Артем Кирьянов: Бесплатная приватизация дала людям жилью, но не объяснила, что такое собственность

Гости
Артем Кирьянов
первый заместитель председателя Комиссии по общественному контролю Общественной палаты РФ

Ольга Арсланова: «Если ваш многоэтажный дом разваливается, нечего обивать пороги разных инстанций – ремонтируйте сами, договаривайтесь о реконструкции, сносите, возводите. В общем, на все ваша воля. Что хотите, то и делайте». Министерство ЖКХ России представило вот такие предложения по изменению механизма расселения домов, признанных аварийными.

Юрий Коваленко: Вы можете сказать, что это нереально. Но законопроект уже внесен на рассмотрение в Федеральное правительство. И, кроме того, если хозяева недвижимости не хотят сами все делать, они могут объединить все помещения в единый лот и передать задачи по реконструкции (снос, строительство, что угодно) в руки инвестора. В результате могут получить либо квартиру в новом доме, либо деньги за жилье. Вот как это будет работать.

Ольга Арсланова: Давайте посмотрим. Подготовительный вариант предусматривает 5 видов поддержки граждан, которые проживают в аварийных домов. При этом перечень неполный. Регионы своими законами могут его, конечно же, дополнять. Владельцу квартиры в аварийном доме может быть представлена собственность по договору мены другая, пригодная для проживания квартира с возможностью полного или частичного освобождения гражданина от уплаты разницы между их стоимостью. Также предусмотрен выкуп жилого помещения с одновременной выдачей субсидий на приобретение нового жилья. Нанимателям по договору социального найма выделяются другие жилые помещения.

Юрий Коваленко: Наиболее интересной новеллой документа является возможность реконструкции, сноса и строительства дома самими собственниками. На период проведения этих работ людям должно быть предоставлено жилья из маневренного фонда. Собственники могут продать все помещения в доме и возложить на покупателя обязанности по реконструкции здания, его сносу или строительству на освободившемся участке. А владельцы аварийных квартир получают все же деньги от этой сделки пропорционально принадлежащей общей площади.

Ольга Арсланова: Основными источниками финансирования расселения аварийных домов станут деньги частных инвесторов, а также местных региональных бюджетов, в том числе субсидии из федерального бюджета. Также на эти цели планируется направить высвобождающиеся ресурсы от реализации действующей программы по расселению жилья, которая у нас еще работает. А закон вступит в силу с января 2019 года в случае его принятия.

Юрий Коваленко: На самом деле инициатива достаточно интересная. Правда, никто не знает пока, каким образом она будет работать. И объяснить это человеку, если у него нет юридического или строительного образования, не представляется возможным. Но все же всего до 2024 года планируется расселить чуть более 11 млн квадратных метров аварийного жилья. С 2014 по 2018 год было ликвидировано столько же.

На финансирование программы выделят 471 млрд рублей. Всего в России на конец прошлого года насчитывается более 11 млн метров аварийного фонда, объемы которого растут, можно сказать, быстрее, чем сокращаются. Это объяснимо. Потому что жилье стареет гораздо быстрее, чем возводится. Тем более, что в советское время было возведено большое количество панельных домов.

Ольга Арсланова: Да. Программу о расселении аварийного жилья, признанного таковым до 2012 года, изначально планировалось завершить в сентябре 2017-го, однако в 15 регионах работа продолжается и в 2018 году. Среди регионов – Карелия, Якутия, Тува, Забайкальский край, Приморский край, Ставропольский край, Еврейская автономия, Ивановская, Иркутская, Кировская, Костромская, Омская, Псковская, Свердловская, Тверская области. Минстрой разбирается в причинах нарушения сроков выполнения регионами своих обязательств. Кроме того, было выделено примерно 150 тысяч квадратных метров жилья, которые следовало признать аварийным, но в свое время это сделано тоже не было.

Юрий Коваленко: В то же время в 7 регионах России начали переселять жителей из аварийных домов, признанных таковыми после 1 января 2012 года. Такая работа уже ведется в Ингушетии, Калининградской, Московской, Магаданской, Ростовской областях, Ненецком автономном округе и Санкт-Петербурге.

Ольга Арсланова: Как вам идея того, что ваш дом – это исключительно ваша крепость и ваша ответственность? Готовы ли вы ее нести и оплачивать? Давайте об этом поговорим.

Юрий Коваленко: У нас в гостях Артем Юрьевич Кирьянов, первый заместитель председателя комиссии по общественному контролю Общественной палаты Российской Федерации. Ему мы сейчас будем задавать эти вопросы.

Ольга Арсланова: Вообще звучит, честно говоря, абсолютно логично. Это собственность. Значит, собственник понесет за нее полную ответственность.

Артем Кирьянов: Тут нечего возразить. На самом деле то, о чем мы сегодня с вами говорим, то есть новая инициатива Минстроя, которая просто расширяет список возможностей, технологий по расселению аварийного жилья – это давно ожидаемый документ. Потому что когда мы подошли в 2017 году к окончанию первой части программы, где, я напомню, было софинансирование федерального и регионального бюджета. И поняли, что проблемы расселения аварийного жилья не заканчиваются и не закончатся в ближайший год, было принято техническое решение по продолжению программы в 2018 году. И сегодня мы видим законопроект, который будет рассказывать о том, как же дальше будет все происходить.

Напомню нашим телезрителям, что смысл расселения аварийного жилья заключается не в том, чтобы улучшить жилищные условия граждан, которые живут. То есть, знаете, у нас есть много очередей для тех, кто без очереди, на улучшение жилищных условий. Так вот, эта программа давала жилье метр в метр. То есть у вас есть 45 квадратных метров в аварийном жилье. Жить в этом жилье нельзя. Вам государство предоставляло 45 метров в неаварийном жилье. О чем в том числе идет разговор в документе Минстроя? О том, что на сегодняшний день нормы строительства таковы, что уже метр в метр не получается построить по проектам. Ну, не бывает такого маленького жилья, в котором, например, две комнаты, кухня, санузел – и все это, например, на 40 метрах или на 35 даже. Соответственно, есть переселение, при котором возникают излишки по метражу. Теоретически сегодня…

Ольга Арсланова: Против которых собственник ничего не имеет.

Артем Кирьянов: Собственник, конечно, ничего не имеет. Но собственник должен заплатить. Сегодня мы видим, что решение по тому, будут ли брать с собственника, переселенного из аварийного жилья, за эти дополнительные метры, переходит в руки законодателя субъекта федерации. То есть если бюджетная обеспеченность региона достаточна, соответственно, эти дополнительные метры без вопросов переходят в собственность.

Что касается субсидий на переселение. На мой взгляд, не совсем правильно говорить о том, что вот эта история со строительством и реконструкцией домов будет в массовом порядке применяться: вот у вас есть дом, и вы что-то там сами реконструирете – это, скорее, исключение из правил.

Юрий Коваленко: Это одна из возможностей.

Артем Кирьянов: Понятно, что любые собственники, собравшиеся на общее собрание, могут принять решение: «Да, нам не нравится, что у нас 4-этажный дом, и давайте сделаем из него 6-этажный». Приняли такое решение, согласовали. Это вещи, связанные с инвестированием, с улучшением своих жилищных условий. Они иногда работают, но не носят массового порядка ни в коем случае.

Юрий Коваленко: Вот мы договорились, собрались все вместе и пошли куда?

Артем Кирьянов: Сегодня, как я понимаю, смысл субсидирования по переселению из аварийного жилья конкретного гражданина, который в нем живет, заключается в том, что можно купить квартиру на вторичном рынке и переселиться в нее. Потому что задача постройки, например, отдельных домов под переселение аварийного жилья – она сложная, комплексная и требует много денег, и сразу.

Юрий Коваленко: Видимо, она не очень хорошо работает в регионах.

Артем Кирьянов: Понимаете, это надо смотреть по ситуации. Но ведь вы прекрасно знаете, какие у нас сегодня проблемы с банкротством строительных компаний, какие у нас проблемы с дольщиками, с недостроями, с долгостроями и так далее. А ведь редко в каком регионе можно сказать, что этот многоквартирный 9-этажный дом – он исключительно под расселение жилья за государственные деньги. Скорее всего, это некая комбинация застройщика, у которого региональные власти выкупают часть квартир. Что происходит, если этот дом завис? То есть не выполняется в том числе и программа по расселению аварийного жилья. И те регионы, о которых вы упомянули, кто оказался недовыполнившим, там тоже возникали такие ситуации, что некие юрлица брали на себя обязательства, потом ничего не получалось, возникали уголовные дела, но программа по расселению аварийного жилья буксовала.

Поэтому эта субсидия позволяет человеку использовать ее для покупки жилья, например, на вторичном рынке, которая уже построена, которая где-то. То есть не обязательно это обособленный дом. И в том числе человек, имея средства, может инвестировать дополнительно. Грубо говоря, ему положено за тот метраж, который у него есть сегодня. Но у него есть какие-то накопления – он уже покупает квартиру больше. Таким образом это удобнее.

Что хотелось бы еще отметить? Прозвучала мысль о том, что необходимо строить жилье социального найма. Эта мысль не новая, и она, в общем-то, правильная. Но она не для ближайших 3-5 лет. Все-таки на массовое строительство жилья для социального найма мы выйдем, может быть, лет через 10. Почему? Потому что это, опять же, достаточно серьезная нагрузка на федеральный и региональный бюджеты, и при той ситуации, которая у нас сегодня происходит в строительстве, и в целом экономическая ситуация достаточно сложная. И сегодня направлять большое количество денег на стройку вот таких социальных домов, где можно будет использовать механизмы социального найма, конечно, не в каждом регионе могут. А что такой социальный найм? Это значит, что гражданин, переезжая из аварийного дома, будет платить чуть больше, чем оплата за коммунальные услуги, и жить по длинному контракту.

Юрий Коваленко: Всю жизнь.

Артем Кирьянов: Тут по-разному можно рассуждать. Для отдельных категорий это может быть всю жизнь. А вообще это такая история, которая регулирует жилищную проблему гражданина в зависимости от его уровня дохода и социального статуса. И это нормальная система регулирования. Мы с вами все время забываем, что совершенно не все люди должны и обязаны быть собственниками. Собственность – это бремя, это дополнительная нагрузка.

Ольга Арсланова: В любом случае это выбор.

Артем Кирьянов: Это выбор. Но выбор в какой-то момент за нас сделало государство в начале 1990-х, когда вроде как приватизировали квартиры, да, приватизация квартир была добровольная и бесплатная. А кто не использовал шанс для приватизации?

Ольга Арсланова: Некоторые не стали.

Артем Кирьянов: Некоторые не стали по очень субъективным причинам. Например, военные городки. Мы продляли сроки приватизации, чтобы все успели свое право реализовать. И когда бесплатная приватизация дала жилье, но не объяснила, что такое собственность, это тяжело. Если бы у нас была возможность для человека уверенно въехать в дом, подписав 10-летний контракт, мотивируя это своим положением… Невозможно накопить деньги, невозможно взять ипотеку. Вот такая справка из банка могла бы дать возможность человеку платить плюс 2000 к коммунальным услугам и жить в этом доме спокойно, уверенно себя чувствуя. К этой ситуации, конечно, надо стремиться. В законопроекте тоже об этом есть.

Ольга Арсланова: Послушаем звонки от наших телезрителей. У нас на связи Татарстан, Юлия в эфире. Здравствуйте.

Зритель: У меня такой вопрос немножко не по теме. Я бы хотела сказать, что мы на расселении еще не выиграли. И нас буквально насильно выселяют, нам отключают тепло. То есть сейчас сезон давать отопление, у нас сказали, что поставят заглушки. Отключают людям газ. А выехать нам некуда. Что нам делать? Пожаловаться некуда. Нас никто не принимает, нас никто не слушает. Говорят: «Ждите». А как нам зиму пережить, это никого не касается.

Артем Кирьянов: Вы знаете, это ситуация, конечно, вызывающая. И жаловаться есть куда. Если действительно ваш дом признан аварийным, то вы там вообще жить не можете. То есть выселение должно быть в 72 часа. И вас должны переселить в маневренный фонд. Если он есть. Если его нет, то это уже проблема, но все равно это обязанность местных властей вас разместить и выселить из аварийного жилья.

Но при этом не может быть паузы, при которой у вас все отключили, выселили вас по решению суда, жилье сносится… Кстати, у нас есть ведь еще в законодательстве такой момент, что судом может быть определено, что снос жилья на стороне собственников. То есть вы еще доплатите за снос жилья. Это уже казуистика, но такие случаи тоже встречаются.

И оставить вас на улице – это совершенно незаконно. И жаловаться необходимо в прокуратуру субъекта Российской Федерации, в Генеральную прокуратуру России. Потому что эти вопросы на контроле генерального прокурора. И, конечно, ситуация будет внимательно рассмотрена – как с точки зрения законодательства, обеспечивающего ваши права, так и с точки зрения нарушения закона со стороны представителей власти, действия-бездействия чиновников.

Ольга Арсланова: Вот еще одна история. Жители аварийного дома в Челябинске требуют от чиновников переселения в новые квартиры. За 75 лет в этом здании ни разу не было капитального ремонта. Управляющая компания отказалась от его обслуживания. И в этой ситуации разбиралась наша коллега из региона. Давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Ольга Арсланова: Полагаю, не единственная история.

Артем Кирьянов: Вы знаете, здесь просто по этому сюжету у меня такое ощущение, что все как будто ждут уголовного дела. Когда он рухнет, кого-то придавит, кто-то получит травмы, будет уголовное дело. И как раз, по-моему, все сотрудники мэрии ждут, когда это произойдет. Это совершенно выходит за рамки всех норм, правил, законодательства. И, конечно, мэрии, видимо, нечего сказать.

Юрий Коваленко: А в прокуратуре есть, что сказать?

Артем Кирьянов: Конечно. Но главная история, которую каждый из чиновников должен примерять на себя при таком безответственном отношении к расселению аварийного жилья – это история про то, что президент такое поручение дал. И неисполнение поручения президента в любом случае чревато наказанием. Потому что это все находится на контроле на самых высших уровнях власти в России. Поэтому я не очень понимаю, почему такое отношение к одному из приоритетных направлений развития страны. Но действительно такое случается.

Нельзя сказать, что это единичный случай. Всегда можно услышать какие-то оправдания, что «у нас денег нет». Но если у вас нет денег на расселение аварийного жилья, значит у вас этим вопросом занимаются крайне непрофессиональные, некомпетентные люди, которым не место на государственной и муниципальной службе. Это медицинский факт. Потому что все условия, для того чтобы программа расселения аварийного жилья работала, созданы.

Более того, есть регионы, в которых эти условия дополнены с точки зрения региона и расселение ведется опережающими темпами.

Вы знаете, просто даже неловко такие вещи комментировать, потому что дом вошел, насколько я понял, в список расселения. Есть большое количество домов, которые за той же некомпетентностью муниципальных властей на местах, просто до 2012 года вообще в этот список не попали и не попали в программу, хотя все данные есть. И о таких домах мы тоже постоянно разговариваем. Почему этот законопроект родился? Об этом надо тоже думать.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем Ольгу из Новосибирской области. Здравствуйте. Ольга, вы в эфире.

Зритель: Да, добрый вечер. Я хочу задать вопрос. Мне сейчас 66 лет. У нас будет капремонт в 2038 году. Я не доживу. Вы понимаете, крыша бежит. У нас Западно-Сибирская низменность. У нас даже зимой откачивают воду. И самое прикольное – администрация приехала и сказала: «Какие зимой могут быть подводные воды?». Вы понимаете, что? Я в шоке, это дурдом какой-то. А вы знаете, что я из-за принципа не плачу капремонт? Несмотря на то, что я инвалид III группы. У меня прописана дочь. Наша молодежь уезжает, работает. И нужно собирать где-то справки. Вы понимаете, а в этот раз у нас был ливень.

Ольга Арсланова: Дом аварийный, мы правильно понимаем?

Зритель: Аварийный.

Артем Кирьянов: Нет, не так. Я постараюсь коротко. Тут целый ряд вопросов. Во-первых, если с вас берут взносы на капремонт, значит дом не признан аварийным. Потому что как только признается, уже вопроса о взносах на капремонт не стоит. Во-вторых, в отношении сроков капремонта. Действительно, есть ситуации, при которых сроки могут быть различными. Но это не отменяет ответственности управляющей компании за то, чтобы у вас крыша не протекала каждый год. То есть здесь, конечно, ремонт крыши – это один из видов капремонта. Но, тем не менее, технологически этого не должно происходить. Поэтому здесь уже ответственность прямая, в том числе, опять повторюсь, может быть и уголовная, по отношению к управляющим компаниям в сфере ЖКХ, управляющей компании вашего дома.

То, что вы не платите взносы за капремонт – делаете себе только хуже. Потому что в любом случае с вас эти средства взыщут. Если вы их не платите, то у вас могут быть неприятности, связанные с исполнением решения суда судебными приставами, описью имущества, невыездом за рубеж и так далее. Поэтому здесь рекомендация одна: взносы за капремонт платить нужно, если нет льгот.

Что касается, опять же, возраста и срока капремонта, капремонт не относится к возрасту напрямую. Это собственность, которая перейдет по наследству. В любом случае, здесь нет прямой привязки к возрасту. Хотя законодатель…

Ольга Арсланова: То есть даже если вам 85…

Артем Кирьянов: Законодатель у нас прислушался к этому и сказал, что после 80 не надо платить, после 70 – половинная оплата. То есть эти движения идут. Или даже после 70 освободили. Но эти движения скорее политического характера, чем экономического. Потому что в любом случае это собственность, которую надо ремонтировать. Она переходит по наследству.

Ольга Арсланова: Спасибо вам большое за то, что ответили на наши вопросы. Первый заместитель председателя комиссии по общественному контролю Общественной палаты Российской Федерации Артем Кирьянов был у нас в гостях.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Артем Кирьянов: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

О новом механизме расселения аварийного жилья

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты