Артём Оганов: Учёным важно слышать, что их любят. И Год науки и технологий – это признание что наука приоритетна в жизни нашей страны

Гости
Артем Оганов
профессор Сколковского института науки и технологий, профессор РАН, действительный член Королевского Химического общества

Иван Князев: 2021-й был насыщен событиями и в научной среде, как-никак это был Год науки и технологий. Прямо сейчас хотим вместе с экспертами подвести итоги в этой сфере, поговорим о главных открытиях.

Безоговорочным чемпионом, прорывом, можно сказать, в исследованиях стали матричные РНК-вакцины от COVID-19, так говорят эксперты. Более того, они считаются одним из важнейших достижений в медицине за последние 20 лет. Что еще? Американские хирурги впервые провели успешную трансплантацию искусственного сердца Aeson, так это называется.

Марина Калинина: Еще важнейшее событие произошло в термоядерном синтезе: впервые термоядерный реактор выработал больше энергии, чем затратили на его работу. Также вот россиян, например, заинтересовал запуск Байкальского глубоководного нейтринного телескопа.

Иван Князев: Серьезная вещь.

Марина Калинина: Что отметили вы для себя? Пишите, звоните, рассказывайте. А мы представим нашего эксперта.

Иван Князев: Артем Оганов у нас на связи, профессор Сколтеха и МИСиС, доктор физико-математических наук, член Европейской академии, действительный член Королевского химического общества и Американского физического общества – в общем, человек, который все знает о науке. Артем Ромаевич, приветствуем вас.

Артем Оганов: Здравствуйте.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Иван Князев: Что вы отметите? В науке 2021 год каким был? Что нам принес, какие открытия?

Артем Оганов: Очень плодотворный, прорывной год, хотя для многих людей он оказался очень сложным. Год на открытия богатый.

Ну, упомяну несколько вещей. Во-первых, был совершен прорыв американскими учеными в давней трудной задаче предсказания структуры белка. С помощью машинного обучения, с помощью методов искусственного интеллекта удалось рекордно точно, ну это не абсолютная точность, это еще не конец истории, но точность предсказания структуры белков резко выросла. Более того, затраты времени, которые на это уходят, тоже оказались намного меньше, на порядки меньше, чем раньше. Это очень важно, это позволит разрабатывать гораздо быстрее новые виды лекарств и т. д., и т. п. Кстати говоря, мы в моей группе разрабатываем тоже методы предсказания структуры обычно неорганических веществ, но дошли до белков и направили статью в журнал. В общем, наш метод работает неплохо, хотя до вот этого вот метода, основанного на искусственном интеллекте, нам немножко еще нужно какой-то путь пройти.

Иван Князев: А какие болезни вот будем лечить с помощью всего этого?

Артем Оганов: Очень, очень многие болезни, возможно, Альцгеймера, возможно, Паркинсона, возможно, некоторые виды рака. Ну и множество-множество других болезней, которые связаны с взаимодействием белковых молекул с лекарствами, где белковая молекула в организме является мишенью и нужно подобрать лекарство, которое на эту мишень будет, скажем так, хорошо садиться. Тут много типов даже болезней.

Дальше я бы отметил значительные подвижки в поиске комнатной сверхпроводимости. Во-первых, было создано несколько новых удивительных сверхпроводников, и тут я бы сказал, что большие результаты были в моей группе, несколько сверхпроводников, которые существуют уже при земных температурах, но, правда, до комнатной пока не доходят, и требуют высоких давлений. Это с одной стороны...

Марина Калинина: А это зачем нужно? Вот просто как для детей вот объясните, зачем это нужно.

Артем Оганов: Сверхпроводники проводят электричество без потерь и не нагреваются при передаче тока. Это означает, что вы можете сэкономить миллиарды долларов каждый год при передаче энергии от электростанции до домов, до заводов. Это просто гигантская экономия. С другой стороны, многие технологии, такие как поезда на магнитном подвисании, магнитно-резонансная томография, ускорители частиц и т. д., и т. п., станут гораздо более компактными, дешевыми и простыми. Но нам еще очень далеко, человечество мечтает о комнатной сверхпроводимости при нормальном давлении уже более 100 лет. Эта мечта многим казалась принципиально несбыточной, но оказалось, что это не так, принципиально несбыточного тут нет ничего, уже почти достигнута комнатная температура сверхпроводников почти при комнатной температуре, но при очень высоких давлениях. Вот нам осталось перешагнуть вот этот порог комнатной температуры, мы очень близки к нему, и сбавить давление, которое для этого нужно.

Ну, еще скажу, что в прошлом году американские ученые опубликовали статью очень громкую, в которой утверждалось, что они достигли комнатной сверхпроводимости, но, правда, при высоком давлении. В этом году эти результаты оказались практически развенчаны, сразу несколько групп указали противоречия, ошибки и т. д. в этой работе, судя по всему, работа неправильная и комнатная сверхпроводимость еще не достигнута, хотя уже близко к ней мы точно стоим.

Дальше. Нейросети, по крайней мере в моей области, в материаловедении, научились предсказывать новое. Раньше нейросети могли оперировать только в пределах того набора данных, на которых они тренируются, но вот есть генеративные нейросети, которые частично, к сожалению, только частично этот недостаток преодолевают. Вот эти дипфейки, знаете, когда можно сделать, скажем, боевик с вашим участием, например, или с моим, мы даже со студентами так балуемся, или, например, картину в стиле Ван Гога, которая Ван Гогу не принадлежит, – вот так же можно теперь конструировать кристаллические структуры, которые никто раньше не видел, но которые обладают большой степенью реализма.

И я бы отметил еще парочку новостей в этом богатом на новости годе. Нашему великому, я бы сказал, величайшему российскому ученому Юрию Цолаковичу Оганесяну была присвоена первая премия ЮНЕСКО имени Д. И. Менделеева за его вклад в химию и физику. Это человек, который открыл рекордное число химических элементов, девять, столько же элементов открыл только Гленн Сиборг, американский ученый. Сиборг и Оганесян являются также единственными двумя людьми, в честь которых при жизни были названы химические элементы. Так что более чем заслуженная премия, мы уже давно ждем Нобелевской премии ему. И по тому, что я слышу, Оганесян в этом году, ну это надо бы у него узнать, это коллеги говорят, синтезировал еще три новых химических элемента, так что уже, может быть, является абсолютным рекордсменом.

Иван Князев: А что это могут быть за элементы?

Артем Оганов: 119-й, 120-й и 121-й.

Марина Калинина: Это о многом нам говорит, конечно, ха-ха.

Иван Князев: Ха-ха, нет, ну более-менее мы представляем...

Артем Оганов: Это самые тяжелые химические элементы...

Иван Князев: Самые тяжелые металлы, да?

Артем Оганов: Ну, самые тяжелые атомы, скажем так, и они прощупывают конец периодической таблицы элементов. Таблица Менделеева не может быть продолжена бесконечно, где-то, может быть, в районе 120-х элементов, может быть, в районе 150-х элементов она закончится. И вот эти вот сверхтяжелые элементы, они, как бы сказать, отклоняются от нормальных закономерностей периодического закона, они ведут себя по-иному. И важно понять, для того чтобы лучше понимать сам закон Менделеева, где и как он начинает нарушаться. Вот это...

Иван Князев: Артем Ромаевич, просто вот что касается сверхтяжелых элементов, обычно они возникают, появляются при термоядерном синтезе, при экстремальных условиях, близких к солнечным температурам. Или я неправ?

Артем Оганов: Их создают в реакторах.

Иван Князев: В реакторах, да-да-да.

Артем Оганов: Это действительно искусственно созданные элементы. Но знаете, уже давно предсказывают, что в районе 114-го элемента должен быть «остров стабильности» и некоторые из ядер вот 114-го и соседних элементов могут быть довольно устойчивыми и иметь период полураспада в миллионы или даже миллиарды лет. Это значит, что вы можете их создать и они не распадутся, они будут жить дольше, чем вы. Более того, где-то во Вселенной они могут существовать, например, при взрыве сверхновой, и, может быть, во Вселенной эти элементы тоже существуют, мы их пока не увидели, но они могут вполне быть. Это, мне кажется, очень важная история.

Ну и последнее, что я бы добавил, – это огромный прорыв российских скорее технологов, чем ученых: завершение создания технологий и реакторов полного цикла для выработки электричества, для атомных электростанций. Это означает, что теперь проблемы ядерных отходов не будет, ядерные отходы тоже будут сжигаться, продуцируя энергию. Вот большая проблема захоронения ядерных отходов практически сведена в ноль. Сведены в ноль проблемы с возможными взрывами на электростанции благодаря системе охлаждения, которая основана не на воде, а на жидком металле. Знаете, как вот, скажем, в Чернобыле, да и на «Фукусиме», по-моему, тоже. Благодаря чему произошел взрыв? Вот эта вот вода когда контактирует с раскаленным металлом, цирконием, происходит взрыв, возникает водород и начинается взрыв. Вот если вместо воды использовать, скажем, расплавленный свинец или расплавленный натрий, то такого не произойдет при утечке расплавленного вот этого охладителя, металла, он просто застынет и никакого взрыва в принципе не произойдет. То есть решается сразу несколько проблем: проблема ядерных отходов, проблема безопасности и, кстати, проблема стоимости сырья и стоимости, соответственно, электроэнергии. Сырье станет примерно в 150 раз более доступным, потому что...

Иван Князев: А теоретически мы когда сможем использовать вот эти вот технологии на АЭС?

Артем Оганов: Сейчас строится пробный реактор в Томской области. Если все будет хорошо, то, насколько я понимаю, к 2030 году уже будет заложена масштабная, скажем так...

Иван Князев: И мы, наша страна опережаем наших конкурентов, я не знаю, коллег, партнеров в этом процессе?

Артем Оганов: На тысячу лет опережаем.

Иван Князев: Потому что это же критически важно, дешевая энергия, безопасная энергия.

Артем Оганов: Абсолютно. Такой технологии нет ни у одной страны мира, она есть только в России, причем доведенная до ума, доведенная до конца, и вот уже строится реактор по этой технологии.

Марина Калинина: Артем Ромаевич, такой вопрос. Вот ученые, они, конечно, совершенно особенные люди. А что значит быть ученым? Вот вы постоянно в процессе каких-то там открытий, дум находитесь, вы как-то мозг отключаете от этого или нет, ха-ха?

Артем Оганов: Вы знаете, все люди особенные, так по крайней мере считаю я, каждый человек рождается на этот свет гениальным в чем-то: кто-то в науке, кто-то в искусстве, кто-то в ремесле, кто-то еще в чем-то. Поэтому ученые ну просто такие же люди, как и все остальные: мы так же хотим любить и быть любимыми, мы так же ценим красоту... Мы чуть-чуть, может быть, по-своему думаем, но художники тоже по-своему думают, и ремесленники по-своему думают, и педагоги по-своему думают...

Иван Князев: А уж как журналисты по-своему думают...

Марина Калинина: Ха-ха.

Артем Оганов: Журналисты по-своему думают. К сожалению, в последнее время иногда журналисты не думают...

Марина Калинина: Ха-ха.

Иван Князев: Ха-ха.

Артем Оганов: ...но это знак времени, когда-нибудь это изменится, когда-нибудь.

Иван Князев: Артем Ромаевич, по поводу вот все-таки...

Артем Оганов: Я не про вас, я не про вас, я про то, что происходит...

Марина Калинина: Ха-ха.

Иван Князев: Ха-ха, хорошо, спасибо, благодарим за уточнение.

Артем Оганов: ...в телевидении, в интернете.

Иван Князев: Год науки и технологий – полезен он был, то, что объявили 2021 год именно Годом науки и технологий? Было больше внимания ученым?

Артем Оганов: Конечно полезен. Вы знаете, как часто происходит в России, первое время после объявления этого года все ходили, пожимали плечами, думали: ну и что? Ну назвали это Годом науки и технологий, но он ничем не отличается от других. Но под конец раздухарились, провели, на мой взгляд, очень масштабное и полезное мероприятие, Конгресс молодых ученых, на который позвали вообще огромное множество и состоявшихся, и начинающих ученых, и это дало заряд какой-то бодрости. Ну и вообще, мне кажется, важно ученым, так же как и женщинам, наверное, да и мужчинам, важно слышать, что их любят, что они важны. И вот Год науки и технологий, провозглашение – это как признание в том, что ученых любят, что они важны, что наука – это большой приоритет в жизни нашей страны.

Марина Калинина: А какие планы на следующий год?

Иван Князев: Каких открытий ждать?

Артем Оганов: Такие же, как и на прошлый год, – великих открытий. Мы, знаете, работаем над своими задачами, иногда получается, иногда не получается. Иногда то, что кажется маленьким, вдруг становится огромным прорывом. Вот сегодня я получил известие, что работа, над которой я работал 7 лет, это самый большой долгострой в моей жизни, наконец принята в печать.

Иван Князев: А что за работа? Поделитесь.

Артем Оганов: Об этом я вам расскажу в следующем году.

Иван Князев: Ну хотя бы чуть-чуть приоткройте, раскройте тайну.

Артем Оганов: Мы смогли, как бы вам сказать, создать основу для объяснения очень многих явлений в экзотических странах, которые происходят при высоких давлениях. Долгое время эти явления считали загадкой и чем-то аномальным, вот сейчас все наконец встало на свои места, ну почти все.

Иван Князев: А к каким еще открытиям мы вот так же уже вплотную подобрались? Много говорили там, я не знаю, вот вы упоминали проводники, о квантовых компьютерах.

Артем Оганов: Про квантовые компьютеры тоже есть хорошие разные новости. Например, буквально вчера я прочитал, что ученые «Росатома» смогли достичь очень важного прогресса в создании квантового компьютера, создали прототип на, скажем так, немейнстримовой физической основе. Есть несколько разных физических способов реализации квантового компьютера, и вот они создали свой и утверждают, что их способ дает существенные преимущества перед тем, что считалось до сих пор мейнстримом. Ну, речь идет об ионах, которые должны достаточно долгое время находиться в особом квантовом состоянии. Вот время жизни этого квантового состояния оказалось неожиданно большим, и вроде как это дает большие преимущества, может оказаться мейнстримом в ближайшее время.

Марина Калинина: Спасибо!

Иван Князев: Спасибо вам большое!

Марина Калинина: Мы вас поздравляем с наступающими праздниками, с Рождеством и с Новым годом. Желаем вам добиться еще бо́льших успехов в следующем году...

Иван Князев: И признания.

Марина Калинина: Да. И конечно, здоровья, здоровья и еще раз здоровья.

Артем Оганов был с нами на связи, профессор Сколтеха и МИСиС, доктор физико-математических наук, член Европейской академии и действительный член Королевского химического общества и Американского физического общества. Вот такой вот...

Иван Князев: Да. Дорогие друзья, это еще не все, наша программа продолжится после небольшого перерыва. После новостей поговорим, что же происходит с ценами на стройматериалы. Тут уже заподозрили производителей в картельном сговоре. Дойдет ли дело до уголовных дел? И самое главное, может быть, снизится и цена на жилье в новостройках в связи с этим? В общем, обсудим.

Марина Калинина: Посмотрим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (2)
Олег Столяров
чтобы ученых любили, им важно доказать народу, что они работают на его благо, а не удовлетворяют свое любопытство за государственный счет. Давно уже пора показать это на примере Сколково.
Учёный Олег Столяров
Может это народу доказать нужно, что он любит учёных? И что верит в плоды научного прогресса, например, в вакцины от вирусов !