Аварий с электросамокатами стало больше

Гости
Дмитрий Петрожицкий
директор Ассоциации операторов микромобильности
Владимир Соколов
председатель Межрегионального общественного движения за права пешеходов «Союз пешеходов»

Марина Калинина: Электросамокаты и другие средства индивидуальной мобильности становятся все более опасными, аварийность с ними выросла вдвое с начала года. По данным Научного центра безопасности дорожного движения МВД, произошло 135 таких происшествий, в которых погибло три человека, а ранены были 138.

Иван Князев: Больше всего таких аварий в Санкт-Петербурге – 32, в Москве – 26, в Краснодарском крае – 12, в Свердловской области – 10. Сейчас водитель электросамоката юридически приравнен к пешеходу. Разговоры об изменении правил ведутся уже второй год, но пока ни Минтранс, ни ГИБДД поправки в Правила дорожного движения так и не подготовили.

Марина Калинина: Дмитрий Петрожицкий с нами на связи, директор Ассоциации операторов микромобильности. Здравствуйте.

Дмитрий Петрожицкий: Добрый день.

Марина Калинина: Прежде чем начать с вами разговор, давай призовем наших зрителей. Звоните и рассказывайте. Есть ли проблемы в вашем городе, в вашем регионе с электросамокатами, просто с самокатами, с велосипедами – в общем, со всем, что ездит и по тротуарам, и по проезжей части?

Иван Князев: Мешают ли они вам? Как вообще ездят?

Марина Калинина: Дмитрий Валерьевич, уже не первый раз мы говорим об электросамокатах, как я уже сказала, велосипедах и так далее, и так далее. И ничего не меняется. В чем, собственно говоря, проблема?

Дмитрий Петрожицкий: Вы знаете, на самом деле, мне кажется, это некий миф, который в том числе подняли средства массовой информации, о том, что самокаты теперь у нас – такое вселенское зло. На самом деле я не считаю, что…

Марина Калинина: Да самокаты-то не зло. Люди, которые не умеют на них ездить – наверное, вот это?

Дмитрий Петрожицкий: Вот видите? Вы сами ответили на свой вопрос. Проблема в культуре вождения. Причем это касается не только электросамокатов, а это касается и велосипедов, и автомобилей.

К сожалению, несмотря на то, что операторы кикшеринга постоянно пытаются через свои рекомендации, через разного рода образовательные месседжи попросить пользователей не вставать вдвоем или втроем на самокат, не возить перед собой детей, ни в коем случае не использовать средства индивидуальной мобильности в состоянии алкогольного опьянения, спешиваться на переходах, спешиваться там, где большое количество пешеходов, – к сожалению, в зависимости от того, насколько высокий или низкий уровень культуры у человека, он управляет самокатом, зачастую нарушая все эти рекомендации, что приводит к происшествиям, о которых мы все слышим.

Иван Князев: Дмитрий Валерьевич, отсюда тогда вопрос. Получается, что нужно это дело каким-то образом отрегулировать и урегулировать, раз люди не понимают, раз культуры вождения нет. Есть же Правила дорожного движения. Можно было бы также сказать: друзья, ездите аккуратно – и все будет у нас хорошо. Тем не менее ПДД у нас существуют. Вот здесь какие затыки у нас?

Дмитрий Петрожицкий: Смотрите. Затык такой, что Минтранс уже достаточно давно подготовил изменения в ПДД. Мы надеялись, что в этом году, в начале этого года, в первой половине по крайней мере, Правительство сможет все-таки принять эти поправки, подготовленные Минтрансом, и внести те изменения, которые, в принципе, мы поддерживаем, в Правила дорожного движения.

Иван Князев: А какие это изменения?

Дмитрий Петрожицкий: Ну, там достаточно большой перечень изменений. Вы можете, в принципе, ознакомиться с проектом…

Иван Князев: Ну основные назовите для нас и наших телезрителей.

Марина Калинина: Хотя бы о чем идет речь.

Дмитрий Петрожицкий: Слушайте, речь идет о том, что, в принципе, действительно, можно использовать электросамокат и на велодорожках, и на пешеходных. То есть самокат не является мопедом. Это средство индивидуальной мобильности, которое, в принципе, скорее больше велосипед. Действительно, есть ограничение – до 25 километров в час.

Марина Калинина: Но ведь самокат может развивать гораздо большую скорость, чем велосипед. Это понятно.

Дмитрий Петрожицкий: Самокат может. И на самом деле вот те происшествия, о которых вы говорите, 90% участников этих происшествий – это, как правило, те, кто сам самостоятельно купил самокат. То есть это не прокатные самокаты, а это частные самокаты. Причем зачастую это мощностью больше 250 ватт, которые могут развивать вплоть до 50 километров в час скорость. Это действительно мопеды.

Вы же обратились ко мне как к директору Ассоциации операторов микромобильности. Так вот, наши члены, у них технически ограничена и мощность самокатов, которая не превышает 250 ватт, и скорость самокатов, которая не превышает 20 километров в час. А в ряде городов, в том числе в Санкт-Петербурге, это не более 15 километров в час в центре.

Поэтому, вы знаете, как правило, вот эти технические средства, которые находятся в управлении операторов кикшеринга, они на самом деле абсолютно технически соответствующие тому, чтобы перемещаться по тротуарам.

Иван Князев: Ну понятно. Дмитрий Валерьевич, тут просто вот какой вопрос. Вы как те люди, которые эти самокаты выпускаете на улицы, берете за это деньги. Я так понимаю, что дальше в вопрос, чтобы ограничить скорость, в принципе, стараетесь не лезть. Но рано или поздно, когда все-таки проблема назреет до такой степени, ограничат и вашу деятельность.

Дмитрий Петрожицкий: Вы знаете, я думаю, что и так достаточно большие ограничения в ряде городов к электросамокатам. По сути, только в Москве есть все условия для нормальной их работы. Мы сталкиваемся и в Санкт-Петербурге, и в Казани…

Иван Князев: Ну да, в других городах меньше велодорожек, меньше пространств.

Дмитрий Петрожицкий: Действительно, достаточно жестко, скажем так, органы власти взаимодействуют с операторами: и эвакуируют самокаты, и штрафуют, и что только ни делают. Поэтому, конечно, здесь дорога с двухсторонним движением. С одной стороны, мы надеемся, что Правила дорожного движения в новой редакции Минтранса, где появятся определенные дорожные знаки, где будет более понятно зонирование, где можно, а где нельзя, с учетом этих дорожных знаков; мы надеемся, что те образовательные инициативы, которые в том числе и мы как ассоциация продвигаем, по тому, чтобы в программах Правил дорожного движения, которые сейчас читаются старшеклассникам, были пункты о том, как нельзя, допустим, использовать электросамокат.

То есть мы сейчас очень много вместе с операторами уделяем внимания повышению уровня культуры вождения электросамокатами и надеемся, что только через повышение этой образованности и здравого подхода можно будет снизить до нуля те происшествия, которые сейчас…

Иван Князев: Ну, снизить аварийность. Спасибо вам большое.

Марина Калинина: Спасибо. Дмитрий Петрожицкий, директор Ассоциации операторов микромобильности, был с нами на связи.

А сейчас у нас звонок – Александр из Ставрополя. Александр, здравствуйте.

Зритель: Да, добрый день. Я бы вот что хотел сказать. Я смотрю, уже целый год с этими самокатами не можете вопрос решить.

Марина Калинина: Да мы-то его решить-то и не можем в принципе. Мы не можем об этом не говорить.

Зритель: Смотрите. У нас в городе есть, допустим, велодорожки, по которым ездят велосипедисты и на самокатах. Понимаете, по крайней мере, понятно, кто где едет, а кто где ходит. А то, что у нас нет культуры езды… Где хотят, там и ездят. Самое главное – скорость. Сделайте меньше, сделайте 20 километров в час – и все будет нормально. Какие проблемы? Я не понимаю, зачем раздувать вот это все.

Марина Калинина: Ну понимаете, это же от человека зависит, который управляет тем или иным самокатом.

Зритель: Да-да-да. И что еще я хочу отметить? Детишки очень маленькие ездят, десятилетние, двенадцатилетние. Ну что это такое? Ограничьте хотя бы возраст.

Иван Князев: Возраст ограничьте. И повышать культуру вождения. Да, спасибо, Александр, услышали вас.

Ну и давайте сразу Ивана из Москвы послушаем.

Марина Калинина: Иван, здравствуйте.

Зритель: Я хочу сказать, что с самокатами у нас, можно сказать, справились, а с пешеходами не справились. Дело в том, что у нас есть выделенные специальные дорожки и для велосипедистов, и для электросамокатов, но зачастую я замечаю, что сами пешеходы по ним ходят. Иногда ходят либо в такую широкую шеренгу, скажем так, и просто ни пройти ни проехать. А иногда люди идут, уткнувшись в телефоны, опять же идут по этим выделенкам. И получается, чтобы его просто не столкнуть, я вынужден просто съезжать с дороги и, естественно, опять же натыкаться на тех пешеходов, которые идут по своей линии. То есть я должен нарушать, чтобы просто его не сбить. А вроде как по правилам я не могу сказать им, что вроде как это не принято.

Иван Князев: Действительно, подтверждаю, есть такое в Москве.

Марина Калинина: Спасибо.

Ну, сейчас мы как раз и узнаем, почему себя пешеходы так ведут. Владимир Соколов, председатель межрегионального общественного движения «Союз пешеходов». Владимир Сергеевич, здравствуйте.

Владимир Соколов: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слышали звонок последний нашего телезрителя?

Владимир Соколов: Слышал, но это разговор ни о чем. Понимаете, давайте вернемся к тому, сколько у нас велодорожек.

Марина Калинина: Ну, с этим плохо.

Владимир Соколов: Вот вы сказали, что в Москве много велодорожек. Ну, 40 километров. Это такая маленькая капелька в море, что говорить не о чем.

На самом деле то, что предложил Минтранс, позавчера проект поправок был прислан в Правительство, – это совершенно неприемлемо, с точки зрения безопасности, с точки зрения закона о безопасности…

Марина Калинина: Владимир Сергеевич, а вы нам хотя бы в двух словах расскажите, что предложил Минтранс.

Владимир Соколов: Да, я расскажу вам. Так что предложил Минтранс? Он вынужден был признать электросамокаты, гироскутеры, сегвеи все-таки транспортными средствами. Но это полшага, понимаете? Раньше это было не транспортное средство, а это был участник дорожного движения. В общем, все совершенно перепутано было.

Теперь они готовы согласиться, что это транспортное средство. Но на самом деле, по определению в Правилах дорожного движения, это механическое транспортное средство, то есть средство, где два-три колеса, мощность, предназначенное для перевозок людей или грузов. Кроме того, есть еще определение мопеда.

Минтранс поступил просто. Дело в том, что, конечно, те фирмы, которые сдают в аренду электросамокаты, они понимают, что как только будет ответственность, количество желающих прокатиться безответственно… Вот у нас сейчас их много. А если это будет механическое транспортное средство, то количество желающих резко сократится, потому что есть Гражданский кодекс, статья 279-й: если человек, управляя средством повышенной опасности, нанес вред жизни или здоровью, то у него ответственность за вред жизни – до девяти лет; он не может покидать место ДТП, не может ездить пьяным.

Если он на велосипеде едет (потому что велосипед – тоже транспортное средство, вот в чем особенность), то ответственности у него немножечко больше, чем у пешехода, допустим, до трех лет, потому что, к сожалению, транспортное средство не является средством повышенной опасности, и ответственность там гораздо ниже.

Поэтому первое, что сделал Минтранс – он пытается опять создать привилегированного участника дорожного движения, которому ничего не будет, что бы он ни сделал.

Второе – предлагается Минтрансом допускать для движения по краю проезжей части детей, начиная с 14 лет. Вот до 14 лет нельзя, а с 14…

Марина Калинина: …уже можно.

Владимир Соколов: …можно ездить, да. Если есть ограничение на этой дороге – 60 километров в час. То есть рядом с этим ребенком будут пролетать фуры со скоростью 80 километров в час (60 плюс 20), да даже не фуры, а просто легковой автомобиль. И вы думаете, что ребенок сможет выдержать такую нагрузку?

Кроме того, важно то, что нет ограничения максимальной скорости. 25 километров в час предлагается разрешить на тротуарах. А вне тротуаров – сколько сможет выжать водитель из этого механического транспортного средства, сколько он и будет ехать. Конечно, рядом с автомобилями он будет ездить со скоростью автомобилей. Да они и сейчас так ездят. У меня уже несколько таких встреч было.

Поэтому совершенно безответственные предложения. Прошлая попытка была в ноябре прошлого года. Слава богу, это должно пройти через «регуляторную гильотину». Рабочая группа по безопасности дорожного движения поддержала мнение Союза пешеходов о том, что такие предложения противоречат закону «О безопасности дорожного движения», который говорит о том, что при реализации любых мероприятий преимущество должно быть отдано жизни и здоровью по сравнению с экономическими результатами деятельности. А у нас…

Марина Калинина: Владимир Сергеевич, давайте послушаем мнение наших зрителей. Андрей из Ярославской области с нами на связи. Андрей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Меня зовут Андрей, да. Я совершенно согласен с вашим специалистом. Вы понимаете, я уже более 10 лет работаю инструктором по вождению. Я вижу, как они ездят, эти электросамокаты. А как ездят? Не соблюдая никаких правил. Понимаете, в очередной раз мы выдумываем велосипед.

Помните, как раньше было со скутерами? Мальчишки двенадцатилетние, четырнадцатилетние вылетали из дворов, не глядя, на этих скутерах – и под машины. Сделали права категории М. Нужно было, прежде чем сесть на этот скутер, сдать категорию М в ГАИ, сдать экзамен. Все! И скутера эти пропали. Если ездят люди, то ездят люди взрослые, грамотные, соблюдая правила дорожного движения. Вот и все. У этих скутеров очень большая мощность. Я еду 50, а он быстрее меня едет по дороге. Ограничить надо это все, сделать какую-то подкатегорию. Ну, есть категории В, С. Для скутеров категория М, сделать M1. Все!

Иван Князев: Да, понятно, спасибо вам большое.

Марина Калинина: Владимир Сергеевич, как вам такое предложение?

Владимир Соколов: Вы понимаете, к сожалению, мы упустили момент. Нужно было ориентировать людей. Сейчас уже многие купили эти электросамокаты. Мы не должны ничего не менять. У нас есть Правила дорожного движения, где полностью есть определение для электросамокатов. Это мопед на самом деле. В нынешних поправках Минтранс просто предлагает приписку, что это не распространяется на самокаты. То, что он мопед – это как бы мы не считаем. Это уже не Правила дорожного движения, а это какой-то, так сказать, я не знаю, документ, выпущенный заинтересованными лицами.

Иван Князев: В общем, самокаты нужно приравнять к мопедам и давать на них права. Я правильно понял?

Владимир Соколов: Электросамокаты? Без сомнения. И все средства индивидуальной мобильности…

Иван Князев: Приравнять к мопедам?

Владимир Соколов: Нужно ограничить скорость, максимальную скорость. Это производители делают.

Иван Князев: Понятно. Владимир Сергеевич, скажите, пожалуйста, а в других странах эту проблему как решили?

Владимир Соколов: Вот смотрите. Больше месяца назад во Франции, которая гораздо раньше встала на путь индивидуальных транспортных средств (и это при том, что у них много велодорожек в стране), так вот, там было разрешено движение по тротуарам со скоростью, которая примерно равняется скорости пешехода. Запретили движение по тротуарам. Даже во Франции культурные люди, которые имеют и образование в этой сфере, и исторические традиции, потому что велосипеды по Европе уже 100 лет развиваются. И не смогли они удержать аварийность, она пошла.

Вот мы говорим, что у нас пять человек погибло за полгода, а 331 ранен. Но это речь идет только о водителях электросамокатов, гироскутеров и сегвеев. Там нет ни одного пешехода, потому что статистика по наездам на пешеходов на тротуарах и во дворах домов отсутствует, потому что это не ДТП, в статистику это не попадает, несмотря на то, что, по публикациям, не меньше четырех человек погибло за этот год, именно пешеходов, от наездов электросамокатов.

Программа «Главная дорога» провела краш-тест и выяснила, что при скорости в 20 километров в час пешеход при столкновении с самокатом получает ускорение 7,9g – это близко к смертельному. И удар приходится в область головы или груди, поэтому велика вероятность того, что человек ударится головой об асфальт.

То есть мы не можем допускать на тротуары электросамокаты.

Иван Князев: Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо. Владимир Соколов, председатель межрегионального общественного движения «Союз пешеходов», был с нами на связи.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)