Артур Гаспарян и Олег Гаркуша – о нецензурной лексике в творчестве музыкантов

Гости
Олег Гаркуша
музыкант, участник группы «Аукцыон»
Артур Гаспарян
музыкальный редактор «МК»

Нотки возмущения… послышались из Нижегородской области. Там родители потребовали запретить концерты популярных молодежных артистов: Элджея, Хаски, Монеточки, Фэйса. Всего в стоп-листе двадцать артистов. На своих афишах музыканты не ставят ограничительный ценз 18+, а поют при этом о сексе, алкоголе, легких наркотиках, поэтому родители и потребовали от МВД и Министерства культуры навести музыкальный порядок. Об этом разговор с нашими гостями: музыкантом, участником группы «Аукцыон» Олегом Гаркушей (по скайпу), музыкальным редактором «МК» Артуром Гаспаряном.

Александр Денисов: Переходим к следующей теме нашего обсуждения. Речь пойдет о музыке и о нецензурных выражениях в музыке.

Марина Калинина: О современной музыке.

Александр Денисов: Да, о современной, да. Не о классической. В Нижегородской области родители пожаловались в МВД и Министерство образования с требованием запретить гастроли нескольких исполнителей. Элджея, Хаски, Фейса и других. Всего в стоп-листе примерно 20 человек. Родители обосновали это тем, что в песнях содержится призыв к насилию, к употреблению наркотиков, к сексу и так далее. Ну вот, чтобы не быть голословным, мы, к сожалению, не можем показать фрагменты из этих песен из-за проблем с авторскими правами. Я вот процитирую некоторые. «Пустите меня на танцпол пьяным подвигаться», это вот исполнитель HammAli Navai, смутило родителей. «Залезь мне в сердце, а не в ширинку джинс» - Монеточка, исполнительница. «Мы уже в океане дискотек, алкоголя и Мариванны», ну, молодежь так называет марихуану, то есть речь идет о наркотиках, это – Элджей. А рэпера Фейс вообще цитировать не буду, там все очень жестко и не для телеэфира. Вот сегодня тему мы обсудим с Артуром Гаспаряном, уважаемым критиком музыкальным.

Марина Калинина: Здравствуйте!

Артур Гаспарян: Здравствуйте!

Александр Денисов: Артур, приходилось ли писать об этих артистах, и вот обращать внимание на тексты? Удивляться этому?

Артур Гаспарян: Писать приходилось, обращать внимание на тексты приходилось, удивляться не приходилось.

Александр Денисов: Почему?

Артур Гаспарян: Я больше удивляюсь вот каким-то очередным возмущенным и оскорбленным безликим родителям. У нас, знаете, какая-то вот в последнее время мания в стране в общественной атмосфере, вот такая разлита. Вот эти вечные жалобы кого-то на что-то оскорбленных. И очень много, очень много, такая обижающаяся нация у нас. Понимаете, постоянно кто-то на что-то обижается. Это, конечно, уже выходит за пределы разумного, и здравого смысла, на мой взгляд. И дело совершенно не в текстах песен той или иной группы. Вот. Потом, столько ссылок на этих родителей, сколько этих родителей? Может быть, это один какой-то сумасшедший родитель, или их двое? Что это за люди? Почему все должны сейчас по поводу того, что кто-то, какая-то группа людей что-то высказала, как бы, в возражение по поводу чего-то, вставать на уши, обсуждать всей страной, ну абсолютно какой-то вот какой вот вкусовой, вкусовой, вкусовую эскападу неких людей, которым что-то не нравится?

Александр Денисов: Ну, они потребовали, чтобы на афишах, чтобы стояли 18+

Артур Гаспарян: Да, мне очень много тоже не нравится. Но я не считаю себя нужным, по любому поводу, что мне не нравится, да, мне не нравится мавзолей на Красной площади, это оскорбляет мои чувства гражданина Российской Федерации. Но что, теперь вот кто-нибудь будет разбираться с этим моим оскорблением? Может, мне написать заявление в прокуратуру? Ну, бред! Я помню, когда я был молодым, и начинал слушать музыку, тоже вот всякие старшие товарищи, учителя, комсорги, тогда, это были советские еще времена, возможно даже чьи-то родители, нам, молодым запрещали слушать ту музыку, которая нам нравилась.

Александр Денисов: Ну, вот что Вам запрещали, например?

Артур Гаспарян: Группу «Smokie» нам запрещали, «Uriah Heep», «AC/DC», «Kiss», значит там обнаруживали, что в названии, значит, в написании группы «Kiss» вдруг…

Марина Калинина: Нехорошие слова?

Артур Гаспарян: Там значит, две буквы «сс» что-то напоминали кому-то. А сейчас вот «Kiss» прекрасно выступали недавно, значит, в «Олимпийском» в Москве, прекрасно выступили. Тоже говорили, «Машину времени», весь русский рок запрещали слушать. Какие-то ходили патрули такие комсомольские по школьным дискотекам, не дай бог, чтоб недозволенное прозвучало. Понимаете, тоже говорили, Вы знаете, вот так тлетворно сказывается и должно сказаться на вашем воспитании, развитии, эволюции, становлении, но вот, вроде выросли. Вроде как-то состоялись, как люди, да? поэтому, вот это стремление что-то как-то запретить, всегда я на это отвечаю, что есть, в общем-то, в конце концов, конституция нашей страны. Про которую вообще в последнее время мало кто вспоминает. В которой записано, что мы живем в демократическом государстве, светском государстве, где все подчиняется закону. Если есть закон, который что-то определенное запрещает, другое дело, что в последнее время принимаются очень смешные законы, в результате которых, например, детские сказки мы помним этот недавний случай с фильмом «Красавица и чудовище», где абсолютно детская сказка вдруг обзавелась, значит, вот этим клеймом 18 там что ли, или 16+, но хохотал весь мир.

Александр Денисов: Ну, здесь-то до смеха, тут-то можно поставить клеймо 18+! В данном случае.

Артур Гаспарян: Не знаю, какое клеймо здесь надо ставить, этим, собственно, должны заниматься контролирующие органы. Какое поставить клеймо. Это мне так кажется, что в этом письме речь шла не о том, чтобы клеймо какое-то поставить и заклеймить в очередной раз, вот. В силу того, что родителям что-то не понравилось. Если опять же, родителям что-то не нравится, это не значит, что тут надо ставить клеймо, потому что надо понять, насколько это соответствует определенным законодательным нормам. Если эти про ширинку, ну я не очень понимаю, почему ширинка должна подпадать под понятия клейма там 18+. А может быть 12+?

Александр Денисов: Под понятие попадет образец поведения. То есть вот так девушка должна общаться с парнем.

Артур Гаспарян: А когда у нас начинается, а когда у нас возникает сексуальное воспитание?

Александр Денисов: Ну, я точно не знаю, во сколько, в 16?

Марина Калинина: У всех по-разному!

Артур Гаспарян: У всех по-разному. Поэтому здесь это вопрос экспертный, наверное, да? Но здесь-то речь шла не о клейме, а о том, что вот давайте мы все запретим, по-моему, в очередной раз, да? Ну, вот в очередной раз родители…

Александр Денисов: Нет, нет, именно, чтобы на афишах стояло 18+.

Артур Гаспарян: А почему не 16+?

Александр Денисов: Не 12+, как раньше.

Марина Калинина: Вообще вот с возрастом вопрос большой!

Артур Гаспарян: Ну, это вопрос вкусовщины. Вот это вопрос…

Александр Денисов: Потому, что речь уже идет о наркотиках, алкоголе, сексе. То есть, когда уже человек взрослый, он имеет право…

Артур Гаспарян: Ну, где это прописано, в какой норме закона, что если речь идет о ширинке, то значит, должно быть 18+, а почему не 16+? Или не 12+, когда начинается период полового созревания у многих людей?

Александр Денисов: Ну, хорошо, о наркотиках речь идет. Чтобы человек уже…

Артур Гаспарян: Чтобы что?

Александр Денисов: Осознавал, что это творчество, что этому не нужно подражать.

Артур Гаспарян: Если он не попадет на концерт любимого исполнителя, то он ничего не узнает про наркотики, про ширинку, в школе, например, между своими собственными друзьями? Мне кажется, смещены абсолютно представления о том, что… Вообще, молодежная культура, искусство, когда говорят о том, что вы знаете, к чему это, как это воспитывает людей, вообще искусство молодежное, тем более молодежное, и молодежная культура, не молодежная, не важно, субкультура, вообще художник никого не должен воспитывать. Художник он высказывает и самовыражается, да? когда начинаются разговоры про то, к чему зовут, значит, с кем вы, деятели культуры, да, это все попахивает вот этим советским…

Александр Денисов: То есть, эти парни, они просто художники?

Артур Гаспарян: Понимаете, когда мастера эпохи Возрождения лепили, значит, статую Давида, наверное, они меньше всего думали о том, как они будут воспитывать, и кого и чем они будут воспитывать. Они самовыражались. Да? Значит, другое дело – восприятие этого обществом, конкретными людьми. И у нас в последнее время просто общая атмосфера в стране такая, что вот этот такой вирус запретительства всего и вся он, к сожалению, становится некой доминантой общественной жизни. Вот, что самое страшное. И само страшное не то, что поставили 18+ или 16+, или 12+, а желание все запретить и все структурировать, ввести в какое-то общее вот это вот прокрустово ложе некой воспитательной программы непонятно, кого и чего. И вот привести нашу жизнь к какому-то единому, общему знаменателю, мы, собственно, через это прошли еще в советские годы, ни к чему хорошему это не привело. Мы от этого в свое время отказались, а теперь все это опять начинает расцветать каким-то совершенно невероятным, бурным цветом!

Марина Калинина: Давайте дадим возможность самовыразиться нашему телезрителю, который нам дозвонился из Челябинской области. Александр, здравствуйте, говорите, пожалуйста!

Зритель: Добрый день! Ну, раз речь вот зашла о текстах, я бы хотел в очередной раз вспомнить книгу Рэя Брэдбери «451 градус по Фаренгейту», где, собственно, написано все, о чем сейчас говорил вот Ваш гость. Вот, когда общество стало учитывать эти интересы маленьких групп, вот, и к чему это все в итоге привело? К тому, что книги просто все стали сжигать, кроме комиксов.

Александр Денисов: А Вы думаете, это интересы маленьких групп, да? Вот родители, которые требуют, чтобы был ценз на афишах, чтобы дети не купили билет потому, что они еще маленькие.

Зритель: Ну да, это интересы какой-то одной группы. Другие группы имеют другие интересы. Им нравится слушать эту музыку.

Александр Денисов: А Вам нравится?

Зритель: Достаточно было бы действительно, если уж требует закон, написать так какие-то возрастные ограничения, просто в качестве предупреждения. Но при этом, пускать все-таки, всех желающих, вне зависимости от возраста. Предупреждение написано, может быть для родителей, а там уж как им поступать, это их дело.

Александр Денисов: А Вам нравятся вот эти артисты, которых в Нижегородской области не хотят видеть на гастролях? Там, Элджей, Фейс, Хаски, вот эти вот?

Зритель: Ну, этих конкретно я не знаю. Моя любимая группа вообще «Ленинград» на сегодняшний момент. Вот моя лично. Я считаю, это очень высокая поэзия, в основном и целом. А в поэзии я неплохо разбираюсь, как говориться справка есть на этот счет. Вот. Так что, такое мое мнение.

Александр Денисов: Спасибо, спасибо. Ну, вот Артур, кстати, если коротко по «Ленинграду». Он же как-то уладил свои проблемы с законом, его же тоже запрещали?

Артур Гаспарян: Они просто платят штрафы и делают то, что хотят делать. И правильно поступают.

Александр Денисов: То есть, 5 тысяч рублей за нецензурную лексику?

Артур Гаспарян: Ну, понимаете, вот мы уперлись в эту нецензурную лексику, но возьмите Пушкина, возьмите Толстого, возьмите Лермонтова!

Александр Денисов: Но они же не читали со сцены эти свои книжки!

Артур Гаспарян: Ну, тогда не было таких массовых мероприятий. Не было стадионов, концертов, но писали, публиковали, выпускали. Все это вошло в историю и вот не надо придираться к тому, что вот мат, не мат, нравится, не нравится! Знаете, вот есть хорошая поговорка – «Нравится, не нравится, спи моя красавица». Вот когда, кому-то нравится, а кому-то не нравится – это один вопрос. Но когда кому-то что-то не нравится, и он пытается свое вот недовольство чем-то канализировать в некие запреты, в некие такие институциональные действия, то тут уже вступает закон, про который опять же мало, кто в последнее время, конституция нашей страны, которая в том числе гарантирует свободу совести, свободу слова, да? Поэтому, прежде, чем принимать какие-либо решения, о запретах не запретах, у нас есть конституционный суд, который в последнее время, по-моему, забыл про существование конституции. Судя по тому, что происходит в нашей стране. И какие законы, кстати, иногда, даже принимаются той же Госдумой. Один закон об этой пресловутой гей-пропаганде чего только стоит! Полное противоречие всем нормам, духу и букве конституции, тем не менее, он прекрасно был принят, противозаконно совершенно депутатами. Вот это все порождает вот этот самый правовой нигилизм, у всяких возмущенных, оскорбленных групп граждан, который что-то не понравилось. И которые свое личное вкусовое восприятие того или иного пытаются вот, опять же, привести в норму какого-то действия административного. Какого-то закона, да? Поэтому, для этого, наверное, более, должен быть, явно более громко слышен голос регулирующих организаций, которые должны все, опять же, регулировать в зависимости от закона. Если формально, понимаете, вот к чему там призывает Монеточка, это дело Монеточки и дело тех людей, и той публики, которой нравится ее творчество. Если формально в творчестве Монеточки не присутствует никаких признаков нарушения закона, то вот эти все крики, давайте мы ей поставим 18+, или запретим, ил 16+, или 6+, или 21+, это все – разговор в пользу бедных.

Марина Калинина: Давайте послушаем…

Александр Денисов: Звонок, да, из Хабаровска.

Марина Калинина: Игоря из Хабаровска он дозвонился. Игорь, здравствуйте! Ваше мнение по этому поводу?

Зритель: Здравствуйте! Вот мое мнение такое, что все-таки Россия, она, современная Россия, она таковая молодая демократическая страна. И, соответственно, как молодая демократическая страна, она нуждается в совершенствовании, в том числе и конституции, которая некоторым кажется незыблемым таким оплотом. Нет, надо нам совершенствовать и законы и конституцию. А совершенствование может происходить, только если от СМИ, от граждан поступают какие-то предложения, мнения, как в данном случае поступило предложение. Люди осознают, когда их дети приходят домой, они прекрасно осознают, какой заряд, и какую энергию они получают на подобных концертах. Поэтому, если есть необходимость, и общество нужно приводить в нравственную составляющую, значит, это общество нужно приводить. И нужно запрещать подобные вещи. И нужно контролировать подобные вещи. А как контролирующие органы будут реагировать? Только от сигнала граждан. Пусть один человек, пусть два, такое наше общество, что у нас не массово, как за рубежом, люди возмущаются. Не то, что я рос в пуританском обществе, я родился в бараке на Севере. С 14 лет я в шинели, две войны за плечами, я здесь такую грязь и мат прошел, через такие, понимаете, препоны, что вот глаза б мои не смотрели, через кровь и пот. Но я говорю, это нехорошо, это плохо, это не нравственно. Это не чистота человеческой души. А все-таки мы – страна Россия. Уж коли мы решили выделиться, так сильная, могучая такая нравственная страна, ну давайте создавать ее не по подобию какой-то буржуазной гнили, где…

Марина Калинина: Ну, мы Вас поняли, Ваше мнение. К сожалению, времени у нас ограничено на Ваш комментарий.

Александр Денисов: Спасибо! Ну, вот интересное мнение.

Марина Калинина: Я смотрю, Вы прям, сидели и очень хотели сказать что-то!

Александр Денисов: Человек слышит мат в жизни, зачем ему еще раз слышать его и на концерте!

Артур Гаспарян: Ну, это, мама не горюй! Вот это мнение. Нет, ну это вот, я тут даже серьезно возражать, это поток некоего сознания абсолютно как бы бессмысленного.

Александр Денисов: По-моему, здравая совершенно точка зрения!

Артур Гаспарян: Бессмысленного. Давайте запретим, все, что мне не нравится. Очередной разговор про некую нравственность, про некие духовные скрепы, но абсолютная глупость, певица Монеточка не должна нести в себе некий заряд нравственности. Она несет в себе свой заряд нравственности, своей нравственности, своего взгляда на нравственность, на жизнеустройства. Она говорит языком молодежи. Она говорит то, что ее волнует, и если это находит отклик в сердцах людей, значит, вот в этом есть химия взаимоотношений артиста и публики. Все! Все остальное, вот все, о чем говорил данный товарищ, высокопарно, это вопрос исключительно вкусовых пристрастий и вкусового восприятия. Ну, нельзя свое собственно вкусовое восприятие, свое представление о некой нравственности, потому, что у каждого свое представление о нравственности, давайте с этого начнем. И границы нравственности, они очень широки. Для кого-то может показаться очень ненравственным, что Вы вот здесь сидите с открытой, не покрытой там чем-нибудь головой. Потому, что женщина даже на Руси ходили очень скромно одетыми, а у Вас очень такое вызывающее, симпатичное платьишко. К чему оно зовет? К чему призывает людей?

Марина Калинина: Не знаю!

Артур Гаспарян: Людей, которые стремятся к торжеству нравственности это еще большой вопрос! Видите, талия опять же, обозначена, каким-то образом.

Марина Калинина: Ну, если она есть, почему бы ее не обозначать?

Артур Гаспарян: Зачем Вы обозначили свою талию в эфире федерального телеканала, который должен сеять разумное, доброе, вечное?

Александр Денисов: Артур, это не видно, Марина сидит за столом!

Артур Гаспарян: Она меня смущает!

Марина Калинина: Что Вы говорите! Я не хотела!

Артур Гаспарян: Это очень плохо. Это сказывается на моей нравственности!

Марина Калинина: Давайте подключим к нашему разговору Олега Гаркушу, это музыкант, участник группы «Аукцыон» из Санкт-Петербурга, здравствуйте!

Александр Денисов: Олег, добрый день!

Олег Гаркуша: Здравствуйте дорогие друзья, Здравствуй Артур!

Артур Гаспарян: Олег привет! Очень рад тебя слышать, тысячу лет не виделись.

Олег Гаркуша: Привет, да, спасибо! Да, да, да.

Александр Денисов: Я недавно в журнале прочитал с Вами интервью. С удивлением отметил, что вот человек из андеграунда высказывает мнение, что вот нужно нынешний шоу бизнес немного прикрутить в нем гайки. Там, закрыть половину клубов, потому, что невесть, о чем поют, молодежные артисты невесть, о чем поют. И в Ваши времена, я вот прям, цитирую, что тексты были благопристойные, там, совсем не то, что нынешние тексты.

Олег Гаркуша: Ну, вот я скажу такую вещь, что я, конечно, возможно это в шутку сказал, но дело-то вот в чем. Потому, что когда мы начинали, начинали, там начинали с 83-го года, вступили в рок-клуб, то были естественно «литовки» программы, и соответственно, слова и про мат, во-первых, вообще молчу, слова типа «кабак», «вино», «герла», они практически исключались из того, из тех песен, которые кто-то писал. Скажем так, да? И если кто-то исполнял эти песни, то, соответственно, запрещали выступать. Просто сейчас все можно, да, и все, кому не лень, думают, что если они вставят какие-то слова нехорошие, да, то они будут крайне популярны и любимы, но это не так.

Александр Денисов: Ну, Вы как, поддерживаете, Вас удивило возмущение родителей Нижегородской области, ну неких родителей, которые потребовали, чтобы на афишах музыкантов стоял возрастной ценз.

Марина Калинина: В общем, которые не довольны таким творчеством.

Александр Денисов: 18+, чтобы туда не попадали дети, которые еще не сформировались.

Олег Гаркуша: Ну, в принципе, да, я так думаю, что конечно если есть в текстах песен исполнителей нецензурные какие-то слова или какие-то слова, призывающие к насилию, то конечно, желательно сделать вот пометки, желательно, конечно! Чтобы молодые, неокрепшие, вернее глупые и наивные дети, не воспринимали это все буквально. Не бросались с крыш, не резали себе вены, и так далее, и так далее, и так далее. Потому, что исполнители, они как правило, они просто придумывают, то, что они естественно сочиняют. Это вряд ли такие, очень, очень плохие, ну просто вот муза посетила, ну, может, быть не в таком хорошем контексте, но, по крайней мере, они то, что пишут. А молодежь воспринимает это все буквально.

Марина Калинина: Олег скажите, а Вы как музыкант, Вы же отслеживаете течения, которые сейчас популярны у молодежи. Вам это нравится, то, что сейчас происходит в музыке?

Олег Гаркуша: Смотрите, я провожу уже много лет фестиваль «Гаркундель», где выступают совершенно разные исполнители, нет слова формат. Да, и матом тоже поют, и вот так какими-то другими моментами балуются, но я скажу честно, что, на мой взгляд, очень мало исполнителей с харизмой, с драйвом, с энергетикой. Таких практически нет. Из 200 - 300 групп, которые я прослушиваю за год, ну где-то пять, шесть коллективов я еще могу, скажем, так. А все остальные, да все хорошо играют, все хорошо полют, но нет какой-то жажды творчества, на мой взгляд. То есть, они совершенно как-то пусто стоят на месте, и совершенно не трогают, скажет так.

Александр Денисов: Ену вот Вы раньше, Вы упомянули, что там запрещались слова «герла», там, что-то еще Вы сказали, но Вы же без этого прекрасно обходились и группа известна на всю страну! Почему сейчас без похабщины ну никак нельзя? И нужно отстаивать свое право материться там, назвать неласково девушек?

Олег Гаркуша: Я понял.

Александр Денисов: Да.

Олег Гаркуша: Да. Вы знаете, у нас, я приведу такой пример, у нас в свое время вышел альбом, я называть его не буду, первая буква «Ж», а потом Вы знаете, что. И вот хотели сделать пластинку, да. Ну и мы ничего, мы, недолго думая, придумали другое слово и назвали альбом «Дупло», понимаете? Вот, и «Дупло» название оказалось намного циничнее, чем первое название.

Артур Гаспарян: Намного циничнее!

Олег Гаркуша: Понимаете? Потом через пару лет вышел уже альбом с названием, «Ж» Вы понимаете, с таким и вот «Дупло» и у альбома два названия, понимаете? Но мы просто не хотели кого-то шокировать, просто вот содержание альбома ну вот как бы именно на это слово было «навинчено», скажем так.

Александр Денисов: Ну, Вы сейчас как оценивает вот эту вашу игру слов в прошлом? Это нормально?

Олег Гаркуша: Да это, знаете, это совершенно нормально. Это, во-первых, вот это, извиняюсь, название на «Ж» вот оно совершенно, как бы, ну русскоязычное, да? И все его знают, вот не знаю, как любят, нет но, по крайней мере, все его знают. И поэтому, мы не были какими-то революционерами, скажем так, в каком-то смысле. Да, мы просто сочиняли и говорили. Для нас побежать на репетицию после работы было истинным счастьем, понимаете? А сейчас группа, которая приходит за 5 минут до концерта, и опаздывает их барабанщик, понимаете, ну что с них можно взять? Какое творчество и какой успех их может ожидать? Да никакого, понимаете?

Марина Калинина: Спасибо большое! Олег Гаркуша, музыкант, участник группы «Аукцыон» из Санкт-Петербурга был с нами на связи. Артур, Вы согласны, что сейчас нет таких харизматичных исполнителей вот, о чем Олег говорил?

Александр Денисов: Ну, кстати, Олег поддержал, что 18+ должен быть! Потому, что дети не сформировались.

Артур Гаспарян: Да нет, ради бога! Пусть будет 18+, только не в результате писем родителей. Есть законодательные нормы, вот нужно им следовать. Потому, что я не очень, для меня это совершенно не очевидно, что именно на концерте Монеточки должны быть именно 18+, а не 12+.

Александр Денисов: Ну, Фейс, Фейс то точно должен быть!

Артур Гаспарян: Поэтому, во-первых, непонятно, сколько этих родителей, так и никто вот не сказал, сколько? Может, это два человека, сошедших с ума написали это письмо и вокруг него сейчас все прыгают. А Гаркуша, ну, он великолепен! «Аукцыон», я помню, от «Аукцыона» трясло просто всю цензуру, это была сама подцензурная группа, наверное, Ленинградского рок клуба. Вот. И совершенно блестяще! Но, понимаете, тогда вот все вынуждены были лавировать, эзопов язык, дупло не дупло, да, потом все-таки стало. В этом есть своя прелесть, в этом эзоповом языке, конечно, в этом дупле. Вот. И иногда цензура тем самым достигала совершенно обратного эффекта. Вот о чем я и говорю, что нужно, эти времена цензуры ушли безвозвратно, и, слава богу! А к оскорбленным родителям, не очень вменяемым, я думаю, надо более иронично относиться.

Александр Денисов: Артур, если коротко. Вот эта, ну назовем словом «пошлятина», она была всегда. Вот так называемая музыка для прослушивания…

Артур Гаспарян: Я это почувствовал, я не согласен со словом «пошлятина».

Александр Денисов: Тайком о родителей. Всегда это было! «Сектор газа». Были, безусловно!

Артур Гаспарян: Группа «Сектор газа» - величайшая группа русского рока 90-х лет!

Александр Денисов: Это сейчас мы это понимаем, а раньше наши родители могли услышать…

Артур Гаспарян: А кричали, что это пошлятина!

Александр Денисов: Конечно, конечно!

Артур Гаспарян: А это – величайшая группа! Стихи Есенина называли пошлятиной в свое время. Современники. А это – великая поэзия! Да? Поэтому, давайте не будем эти «пошлятина», не «пошлятина». Каждый может думать так, как хочет!

Александр Денисов: То есть, мы все-таки разобрались без запретов!

Артур Гаспарян: Руки прочь от артиста! Вот не положено законом его запрещать, значит, никто его не будет запрещать!

Александр Денисов: Звонок у нас, да.

Марина Калинина: Да, давайте коротенько еще звонок. Галина из Москвы нам дозвонилась, Галина, здравствуйте! Буквально, очень коротко, у нас буквально минутка осталось!

Зрительница: Да у меня очень коротко. Полностью поддерживаю этого симпатичного Олега Гаркушу, он очень толково все сказал. Вот от рок музыканта, прям, говорит классические слова! Очень прошу Артура не апеллировать чуть, что к Пушкину, там, за поддержкой мата! К Есенину, за хулиганство и так далее! Их никто уже не знает, и процитировать редко, кто может. Но зато мы все знаем, кто из них излишества нехорошие имел в своей жизни! Ненужно! А то, что у нас, знаете, запрещать, наверное, запрет – это лучшая реклама, это понятно. Но у нас нет культурной политики. Мы в учреждениях культуры, а я, к сожалению, с ними связана, мы все время дублируем торгово-развлекательные центры. А истинной культурной политики у нас не ночевало! Поэтому, что мы говорим, как вообще тогда какие-то запреты? Запрет ничего не принесет, а вот политику, надо было бы, чтобы наши руководящие граждане подумали на эту тему. Это очень трудно, это очень сложно. Это долго!

Марина Калинина: Спасибо большое, понятна Ваша точка зрения!

Артур Гаспарян: Я не понимаю, что такое культурная политика. Не может быть никакой культурной политики. Есть творческие люди, которые рождают творчество. Понимаете, не было в эпоху Возрождения и Ренессанса никакой культурной политики государства. Но есть шедевры, которые остались на века!

Марина Калинина: Спасибо Вам большое!

Александр Денисов: Спасибо!

Марина Калинина: Артур Гаспарян, музыкальный редактор «Московского Комсомольца» был у нас в гостях, музыкальный критик. Спасибо, Артур!

Артур Гаспарян: Спасибо!


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

Валео
Мария Калинина и Александр Денисов, вам не нужно вести эфир !
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты