Артем Соколов: Капитализация Alibaba.com в два раза превышает бюджет России

Гости
Артем Соколов
исполнительный директор АКИТ (Ассоциация компаний интернет-торговли)

Юрий Коваленко: Ну и о нововведениях, скажем так, о том, к чему готовиться стоит. Ну вот чехол на телефон, блесна для рыбалки, коврик в ванную с подсветкой – казалось бы, копеечные покупки из Китая теперь могут стать дороже. А все потому, что таможня предложила "создать равные условия для российской и трансграничной Интернет-торговли". Федеральная таможенная служба направила в Минфин предложение за любую покупку любой цены из заграничного Интернет-магазина требовать 20% ее стоимости.

Оксана Галькевич: Правильно, нечего коврики за границей покупать, в соседнем хозяйственном можно найти.

Юрий Коваленко: С подсветкой?

Оксана Галькевич: Вообще на самом деле серьезные перемены. Сейчас в России не облагаются пошлинами посылки, общая стоимость которых не превышает 1 тысячи евро в месяц, а общий вес 31 килограмма. И только если эти лимиты превышены, то необходимо заплатить 30% от стоимости товара, но не менее чем 4 евро за килограмм. Юр, как ты думаешь, это много, мало? Каково?

Юрий Коваленко: Мне кажется, что это справедливо. Но по мнению замглавы Федеральной таможенной службы Тимура Максимова, снижение порога беспошлинного ввоза даже до 200 евро несильно повлияет на ситуацию, поскольку абсолютное большинство Интернет-посылок имеет стоимость в пределах 30 евро, только 0.02% иностранных посылок в прошлом году стоили дороже 200 у.е.

Оксана Галькевич: В пороге беспошлинного ввоза мы несильно отстаем от некоторых наших партнеров по Евразийскому экономическому союзу: например, только в Белоруссии он равен 22 евро, в Армении 150, а вот в Киргизии и в Казахстане это та же 1 тысяча евро. Давайте выясним, уважаемые друзья, сколько государство хочет на этом заработать и, собственно говоря, какие издержки понесем мы с вами. Об этом будем говорить в ближайшие полчаса вместе с вами и вместе с нашим экспертом в студии. А пришел к нам сегодня Артем Соколов, президент Ассоциации компаний Интернет-торговли, – здравствуйте, Артем.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Артем Соколов: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Артем, скажите, вы-то, наверное, рады, аплодируете. Вопрос только, стоя или сидя.

Артем Соколов: С чего бы здесь начать? Наверное, с того, что далеко не все то, о чем говорят, правда. На самом деле есть несколько мифов, которые наверняка есть смысл развенчать сразу, для того чтобы не уйти в дискуссию, которая изначально будет неправильной.

Юрий Коваленко: Давайте по пунктам тогда.

Артем Соколов: Миф первый: почему-то все считают, что как только снизится порог беспошлинного ввоза, Интернет-торговля исчезнет, покупать будет запрещено. Никому ничего не запрещают, это не какое-то ограничение, это лишь регулирование, которое вводится, оно вводится во всех цивилизованных странах мира. Если посмотреть на опыт Европы, там с 2021 года вообще убирают беспошлинный ввоз, его не будет совсем несмотря на то, что сейчас у них 22 евро. Если посмотреть на Китай, там беспошлинного ввоза уже не существует в течение 2-х лет, еще в 2016 году Китай закрыл свою границу, сейчас взымает с каждой посылки, которая туда заходит, до 60% пошлины, и это нормально, почему-то об этом никто не говорит, все говорят про то, что надо в Китай больше экспортировать, мы туда экспортировать уже не можем, потому что 60% пошлина в любом случае перебивает любое желание что-то экспортировать в эту страну, это первое. Но никаких запретов не вводится, покупать можно столько же, сколько и покупали, нет никаких лимитов. Да, возникает пошлина, но это лишь платеж, который необходимо будет оплатить.

Второй вопрос: как его платить? Вот потребителю никуда не нужно будет ходить, ему не надо будет ходить на таможню, ему не надо будет ходить на почту. Платеж, который будет осуществляться в пользу государства, будет изначально учтен в стоимости товара: когда вы будете выбирать товары на маркетплейсе, на витрине иностранного Интернет-магазина, там сразу будет указана цена, налоги, обязательные платежи или как это можно по-другому назвать, таможенные сборы, стоимость доставки. Все это потребитель будет видеть, оплачивать разом, дальше уже задача государства, как развести вот эту сумму: часть из нее поступит продавцу, часть из нее поступит в бюджет.

Третий миф. Все говорят про то, что как только это произойдет, Интернет-торговля вообще прекратится, перестанет существовать, граждане просто начнут отказываться от иностранных покупок. Ничего такого не произойдет и в принципе произойти не может, потому что, во-первых, можно для, например, наших китайских партнеров рынок №1, 91% товаров идет именно оттуда. Если это будет делать не они, придут другие на этот рынок, но долю рынка свою никто не отдаст, никогда не уступит. Поэтому мы как были привлекательным рынком для иностранных Интернет-магазинов, так и останемся, граждане как покупали там, так и будут покупать, в общем-то, этому мешать ничто не будет. В этом, наверное, здесь главное.

Вот сейчас мы с мифов начали, если есть вопросы, давайте по вопросам.

Оксана Галькевич: Артем, давайте мы сейчас продолжим, я просто хочу обратиться к нашим телезрителям: уважаемые друзья, Интернет-торговля, покупки, особенно как правильно Юра сказал, в китайских Интернет-магазинах довольно распространенная сейчас вещь, кто-то там покупает вещи для детей, какую-то одежду, кто-то технику, кто-то какие-то там совершенно безобидные простые аксессуары для дома. Вот если все это будет, так скажем, обложено дополнительной пошлиной, пойдут какие-то дополнительные издержки, вы продолжите пользоваться зарубежными Интернет-магазинами, покупать на "AliExpress", еще как-то, я просто не очень осведомлена в названиях этих фирм? Поделитесь своим мнением, своим каким-то опытом, может быть, будет интересно: 3443 – это наш SMS-портал, первые буквы "ОТР", либо телефон прямого эфира, он указан на вашем экране, все это совершенно бесплатно.

Юрий Коваленко: Но все же люди не от хорошей жизни покупают в Китае дешевые товары. Тем не менее в Федеральной таможенной службе предлагают создать равные условия для российской трансграничной Интернет-торговли. То есть скрытый смысл или явный смысл, поправьте меня, что надо покупать больше российского, чем китайского? У нас вообще есть, чем заменить Китай?

Артем Соколов: Здесь дело не в том, что надо покупать больше российского, а немножко в другом. Если посмотреть на экономику каждой бизнес-модели, вот бизнес-модель российского юрлица, которое работает здесь, на территории нашей страны, и бизнес-модель, например, китайского юрлица, которое работает по китайскому законодательству и отправляет сюда товары в посылках. Здесь российское юрлицо обязано платить НДС, который возник либо при производстве, если мы это произвели на территории страны, либо при ввозе, если это импортный товар. Оно обязано платить таможенную пошлину, если оно товар сюда завезло, средняя пошлина где-то 6%, но в зависимости от товарной категории она может быть либо больше, либо меньше, либо может вообще отсутствовать. Российское юрлицо обязано применять кассу, печатать чеки, соблюдать законодательство о защите прав потребителей и так далее. Все это большие издержки. В общей сложности, если сравнить тот объем издержек, которые несет российская компания, с тем объемом издержек, которые несет, например, иностранная, то разница в маржинальности бизнеса будет больше 30%.

Именно поэтому государство и говорит, что сейчас условия просто неконкурентные, при таких вводных конкурировать с иностранными компаниями невозможно, а это крупнейшие гиганты (например, капитализация "Alibaba.com" сейчас составляет в 2 раза больше, чем бюджет Российской Федерации в целом). И понимая, что вокруг вот эти огромные монстры, огромные компании с многомиллиардной капитализацией, имеют еще и больше преференций, чем наши локальные компании, локальный бизнес, естественно, у государства возникает вопрос, что с этим надо что-то делать. Поэтому вот такое решение нашли, которым можно вот эти условия ведения бизнеса уравнять.

Юрий Коваленко: Между строк я прочитал, что либо вы покупаете дорогое российское, то же самое из Китая привезенное, либо вы покупаете из Китая сами, но дополнительно с наценками, так получается?

Артем Соколов: Здесь ведь смотрите какая история. У китайских компаний, в принципе у любой иностранной компании, да в принципе у любой иностранной компании, вообще в принципе в любом государстве как устроена экономика импорта и экспорта? На экспорт всегда 0, на ввоз всегда есть определенные правила, которые государство формирует исходя из своих принципов: в Китае это нулевая планка, в Европе нулевая планка с 2021 года будет, точно так же пошлинами или налогами будут облагаться абсолютно все товарные поставки. Так вот мы когда из России что-то экспортируем, у нас тоже на экспорт ноль. Вот иностранные компании сейчас имеют право осуществлять вычет по НДС у себя либо тех налогов, которые у них существуют, и уже продавать здесь по сниженной стоимости изначально, просто они им сейчас не пользуются, этим вычетом. Ну хорошо, будет у нас пошлина на товар импортный, в данном случае это будет пошлина на посылку, – отлично, пусть иностранная компания произведет налоговый вычет у себя в стране. Все, это единственное, что нужно сделать, и тогда ни цена не увеличится, все останутся счастливы и довольны.

Механизм подтверждения нулевой ставки НДС есть практически в каждой стране мира, так все государства устроены. Он есть у нас в России, наши экспортеры, которые сейчас занимаются экспортом из России в тот же Китай, Европу, подтверждают нулевую ставку, собирают документы, отчитываются в налоговую, показывают, сколько посылок они кому и куда отправили, ведут соответствующую статистику у себя. То же самое могут делать и иностранные организации, использовать те же самые схемы, которыми их государство поддерживает как экспортеров своей страны. И таким образом здесь не будет никакого перекоса ни в одну, ни в другую сторону, просто баланс интересов встанет на свое место.

Оксана Галькевич: Артем, а если эти мировые гиганты откроют какие-нибудь дочерние юридические лица на территории Российской Федерации, это как-то снимает часть вот этих вот проблем в неравенстве конкуренции?

Артем Соколов: Это очень хорошо, пусть открывают, пусть приходят к нам, создают здесь рабочие места…

Оксана Галькевич: …соблюдают наши законы, как вы сказали.

Артем Соколов: Конечно, это очень хорошо, каждое государство стремится привлечь на свою территорию как можно большее количество инвестиций, уж тем более если открывается филиал какой-то глобальной компании, это всегда только хорошо. Другое дело, что такие филиалы у нас уже есть, но, к сожалению, они имеют урезанные функции и ограничиваются только продажей рекламы, ничего более.

Юрий Коваленко: Почему?

Артем Соколов: Потому что как только появляются дополнительные функции, у них появляется обязанность отвечать по законодательству о защите прав потребителей, а это издержки, иметь горячую линию на своем сайте, для того чтобы разбираться с жалобами, заказами и прочим. Вот весь этот compliance стоит денег для компании, даже сделать свой кол-центр само по себе дорого…

Оксана Галькевич: Издержки.

Артем Соколов: …и в данном случае просто невыгодно, потому что зачем он нужен, когда можно без него?

Оксана Галькевич: Звоночек у нас есть из Пензы, у нас уже несколько звонков в очереди. Олег, здравствуйте, слушаем.

Зритель: Да-да, слушаю, здравствуйте. Вот вы говорите, что это пошлины. Я считаю, что это не пошлины, это очередной налог ввели для россиян. Вот недавно покупал на "Ebay", например, куклу: в магазине такая кукла стоит 1 тысячу рублей, в Китае на "Ebay" я бы купил ее за 250 рублей. Если сейчас… Вот я пенсионер, например, внучке покупал. Если сейчас дополнительный налог, то зачем мне вообще тогда покупать, на "Ebay" заказывать? И опять же, получается, будет меньше заказов, будем рынок, как говорится, расторгать с Китаем, из Китая меньше люди будут покупать из-за того, что наше государство вводит этот очередной налог. Это только название "пошлина", а на самом деле это налог на 20% для нас, для россиян ввели.

Оксана Галькевич: Пока еще не ввели, пока это только обсуждается…

Зритель: Ну введут.

Оксана Галькевич: Спасибо, Олег.

Зритель: Это же неправильно! Это же мои или ваши деньги, зачем вы мои деньги опять забираете, эти 20%? Это мои деньги, моя пенсия.

Оксана Галькевич: Олег, мы услышали ваше мнение.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Оксана Галькевич: Давайте еще одного Олега из Нижегородской области выслушаем. Олег, здравствуйте, вы в прямом эфире.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Я постоянно, периодически закупаю защитные экраны, стекла для смартфонов. К сожалению, так у нас сложилось, что у нас производители их не производят, поэтому я периодически закупаю для семьи, для детей. Я понимаю, что наш бюджет дырявый до безобразия, но нельзя за счет этого деньги просто снимать с физических лиц. Я понимаю, делают люди покупки на 1 тысячу долларов или евро, согласен, большие покупки, пожалуйста, облагайте их. Но что… закупки облагать? Более того, у нас президент Путин всегда говорил, что надо увеличить товарооборот с Китаем, с другими странами. Вы не думаете, что за счет этих налогов мы товарооборот снизим существенно? Мы же сами… наш гарант Конституции это…

Оксана Галькевич: Да, спасибо, Олег.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Оксана Галькевич: А упадет ли… Вообще что будет с этим самым товарооборотом? Вот смотрите, покупательная способность людей действительно падает, наш телезритель прав. Вы говорите, что это все-таки не будет существенно ощущаться в цене, уже будет включено.

Артем Соколов: Я приведу простой пример. Буквально 2 года назад у нас курс доллара вырос ровно в 2 раза; все товары, которые продавались на иностранных Интернет-магазинах, подорожали ровно в 2 раза. Покупок меньше не стало, их стало больше в 2 раза. Есть связь здесь? Нет, наверное, связи, скорее просто интересен растет к этим покупкам, желание приобрести что-то за рубежом неотъемлемо, его вряд ли можно каким-то образом вообще купировать.

Оксана Галькевич: То есть даже не было никакой временной просадки?

Артем Соколов: Да нет, как развивалась Интернет-торговля, так она и продолжает развиваться. Это, кстати, очень хороший, показательный пример, потому что тогда реально стоимость в 2 раза увеличилась всех товаров, вообще абсолютно всех. Если говорить о том, что справедливо, что нет, мы каждое утро ходим с вами за хлебом, за молоком, платим НДС. Мы с вами несильно озадачиваемся, куда этот НДС уходит, вообще вряд ли, может быть, кто-то озадачивается тем, что он этот НДС платит, он просто есть в цене товара и все, дальше продавец уже куда-то его уплачивает. Здесь будет точно такая же система: потребителю в принципе не нужно даже заботиться о том, что и куда, там все это в системе будет сделано так, что не нужно будет никуда ходить, никакие дополнительные платежи вносить, сам по себе платеж уже будет изначально присутствовать на Интернет-площадке.

Юрий Коваленко: То есть получается, что… Хотя нет, я сначала про новость. Вы в курсе, что "AliExpress" открывает 100 новых точек выдачи, которые ускорят доставку товаров, они будут приходить за неделю из Китая, в 100 разных городах России, уже завтра? И сегодня появляется новость по поводу того, что пошлины…

Артем Соколов: "AliExpress" большие молодцы, очень хорошо работают, они очень хорошо развиваются на нашем рынке. Этому способствуют и экономические стимулы, которые у нас существуют на сегодняшний момент. Торговать без НДС, без пошлин в принципе никому в России нельзя, "AliExpress" можно. То, что они пункты выдачи открывают, только увеличивает доступность их товаров для потребителей. Поэтому тут они с коммерческой точки зрения…

Юрий Коваленко: То есть эти события не связаны?

Артем Соколов: Да совершенно никак не связаны, это лишь развитие их бизнес-модели в том режиме, в котором они развиваются.

Юрий Коваленко: Хорошо, в таком случае вторая половина вопроса. Если мы платим транспортный налог, то этот налог идет на дороги; если мы платим налог на что-то еще, он идет на какие-то конкретные цели. На что пойдет вот эта пошлина? Каким образом эти деньги будут расходоваться? Мне вот самому правда интересно, потому что либо это безусловный налог, который просто надо платить, потому что вот так есть, либо эти деньги как-то будут расходоваться.

Артем Соколов: Здесь хороший вопрос. На самом деле у нас государство распоряжается, на что потратить полученные бюджетные поступления. Но я, честно говоря, не слышал, чтобы на какое-то конкретное направление могли быть потрачены те дополнительные средства, которые может собрать бюджет. Возможно, об этом стоит подумать.

Оксана Галькевич: Давайте спросим мнение нашего телезрителя из Тольятти. Андрей, здравствуйте, вы в прямом эфире.

Зритель: Добрый день.

Оксана Галькевич: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Я просто не могу сейчас сориентироваться, как быстро звук доходит, но продолжаю.

Оксана Галькевич: А вы телевизор сделайте потише, звук выключите.

Зритель: Я его вообще выключил.

Оксана Галькевич: Отлично. Говорите.

Зритель: У меня вопрос такой: а не лоббирование ли это интересов наших больших торговых сетей, таких как "М.Видео", "Эльдорадо" и прочих, которые одеждой торгуют? Потому что складывается такое впечатление, что когда вводят вот такие для физических лиц покупки через Интернет, у меня сразу возникает вопрос, а не… нам в сторону, сколько же обходятся закупки за рубежом этим торговым сетям.

Потому что у меня, допустим, есть примеры на сегодняшний день, когда, скажем, такая сложная техника, как электросамокаты, электромопеды практически стоят одинаково, что я заказываю в Китае, скажем, на "AliExpress", и что мне попадается иногда в торговых точках. Бывает одинаково, но скажу так, что с перевесом маленько, что в наших сетях это попроще, но стоит почти столько же или чуть-чуть дороже. Мне кажется, что это все-таки лоббирование интересов этих сетей, потому что в сетях не появляются товары так быстро, как они появляются, скажем, в том же Китае. Я, допустим, увлекаюсь электроникой, я очень часто пользуюсь их услугами, чтобы купить какую-то нужную вещь…

Оксана Галькевич: Да, Андрей, мы вас поняли, время просто истекает стремительно, это же прямой эфир.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Оксана Галькевич: Ну вот как вы считаете? Заговор в интересах крупных компаний сетевых?

Артем Соколов: Да, что здесь сказать? Когда на территории страны работают крупные компании, которые уплачивают миллиарды налогов в бюджет, это миллиарды, и компании, которые не уплачивают вообще ничего совершенно, на чьей стороне здесь должно быть государство, если даже попробовать подумать?

Оксана Галькевич: Хорошо, а вот с точки зрения конкуренции, соответственно улучшения работы наших Интернет-компаний, не будет ли проблем? Вот у вас таких глобальных мировых игроков выводят за скобки, вам становится работать проще, в принципе особо-то напрягаться не надо, зачем как-то там что-то новое внедрять, сервис улучшать?

Артем Соколов: Конкуренция всегда была и будет, она и сейчас довольно сильная. Кстати, телезритель очень правильно сказал, на рынке электроники, бытовой техники конкуренция настолько сильна, что там маржи практически не осталось в этой товарной категории, крупные сети работают на 3-6% маржи. Поэтому здесь наценки…

Оксана Галькевич: Может, это нормальная маржа просто, Артем? А то все хотят 20%, 30%, 50%.

Артем Соколов: Она нормальная, поэтому на ней и работают, конкуренция как раз к этому и привела. Собственно, это высококонкурентный рынок: как только появляется альтернативное предложение, все на него смотрят, ориентируются на ту цену, которая сейчас стоит на рынке. Поэтому здесь вряд ли можно говорить о том, что с конкуренцией что-то произойдет, наоборот, она будет только усиливаться из года в год. На самом деле рынок у нас довольно большой, на нем всем хватит места, поэтому вопрос, наверное, в том, что Интернет-торговля должна развиваться, но она должна развиваться по определенным правилам и эти правила как раз сейчас формируются. Здесь никто не пытается кого-то в чем-то ограничить, пытаются, собственно, вот эти правила создать.

Юрий Коваленко: Ну что же, цыплят по осени считают, а мы посчитаем, насколько увеличатся цены на товары из Поднебесной в ближайшее время, как это отразится на нас с вами. Большое спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо. Артем Соколов.

Юрий Коваленко: Да, у нас в гостях был президент Ассоциации компаний Интернет-торговли.

Оксана Галькевич: Ну а мы не прощаемся с вами, дорогие друзья, вернемся к вам через несколько минут.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты