Артур Гараганов: Мы чистим зубы дважды в день, но почему-то игнорируем эмоциональную гигиену

Артур Гараганов: Мы чистим зубы дважды в день, но почему-то игнорируем эмоциональную гигиену
Накопить на старость
На пенсию в нищете? Алкогольная политика. Честный самозанятый – это выгодно? Спорт без пола. «Тесла» по-русски. Мужчинам платят больше
Возможны политические потери для России в результате встречи Нормандской четвёрки? Безусловно. Это большая игра. Но без сомнения, если Россия откажется от этой встречи, потери будут значительно больше
Юрий Савёлов: Если человек сам зарабатывает, у государства ничего не просить, надо дать ему этот необлагаемый налогом минимум
Дмитрий Журавлёв: У нас в инфляцию входит и стоимость «Роллс-Ройса» и стоимость кефира. «Ролсс-Ройсы» не дорожают - с кефиром проблема
Ксения Печеник: В нашей стране оказаться на пенсии – это практически прекратить существовать
Алексей Кыласов: Рекорды только дополняют общую картину привлекательности спорта, но не меняют или отменяют её
Не жизнь, а пенсия! О долгосрочном прогнозе благосостояния российских пенсионеров
«Тесла» по-русски: зачем нам отечественный электрокар за 6 млн рублей?
О вкусах спорят: россияне предпочитают отечественные продукты
Гости
Артур Гараганов
клинический психолог

Александр Денисов: Не успел договорить Тимур. Я решил, что у него как раз письмо Трампа в руках. Он вот так махал.

Анастасия Сорокина: Переходим к теме обид, о которых обещали поговорить.

Александр Денисов: Я обещал, да.

Анастасия Сорокина: На обиженных, Саша, возят воду. Тебе часто такую фразу говорили?

Александр Денисов: Ну, я не помню. Может быть, когда-то и говорили. Честно говоря, в последнее время – нет, точно нет.

Анастасия Сорокина: Зато часто говорят, что на тебя обижаются, Саша. Можно сказать, что те, кто это делают, вот как раз на них и будут возить воду.

Что это за выражение такое? Пошло оно со времен Петра I. Тогда горожанам доставляли воду бесплатно. А вот если предприимчивый водовоз за это брал деньги, то его наказывали: вместо лошади впрягали в телегу с бочкой на целый день. Это было и тяжело, и обидно. Вот такое наказание.

Хотя складывается вообще ощущение, что в истории немало обид, расплата за которые была суровой. Можно даже сказать, что в какой-то степени обиды были движущей силой истории.

Александр Денисов: Ну, нам, журналистам, все интересно, что связано с обидами. На днях появилась информация о закрытии сериала «Сваты». Из-за чего? Мол, актер Николай Добрынин, играющий Митяя, затаил обиду на жесткие шутки героя Федора Добронравова и покидает сериал. Мол, он устал, что над Митяем постоянно издеваются, подшучивают. Нас это забеспокоило. Как же мы без Митяя?

Анастасия Сорокина: Ну, Саша, сериал был запущен нынешним президентом Украины Владимиром Зеленским.

Александр Денисов: Кстати, не знал я про это.

Анастасия Сорокина: Мы обратились в его компанию «Квартал 95» за разъяснением, официальных комментариев получить не удалось. Но, по некоторым данным, обиду замяли, помирились, Митяя успокоили. Так что поклонники проекта могут ждать его продолжения.

Александр Денисов: Тему обид мы обсуждаем вместе с вами. Подключайтесь, рассказывайте, на что вы обижаетесь, как прощаете.

В студии у нас наш эксперт – Артур Гараганов, клинический психолог. Артур, добрый вечер.

Артур Гараганов: Добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Александр Денисов: Как считаете, обиды – это болезнь современного общества или нет?

Артур Гараганов: Обиды были всегда. И обиды – это чувства, которые наполняют людей и разделяют их, создавая внутренние или внешние конфликты.

Александр Денисов: Вот сейчас, казалось бы, время одиночек. Мы отдалились, не знаем, как соседей зовут. А когда не знаешь, то и обижаться-то не на кого. Может быть, раз мы такие стали индивидуалисты, то и от других ничего не ждем, и сами ничего не хотим для других делать. Чего обижаться-то?

Артур Гараганов: Ну, обида – это такое, знаете, внутреннее состояние, которое наполнено и внутренней агрессией, и какими-то внутренними разочарованиями, когда человек просто не знает, как ему пережить это глубокое состояние, и поэтому он обижается. Но обида – это еще и способ манипуляции другими людьми для того, чтобы удовлетворить свои глубинные потребности или получить желаемое.

Александр Денисов: Заходим в семью, так скажем. Не про соседей, а про семью. То есть внутри семьи вот это как раз такой способ манипулирования, да?

Артур Гараганов: Он с детства. И надо сказать, что ребенок очень часто осознанно или неосознанно манипулирует. Но, как говорят исследователи, это не врожденное качество, а это приобретенное. И ребенок его зеркалит от своих родителей, то есть перенимает, обучается этому способу – и таким образом уже манипулирует взрослыми.

Анастасия Сорокина: А часто ли обиды становятся именно причиной конфликтов, разводов, каких-то таких серьезных моментов, с которыми к вам, например, как к специалисту обращаются?

Артур Гараганов: Ну очень часто обида становится причиной, например, такого состояния предразводного. И обида – это всегда повод к выяснению отношений. Обида – это еще и такое затяжное чувство, которое может длиться вообще годами, пока человек не избавиться от него и не простит.

Анастасия Сорокина: А как избавиться от обиды?

Артур Гараганов: Ну, есть масса способов избавления от обид. Это и глубокое прощение, это и психологические техники, когда мы не просто осознаем, что такое обида, а раскладываем состояние, в котором мы находимся, на составные части и проживаем каждую часть.

Анастасия Сорокина: Подождите. А если, например, какая-то бытовая ситуация, кто-то на кого-то обиделся? Вы так сложно рассказываете про это. В принципе, по большому счету, приходят, наверное, люди, когда уже обиды просто переполнили, их очень много.

Артур Гараганов: Приходят люди, которые не знают, что такое обида. Они просто интерпретируют свое состояние как обиду, а на самом деле там может быть скрытая агрессия или глубокое разочарование, или просто депрессивное состояние, когда человек просто не знает, что ему делать со своим внутренним миром, куда идти, куда бежать.

Александр Денисов: Артур, наверняка знаете, есть такой футболист Андрей Аршавин – ну, в прошлом, он уже комментирует. Ему знаменитая фраза принадлежит. Когда болельщики на него обиделись, что он плохо бегает за мячом, он сказал: «Ваши ожидания – это ваши проблемы». Шикарная фраза! Может быть, она раскрывает суть и нашей дискуссии?

Артур Гараганов: Александр, на самом деле она раскрывает суть вопроса обид, потому что разочарование – это внутренние разрушенные ожидания другого человека.

Александр Денисов: А может быть, просто один человек с другим не договорился? И откуда, например, я знаю, что вы от меня ждете? Или я от вас что-то жду. Вы же не знаете. Мы с вами не договаривались. Поэтому зачастую повод для обиды как бы такой…

Артур Гараганов: Александр, совершенно верно. Вы понимаете и идете именно в глубину этого вопроса. Потому что многие просто не умеют считывать эмоции и чувства других людей, не распознают, скажем так, невербальный язык, то есть как мы жестикулируем, как мы общаемся, и не понимают, порой не слышат, что им говорят другие люди, и делают свои умозаключения.

Анастасия Сорокина: Подождите. А не понимают те, кто обижают, или те, кто обижаются?

Артур Гараганов: А вот это хороший вопрос, Анастасия, потому что это двойная игра. Чаще всего, тот, кто обижается, навязывает вину тому, кто является противоположной стороной. То есть здесь такая двойная игра. Обида, а с другой стороны – чувство вины. И работает этот весь механизм именно в такой сцепке.

Анастасия Сорокина: И получается, что если говорить про эти ожидания… А как же глубокое прощение? Ну хорошо, можно накопившийся, скажем так, балласт обид скинуть. Но ведь человек же продолжит так себя вести и так же продолжит реагировать.

Артур Гараганов: Верно. Поэтому мы всегда говорим о тех установках, о тех убеждениях и о том глубинном внутреннем детском опыте, который привел к этому. То есть мы рассматриваем человека в контексте его личной истории: с чем он соприкоснулся, как он не удовлетворил свои какие-то детские потребности, как им манипулировали родители. Может быть, его гиперопекали. Может быть, его контролировали.

И все это – причины того, что человек уже строит, скажем так, виртуальный свой мир и порой даже уходит в Виртуальную паутину только для того, чтобы получить желаемое, а на самом деле не удовлетворяет потребности.

Александр Денисов: У нас сейчас опрос интересный. Артур, перед опросом короткий вопрос. Верите ли вы, что можно искренне прощать? Или просто люди забывают, а не прощают?

Артур Гараганов: Невозможно забыть, потому что это чувство не вытесняется именно в область коллективного или личного бессознательного. Поэтому простить можно…

Александр Денисов: Искренне? Вы верите в это?

Артур Гараганов: Ну, искренне прощение – да, я верю в это. Потому что вообще даже христианская традиция говорит нам о том, что нужно прощать умом – и тогда через какое-то время сердце тоже простит.

Анастасия Сорокина: Узнаем, что же обижает наших россиян. Вопрос задавали наши корреспонденты в Бийске, Новосибирске и Саратове.

ОПРОС

Александр Денисов: Все обижаются – и все в прекрасном настроении, самое интересное, веселые и улыбаются.

Артур Гараганов: Вы знаете, здесь на самом деле все люди делятся на два типа. Те, кто держит это в себе, как бы контейнирует это в своем теле. И это может приводить к психосоматике, то есть к обострению заболеваний физического тела, которые были спровоцированы именно психическим недугом. То есть человек не смог выразить эти эмоции, прожить…

Анастасия Сорокина: И начинает заболевать физически.

Артур Гараганов: И он начинает заболевать физически, вплоть до язвы желудка или любых других психосоматических заболеваний. Другие же люди, наоборот, они как бы борются с несправедливостью, то есть они считают, что можно обижаться, если с вами поступили несправедливо. Вот два типа людей.

Александр Денисов: А бывает благородная обида? Ну, как Верещагин в «Белом солнце пустыни»: «Мне за державу обидно!» Настя припомнила эту фразу. Это же такая, знаете, серьезная, хорошая обида.

Артур Гараганов: Хорошая обида. Но в глубине все равно лежит, если мы разбираем психологию этого момент, лежит такая скрытая агрессия. То есть «за державу обидно» – это все-таки состояние того, что нужно что-то делать, нужно что-то менять.

Александр Денисов: Есть какие-то руководители, которых ненавидит человек?

Артур Гараганов: Не думаю, что руководители. Я думаю, что это общая, опять же такая глобальная социальная несправедливость. Возможно, вот это как раз таки и было показано в сюжете.

Анастасия Сорокина: Дадим слово зрителям. Из Саратовской области Светлана с нами на связи. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Понимаете, может быть, я и не права. У нас такой замечательный парк открыли! У нас поставили скамеечки, все очень красиво. Люди кормят голубей – и вот эти скамейки у нас все… вы понимаете в чем. Когда я людям говорю: «Люди, кормите их дома. Тут же дети. Тут все должно быть красиво», – так меня… Не в эфире будет сказано. Меня обзывают, что я злая и вредная. А это же приходится делать нам, убирать за этим всем. Это как можно так? Как людям объяснить, что это для них же? Я же не могу все время, у нас не только этот объект.

Люди гуляют с собачками, и никто за собачками не убирает ничего. Когда наши триммеристы косят траву, вы представляете, это все дерьмо, простите за выражение, все у них на лицах. Это как? Обижаться на людей или что? А когда я делаю замечание, то мне говорят: «Это твоя работа – убирать за моим псом». И как? На людей обижаться или нет?

Александр Денисов: Ну, я бы разозлился на вашем месте, естественно.

Артур Гараганов: Человек пока сдерживает этот гнев. Все-таки здесь мы видим такую глубинную социальную ответственность. Как раз таки человек переживает именно за общественные места и за порядок, за чистоту, потому что в его внутренних представлениях о норме это все должно быть чисто и идеально. Но другие люди создают беспорядок и фактически изменяют этот привычный для человека мир.

Таким образом, возникает именно социальная обида. То есть это чувство гнева, подавленное внутри. Но при этом человек понимает, что он ничего не может сделать. Это его немного и тревожит в том числе. И он не знает, куда выплеснуть, заявить, написать, прокричать. Вот человек звонит к вам на передачу для того, чтобы хоть как-то поделиться этим глубоким внутренним состоянием, переживанием.

Анастасия Сорокина: Не только звонят, но и пишут, рассказывают про свои эмоции, что обижает. И действительно, истории под названием «несправедливость», какие-то социальные проблемы, необеспеченность – все это накапливается. Понятно, что какие-то проблемы решить можно, а какие-то, к сожалению, нельзя. А с обидой человек живет, и живет каждый день, и, как вы сказали, может заболеть, могут какие-то быть проблемы.

Вот как найти ту самую помощь, когда тебе действительно просто физически уже нехорошо от той обиды, которая в тебе живет?

Артур Гараганов: Вы знаете, самая простая помощь – это обратиться к специалисту, который может и умеет работать с состоянием обиды.

Анастасия Сорокина: А если его нет?

Артур Гараганов: Если его нет, то самый простой способ, который мы знаем из области, например, той же популярной психологии, в том числе и профессиональной, – это взять и расписать в блокноте свои состояния. То есть: «Что я испытываю? Это обида или это гнев? Какие мысли меня посещают в тот момент, когда я в этом состоянии? Чего я ожидаю от этого мира? И что мир делает со мной?»

То есть эти глубинные мысли и состояния, когда мы их выносим на лист, мы как бы избавляемся от этого ощущения, которое для нас болезненное. И в то же время, когда мы можем заняться, как у нас любят обычно говорить наши американские партнеры, спортом, зарядкой, когда мы можем изменить свой гормональный фон, внутренний статус, выплеснуть адреналин, то после этого нам становится легче. Если еще при этом мы умеем анализировать, как поменялось наше состояние. Мы умеем его менять внутреннее за счет того, что мы можем перенести фокус внимания на что-то другое. И конечно же, говорить себе о том, что в фокусе вашего внимания. Если обида и боль, если то физически тяжело пережить, то нужно обязательно поделиться этим с кем-то из близких, потому что носить это в себе – это равноценно тому, что потихонечку болеть.

Мы все занимаемся гигиеной физического тела, но эмоциональной гигиеной мы забываем заниматься. Хотя мы чистим зубы два раза в день и принимаем душ, а заниматься именно тем, чтобы… Пять минут уделить себе, работе со своими эмоциями, состояниями, просто изменить настроение, сфокусироваться на ближайших целях – все это позволяет нам быстрее справляться именно с такими внутренними переживаниями, обидами и внутренней болью, даже физической.

Александр Денисов: А вы как справляетесь с обидами? Прощаете?

Артур Гараганов: Переживаю, отслеживаю, понимаю, что откуда, какая реакция, перерабатываю. Для этого есть всегда и профессиональная супервизия, и помощь специалистов. Ну, это профессия, это часть профессия.

Александр Денисов: Профессия у вас сложная. Когда мы готовились, посмотрели, что у вас в жизни творится. Есть такая дама, мы про нее почитали, Марият Мухина. Сейчас мы ее покажем. Это ваша бывшая пациентка. Вот такая дама представительная.

Артур Гараганов: Ну, она не пациентка, во-первых.

Александр Денисов: Ну, сейчас расскажете. Она вроде обиделась на вас, отсуживала квартиру, машину. Потом вы подали иск против нее. Она говорит, что потом вы на нее обиделись. Иск о защите чести и достоинства, если я не ошибаюсь, проиграли.

Вот расскажите, как вы с обидой справлялись в данной ситуации. Как вам удалось выйти?

Артур Гараганов: Это состояние не внутренней обиды, а это состояние на самом деле судебного процесса, в котором мы участвовали. И как справляться с этими состояниями? Ну, как обычно справляешься с внутренним переживанием, потому что это вопрос именно интересов. Было общее дело. Ну, я не готов участвовать сейчас в пиаре…

Александр Денисов: Вы всерьез так обиделись, раз подали иск о защите чести и достоинства?

Артур Гараганов: Ну нет, здесь уже вопрос в юридическом поле лежит, он не лежит в поле каких-то личных обид. Поэтому здесь вопрос решался так.

Александр Денисов: То есть пойти с иском в суд – это, в общем, закрыть обиду и решить ее?

Артур Гараганов: Ну, отчасти это решить какой-то юридический момент, который был в процессе.

Анастасия Сорокина: То есть это опять-таки история недоговоренностей, которые вы не смогли установить? Для этого потребовалось вмешательство судебное.

Артур Гараганов: Именно для решения юридического какого-то основания и факта.

Александр Денисов: А она-то почему на вас обиделась? Она ждала от вас помощи, а потом ее не получила?

Артур Гараганов: Ну, это сложные вопросы. Я не могу сейчас это комментировать в рамках именно вашей передачи. Я думаю, что это ее какие-то уже внутренние дела и окружение, которое ее так, может быть, настраивало. Это процесс именно юридический.

Анастасия Сорокина: То есть это ситуации, от которых не застрахован никто, даже вы как профессионал.

Александр Денисов: Даже вы оказались в такой ситуации.

Артур Гараганов: Если мы берем даже Европу и Америку, то очень много таких ситуаций происходит. И все чаще и чаще, когда люди используют в том числе и средства массовой информации.

Анастасия Сорокина: Выслушаем звонок из Пермского края, дозвонился до нас Юрий. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня три дня назад была такая обида, даже слезы! Нам зарплату срезали. Представляете? Мы раньше получали 16 тысяч, а сейчас будем получать 12–13 тысяч. Вот как тут не обидеться? Понимаете, работаю я по 12 часов. Часы нам срезали сейчас, и будем получать вот такую зарплату. А мне уже 56 лет, меня никуда уже не берут работать. Работаю я грузчиком в магазине, в гипермаркете. Вот как тут не обидеться? Понимаете, мне это обидно.

Александр Денисов: Спасибо, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Обратите внимание, Артур, люди, которые звонят (и в опросах тоже), они обижаются не на какие-то межличностные отношения, а на социальные проблемы. Вот работодатель зарплату уменьшил…

Анастасия Сорокина: Пенсии.

Александр Денисов: Пенсия маленькая опять же. Почему так происходит?

Артур Гараганов: Потому что очень сложно вообще найти опору именно в социуме, потому что люди все меньше и меньше друг другу доверяют, люди все больше не могут высказать открыто все, что они думают. Обида потом накапливается еще с помощью того же виртуального пространства и интернета, когда кто-то в интернете написал какое-то сообщение человеку, а человек просто не знает, как реагировать, потому что внутри поднимается волна возмущения, но выплеснуть ее с помощью простого текста или смайликов люди просто не умеют. Да и не знают, что же стояло с той стороны, потому что не видели реально реакции своего оппонента или собеседника.

Поэтому очень сложно человеку избавляться от состояния этого самостоятельно, тем более что он каждый день ежеминутно проникается любой инфотемой, заряжается. Есть такое понятие «инфовирус». Соответственно, это приводит его в состояние замешательства или обиды, или боли, или гнева.

Александр Денисов: А как нам поступать, учитывая, что информационное поле всегда с нами? Вот под рукой смартфон. Что, нам толстую шкуру отрастить?

Анастасия Сорокина: И каждый может высказаться, написать. Если мы будем читать все, что пишут про нас даже иной раз, то…

Александр Денисов: …то мы вскроемся. Толстую шкуру отрастить? Или огородить себя, не открывать смартфон, закрыть соцсети? Вот что делать?

Артур Гараганов: Вы знаете, если это состояние достаточно тяжелое и длительное, то наши коллеги, наши партнеры зарубежные обычно предлагают «информационную детоксикацию». То есть стараться проводить меньше времени со смартфоном, меньше читать отзывов, меньше читать каких-то новостных лент и делать это регулярно. То есть два-три дня в месяц полностью уходить из виртуального пространства. А если это состояние очень сложно пережить, то тогда все-таки обращаются к специалисту, который может с помощью нескольких техник помочь разобраться в причине этой глубинной обиды.

Анастасия Сорокина: Очень озадачены как раз вопросами прощения обид. Знаете, когда мы говорим о людях, связанных с социальным расслоением, с такими проблемами неоднозначными, то здесь, конечно, такого рецепта «пойдите и поговорите с психологом»… Ну, вряд ли психолог решит проблему сниженной зарплаты.

Но опять-таки что нужно делать в ситуации, когда тебя эта обида, скажем так, разрушает? Хорошо, можно написать, но человек все равно же останется с той же зарплатой, с теми же условиями. Как энергию этой обиды аккумулировать, чтобы она все-таки, скажем так, тебе дала какой-то плюс?

Артур Гараганов: Анастасия, вы правильно подметили, используя слово «энергия обиды», потому что это действительно энергетическое, такое внутренне наполнение эмоциональное состояние. Его можно заменить другим состоянием. Как уже говорили, это может быть физическая тренировка, спорт или какие-то упражнения дыхательные, в том числе очень хорошо работает и пилатес, и йога – все то, что расслабляет и позволяет сбросить напряжение.

Но в то же время надо понимать, что даже самая простая медитация, когда мы просто отвлекаемся от насущных проблем и представляем себя, например, на берегу моря или слушаем расслабляющую музыку – все это тоже позволяет сбросить это напряжение.

Но здесь есть один секрет: нужно думать именно о том состоянии, которое вызывает эту обиду, – или об этом воспоминании, или об этой сценке, или об этом ощущении. При этом тогда происходит такая компенсация.

Анастасия Сорокина: Просто вы часто говорите, что зарубежные коллеги. Ну давайте не будем отличать… в смысле, будем различать, что там все-таки люди живут немножечко по-другому. И часто хочется помочь. Упрекают, что мы разбираем какие-то вопросы поверхностно или еще что-то. Понимаешь, что действительно какие-то шаблоны не клеятся на ту реальность, в которой живут наши с люди, с теми проблемами, с которыми они сталкиваются.

Артур Гараганов: Анастасия, самый главный шаблон, который не клеится, – это просто отпустить, забыть, выбросить обиду и боль из своего сердца. То есть обида и боль все равно проживаться должна физически, она должна проходить. Телу нужно продышать, распустить этот так называемый зажим (врачи наши об этом очень часто говорят). И после этого уже разобраться в том, что приводит именно к этому спазму, например, к этому напряжению или к такой соматической реакции. То есть какие образы, какие ощущения, может быть, какие слова или звуки? Но здесь человек все-таки должен заняться анализом этого состояния и все логически расписать для себя.

Александр Денисов: Кстати, пишут зрители, Артур, вас поддерживают, пишут, что подруга подставила – ну, вот эта дама, которую мы показывали. А кто-то пишет из Ярославской области: «Я никогда и никого не прощаю. И это абсолютно правильно». Вот такой подход.

Артур Гараганов: Ну, сохранение своего гнева, аккумулирование гнева чаще всего, как мы знаем, приводит именно к соматизации симптомов, к тому, что… Ну, это нагрузка на сердце. То есть будет повышенное давление или будет какое-то внутреннее напряжение, или зажмутся те или другие мышцы.

Но многие люди на это не обращают внимания – только потому, что они не знают, что с этим делать, и не хотят просто признавать, что что-то с ними не так. Но простой обычный разбор и аналитическая работа позволяют избавиться от этого напряжения. Выбор за человеком всегда.

Александр Денисов: То есть плюнуть и забыть для здоровья будет полезнее?

Артур Гараганов: Ну, наверное, простить, как говорится (популярная фраза «простить и отпустить»), полюбить – наверное, это будет самое полезное. Но до этого нужно дойти еще логически.

Анастасия Сорокина: Пишут из Карелии: «Умный человек не обижается, а делает выводы». А из Ленинградской области: «Если вы обиделись – это значит, что вас победили».

Часто мы сталкиваемся с ситуациями, когда обижаются на вопросы, которые мы задаем. Гости иногда высказывают…

Александр Денисов: Губернатор на нас обиделся, что задаем вопросы.

Анастасия Сорокина: Вчера был у нас.

Артур Гараганов: А вы знаете, ведь есть ситуации, когда другая сторона не обижается или не чувствует вины. Ну, например, это животные. Вот животное не будет никогда обижаться или чувствовать вины, никогда не будет поддерживать это наше глубинное болезненное состояние. Неодушевленные предметы тоже не позволят нам на них обижаться, потому что они не попадают в состояние вины или обиды ответной. Поэтому здесь вопрос именно восприятия и, чаще всего, детского опыта.

Анастасия Сорокина: Я думала, вы расскажете про тех людей, которые уникальные и не поддаются этим обидам.

Артур Гараганов: Нет, все поддаются, потому что все люди живые и все проживают и свои собственные ощущения, и эмоции, и делают выводы. И все мы родом из детства. Порой родители манипулируют, гиперопекают или, наоборот, пытаются сверхконтролировать ребенка.

Анастасия Сорокина: Люди, которые публичные, которые известные, которые занимают какие-то руководящие должности – они же наверняка готовы к тому, что им будут задавать и вопросы, и какое-то внимание к ним будет, и как-то могут озадачить их какие-то вещи, и, конечно, могут их обидеть. У них существует вообще какая-то такая защитная реакция? Или они как-то занимаются? Может быть, к вам обращаются с тем, чтобы выработать защитную систему?

Артур Гараганов: Вы знаете, если мы говорим о политических деятелях или вообще о людях, которые работают публично, то чаще всего у них есть внутренний барьер – так называемая психологическая граница, за которую они не пропускают ни чужие эмоции, ни чужие состояния. Вот у вас как у ведущих уровень эмпатии достаточно высокий, то есть вы внимательны, вы эмоционально открыты. Но в то же время вы понимаете, что вы в любой момент можете отсечь ту эмоцию или то состояние, которое вам будет некомфортным, для того чтобы продолжить работать в своем привычном формате. Так же и политики делают – они умеют отсоединять или фильтровать информацию.

Анастасия Сорокина: Что делать не политикам и не таким людям, как мы?

Александр Денисов: Повышать уровень эмпатии?

Артур Гараганов: Не только уровень эмпатии. Вообще этим лечились еще в 90-х годах, когда впервые об этом стали говорить в России. Обычным людям, конечно, уметь различать состояния, разбираться, что происходит с внутренними ощущениями. То есть это что? Это что-то в душе? Что-то в голове? Это мысль? Это ощущение физического тела – например, спазм какой-то?

Уметь разбирать и раскладывать для себя, что происходит и какова историческая загрузка или исторический файл, который привел к этим болезненным переживанием. Понимание причин и перепроживание этих историй или причин заново, например, самостоятельно или в работе со специалистом – это позволяет избавиться и удалить обиду из тела.

Александр Денисов: Спасибо большое, Артур. Будем, как политики. Уважаемые телезрители, отсекайте все болезненное, не пропускайте, ставьте барьеры, как советует Артур.

Анастасия Сорокина: У нас в студии был Артур Гараганов, клинический психолог. Разговаривали про обиды и про то, как с ними бороться. Никуда не уходите, впереди новости.

Александр Денисов: Да. Вернемся после новостей.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Андрей
С каких пор Артур Гараганов стал "экспертом" и тем более "клиническим психологом" ? Где можно увидеть подлинные документы и дипломы, подтверждающие статус "Клинического психолога"? У этого "психолога" даже собственной клиники нет! Деятельность этого гражданина опасна для общества. Представляясь психологом, он входит в доверие людей, а также своими псевдонавыками он заставляет своих клиентов подписывать имущество на его имя. Будь то автомобиль или недвижимость. Затем он избавляется от разоренных клиентов и ищет новую жертву для своих мошеннических действий. Пока телевидение занимается пропагандой таких вот мошенников, количество судебных исков увеличивается.

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски