Артем Дорошин: Люди отдают себе отчет, что на подработках карьеры не сделать, но принимают ситуацию, чтобы повысить свой доход сегодня

Артем Дорошин: Люди отдают себе отчет, что на подработках карьеры не сделать, но принимают ситуацию, чтобы повысить свой доход сегодня
Сергей Полозов: Сегодня нет профилактики наркомании. Отсюда и ситуация с популярностью снюсов
Николай Прохоренко: Первичная проблема страховой медицины — в том, что она недофинансирована. Ровно в два раза!
Ипотечные деревни: привлекут ли они горожан?
В социальной гостинице «Дочки-матери» рады любой помощи. Особенно нужны лекарства для постояльцев-инвалидов
Чиновник без подарка. Предновогоднее разъяснение Минтруда: ничего не дарить!
Искусственный интеллект: кому он нужен? Как идёт роботизация в стране
Страх увольнения: в каких отраслях люди больше боятся потерять работу
Чиновников накажут за хамство. Как будут наказывать?
Заморозка пенсии. Справедливая зарплата. Льготная ипотека. Опасные пробники. Русские хакеры. Волна лжеминирований
Никита Кричевский: Профицитный бюджет у нас не от того, что денег много, а от того, что мы их тратить не умеем
Гости
Артем Дорошин
ведущий эксперт отдела развития карьеры SuperJob

Александр Денисов: «Фронт подработок». По статистике, подрабатывает или, как мы обычно говорим, калымит каждый второй. Это дает дополнительный доход, но при этом негативно сказывается на основной работе. Карьеру так не сделаешь, потому что силы растрачиваешь – и физические, и умственные – на стороне. Стоит ли выходить на фронт подработок? Будем обсуждать вместе с вами. Подключайтесь, звоните, пишите.

Анастасия Сорокина: И в гостях у нас сегодня эксперт – Артем Дорошин, ведущий эксперт отдела развития карьеры Superjob. Артем, здравствуйте.

Артем Дорошин: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Какое-то массовое, я бы сказала, явление у нас – вторая работа. Практически у каждого в стране есть дополнительный… маленький свечной заводик, назовем его так.

Александр Денисов: У вас тоже?

Артем Дорошин: Нет. У нас, знаете, данные немножечко другие. Мы сегодня как раз посмотрели, что сейчас на рынке в плане поиска подработок, и обнаружили, что сейчас на Россию всего лишь 50 тысяч людей ищут подработки.

Александр Денисов: А может, остальные просто нашли, Артем, – в этом и объяснение?

Артем Дорошин: Ну, здесь надо смотреть на цифры, кто проводит исследование. Мы такой явной динамики в сторону того, что уж прямо каждый ищет себе подработку, не видим. Понятно, где-то на рынке процентов 20–30 остается людей, которые и совмещают, и дополнительно как-то зарабатывают.

Анастасия Сорокина: А мы прямо сейчас можем провести исследование в прямом эфире, пока будем обсуждать эту тему. Голосуйте, пожалуйста. На номер 5445 присылайте ответы короткие «да» или «нет»: подрабатываете вы или нет?

Александр Денисов: Вот и выясним, кто прав – вы или… Там, по-моему, банковские структуры проводили исследование, опрашивали 100 компаний, работников.

Артем Дорошин: Ну да. Для того чтобы прямо сказать, что каждый второй подрабатывает, то здесь, наверное, конечно, лучше провести исследование более масштабное.

Александр Денисов: Поточнее, да?

Артем Дорошин: Да. Потому что у нас в России более миллиона компаний. Если бы, конечно, их всех опросить, то, может быть, какие-то цифры были более точные. Но пока мы сейчас по нашему ресурсу опять же не наблюдаем такой явной тенденции.

Александр Денисов: У нас есть репортаж. Одни из тех, кто подрабатывают на стороне – это Марина Матвиенко из Сочи и Константин Суворов из Ярославля. Давайте сейчас посмотрим на них.

Днем Мария ведет документацию в небольшой компании, а вечером убирает в соседнем офисе, на это у нее уходит полтора-два часа. В выходные она наводит порядок в чужих квартирах и апартаментах.

Анастасия Сорокина: Константин же работает технологом на заводе, делает вентиляционные трубы, а в свободное время занимается бизнесом – у него свой интернет-магазин посуды. И еще он сдает квартиру.

СЮЖЕТ

Александр Денисов: Чтобы не запутаться в своих подработках, Мария завела блокнот, куда все записывает, все дела. За уборку одной квартиры платят около 3 тысяч рублей. Говорит, что деньги неплохие, но вот времени на семью не остается.

Анастасия Сорокина: А вот Константин в будущем планирует полностью уйти в бизнес и открыть сеть магазинов посуды.

Александр Денисов: Чем объяснить? Вот люди подрабатывают. У них откуда силы и время находятся?

Анастасия Сорокина: Честно говоря, когда слышишь такой график… А жить-то когда успевать?

Артем Дорошин: Да, это, конечно, такая целостная проблема. Здесь разные бывают случаи. Понятное дело, что в стране, наверное, всем денег не хватает, всем бы хотелось получать больше. Некоторые идут на подработки именно из-за того, что не получается на работе повысить себе зарплату, и они таким способом пытаются увеличить свой доход.

А по регионам ситуация более сложная, потому что зарплата действительно очень маленькие. По данным Росстата, у нас практически 43% получают меньше 25 тысяч рублей. Понятно, что если они хотят купить что-то детям, отправить кого-то в секцию, им нужно дополнительный доход иметь, поэтому они как раз идут на различные виды подработок.

Анастасия Сорокина: На Superjob часто ли обращаются люди именно с такой занятостью, не за постоянной работой? Может быть, есть уже какое-то определенное дело, а что-то дополнительное найти. И в каких сферах чаще всего?

Артем Дорошин: Как раз у нас есть специальная графа для людей, которые ищут подработки. Это такие, можно сказать, разовые виды деятельности. И на данный момент, как я выше говорил, буквально вчера смотрели, 50 тысяч людей сейчас находятся в активном поиске этих подработок. В основном это такие направления, как дизайн, IT-сфера. Сейчас, кстати, активно есть подработки в ивенте на выходных. Такси, наверное, в топах находится.

Когда я был в Красноярске, меня подвозил даже предприниматель. У которого хорошая компания по строительству, но он подрабатывает дополнительно именно с помощью такси. Когда я его спросил: «А в чем дело? Почему ты подрабатываешь?» – он говорит: «Ты знаешь, у меня четыре дочки. И я хочу себе участок купить в Крыму». Поэтому всеми возможными средствами он и подрабатывает, несмотря на то, что он бизнесмен

Александр Денисов: А дом он не хотел себе еще один взять, чтобы построить, еще один участок? Больше заработал бы, чем за баранкой-то.

Артем Дорошин: Возможно, у него есть еще какие-то дополнительные доходы. В принципе, он мне обозначил только то, что он с помощью такси подрабатывает себе тоже.

Александр Денисов: Ну, очевидно, что человек, который подрабатывает, как мы уже сказали вначале, он карьеру не сделает. Потому что карьера делается как? Нужно погружаться полностью, с головой в основное дело. Еще на него-то времени не хватает. Поэтому люди отдают себе отчет, чем они рискуют? Может быть, у них и был бы шанс подняться выше и зарабатывать больше, но они сами себя лишают этой возможности. Или у них уже выбора нет? «Ну, деньги нужны сейчас, а завтра мы подумаем».

Артем Дорошин: Мы в Superjob как раз в марте проводили подобное исследование – смотрели, что сейчас происходит с удаленными сотрудниками, и как раз сравнивали, сильно ли это отражается на карьере или нет. Большинство эйчаров говорят, что те, кто работают удаленно, практически… ну, очень маленький процент может построить себе хорошую карьеру. То же касается, естественно, и фрилансеров.

Люди, наверное, отдают себе в этом отчет, но мне кажется, что они просто принимают ситуацию, которая у них сегодня, на сегодняшний день есть, и пытаются что-то сегодня сделать для того, чтобы у них уровень дохода был выше, чем заглядывать на несколько лет вперед, вкладываться в какие-то направления, год или два ждать этого повышения. Мне кажется, что сейчас в связи с такой экономически сложной ситуацией, с повышением пенсионного возраста, наоборот, люди как-то стали более в сегодняшний день смотреть и уже долгосрочных прогнозов не делать.

Александр Денисов: Может быть, побудете, как говорят, бизнес-коучем, бизнес-тренером? Объясните, что все-таки заглядывать-то нужно в завтрашний день, поднапрячься. Может, толком и не заработаете, а потеряете больше. Есть смысл в такой тренировке?

Артем Дорошин: Да, действительно, в плане планирования долгосрочного все-таки ведущие мировые компании занимаются прогнозированием своей деятельности на 5, на 10, на 20 лет. И несмотря на все изменения, которые в обществе происходят, они все-таки достигают своих результатов.

Это, конечно, положительная деятельность – целеполагание, планирование, стратегия. Но, знаете, когда путешествуешь по регионам и непосредственно узнаешь о том, что цены на продукты практически такие же, на ЖКХ такие же цены, а зарплаты в несколько раз ниже, то ты понимаешь, что здесь действительно иногда людям не хватает просто для прожиточного минимума, чтобы обеспечить семью. И им приходится реально сегодня уже что-то оперативно придумывать, чтобы сегодня эти деньги получить. И уже в плане стратегии, куда-то переехать – это для них такие планы лет на 10–20 и так далее.

То есть чем сложнее условия (вот я вижу даже по работе с людьми), тем больше люди начинают в сегодняшний день смотреть, чем работать со стратегией и планированием на долгий срок.

Анастасия Сорокина: Выслушаем звонок из Воронежа, Валентина на связи. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста… Вот у нас предприятие работает в трехдневном режиме. У нас ипотека. Я подрабатываю еще, так сказать, убираю подъезд, но неофициально. Что нам делать дальше?

Александр Денисов: Вы хотите спросить совета, как вам найти работу получше?

Анастасия Сорокина: Справиться с ипотекой.

Зритель: А у меня уже предпенсионный возраст, меня нигде не возьмут. А тем более везде то сокращение, то работы нет.

Александр Денисов: То есть конкретного вопроса у вас нет?

Анастасия Сорокина: Такой риторический даже больше.

Артем Дорошин: Ну да. Кстати, мы забыли упомянуть, что, возможно, стремление к подработке стимулирует большое количество кредитов. Я тоже по регионам поездил и был удивлен количеством людей, которые потребительские кредиты огромные берут. И им нужно выплачивать эти надпроценты. Скорее всего, это тоже их вынуждает искать какие-то подработки.

Но проблема еще заключается в том, что в регионах, в принципе, не очень много мест для работы. А вот подработки – это тоже вопрос. Где они их найдут? Поэтому, скорее всего, это приводит к тому, что людям приходится перемещаться к центру и искать места для того, чтобы даже справиться с теми кредитами, которые они взяли.

Анастасия Сорокина: К вам часто обращаются за советом? Ну, похожая ситуация, как у Валентины, когда нужен просто какой-то заработок, нужна какая-то дополнительная возможность быстро какую-то сумму, допустим, заработать, чтобы закрыть кредит или какую-то цель осуществить. Именно с таким обращаются? Может быть, не по профилю специальности. И помогаете ли вы им найти дополнительный доход?

Артем Дорошин: Да, у нас в плане всех видов заработка, которые люди могут получить, на сайте как раз все представлено. То есть это не только основная работа, а это еще и подработки, какая-то работа «сутки/трое» и так далее. Есть различные варианты.

Но здесь еще проблема с чем связана? Мы недавно как раз в Технограде, здесь недалеко, проводили мастер-класс по поводу того, что делать людям, которым больше 40–50 лет, как им быть на современном рынке труда. Там проблема существует. Мы со своей стороны пытаемся все-таки проинформировать поколение, которое уже более старшего возраста, что они могут сейчас предпринять. Ну и плюс сейчас, по крайней мере в Москве, есть ресурсы, которые могут им консультативно помочь, может быть, помочь действительно правильно и хорошо построить резюме, чтобы их взяли.

Потому что здесь есть такая общая проблема – люди перестают верить в себя, когда они сталкиваются с постоянными отказами. Они уже в возрасте определенном находятся, и они перестают пробовать и видеть какую-то надежду впереди. И это порой становится определяющим фактором. Потому что если ты выходишь на соревнование, заведомо думая, что ты проиграешь, в большинстве случаев так и происходит.

Поэтому я бы посоветовал все-таки не опускать руки и побольше посмотреть на рынок вакансий в конкретном регионе или городе. Это как раз можно сделать с помощью нашего ресурса. Просто посмотреть, что реально есть, какие виды подработок, сколько за них платят, какие условия, для того чтобы хотя бы сформировать такое представление, а что есть.

Анастасия Сорокина: А если сейчас позвонит кто-нибудь и скажет: «А нет у нас никаких вакансий. А нет у нас никаких возможней»? Удаленно что-то можно найти?

Артем Дорошин: Да. Сейчас, кстати, порядка 24%, по-моему, современных российских компаний приветствуют эту форму – удаленную работу. И оформляют себе в штат этих людей. То есть если у вас есть необходимые навыки и компетенции – все, можете зарабатывать из любого региона.

Единственное только – вам все равно придется пройти определенный конкурс. А для того, чтобы его пройти, у вас должен быть высокий уровень самопрезентации своих компетенций и навыков. В принципе, у нас на портале вы можете в разделе «Помощь соискателям» посмотреть советы соискателям, как его качественно улучшить.

Анастасия Сорокина: Выслушаем из Краснодарского края Елену. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вы меня слышите?

Александр Денисов: Да.

Анастасия Сорокина: Прекрасно слышим, Елена. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Так, я коротко скажу. Вот у меня сын влез в долги, потому что был частным предпринимателем. Потом он устроился на официальную работу. У него маленький сын, три годика. И теперь у него кредит в банке. Сняли полностью зарплату, что он заработал, 100%. Скажите, а чем ему кормить ребенка, платить за садик, платить за ЖКХ? У него на хлеб даже не осталось. Они имеют право 100% снимать?

Анастасия Сорокина: Спасибо, Елена, за вопрос.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Артем, наверное, не совсем вам адресован.

Артем Дорошин: Я понял, да. Здесь такой, можно сказать, крик о помощи. Но в целом, наверное, для того, чтобы другие люди не оказались в такой ситуации, надо понимать, что кредиты, если мы говорим о финансовой грамотности, они бывают хорошие, а бывают плохие.

Если вы берете кредит под какой-то актив, который начинает вам приносить деньги, – это хороший кредит. А если вы берете кредит под пассив, что-то купили, а за это потом сверху вы должны выплачивать проценты, то это называется плохими кредитами. И такие я не советую людям брать, особенно тем, у кого нет финансовой какой-то подушки или дополнительного дохода, потому что это очень высокие риски.

Александр Денисов: Вот интересно про работодателей поговорить, которые ищут сотрудников именно на подработку. Нет ли тут такого, знаете, тоже ловкого расчета? Потому что очевидно, что человек там не добился успеха, к тебе он пришел. Значит, на нем можно и сэкономить. А объем работы он выполнит такой, сколько ему и дадут. У него и выбора, в общем, нет. То есть его ставят перед фактом: «Делаешь – получаешь такую сумму». Нет ли у них стремления воспользоваться, так сказать, бедственным положением соискателя? Заплатить меньше…

Анастасия Сорокина: …а спросить с него больше.

Александр Денисов: Да.

Артем Дорошин: Ну да, здесь надо смотреть, о какой компании идет речь. Естественно, если это компании какие-то некрупные… Тут от вида деятельности зависит. Сейчас очень много у нас в России распространено компаний, которые ну просто занимаются активно надувательством соискателей.

Александр Денисов: Надувательством?

Артем Дорошин: Да. И здесь надо иметь в виду это. Мы в своем кругу отсеиваем эти компании, проверяем их все, чтобы люди, когда получают работу с помощью нашего ресурса, не попадали в лапы различных…

Александр Денисов: Ну, это уже когда отклики придут – вы тогда и отсеиваете, скорее всего.

Артем Дорошин: Ну, мы их заранее проверяем. То есть у нас в систему не может попасть компания, которая занимается какими-то нелегальными делами. Помимо этого, все-таки есть процесс собеседования, где соискатель тоже должен выяснить все аспекты будущей работы. И здесь неважно – удаленная у него или постоянная деятельность. И как раз в момент собеседования соискатель тоже должен протестировать компанию. У него будет порядка трех месяцев испытательного срока, где он посмотрит, все ли хорошо, все ли его устраивает. Если не устраивает, то, конечно, не нужно сотрудничать с такими компаниями, которые могут вас обмануть и так далее.

Александр Денисов: Есть ли шанс… Я к чему? Всегда хочется верить в лучшее – что твоя подработка приведет к карьере желанной тебя, а не к такой, чтобы тебе приходилось еще где-то калымить на стороне. Часто ли такие истории мониторите? Бывает, что подработка переходить в основной вид заработка?

Артем Дорошин: Я по практике вижу, даже недавно статистику такую интересную видел по количеству тех, кто организует бизнес, если вдруг с компанией что-то случилось. Сейчас такая тенденция, что люди как раз, которые поработали в каких-то компаниях, в результате уволили или обанкротилась компания, они этот свой костяк оставляют. Например, айтишники. У них есть там и дизайнер, и аналитик, все вместе. И на этой базе организуют свой стартап. Плюс к тому, что у них есть уже своего рода финансовая подушка, они уже взрослые…

Александр Денисов: Ноутбуки свои у них есть.

Артем Дорошин: Да. Уже умеют продукт какой-то создать. И они переходят так плавненько в бизнес. То есть такая тенденция есть.

Анастасия Сорокина: Еще один звонок – Николай из Крыма. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Во-первых, подрабатываю обязательно. Мне 67 лет, 9 тысяч пенсии. И как можно не подрабатывать? Не выжить же! Мне с 90-го не начисляют с зарплаты на пенсию вообще. Разные были эти самые… Рубли были, купоны, потом еще, и гривны, и рубли. «Теперь мы не можем вам начислить пенсию». Все! У меня с 90-го года не засчитана вся зарплата.

Александр Денисов: Так вы же сказали, что 9 тысяч у вас пенсия.

Зритель: Ну вот, 9 тысяч, которые я в 70-х годах заработал. Все! Экспедитором работал, 129 рублей зарплата была. И все!

Александр Денисов: И с тех пор не повышается у вас, да?

Зритель: И все!

Анастасия Сорокина: Николай, а кем подрабатываете?

Александр Денисов: Как подрабатываете?

Зритель: Я подрабатываю обязательно.

Александр Денисов: А как? Что вы делаете?

Зритель: У меня аритмия, у меня сердечных проблем полно…

Александр Денисов: А что вы делаете? Как подрабатываете-то?

Зритель: Ну как можно подрабатывать? Я в милиции работал. Значит, куда я пошел?

Александр Денисов: В охрану?

Зритель: Пошел охранником, да. И все, и вперед!

Александр Денисов: И сколько вы получаете в месяц за подработку?

Анастасия Сорокина: Этого хватает вам?

Зритель: Ну, где-то 12.

Александр Денисов: 9 плюс 12 – 21 тысяча.

Зритель: Да. Это еще можно жить у нас в селе.

Анастасия Сорокина: Спасибо, спасибо.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Николай, за звонок. Из Ростовской области Александр. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я рад, что дозвонился. Мне очень нравится ваша передача. Я вообще, честно говоря, в шоке, что вас еще не закрыли за некоторые комментарии.

У меня как бы не вопрос, а вывод. Из-за чего люди подрабатывают? Потому что не хватает денег. У меня отец, находясь на пенсии, работал на основной работе плюс подрабатывал. Скажем так, в конце 90-х я работал в одном месте, и когда меня вызывали на работу, то для меня это была каторга, потому что мне тогда хватало на все, у меня зарплата была очень хорошая.

Если будут хорошие зарплаты, то людям не надо будет тратить свои выходные, свои вечера. Лучше оставаться с семьей, куда-то сходить, отдохнуть и все остальное прочее.

Александр Денисов: Спасибо.

Зритель: Вот такое мое мнение.

Александр Денисов: Спасибо, да.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Александр.

Александр Денисов: Артем, давайте по первому звонку. Подрабатывает пенсионер охранником. А какие еще варианты есть у пенсионера на пенсии?

Артем Дорошин: Ну, если говорить о пенсионерах, то, в принципе, есть такая сфера, где они могут подработать – это быть нянями.

Анастасия Сорокина: А если мужчина? Как-то няней…

Александр Денисов: Усатый нянь.

Анастасия Сорокина: Я Николая представляю.

Артем Дорошин: Для женщин лучше эти вещи. Для мужчин, конечно, это охрана, это такси, это какие-то перевозки, не требующие… В принципе, если какими-то навыками, связанными с IT, с компьютером, владеет человек, то здесь нет разницы, сколько ему лет. Вопрос – как он выполняет эту задачу.

Александр Денисов: Ну, пенсионер-айтишник – это, конечно, вряд ли такая история бывает.

Артем Дорошин: Вряд ли. А что делать? В принципе, мы проводили занятие в одном университете, связанном как раз с дополнительным образованием в сфере IT. И я удивился, потому что там люди сидят все после 45 и осваивают эти компетенции. Кто-то техническое базовое образование имеет, и как-то хорошо у него идет вход. Учатся на дизайнеров, учатся на аналитиков. Это хороший вариант сейчас – с помощью технологий как-то себе создать подработку, а особенно в регионах.

Действительно, мы в Крыму недавно были, ездили как раз по всем городам, которые здесь были показаны. Но мы больше общались со студентами, как раз рассказывали им о рынке труда в целом в России. И там сейчас есть такая интересная и странная ситуация, что вакансий там много, то есть работать есть где, а вот людей…

Анастасия Сорокина: А раскройте тайну. Где есть вакансии? Может быть, сейчас все пойдут учиться на них.

Артем Дорошин: Как раз людей не хватает. Вот в сфере образования серьезная нехватка, именно по специалистам молодым.

Александр Денисов: То есть вы имеете в виду учителей и преподавателей в вузах?

Артем Дорошин: Да.

Анастасия Сорокина: В школах?

Александр Денисов: Репетиторы?

Артем Дорошин: В школах, да. Репетиторов нехватка.

Анастасия Сорокина: Так, может быть, там опять-таки все упирается в цену? Я недавно наткнулась на медиков в регионах, которые подрабатывают водителями, потому что за рулем они зарабатывают в три раза больше, чем у них официальная ставка на месте работы.

Артем Дорошин: Конечно, да, это такая, можно сказать, боль – и моя личная, и, наверное, всей России. Действительно, мы смотрели, что ставка, работа в школе – приблизительно 15–20 тысяч. А в том же туристическом секторе она сразу в два раза выше. И люди, естественно, уходят быстрее в продажи, быстрее в туристический этот бизнес, нежели в образование.

Александр Денисов: А ваша-то почему? Вы учитель по образованию?

Артем Дорошин: Да, я педагог. Мы просто проводим по России специальные мастер-классы для ребят по трудоустройству, как им вообще ориентироваться на рынке труда, как им самопрезентацию проводить. Соответственно, по всем регионам ездим и видим, что происходит. Да, конечно, вопрос цены – он решающий.

Александр Денисов: Короткий вопрос. Нам однажды пенсионер позвонил из Новосибирска, и выяснилось, что он работает биржевым брокером, трейдером. Он перед выходом на пенсию какие-то курсы прошел. В месяц по 10 тысяч ему «падает». Вот такой путь посоветовать всем пенсионерам можно? Это вполне реально?

Анастасия Сорокина: Или это опасно?

Артем Дорошин: Ну, все, что касается именно инвестирования этого – надо сразу понять, что это нелегко, это не букмекерская какая-то компания, где повезло или нет, а здесь нужен определенный опыт. В принципе, это такая хорошая, можно сказать, часть для заработка.

Но вообще в плане инвестиций лучше этой финансовой грамотностью заниматься, пока вам не исполнилось 60 лет, чтобы потом все эти лишние, так скажем, капиталы (если они есть), правильно вложить, правильно перераспределить, освоить какие-то навыки, которые вне зависимости от ситуации помогут вам зарабатывать, в том числе и трейдерство. Это, конечно, хорошее направление, и им надо пользоваться.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Артем Дорошин, ведущий эксперт отдела развития карьеры Superjob.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Арсен
Раб принимает ситуацию или просто выбора нет?

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски