Если в компании создана хорошая рабочая среда, человек не будет выбегать покурить «от нервов»

Если в компании создана хорошая рабочая среда, человек не будет выбегать покурить «от нервов»
Надбавки к пенсиям. Россия и Белоруссия: объединение экономик? Рост цен на жильё. Школьное питание. Капризы погоды
Пенсии будут расти? Когда и на сколько поднимутся социальные выплаты?
Сергей Лесков: Хватит кормиться за счёт нефти и газа - переработанных останков всяких мамонтов и диплодоков. Это оскорбительно для страны!
Татьяна Кулакова: Хотя на городском транспорте и низкие тарифы, мы всё равно много платим за проезд – своими налогами
Владимир Жарихин: Лукашенко понимает, что Беларусь, может, и нужна Западу, но Лукашенко ему не нужен
Чем более запутана система для потребителя услуги, тем легче управленцу проводить решения, которые ему выгодны
Прежде всего должен быть утвержден сбалансированный рацион питания школьников. В этом вопросе нельзя ставить во главу угла деньги
Сергей Хестанов: Если не собирать усиленно налоги, а оставить деньги людям или бизнесу, они распорядятся ими с большей пользой для экономики
Личное мнение: Владимир Малахов
Цены на недвижимость в России растут вдвое быстрее, чем по всему миру
Гости
Эдуард Сухарев
адвокат, член президиума общественного движения «За права курильщиков»
Артем Дорошин
ведущий эксперт отдела развития карьеры SuperJob

Оксана Галькевич: Мы меняем тему. В нашем Минздраве как-то творчески переосмыслили такой метод воспитания, как «кнут и пряник». Я думаю, что все слышали. Вот в новом исполнения эта формулировка звучит так: «Не штрафом, так яблоками». Чиновники от нашего здравоохранения предложили в борьбе за это (то есть за отказ от курения) ввести для вечно бегающих в курилки штрафы, Иван. Бить, как говорится, под дых рублем. Так, чтоб сразу отпало всякое желание.

Иван Князев: Это, конечно, все хорошо. Только я не очень понял про яблоки. Как они появились в этой концепции?

Оксана Галькевич: Сейчас объясню. Яблоки предлагают в общих зонах на работе ставить, в тарелках раскладывать. Это должно, я так понимаю, по идее, отвлекать людей от желания закурить. А в самих курилках вообще надо организовать такие места для занятий спортом.

Иван Князев: Ну, вот, началось.

Оксана Галькевич: Захотел покурить – пошел педали крутить.

Иван Князев: В общем, речь идет о рекомендациях Министерства здравоохранения российским работодателям по укреплению здоровья работающих. Там довольно много резонансных инициатив. Интересно, что в своей работе чиновники опирались в том числе на исследования портала Superjob. Там подсчитали, что 31% курильщиков выходят на перекур 3-4 раза в день, а 37% курят почти каждый час и каждый раз тратят на это 5-10 минут.

Оксана Галькевич: Вот так. Кто-то работает эти 3-4 раза по 5-10 минут, а кто-то в курилки бегает. Кстати, там же посчитали и ущерб от курения. Например, если 15 сотрудников со средней зарплатой в 30 000 вот так бегают туда-сюда, то компании ежемесячно тратят впустую почти 150 000 рублей. Вот так на самом деле. Сумма серьезная. А уж если говорить в масштабах страны, тоже подсчитали, потери могут составить до 2% ВВП, уважаемые телезрители.

Иван Князев: Уважаемые друзья, мы хотим спросить ваше мнение. Запускаем наш опрос. Выскажитесь именно вы. Нужно ли штрафовать за курение на работе? Да или нет? Вот такой будет ответ. Мы в конце подведем итоги.

Оксана Галькевич: В студии у нас сегодня как раз представитель той самой компании Superjob, ведущий эксперт отдела развития карьеры Артем Дорошин. Артем Алексеевич, здравствуйте. Давайте сразу пригласим наших телезрителей. Уважаемые друзья, если вы хотите высказаться по этой теме, позвоните нам в прямой эфир. Телефон указан у вас всегда на экране. Либо напишите нам на СМС-портал. Увидите свою СМС-ку внизу, бегущую по экрану, либо мы ее зачитаем.

Артем Алексеевич, самолете, Минздрав опирался, получается, на ваше исследование. Это серьезно. Когда вы увидели эти рекомендации Минздрава, как их можете прокомментировать? Со ссылкой на вашу работу.

Артем Дорошин: В первую очередь благодарен Минздраву, что они обратили внимание на наше исследование. Мы в целом поддерживаем инициативу, если она рассматривается как рекомендация работодателя. У нас непосредственно компания сама Superjob является зеленой. Поэтому у нас все те идеалы, в принципе о которых говорит и Минздрав, они на практике отрабатываются. Мы можем похвастаться личным примером.

Оксана Галькевич: То есть у вас там не курят?

Иван Князев: То есть вы курильщикам не даете никакой свободы?

Оксана Галькевич: Яблоки у вас в офисе, спортивная зона?

Артем Дорошин: У нас организованы такие условия, что у людей есть возможности с помощью здоровых привычек отдохнуть, переключиться от работы на какой-то короткий промежуток времени. То есть здесь все дело в среде, которая существует в компании. Если она хорошая, то желание выбегать каждые 5 минут покурить (либо из-за нервов, либо еще по каким-то причинам) просто не возникает. Тем самым естественным путем эта проблема решается.

Иван Князев: Артем Алексеевич, создавать условия и штрафовать – это ведь разные вещи. Совершенно разные. Почему все-таки действительно людей не стимулировать к тому, чтобы они бросили курить? Почему сразу штрафовать? Хорошо, интересный момент, посчитали – столько-то столько-то денег компания потеряет, когда я выхожу покурить. Но, простите, пожалуйста, я не хочу говорить, а мало ли я куда-нибудь еще буду выходить. И давайте посчитаем, сколько я туда времени трачу в день. Это же…

Оксана Галькевич: Кстати, был такой случай. В Соединенных Штатах Америки посчитали, что беременные женщины очень невыгодны компании, потому что они в силу физиологии чаще, чем обычные женщины…

Иван Князев: Согласитесь, это ведь не совсем правильный метод. Стимулировать? Да, согласен.

Артем Дорошин: Да, мы тоже не сторонники таких жестких репрессивных методов в этом вопросе. Здесь в первую очередь нужно подумать о здоровье самих сотрудников. И, действительно, эффективнее работают методы стимуляции. Например, можно было бы поощрить, если бы человек какой-то бросил сам, осознавая, что это вредно, отказался от курения. И поощрить его каким-то бонусом, премией, действительно, было бы более эффективно. Но, действительно, по анализу современного рынка труда мы посмотрели, что некоторые компании ведут лояльную политику. Например, у нашей компании нет каких-то жестких регламентов, штрафов и так далее по этому вопросу.

Но в 16% компаниях все-таки есть определенные регламенты. И при трудоустройстве человек может задать вопрос: «Какие у вас требования к этому аспекту?»

Оксана Галькевич: Интересно, вы посчитали убытки, которые компания получает в том случае, если человек часто отлучается за этой никотиновой надобностью. А вы говорите – у вас зеленая компания. Вы считали, сколько таким образом вы заработали дополнительно и получили выгоды за счет того, что у вас такие прекрасные здоровые сотрудники не пьют, не курят, спортом занимаются, яблоки грызут на рабочем месте.

Артем Дорошин: Это как раз новая актуальная тема, которую предстоит нам исследовать и найти ответы на эти вопросы. Потому что сейчас тема стала резонансная.

Иван Князев: Давайте послушаем нашего телезрителя. Нам дозвонился Игорь из Алтайского края. Поэтому я хочу сразу спросить: «Игорь, вы нас слышите? Вы курильщик или нет?»

Зритель: Здравствуйте. Я не курильщик.

Иван Князев: Вы за эту инициативу или против? Вам мешают ваши коллеги, которые курят?

Зритель: Лично мне не мешают. Но я против курения. Заядлый противник курения.

Оксана Галькевич: Так. Как вы относитесь к одной из идей нашего Минздрава, что можно наказывать рублем тех, кто часто отлучается в курилки?

Зритель: А почему бы и нет? Я считаю, что можно наказывать рублем.

Оксана Галькевич: Хорошо, спасибо. Коротко, но емко.

Иван Князев: Но по делу. Спасибо, Игорь.

Оксана Галькевич: Я бы на самом деле сказала, что мне коллеги курящие тоже не мешают, потому что коллеги не курят прямо в ньюсруме, в общем помещении. А мне люди пишут: «А если сам начальник курит, кто же его будет штрафовать?» И это правда жизни, действительно.

Давайте подключим сейчас к нашей беседе еще одного человека. У нас на связи сейчас адвокат, член Общественного движения за курильщиков Эдуард Сухарев. Эдуард, здравствуйте.

Эдуард Сухарев: Добрый вечер.

Иван Князев: Что вы скажете по этому поводу?

Эдуард Сухарев: Естественно, я против данной инициативы. Я считаю, что поощрительные, стимулирующие меры в любом случае будут более эффективны, чем запретительные. У нас тенденция депутатского корпуса уже давно наметилась, что надо все запретить, поймать, держать и не пущать. Но это неэффективно. И я как юрист скажу, что мы недавно отпраздновали 25-летие российской конституции, где сказано, что дискриминация по разным признакам, в том числе по хобби, увлечениям и так далее, запрещена. Также это противоречит и трудовому кодексу. Нету в трудовом кодексе у нас никаких положений, что нельзя принимать сотрудника на работу, если он курит или употребляет спиртные напитки, и так далее. То есть это прямое противоречие. Соответственно, если такие поправки будут введены, то это будет нарушение федерального закона. То есть и основной закон конституции, и федеральный закон, трудовой кодекс.

Иван Князев: Эдуард, а вот курение и спиртные напитки – это хобби или увлечение?

Эдуард Сухарев: Это одно и то же. Увлечения и хобби – это синонимы. Конечно же, это просто маразм и бред. Нельзя, принимая на работу, установить, курит человек или нет.

Второе. Если человек захочет покурить, он скажет, что он уйдет в магазин купить себе килограмм яблок, которые будет грызть весь день. Как вы это проконтролируете? Или он пойдет в туалет. Скажет, что он ходит в туалет. Это абсолютно популистское какое-то решение, которое к реальности не будет иметь никакого отношения.

Иван Князев: У меня есть еще один вопрос. Любые такие решения некоторые работодатели все-таки возьмут на вооружение. Случится так, не дай бог, конечно, что уволят человека, потому что он курит. Насколько можно будет потом выступать в защиту его прав? Это как-то оправданно будет, неоправданно?

Эдуард Сухарев: Конечно же, это будет неоправданно. Это будет просто нарушение закона. Но, насколько я знаю, ни один работодатель не напишет в приказе об увольнении, что он уволил его именно за курение. Он будет врать, будет нарушать, опять-таки, права курящих граждан, которые абсолютно такие же граждане Российской Федерации, как некурящие. И он будет придираться. Скажет, он неквалифицированный, что он не выполняет работу, будет давать ему заведомо невыполнимую работу, с которой работник не может справиться по разным причинам. И то, что у него квалификация не позволяет, или психотип его характера не позволяет выполнить эту работу. Он будет специально давать такую работу, потом выносить приказ о дисциплинарном нарушении и увольнять. Понимаете? То есть мы этими глупыми инициативами порождаем тотальное нарушение прав работников и трудового кодекса. Что недопустимо в современном обществе.

Оксана Галькевич: Да. Спасибо большое. Это Эдуард Сухарев был у нас на связи. Адвокат, член Общественного движения за права курильщиков. Артем Алексеевич, я хотела бы спросить. А вы в связи с чем этим исследованием занялись, озадачили своих коллег?

Артем Дорошин: Недавно, буквально в феврале, здесь был поднят вопрос насчет того, а какие действительно вредные привычки напрягают других сотрудников, которые работают вместе с этими людьми. И после этого исследования мы получили данные, что первое место, как ни странно, заняло именно курение, опередив такие вредные привычки, как сплетни, лицемерие, безделье, наглость, вранье и безответственность.

Иван Князев: Действительно интересно.

Артем Дорошин: Да, на первое место. Но здесь это связано вот с каким…

Оксана Галькевич: Мне еще интересна классификация. То есть лицемерие, вранье – это, оказывается, вредные привычки. От них надо тоже избавляться.

Артем Дорошин: Да, если так вопрос поставить, можно будет обратиться к Минздраву, он тоже что-нибудь порекомендует, как это эффективнее сделать. Соответственно, после получения таких данных мы пообщались более детально и выяснили, что на самом деле есть два момента, которые действительно раздражают людей. Первое – что человек, который должен был быть на рабочем месте, он отсутствует в это время. Если он за день отсутствует от 5 до 10, а он участвует в какой-то оперативной работе, то это реально мешает каким-то бизнес-процессам. И второе – непосредственно говорили о том, что да, действительно, запах от некоторых товарищей тоже напрягает и мешает.

Плюс еще я заметил – во многих организациях, где отведены места для курения, может так оказаться, что человек будет находиться рядом с ними. И он будет вынужден находиться в обкуренном помещении, сам того не желая, на протяжении рабочего дня.

Иван Князев: Я правильно понимаю? Экономического запроса от работодателей не было на эту тему. То есть пока еще такие социальные истории – «мешают», «некомфортно в коллективе» и так далее. Про экономику еще пока работодатели не задумываются.

Артем Дорошин: Если сейчас смотреть со стороны работодателей, то работодатель, естественно, обеспокоен двумя аспектами. Первое – это, конечно, здоровье самих сотрудников. Потому что в перспективе, если человек каждый день выкуривает по пачке, через 10 лет с его легкими точно будут какие-то проблемы.

Второй момент – конечно, падает производительность труда. И в принципе работодатель заинтересован в том, чтобы решить эту проблему как-то лояльно, как-то эффективно. Чтобы, с одной стороны, избавиться от тех расходов, которые посчитали. С другой стороны, обеспечить себе команду здоровых, перспективных и успешных людей.

Оксана Галькевич: Артем Алексеевич, это прямо тенденция, что работодатели полюбили работников, заботятся прямо, переживают, кто сколько сигарет выкурил, как у него со здоровьем? Или это в Москве такие отдельные хорошо зарабатывающие компании действительно заботятся о своих сотрудниках? Мне кажется, нет такой общей тенденции у нас на рынке труда.

Артем Дорошин: Общей, может быть, сейчас в целом на рынке нету. Но общественное мнение влияет на эти моменты. И если становится модным быть здоровым и заботиться о своих сотрудниках, как бы это ни звучало, то так или иначе такие центры, как Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, они становятся в такую позицию, что они вынуждены уже вести такую политику. Так что, я думаю, то, что подняли эту тему – это как раз положительно в будущем, возможно, повлияет на весь рынок труда и на отношение работодателя к своим сотрудникам.

Оксана Галькевич: Да, ну дай бог. И о здоровье будут заботиться, и зарплату вовремя всем выплачивать. У нас звонок, по-моему, есть.

Иван Князев: Да, если я не ошибаюсь, нам дозвонилась Светлана из Московской области.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Светлана.

Иван Князев: Здравствуйте, Светлана.

Зритель: Здравствуйте. Я против того, чтобы притесняли курильщиков, потому что мы никому не мешаем. Здесь говорили о том, что лицемерие и сплетни вроде бы не мешают. Но курильщики выходят на улицу, никому не мешают, не сплетничают. Когда ты куришь, ты сосредотачиваешься. Соответственно, ставишь себе дальше задачи, думаешь о том, что сделать дальше. И ты не занят ни сплетнями, ничем. Ты приходишь и делаешь задачу, которую тебе нужно сделать дальше. Мы никому не мешаем.

Иван Князев: Своеобразная медитация.

Оксана Галькевич: Светлан, но вы же курить, наверное, начали в каком-то сознательном возрасте? С какого возраста?

Зритель: Да. В 20 лет.

Оксана Галькевич: А до 20 лет вы как решали задачи, сдавали экзамены, как-то пытались сосредоточиться?

Зритель: Это не мешало. Потом была работа в прокуренном помещении. Это повлияло тоже на то, чтобы начать курить. Это не то, чтобы кому-то понравиться, поучаствовать в компании. И курение продолжилось. Но это не мешает окружающим. Ты всегда выходишь, ты никому не мешаешь, не создаешь проблем.

Оксана Галькевич: Спасибо за ваше мнение. Давайте следом Нижнему Новгороду предоставим слово. Василий, здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Иван Князев: Василий, вы на чьей стороне? Курильщиков или некурильщиков?

Зритель: Я курил 30 лет. Потом бросил. Я понимаю, что такое закурить. Если человек работает и не может покурить, то ему уже не до работы: у него начинаются нервы. Я сам знаю, что это такое. И второй момент. У нас… поступили на предприятии. Офис. Издали приказ, что курить нельзя. Обыкновенные… бегают на улицу, а руководство некурящее прямо курить у себя в кабинете. Вот такая система двойных стандартов. Спасибо вам за внимание.

Оксана Галькевич: Да, спасибо большое. Артем Алексеевич, насколько я знаю, в рекомендациях Минздрава ведь есть еще и такое предложение некие средства компаниям тратить на лечение сотрудников. Может быть, ДМС оформлять, чтобы избавляться своих сотрудников от никотиновой зависимости. Как вы считаете, это же дополнительные траты для компании. Насколько это рабочая история?

Артем Дорошин: Да. И здесь потянут ли компании со своим бюджетом еще и лечение будущих сотрудников? Поэтому здесь действительно встает вопрос – а что действительно эффективнее – создавать популяризацию здорового образа жизни и влиять этим методом на то, чтоб меньше сотрудников… курить. Или потом лечить. Но понятное дело, что лечить потом сотрудников, которые сами, можно сказать, выбрав такой путь, навредили своему здоровью, это, конечно, будут огромные траты. Они уже начинаются с того, что падает производительность труда (Минздрав посчитал). Потом это здоровье. Потом курильщику надо еще действительно к Минздраву обратиться, посмотреть, как обстоит дело с иммунитетом у курильщиков. Потому что если это косвенно влияет на иммунитет работников, то они, скорее всего, заболевают и болеют простудными заболеваниями чаще. А это опять что? Они выпадают из рабочего процесса. И за это опять приходится платить работодателям. Поэтому, я думаю, в целом, конечно, нужно вести активную пропаганду, чтобы уже в рамках профессиональной деятельности не тратить на это время. Потому что сейчас условия на рынке достаточно суровые, конкуренция очень высокая. И действительно компании, которые слишком много потратят на вещи, которые не относятся непосредственно к их профессиональной деятельности, они могут просто исчезнуть с рынка, стать банкротами. Так что здесь…

Иван Князев: Понимаете, здесь самое главное – лишь бы не было перекоса. Вот вы сказали – пропаганда. Это все хорошо. Но мы все знаем, что никотиновая зависимость – это все-таки зависимость. И лечить здесь надо не потом, когда уже будут последствия, а в принципе надо серьезно подходить. И наш телезритель тоже сказал: «Хорошо, если ты за станком стоишь, где тебе детали нужно делать. Ты час-два не покурил – у тебя руки трястись будут. А там, глядишь, и техника безопасности пойдет наперекос и палец себе отрежешь».

Артем Дорошин: Я заметил такую интересную тенденцию. Называется она «перекладывание ответственности». Выбор о том, начинать курить или нет, находится у самого человека. Поэтому странно: человек сам не принимает решение вести здоровый образ жизни, его Минздрав предупреждает о том, что это приведет к последствиям, потом он приходит в какую-то компанию и требует у этой компании, чтобы они лечили его за те выборы, которые он сделал. Ответственность перекладывается.

Соответственно, я сторонник того, если мы стремимся к осознанному обществу, чтобы люди брали побольше ответственности на себя. Тем самым в будущем лишая проблем и себя, и тех работодателей, которые будут обеспечивать им место для труда.

Оксана Галькевич: Давайте подведем итоги нашего голосования. Мы спрашивали наших телезрителей, нужно ли штрафовать за курение на работе. Вы знаете, подавляющее большинство считает, что это какая-то чрезмерно репрессивная идея. 68% считают, что делать этого не стоит. Но 32% настроены…

Иван Князев: Все-таки говорят против курения на работе.

Артем Дорошин: Я бы лично от себя мог бы сказать вот что. Так как сам живу в Москве и постоянно использую общественный транспорт, сталкиваюсь с проблемой на остановках. Всем известно, что остановка – это общественное место, там дети, там женщины. Но почему-то у нас рядом с остановкой пепельница, своего рода побуждающая стоять там и пассивно обкуривать людей…

Иван Князев: Неправда.

Оксана Галькевич: Артем Алексеевич, вы сказали, что у вас зеленая компания. А вы сами курите, простите?

Артем Дорошин: Нет, конечно.

Оксана Галькевич: А после 100 грамм?

Артем Дорошин: Ни после 100 грамм.

Оксана Галькевич: А когда в карты проиграете?

Артем Дорошин: Никогда. Я просто начал заниматься спортом рано. И там это считается моветоном.

Оксана Галькевич: Замечательно. Спасибо большое. Это был Артем Алексеевич Дорошин, ведущий эксперт отдела развития карьеры Superjob – зеленой компании, которая агитирует нас вести здоровый образ жизни. Но мы с вами не прощаемся.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски