ростовской области, что это вызывает вопросы, почему у нас дорожает и птица, и мясо, и молоко.

Вот, например, если раньше я могла себе позволить 3-4 курицы в месяц, то сейчас мы стараемся ограничиваться одной. Спасают, конечно, ярмарки сельхозпроизводителей, раз в месяц они у нас проходят, но я бы не сказала, что намного цены ниже там, потому что фермеры тоже подняли цены. Но при этом я работаю на пищевом производстве, на кондитерском, и учитывая, что у нас поднялись цены на реализацию продукции, зарплата у нас за последние 4 года поднялась всего на 1 тысячу в месяц. Я не считаю, что это большое поднятие зарплаты.

Виталий Млечин: Совсем небольшое.

Зритель: Поэтому вот как нам жить? Я работающая, у меня ребенок 12-летний, поэтому… Вот так вот мы живем.

Виталий Млечин: Понятно, спасибо вам большое. Все дорожает, видимо, поэтому и птица подорожала.

Георгий Остапкович: Ну… Без комментариев.

Тамара Шорникова: При этом это все-таки не тот товар, который мы экспортируем, действительно Ростовская область богата на производителей тех же.

Георгий Остапкович: Да нет, с птицей вообще у нас в сельском хозяйстве все более-менее нормально. У нас, как говорится, импортозамещение, мы абсолютно экономически и продовольственно в безопасности по птице находимся. Особых претензий на рост птицы не видно, чтобы были какие-то такие резкие аргументы к повышению. Аргумент один – нет конкуренции. Может быть, у них один магазин, который торгует птицей? Поставьте 3-4-5 магазинов, сразу же все подешевеет, если будет конкуренция торговая. Нельзя, поляки все это проходили, они воткнули 5 магазинов в радиусе 1 километра, так называемая шаговая доступность, и сразу цена на 5-10% упала.

Виталий Млечин: Да, в Польше очень недорогая еда, это точно.

Георгий Остапкович: Да.

Тамара Шорникова: Да, но при этом все же пляшет от спроса.

Георгий Остапкович: А за счет чего? Потому что Варшава по сравнению даже с Москвой в 5 раз по точечности магазинов шаговой доступности больше на жителя населения, представляете?

Виталий Млечин: Мы решили узнать у наших зрителей, если цены рванут вверх, то без каких продуктов, собственно, они не смогут прожить, а от каких смогут отказаться. Мы сейчас посмотрим небольшой сюжет, но прежде несколько сообщений, которые нам написали в наши социальные сети, нам коллеги помогли их отобрать, за что большое спасибо.

Тамара Шорникова: Да, «ВКонтакте», Instagram, комментарии были там.

Виталий Млечин: Вот, например, «ВКонтакте» нам пишут: «Отказались от колбас, зачем платить за эту массу неизвестной субстанции? Лучше за эти же деньги взять курицу или мясо», – ну колбаса далеко не самая полезная еда, в общем, от нее можно безболезненно отказаться. А вот прекрасно совершенно: «Без пирожных не проживу, а вот от хлеба из фуражной муки придется, пожалуй, отказаться», – без пирожных люди не проживут, это можно понять.

Тамара Шорникова: Есть, конечно, и другие сообщения: «Молочку не берем уже давно, дорого. Пюре на воде с яйцом и маслом. Легче сказать, что покупаем: овощи на борщ, макароны, сахар, рис, мука и так далее. Детям вкусняшки только в день зарплаты».

Виталий Млечин: Давайте смотреть сюжет.

ОПРОС

Тамара Шорникова: Сейчас мысленно задала себе тот же вопрос, первое, что приходит в голову, – это молочные продукты, очень люблю, конечно, молоко, сыр и так далее, и овощи. Хотя грустно очень, потому что сейчас в магазине они в принципе равнозначные, иногда даже дороже, чем мясо, стоят. Это прямо действительно грустно.

Виталий Млечин: У меня сладости на первом месте, я не смогу отказаться, это точно.

Георгий Остапкович: Не надо ни от чего отказываться.

Тамара Шорникова: Давайте посмотрим, что еще говорили наши телезрители, продолжаем обзор соцсетей. Вот сейчас Instagram, пару комментариев оттуда.

Виталий Млечин: Да, давайте, начнем вот с чего. «Уже давно отказались от сыра, российский некачественный, но очень дорогой, импортный не по карману». «От колбасы», – это понятно, уже обсуждали. «От пива, водки и вина», – тут тоже явно никто не пострадает. Остаются курица, крупы, макароны, картошка, капуста, то есть то, что советовали чиновники.

Тамара Шорникова: Вот тут импортозамещение пошло: «Алкоголь свой, домашний, по редким случаям». «От чего еще отказаться? От желания смотаться к морю в отпуск? Можно же в ванну соли насыпать (сарказм)», – тут уже и без скобок все понятно абсолютно.

Если говорить все-таки о ценах, которые мы, конечно же, хотим видеть другими. Несколько магазинов в округе создадут конкуренцию, но при этом в них вряд ли кто-то будет ходить, потому что спрос сейчас падает, реальные доходы населения падают 5-й год подряд. Как можно по-другому стимулировать конкуренцию? Что можно сделать сейчас, чтобы не испытывать такой шок, заходя в магазин?

Георгий Остапкович: Нет, по-другому конкуренцию нельзя стимулировать. Конкуренция – это именно количество экономических агентов, которые продают.

Тамара Шорникова: За счет поддержки фермеров, например.

Георгий Остапкович: Вот вы абсолютно правильно обратили внимание: ведь даже если вот эта инфляция, предположим, сейчас Центробанк ставит таргет где-то 5-5.5% годовая инфляция, Минэкономики 4.2%, где-то в районе 5.5%, я думаю, на точке роста будет точно. Но люди бы не обратили внимания на эту инфляцию, если бы у них росли доходы, если бы 5.5% и 7% рост доходов… А 7% у нас было, все 2000-е гг. было.

К сожалению, у нас действительно 5-й год падают доходы, вот где решение вопроса, то есть рост реальных располагаемых доходов. А чтобы росли доходы, нужно запускать экономику, чтобы росла прибыль от предприятий, росла налогооблагаемая база, деньги будут поступать в бюджет, бюджет будет давать низкодоходным, предприниматель будет повышать зарплату для дальнейшего разгона экономика, и люди постепенно станут богаче. Ну а как? Другого выхода из этой ситуации я не вижу.

Тамара Шорникова: Насколько это реально в ближайшей перспективе?

Георгий Остапкович: Ну вы знаете, я думаю, реально. Может быть, вот сейчас вот эти 12 программ национальных заработают, где-то 30 триллионов, может быть, действительно. Но что рассматривать в качестве ближайшей перспективы? Полгода? – это нереально. А где-то 1.5-2 года… Я думаю, что можно. Там масса факторов: производительность труда, изношенность основных фондов, недостаток инвестиций, инноваций – вот где нужно разгон иметь, точки роста.

Виталий Млечин: Из Ставропольского края нам пишут: «Я пенсионерка с минимальной пенсией. Гречка, хлеб, молочные продукты основные в моем питании». Очевидно, не одна наша зрительница так живет.

Тамара Шорникова: Иркутская область, Сергей, звонок в прямой эфир. Здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Сергей.

Тамара Шорникова: Алло, Сергей, слушаем вас.

Виталий Млечин: Сергей, слушаем вас, пожалуйста.

Зритель: Да-да, здравствуйте. У меня такой вопрос. 15 тысяч зарплата у меня с 2014 года. Она не собирается повышаться, я так думаю, еще лет не знаю сколько. Наша корзина, как вы называете, гречка, молоко и так далее, мы ничего себе вообще не можем позволить. Сейчас у меня жена беременна, в июне ей рожать, нас уже будет трое, соответственно, она не работает. На 15 тысяч втроем что мы можем себе еще отказать?

Виталий Млечин: Понятно, Сергей, спасибо.

Тамара Шорникова: Понятно.

Виталий Млечин: Вы знаете, у нас 30 секунд, к сожалению, осталось, давайте резюмировать. То есть очевидно, что как-то улучшений пока в ближайшее время не предвидится?

Георгий Остапкович: Если рассматривать ближайшее время вот этот год, я думаю, что этот год вообще будет технический. Но я надеюсь, что сейчас «разбегутся» вот эти вот нацпроекты, основная часть нацпроектов настроена именно на ликвидацию бедности, улучшение жизни людей, то до 2024 года, который поставил границу президент, может быть, что-нибудь будет.

Виталий Млечин: Может быть. Будем надеяться.

Спасибо большое. У нас в гостях был директор Центра конъюнктурных исследований Высшей школы экономики Георгий Остапкович. Беседовали о ценах на еду.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

О росте цен на социальные продукты

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты