Артем Соколов: Пока доля интернет-торговли у нас – 3,5% от всей розницы, в развитых странах – до 15%

Гости
Артем Соколов
исполнительный директор АКИТ (Ассоциация компаний интернет-торговли)

Покупки в иностранных интернет-магазинах. Россиян могут обязать уплачивать дополнительный сбор при покупке товаров в иностранных интернет-магазинах. Подробности – у исполнительного директора Ассоциации компаний интернет-торговли.

Ольга Арсланова: Купил за рубежом – заплати бюджету России. Депутаты придумали новый сбор при покупке в иностранных интернет-магазинах. Онлайн-покупки за рубежом предлагается рассматривать как пересылку в коммерческом обороте, а не отправления для личного пользования.

Юрий Коваленко: Это, кстати, поправки к законопроекту «О таможенном регулировании». Он готовится ко второму чтению. И вот новую редакцию документа уже одобрил Комитет Госдумы по бюджету и налогам.

Ольга Арсланова: Ну, давайте посмотрим, о чем конкретно идет речь. Платеж за покупку может составить 20% для физических лиц. По мнению Федеральной таможенной службы, это должно соответствовать налогу на добавленную стоимость и среднюю пошлину.

Юрий Коваленко: Ну, сейчас, кстати, в России не облагаются пошлинами посылки, общая стоимость которых не превышает 1 000 евро в месяц, а общий вес – 31 килограмма. И только если эти лимиты превышены, то необходимо заплатить 30% стоимости товара, но не менее 4 евро за килограмм.

Ольга Арсланова: По мнению представителей ФТС, снижение порога беспошлинного ввоза даже до 200 евро не сильно повлияет не ситуацию, поскольку абсолютное большинство интернет-посылок имеют стоимость в пределах 30 евро. И лишь незначительная, крайне незначительная часть иностранных посылок в прошлом году стоила дороже 200 евро.

Юрий Коваленко: Ну, в пороге беспошлинного ввоза мы не сильно отстаем от некоторых наших партнеров по Евразийскому экономическому союзу. Вот только в Белоруссии он равен 22 евро, в Армении – 150, в Киргизии – даже больше.

Ольга Арсланова: Ну что же, а вы делаете покупки в иностранных интернет-магазинах? Отвечайте, пожалуйста, на короткий номер «да» или «нет». Это наш опрос, он будет продолжаться ближайшие полчаса. Звоните и рассказывайте, что покупаете, если покупаете, и как относитесь к идее депутатов.

Ну а мы приветствуем в нашей студии исполнительного директора Ассоциации компаний интернет-торговли Артема Соколова. Здравствуйте.

Артем Соколов: Здравствуйте.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Давайте поговорим о предложении депутатов. Они, конечно, давно уже пытаются запустить руку в карманы и в покупки россиян, которые заказывают товары в интернет-магазинах, но пока как-то не очень получалось. Как вам кажется, почему сейчас опять этим летом возник этот разговор о дополнительном сборе?

Артем Соколов: Ну, речь на самом деле не идет о дополнительном сборе. Я немножко тогда тоже попробую разложить по полочкам все, что происходит в Государственной Думе. Первое – что делают? Речь ни о каком дополнительном сборе, а о том, чтобы «Почте России» дать возможность взымать таможенные платежи и уплачивать их в бюджет за гражданина. Вот сейчас, если я что-то приобретаю за рубежом и товар превышает по стоимости 1 000 евро, я должен сам оплатить приходный таможенный ордер, и только после этого я имею право пойти на почту и забрать свою посылку. Если я заказывал себе через экспресс-перевозчика, не через «Почту России», а через другую курьерскую компанию…

Ольга Арсланова: Через Pony Express или DHL.

Артем Соколов: Ну да, например. Вот у DHL есть такая возможность – он может выступать моим таможенным представителем и может за меня заплатить в бюджет все необходимые и причитающиеся платежи. Я DHL плачу полную сумму, он оттуда высчитывает вот этот кусочек сам, который уходит в бюджет, и как-то там с бюджетом без меня разбираются. С почтой такого нет. Если я заказал что-то по почте дороже, чем 1 000 евро, мне надо самому идти оплачивать этот квиток, после этого прийти на почту, показать там, что он оплачен. И только после этого мне посылку отдадут.

Так вот, собственно этим законом, этими поправками предусматривается предоставление возможности (как там написано – не помню) почтовому оператору или логистическому оператору выступать в качестве таможенного представителя и за меня через свою систему вот этот платеж собирать и выплачивать его в бюджет. Это первое.

Второе. О чем еще там идет речь? Там устанавливается понятие «коммерческие партии товаров». О чем опять же речь? Есть приобретение товара за рубежом. Это обычная коммерческая покупка, как и в любом другом интернет-магазине, как в любом другом обычном, традиционном магазине. И здесь нет никакой разницы, где эту покупку я совершил – на территории России или эту покупку совершил, так сказать, через интернет-магазин другого государства. Ну, я покупку совершил, и она должна расцениваться как моя покупка, а не как какая-то другая товарная категория.

Сейчас в законодательстве у нас есть так называемая категория товаров для личного пользования, по ним идет абсолютно отдельное регулирование, которое не касается интернет-покупок. Товарами для личного пользования является все то, что мы с вами в багаже провозим, например, берем с собой из путешествия и привозим в пакетах, в чемоданах. Вот все это – товары для личного пользования. Интернет-покупки, согласно этим текстам, больше товарами для личного пользования являться не будут.

Ольга Арсланова: Вот это удивительно! Это то, что нас как раз и смутило. Смотрите – «пересылка в коммерческом обороте, а не отправление для личного пользования». Но большинство россиян делают покупки как раз для личного пользования, не для того, чтобы это потом перепродавать в Instagram или еще где-то.

Артем Соколов: Ну, следуя такой логике, все покупки в магазинах у нас для личного пользования. Собственно, я и хлеб для личного пользования покупаю. Я же его сам ем?

Ольга Арсланова: Разумеется.

Артем Соколов: В таком случае нам надо освободить от существующих налоговых режимов все покупки для личного пользования. Пришел я в магазин – отлично, никаких налогов с меня, пожалуйста, не берите, я же для себя покупаю.

Ольга Арсланова: Нет, ну есть НДС. Вот что с этим в интернет-покупках?

Юрий Коваленко: Уже есть.

Артем Соколов: Что касается вот того текста, который в Думе. Он с НДС вообще никак не связан. Это ровно то, о чем я сейчас сказал: возможность уплачивать платежи через систему «Почты России» и четкое определение интернет-покупки, по сути. Сейчас в любом магазине, в котором я что-то приобретаю, я этот НДС плачу. Я его плачу не сам, а его платит за меня магазин.

Ольга Арсланова: Прибавляя к стоимости.

Артем Соколов: Потом вычитая из стоимости. Если он работает добросовестно и по всем правилам, то он платит только ту часть НДС, которая, так скажем, между разницей, по которой он этот товар где-то приобрел и по которой продал. Собственно говоря, эту разницу он и платит.

Ольга Арсланова: Хорошо. А как происходит в интернет-магазинах, в любых зарубежных интернет-магазинах? Мы же покупаем там какие-то вещи, потому что, как правило, они дешевле, ну или нас устраивает соотношение цены и качества. То есть они платят налоги, получается, своему государству, то есть к России не имеют никакого отношения?

Артем Соколов: Совершенно верно.

Ольга Арсланова: Почему мои взаимоотношения с другим государством и с интернет-магазином оттуда каким-то образом волнуют российских депутатов?

Артем Соколов: В этом-то все и дело, что… Вы абсолютно правильно сказали: все налоги, которые возникают в ходе такого рода торговли, они уплачиваются в бюджет того государства, где находится само юрлицо.

Ольга Арсланова: И где этот товар изначально приобретен или изготовлен.

Артем Соколов: Даже неважно, где он был изготовлен.

Ольга Арсланова: То есть он к нашей стране не имеет никакого отношения?

Артем Соколов: То есть то юрлицо, которое получило от вас деньги. Собственно там эти налоги и платятся.

Ольга Арсланова: Разумеется. Но вот именно это лицо к нашей стране не имеет никакого отношения, правильно? Потому что работает это лицо и производит товар или покупает товар, воспроизводит его в своей стране, правильно?

Артем Соколов: Ну, никто на эти налоги и не претендует.

Ольга Арсланова: А на что претендуют наши законодатели?

Артем Соколов: Они их как платили у себя в стране, так и платят у себя в стране.

Ольга Арсланова: Они претендуют на наши налоги.

Артем Соколов: Другое дело, что когда это юрлицо что-то отправляет в нашу страну, то всегда в любом случае у нас на таможне возникает ввозной НДС. Если мы что-то ввозим либо что-то производим на территории нашей страны… Вот у нас скоро будет 20%. Этот либо ввозной, либо НДС, который при производстве появляется, он возникает. В случае с зарубежным интернет-магазином его не возникает, потому что применяются другие правила и стандарты. Естественно, что получается? Зарубежные производители, которые что-то производят, например, в Китае, по сравнению с нашими имеют преимущество – как минимум в НДС, который те платить не обязаны, а наши обязаны. И вот хочешь не хочешь, но равной конкуренции здесь просто быть не может при таких вводных.

Юрий Коваленко: Кстати, по поводу равной конкуренции. Ради интереса я просто сравнил цены на некоторые товары, которые в интернет-магазинах. Очень много в России китайских товаров. И тот же самый известный и пресловутый AliExpress. Конкуренция между российскими перепродавцами китайских товаров настолько высока, что она фактически приближается к нулевой маржинальности. И этот закон очень сильно ударит по этим сайтам, потому что цены на товары отличаются, ну, буквально на 20–30, максимум на 50 рублей. То есть им сейчас будет настолько невыгодно, что им проще будет закрыться. Нам грядет дефицит китайских товаров в таком случае или что?

Артем Соколов: Да нет, никогда дефицита китайских товаров у нас не будет. Это товары, которые пользуются спросом. У нас, наверное, во многих сегментах есть очень качественные китайские товары. Если посмотреть на те гаджеты, которые мы пользуемся, перевернуть на обратную сторону, то там, скорее всего, будет написано «Сделано в Китае». Действительно, в этой стране огромное количество производств и фабрик.

Дело в другом – здесь те производители, которые сейчас работают на территории Китая, и те производители, которые работают здесь, а дальше продавцы, перепродавцы… У нас, в принципе, перепродавать то, что было куплено под физические нужды, как раз категории товаров для личного пользования, перепродавать потом нельзя, это запрещено, ну, потому что это уже уход от налогов. Если я что-то купил для цели последующей перепродажи, то я с этого потом налоги должен платить. Ну, мы это, допустим, опускаем.

Здесь важно другое – то, что конкуренция всегда все расставляет на свои места. Станет невыгодно этим бизнесом заниматься здесь пере-перепродавцам – значит, это не их вид бизнеса. Значит, этим бизнесом будут заниматься другие – те, кто смогут остаться на этом рынке, те, кто смогут предложить достойный товарный ассортимент, те, кто научатся конкурировать, но уже при равных правилах игры.

На самом деле примеров огромная масса. Никогда ничего такого у нас не происходило, а буквально некоторое время назад, в прошлом году был введен так называемый «налог на Google» – налог на те услуги, которые нам оказываются зарубежными компаниями: Microsoft, Apple, Google. Им пришлось всем зарегистрироваться в нашей налоговой, и сейчас раз в квартал они оплачивают НДС в бюджет Российской Федерации с объема тех услуг, которые оказали: ну, например, продали какой-то контент, программное обеспечение, музыку, игры, все что угодно. Никаких изменений не произошло. Эти компании научились «зашивать» этот НДС в свои издержки, в свои расходы. У нас музыка с вами как стоила 30 рублей за песенку, так и стоит. Сколько у нас стоил план облачного хранилища, 200 рублей за месяц, он столько и продолжил стоить. Ничего не поменялось вообще! Та же самая ситуация…

Ольга Арсланова: Самое важное – для нас, потребителя, что меняется?

Артем Соколов: Продавцы умеют конкурировать, они умеют продавать. Они никогда не продают вам товар по себестоимости или в минус – это не нужно. Это бесполезный бизнес – продавать себе в минус. Это бизнес, который ради бизнеса.

Ольга Арсланова: Очевидно.

Артем Соколов: Продавцы научатся. Они поймут и разберутся, каким образом им конкурировать дальше, просто в новых равных конкурентных условиях. Опять же, например, в любой стране мира есть механизмы налогового вычета. Вот если мы что-то экспортируем из России, мы можем применять нулевую ставку НДС. Можем не применять. Но для того, чтобы ее применить, да, действительно, надо собрать пакет документов, надо быть добросовестным налогоплательщиком и так далее. Пожалуйста, пусть применяют в своих государствах эту нулевую ставку на экспорт. Все, это решение всех вопросов.

Ольга Арсланова: Самый главный вопрос, который задают все наши зрители: «Подорожают ли товары для нас в интернет-магазинах?» И сколько мы будем вынуждены дополнительно платить за то, что мы их там купили? Вот это главное, что волнует людей. Что можем ответить?

Артем Соколов: Я отлично понимаю – почему. На самом деле торговля – это такой специфический вид деятельности. Вот у каких-то продавцов подорожают. У каких-то продавцов подешевеют. Какие-то продавцы оставят цены на прежнем уровне. А дальше конкуренция все расставит на свои места. Естественно, скорее всего, у тех, кто эти цены снизит, а совсем не у тех, кто их, наоборот, взвинтит и сделает их выше. Поэтому здесь простой закон рынка: когда вы конкурируете, вы боретесь за потребителя, вы этого потребителя выискиваете, пытаетесь его найти, продать ему свои услуги, сервис, товары. И в этой борьбе за потребителя и рождается справедливая цена.

Юрий Коваленко: То есть выживет сильнейший, хитрейший и дешевейший – самые большие магазины? А маленькие, скорее всего, пропадут.

Артем Соколов: Да почему? И маленькие тоже могут конкурировать с большими, и большие – с маленькими. Для маленьких у нас, например, на территории России есть другие налоговые режимы. Это дает им право конкурировать с большими. Если все большие обязаны платить НДС, то маленькие, например, его платить не обязаны, они находятся на других системах налогообложения. И с точки зрения конкурентных преимуществ, ну, я бы даже сказал, что они у них выше, потому что им не нужно уплачивать целый ряд платежей, которые нужно уплачивать крупным компаниям. Поэтому – совсем нет.

Ольга Арсланова: Послушаем наших зрителей. У нас звонок – Андрей из Ставрополья. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Алло.

Юрий Коваленко: Здравствуйте. Вы в эфире.

Ольга Арсланова: Да, слушаем вас, говорите.

Зритель: Здравствуйте. Да я вот о чем говорю? Опять же смотрите – законы там принимаете в своей Думе. Кто там? А по сути все опять пойдет к удорожанию, как и с бензином то же самое. В результате никакого толку нет, а только одни обещания. Скорее всего, надо взять этим всем, которые в Думе сидят и придумывают, давайте им зарплату понизим, и пусть на прожиточный минимум проживут для начала. А вот этот, что говорит? Давайте сделаем интернет-магазин, и не надо покупать? Да если люди покупают дешевое, то не просто так они покупают. Они покупают, потому что у людей уже денег нет, уже просто все на грани. И вот сейчас опять эти законы принимают. И все к этому идет.

Ольга Арсланова: Понятно ваше возмущение.

Зритель: Для людей вообще ничего не делают.

Ольга Арсланова: Спасибо, Андрей. Давайте еще Сергея из Перми послушаем. Добрый вечер.

Зритель: Алло.

Ольга Арсланова: Да, здравствуйте.

Зритель: Алло.

Ольга Арсланова: Говорите, пожалуйста, Сергей, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте. Алло, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Да-да, говорите, пожалуйста.

Зритель: Суть вот в чем. Как я понимаю, наши доблестные депутаты уже не знают, каким образом еще как бы население обобрать. Я предлагаю им для большего собирания и пополнения бюджета обложить еще дополнительными пошлинами людей, выезжающих за рубеж, которые также получают услугу, выезжая за рубеж на отдых. Давайте таким образом для того, чтобы еще, как говорится, пополнить бюджет, увеличим стоимость, так сказать, отдыха, который своего рода тоже является товаром.

Ольга Арсланова: А хорошая, кстати, аналогия у Сергея.

Юрий Коваленко: Спасибо большое.

Ольга Арсланова: Спасибо большое.

Зритель: Давайте на воздух…

Ольга Арсланова: Да, это уже было, это не очень оригинально. А вот с выездом за рубежом – действительно, идея примерно такая же. То есть мы везем свои деньги куда-то – почему бы и не обложить налогом?

Юрий Коваленко: Или сейчас без интернета появятся опять челночники, которые начнут ездить туда и лично привозить, чтобы не платить налог с онлайн-продаж?

Артем Соколов: Да пусть ездят. Это такой вид бизнеса, который всегда находится на грани риска. Сегодня он проехал, завтра проехал, а на третий день сема раскрыта – ездить перестал. Дело здесь не в этом. Честно, мне сложно прокомментировать идею с обложением каким-то налогом выезд за рубеж.

Ольга Арсланова: Но в людей ассоциируется именно с этим.

Артем Соколов: Это совершенно разные вещи. Здесь работают фундаментальные экономические факторы. Если мы пытаемся развивать свое производство, пытаемся сделать так, чтобы на внутреннем рынке производители чувствовали себя хорошо… А они у нас существуют. Вот ошибочное есть мнение, что у нас их нет, что в России ничего не производится. Если взять, например, ассортимент крупных российских интернет-магазинов (ну, я не буду сейчас называть названия), то 35% – это ассортимент, который заимствуется у российских поставщиков, у российских производителей. Это крупные российские сайты.

Ольга Арсланова: А почему они не могут конкурировать с иностранными интернет-магазинами? Почему AliExpress может продавать товары по такой цене и такого качества, а отечественные магазины не могут? Зачем создавать им какие-то дополнительные протекционистские меры? Ведь это же рынок, они должны конкурировать с всемирными компаниями.

Артем Соколов: Так все и сделано. Конкуренция справедлива только тогда, когда она на равных идет. Когда у тебя поле под углом изначально, ты пытаешься забить в те ворота, которые где-то сверху, но мяч под 45 градусов не очень хорошо катится по этому полю. Вот здесь сложности возникают. Получается, что мы стимулируем развитие китайского производства, стимулируем развитие производства всех других стран, которые у нас расположены вокруг Евразийского союза, стимулируем развитие всех продавцов, логистических мощностей тех продавцов, которые находятся за пределами Евразийского союза. И в то же время для себя выбираем путь, по которому… В таком случае вся экономика, собственно, и выйдет за пределы нашей страны. Будет выгоднее продавать из-за рубежа, чем…

Ольга Арсланова: А в этой экономике человек простой, наш зритель – он где находится? Ведь он не может себе зачастую позволить то, что продается внутри страны, потому что, да, это очевидно дороже. Смотрите, нам об этом пишут. Ну, это на таком примере самом простом и известном – не товар первой необходимости, но разница понятна. «Дочка купила чехол для телефона за 46 рублей в интернет-магазине, – видимо, китайский. – Такой же чехол у нас в магазине – 750 рублей». То есть человек здесь где? Он, тратя меньше денег не вещи, сам становится богаче, и экономике страны от этого лучше, ну, скажем, становится чуть менее бедным.

Артем Соколов: Здесь такой же точно чехол можно было найти и за 46 рублей на территории России, просто надо было поискать чуть-чуть больше.

Юрий Коваленко: Магазин «Все по 46 рублей».

Артем Соколов: Есть сайты распродаж, на которых все эти товары продаются по ценам примерно тем же, а может быть, даже дешевле. Можно и за рубль купить себе чехол для сотового телефона. Есть целые платформы распродаж, на которые ритейлеры выливают свои стоки. Там все это тоже есть по тем же самым ценам.

Ольга Арсланова: А почему тогда они менее популярные, как вам кажется? Почему наши отечественные интернет-магазины, которым очевидно хотят помочь вот этими поправками, в худшем положении изначально?

Артем Соколов: Да помочь-то хотят не интернет-магазинам. Помочь хотят производителю. И здесь причина не в том, что там есть дешевле, а здесь нет дешевле. Здесь тоже есть дешевле. Есть и офлайновые магазины, не знаю, Fix Price, например, в который заходишь – и что, там дорого? По 45 рублей вообще все, начиная от мыльных пузырей и заканчивая книжками для детей или какими-то электроинструментами. Все по 45 рублей. Это дорого? Нет, дешево.

Юрий Коваленко: Кстати, я с большим удивлением узнал о том, что запчасти для старых «Жигулей», тракторов и мотоциклов, которые не производятся уже лет тридцать в России, прекрасно делаются в Китае, и люди их покупают. И вот наши корреспонденты задавали вопрос: «Делаете ли вы покупки в интернет-магазинах?» Давайте послушаем, что люди отвечали.

Ольга Арсланова: Именно в иностранных интернет-магазинах, это важный момент.

ОПРОС

Ольга Арсланова: В основном, потому что удобно и потому что дешевле, люди пользуются интернет-магазинами в целом.

Юрий Коваленко: Голосование рублем.

Ольга Арсланова: Ну а мы спрашивали наших зрителей, пользуются ли они интернет-услугами, точнее, покупают ли они что-то в интернет-магазинах. «Да» – ответили 45% наших зрителей. «Нет» – 55%. Мы, кстати, часто к этой теме возвращаемся, где-то раз в полгода точно, и цифры растут, могу сказать. Мы всегда спрашиваем и видим, что интернет-торговля становится все популярнее. Поэтому, видимо, какое-то новое законодательное регулирование тоже должно появляться с развитием этой сферы.

Артем Соколов: E-commerce – то вообще такая сфера, которая за следующие пять лет, я думаю, вырастет еще раз в пять точно у нас в стране. Потому что если посмотреть на экономики развитых стран, объем рынка интернет-торговли у них уже занимает 10–15% от всего объема розничной торговли в стране. У нас пока 3,5% всего. Поэтому понятно, что они у нас и будут дальше развиваться.

Что касается самих цен и прочего. Интернет – это такая высококонкурентная среда, где очень просто найти, сравнить и все посмотреть. Вам не надо ходить в десять разных мест. Набирая простой поисковый запрос, вы тут же видите все предложения, можете понять, из каких они магазинов и так далее, выбрать по цене вам подходящее. И здесь только хорошо, что интернет-торговля развивается. Пусть она развивается глобально во всем мире. Но она должна развиваться по определенным правилам, иначе возникают те самые экономические перекосы. Если задать правильный поисковый запрос, то всегда можно найти то, что ищешь, по самой привлекательной цене, а уже дальше сделать выбор, у кого его купить.

Ольга Арсланова: Понятно. Спасибо большое. Напоминаю, у нас в студии был Артем Соколов, президент Ассоциации компаний интернет-торговли. Спасибо.

Юрий Коваленко: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

О покупках в иностранных интернет-магазинах

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты