Автодилерам – 10%

Гости
Александр Гусаров
автомобильный журналист

Ксения Сакурова: А мы начинаем наш первый информационный час. Как всегда, он у нас очень динамичный, пройдет быстро, поэтому, друзья, напоминаем вам: если вы хотите что-то сказать, поделиться своим мнением, задать свой вопрос эксперту, пожалуйста, не откладывайте. 5445 – короткий номер для ваших SMS-сообщений, и звоните к нам в прямой эфир по номеру 8-800-222-00-14. Мы всегда рады услышать ваше мнение.

Виталий Млечин: Совершенно верно.

Итак, наша первая тема. Минпромторг предлагает ограничить максимальную наценку официальных автодилеров при продаже новых машин, в том числе в период пикового спроса. Если идея будет одобрена, то добавлять к цене машины разрешат не больше 10%.

Ксения Сакурова: При этом в ведомстве считают, что и такая наценка останется выгодной для продавцов. Пока же накрутки в автосалонах бьют все рекорды.

Виталий Млечин: Совершенно верно. Я лично видел машину на днях в автосалоне, которой дилер добавил 50% стоимости.

Ксения Сакурова: Зачем ты туда зашел сейчас, ха-ха?

Виталий Млечин: Посмотреть.

Ксения Сакурова: Ха-ха.

Виталий Млечин: Кроме как посмотреть я все равно там сделать ничего не смогу.

Ксения Сакурова: Кроме посмотреть, да.

Виталий Млечин: Но вот это, конечно, был шок для меня, честно говоря, +50%. И больше того, говорят, что это не предел. Мы связались с несколькими автосалонами, хотели узнать, что они думают по поводу этой инициативы, но никаких комментариев они не дали. Так удастся ли переломить ситуацию? Давайте выяснять. Как обстоят дела с машинами новыми и подержанными в вашем регионе, тоже об этом расскажите, пожалуйста: 8-800-222-00-14, 5445 – короткий номер для ваших SMS-сообщений. Если вы купили недавно автомобиль или планируете его приобрести, тоже об этом обязательно нам расскажите, будем узнавать, какая ситуация во всех регионах нашей страны.

С нами на прямой связи автомобильный журналист Александр Гусаров. Александр Виленович, здравствуйте.

Александр Гусаров: Добрый день.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Ну, начали с инициативы Минпромторга, поэтому логично будет вас спросить, как вы к ней относитесь. Как вы считаете, во-первых, насколько она реализуема, и, во-вторых, поможет ли она преодолеть вот этот автомобильный кризис, чтобы не было больше вот таких наценок.

Александр Гусаров: Вы знаете, сия организация очень любит издавать какие-то законы, ну не законы, которые предписания, еще что-то. Мы уже видели, как они включили в список шикарных автомобилей, предметов роскоши автомобили Mazda и Skoda, спасибо им за это, их благодарят владельцы...

Виталий Млечин: Но это хорошие автомобили, собственно говоря, конечно.

Ксения Сакурова: Ну а что, в наше время, при нынешней их стоимости в автосалонах вполне себе предмет роскоши, ха-ха.

Александр Гусаров: Ну, тем не менее почему-то не учитывается курс доллара... Ну, давайте так рассуждать – к чему обычно приводит госрегулирование цен? Учитывая вообще ситуацию на рынке, почему-то... Что, господа в Минпромторге не читают новостей, они не видят, что творится в мире вообще? Вот сегодня пришла новость, что Toyota, крупнейший производитель в мире, в январе планирует не работать порядка недели или двух дней в неделю. Вы понимаете, как бы нет комплектующих, соответственно, заводы встают.

Соответственно, у нас есть два пути, начинается госрегулирование. Первый – мы напускаем на дилеров антимонопольную службу или вызываем всех на ковер и говорим: значит так, либо вы все сядете, либо вы не будете это делать. Мы уже имели такой опыт с продуктами питания, когда пытались регулировать цены на масло, гречку, еще что-то, и эти продукты в результате стали расти гораздо быстрее, чем все остальные. Вот и все.

Ксения Сакурова: Александр, а насколько это вообще своевременное предложение? Просто вот, мне кажется, пару недель назад уже была новость о том, что постепенно продажи автомобилей стали падать. И мне-то кажется, что рынок рано или поздно, и, видимо, это довольно скоро произойдет, сам эту ситуацию отрегулирует. Или нет?

Александр Гусаров: Тут, понимаете, падает он лишь потому, что, когда мне предлагают купить велосипед за 100 тысяч вместе с автомобилем, велосипед-то, может, и хороший, я даже уверен, что он хороший, я ездил на таком, правда, стоил он 75, как бы вот он у них почему-то стоит 100 и они его предлагают вместе с автомобилем. Конечно, это идиотизм. Когда предлагаются пороги за полмиллиона рублей, ну это в принципе глупость, и, естественно, люди просто... Ну, в конце концов, ведь я, идя в салон и переплачивая за машину 50%, я ведь ее через 3 года не продам, это фактически я взял купюры и сжег, растопил ими камин или печь, мангал. Естественно, люди просто поняли, что смысла покупать по таким ценам, как бы остро ни стояла необходимость в покупке автомобиля, на сегодняшний день это не стоит.

Но подобное регулирование, оно реально может привести к тому, что... Вообще, обычно госрегулирование еще приводит к тому, что появляется черный рынок. У меня есть знакомый, я не буду говорить, ни дилера называть, ничего, он купил себе некий кроссовер, купил без наценок. Но там была очень интересная схема применена: он фактически, это «вчерную» ушли деньги, он 300 тысяч заплатил помимо, в обход договора, то есть эта сумма не проходила, значит, налогами она уже не облагается, значит, государство в этом потеряло. Соответственно, все могут делать то же самое. Вы понимаете, что такое черный рынок именно в автомобильном секторе? – ну это ужасно, там совершенно другие суммы. Государство просто потеряет эти деньги. Мы вот этого хотим?

Ксения Сакурова: А вот очень интересный вопрос от нашего зрителя из Хабаровского края: «Какая система продаж машин в Японии? Есть ли там автодилеры? Почему люди меняют там автомобили каждые 5 лет?» Ну и вообще, если не говорить конкретно про Японию, как сейчас в других странах с этим обстоят дела? Ведь, наверное, не только же у нас такие проблемы.

Александр Гусаров: Плохо, плохо, очень плохо. В Америке есть даже негласное такое распоряжение дилерам: если я приеду, например, гипотетически чисто предположить, что я сейчас еду в США и пытаюсь купить автомобиль, я его, скорее всего, не куплю, потому что я не резидент Соединенных Штатов Америки. Как бы оно такое негласное, но дилеры, поскольку спрос большой, а машин нет, соответственно... Ну, у них все проще это решается, потому что у них дилеры просто ставят собственную наценку. Я видел дилерские пункты в США, там просто было написано «10 000 долларов», я добавляю к стоимости этого автомобиля, это моя наценка. Спрос, естественно, огромный.

В Японии меняют машины часто, потому что у них огромный модельный ряд. У той же Toyota, которая занимает 40% рынка Японии, может быть, даже уже сейчас больше, там огромный модельный ряд, который не поставляется никуда, кроме внутреннего рынка. Стоят они недорого, соответственно, в основном спрос идет на недорогие модели, и, соответственно, они их обновляют довольно часто. Плюс там есть система с налогообложением, у них же там... Там очень сложно, это долго рассказывать, поскольку там в субботу-воскресенье обычно пустые улицы, там ездят туристические автобусы, машины до 1 литра с объемом двигателя, потому что у них совершенно другие номерные знаки и за них не надо платить налоги. А так, если вы выезжаешь, например, на машине с 6-литровым мотором, ты платишь какие-то там дополнительные суммы. Поэтому там появляются вот эти вот тюнингованные жуткие автомобили совершенно с антикрыльями, еще что-то, ну и вот эти вот «букашки», у которых 500-кубовые двигатели, фактически мотоколяски. Так что это как бы общая ситуация.

Виталий Млечин: Давайте послушаем Павла из Севастополя. Павел, здравствуйте, вы в эфире.

Зритель: Ага, здравствуйте. Ну, планировал как бы себе в этом году машину поменять...

Виталий Млечин: Так.

Зритель: У меня как бы 5-летняя проходит, ну меняю раз в 5 лет, стараюсь. Сейчас ситуация у нас какая? Рассматривал две машины, H-1 либо Kia Carnival. Вот H-1 на сайте 2 миллиона 780 тысяч, в салоне 3 миллиона 330 тысяч, вот. Carnival, значит, на сайте 3 миллиона 400 тысяч, продают за 4 миллиона 300 тысяч.

Виталий Млечин: Ничего себе! То есть больше миллиона наценка.

Зритель: Да, это официальные дилеры, которые два у нас в Севастополе находятся, это вот Kia и это. То есть возможности купить по рекомендованным ценам, ну вообще возможности... Приходишь, как бы тебе в глаза смеются.

Ксения Сакурова: Павел, а вот мне интересно...

Зритель: Смотрите, я вот просто скажу. Жене как бы тоже хотели купить машину, ну поддержать нашего производителя, то есть был как бы определенный бюджет, 700–800, но пришлось выйти на праворукий автомобиль, потому что за ту цену из Японии ты можешь пригнать совершенно нормальную машину.

Я как бы вижу сейчас, в данной ситуации выход один: раз у нас не хватает производственных мощностей, значит, снизить таможенные пошлины, барьеры таможенные, все, и сразу быстро все цены отрегулируются. На самом деле можно в Германии машину новую купить за 15 тысяч евро, если будет нулевой, грубо говоря, ввоз, то вот я как бы вижу вот это.

Ксения Сакурова: Павел, я хотела у вас еще спросить. Вот вы говорите, у вас два дилера, – а вы не сравнивали с ценами в соседних регионах? Я знаю, что в Краснодарский край часто ездят из Крыма.

Зритель: В Краснодарском крае сравнивал, в принципе ситуация такая же, то есть на сайте одно... Там, может быть, чуть-чуть, плюс-минус 100–150 тысяч, но ситуация такая же.

Ксения Сакурова: Понятно, да. Спасибо большое.

Виталий Млечин: Спасибо вам большое, что позвонили и рассказали. Ничего себе, больше миллиона рублей наценка. А это действительно дефицит или это жадность дилеров?

Александр Гусаров: Это и то и другое. Автомобили действительно... Нет, вы понимаете, например, я знаю точно, что, например, если мы сейчас пойдем с вами в салон Volvo и закажем автомобиль, нам придется ждать 1 год, это нонсенс, такого не было никогда. Самые редкие какие-то автомобили максимум можно было ждать полгода, а так обычно срок ожидания 2–3 месяца, а сейчас год, и это уже нормальным считается. То есть если ситуация...

Я понимаю, я уже говорил неоднократно, что этот снежный ком, который начал катиться с января, вернее с декабря 2019 года, он будет катиться и расти постоянно, потому что дефицит будет расти, спрос, естественно, тоже, цены, кстати, тоже будут расти. И мы говорим о повышении цен, оно будет увеличиваться, потому что производители начнут сейчас хеджироваться от того, что у них стоят заводы, соответственно, они недополучают прибыль, но им нужно платить, извините, рабочим, их нельзя увольнять, потому что там есть жесткие профсоюзы, которые не дадут этого сделать. Также никого не интересует, что у тебя стоят станки, электричество и вода у тебя все равно расходуются, ты за них тоже платишь. Надо каким-то образом выходить, чтобы не уходить в резкий минус.

Что делают производители? – они начинают повышать цены, и цены повышаются гораздо больше. Добавим, кстати, к повышению цен у нас «замечательную» опять же инициативу Минпромторга о повышении утильсбора, который в принципе на 25% в следующем году где-то поднимется, соответственно, это тоже скажется на ценах. Вы понимаете, они одной рукой типа дают, а другой забирают, ну очень странное такое перекладывание денег, пантомима «Труд», я считаю. Потому что я еще раз повторяю: никогда в жизни государственное регулирование цен не давало того эффекта, на который обычно рассчитывают, это кончается очень просто.

Виталий Млечин: Пришло очень интересное сообщение из Томской области: «Добрый день. Меня зовут Данила. Наша команда на данный момент занимается созданием онлайн-платформы для продажи новых автомобилей через интернет. Наш сервис как раз для борьбы с данной ситуацией, так как мы будем являться онлайн-дилером и продажа будет осуществляться без наценок», – Данила, позвоните прямо сейчас нам, пожалуйста, в прямой эфир 8-800-222-00-14, расскажите подробности этой идеи, это очень интересно из первых рук.

Ксения Сакурова: Да, и как это будет работать, очень интересно узнать.

Виталий Млечин: Да, то есть на чем вы собираетесь зарабатывать, какая модель и как это все вы видите. Позвоните прямо сейчас, пожалуйста, не откладывайте. Александр Виленович, а вы как думаете? В принципе реклама по крайней мере существует таких онлайн-платформ, которые помогают якобы купить без наценок, да еще и со скидками.

Ксения Сакурова: И производители тоже, некоторые производители, предлагают купить автомобиль на сайте.

Александр Гусаров: Ну, первыми начали воевать с дилерами довольно активно крупнейшие корейские производители, они пытались наладить действительно. Это на самом деле сделать элементарно, потому что мы вообще живем в век цифровых технологий, и 2020 год очень четко доказал, что вовсе не обязательно ходить на работу, можно все делать из дома, в принципе точно так же можно покупать все также не выходя из дома. И автомобиль в принципе – это товар. Мы же покупаем телевизоры через интернет. Да, хочется, конечно, людям иногда приехать и посмотреть, но для этого могут существовать демонстрационные салоны. Но в принципе, по большому счету, купить онлайн не так сложно, и у всех...

Мы же сидим, когда мы набираем, положим, мы заходим на сайт автопроизводителя, смотрим рекомендованную цену, смотрим комплектации и те опционы, которые мы можем добавить. В принципе, по большому счету, то, что работает, если я сейчас приду в салон и начну заказывать автомобиль у дилера и буду с ним общаться у менеджера, у него уже стоит такая программа, но просто более продвинутая, потому что там есть какие-то коды производителя на коврики, я не знаю, на какие-то опционы, что будет стоять климатическая установка, а не кондиционер, еще что-то. Соответственно, как бы набрать это и сделать – ну это совсем не сложно, это очень просто, это не требует каких-то диких вложений, это все уже есть и все это работает. Почему на это не пошли, я, честно говоря, не могу сказать, я не понимаю.

Виталий Млечин: Вот нам пишет Московская область: «Дети хотели поменять машину, заказали у дилера в максимальной комплектации автомобиль полгода назад, сборка в Москве, залог заплатили, по сей день нет. Обещали в январе, и то неизвестно».

Давайте послушаем теперь Виктора из Хабаровска. Виктор, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Виталий Млечин: Добрый день.

Зритель: Я хочу поговорить по поводу машин, которые мы приобретаем на Дальнем Востоке, Хабаровск.

Виталий Млечин: Давайте.

Зритель: На аукционе машина стоит в Японии, допустим, 200 тысяч, обходится, а когда она уже переходит во Владивосток и происходит растаможка, растаможка происходит именно в долларовом эквиваленте, и машина получается в трехкратном размере, растаможка происходит. И поэтому сейчас сложности вот в этом плане, растаможить машину, и люди стали меньше, «праворульки» я имею в виду, машины покупать. Поэтому тоже тут становится сейчас колом рынок, скажем так, поступление новых качественных машин. Конечно, больше в производстве, ну уже бывшие в употреблении машины, раньше это было не проблема. Но в зависимости от курса доллара, получается, машина, в трехкратном размере увеличивается ее стоимость, цена.

Ксения Сакурова: Но получается, что все равно сейчас так выгоднее, выгоднее заказать машину за рубежом, чем идти где-то к местному дилеру, который те же привезенные машины продает.

Зритель: Конечно, потому что машина приходит, во-первых, и качество, соответственно, Япония готовит для себя машины не такие, у них государственная измена считается, если машина на внутренний рынок готовится некачественная, скажем так, поэтому праворукие машины в обиходе, естественно, и удобнее покупать, лучше «праворульку», чем, допустим, брать в салоне. Вот как я взял... машину, которая, соответственно, SsangYong Kyron, она ну некачественная, вот.

Ксения Сакурова: Спасибо большое за ваш звонок. Давайте мы сейчас спросим мнение Александра Гусарова.

Александр Гусаров: Ха-ха.

Ксения Сакурова: Александр, мы видели, что вы еле сдерживали смех.

Александр Гусаров: Ха-ха.

Ксения Сакурова: Почему у вас такая реакция?

Александр Гусаров: Мне очень нравится вот это вот «государственное преступление». Вы понимаете, это сказки, придуманные людьми, которые таскают праворукие машины из Японии и на этом активно, очень хорошо зарабатывают, кстати. Один из способов заработка – убедить покупателя в том, что якобы в Японии именно для внутреннего рынка делаются какие-то особенные автомобили.

Я был неоднократно в Японии, был неоднократно на заводе Toyota и других, и Mitsubishi, и я могу сказать, что на одной ветке конвейера собираются, как правило, машины как для рынка Великобритании, так и для рынка Японии. А есть еще и машины, которые, например, поставляются в Соединенные Штаты, но собираются тоже в Японии, – они что, специально гайки недокручивают, зная, что по спецификации автомобиль идет в Америку? Ну что за глупость? Вот кто придумал эту глупость? Нет, я уже сказал, кто ее придумал, – те, кто занимаются продажей японских праворульных автомобилей.

Нет никакой разницы, ОТК у всех один, кроссовки Nike, изготовленные в Китае и в Соединенных Штатах Америки, будут абсолютно одинаковыми, потому что ОТК один. Как и вот этот вот телефон, он может быть сделан где угодно, но, по большому счету, никакой разницы между ними не будет. Все эти сказки о каком-то особом качестве для внутреннего рынка в Стране восходящего солнца, ну как бы это глупость.

Если говорить о чем-то... Смотрите, можно взять рынок Китая или Кореи, но лучше будет взять рынок Китая. Они что сделали? Для того чтобы... Они просто его закрыли, никаких... Поставки автомобилей из-за рубежа совершенно жуткими облагались налогами и таможенными пошлинами. Сделано это было для чего? Они сказали производителем автомобилей: «Приходите к нам, стройте заводы и насыщайте наш рынок». Это закончилось тем, что сегодня Китай в принципе лет через 10–15 уже сможет диктовать какую-то свою собственную моду на автомобильном рынке. Это сегодня их многие еще не видят в той же Европе, но я могу сказать, что по качеству, по ходовым, эксплуатационным качествам тем же, по уровню оснащения эти машины ни корейским, ни японским, ни даже некоторым европейским просто уже не уступают. Либо мы пошли бы по такому пути, либо мы будем опять, в очередной раз госрегулировать цены, вот чем, и повышать еще утильсбор, и, соответственно, цены будут скакать. Ну хорошо, действительно, здорово.

Ксения Сакурова: Я все никак не могу понять, откуда этот ажиотаж, откуда этот спрос на нашем рынке. Ну вот мне казалось, что все, у кого на самом деле были деньги, были возможности, была потребность, уж за 2021 год эту потребность удовлетворили. Вы говорите, что эта ситуация будет развиваться как снежный ком, но я лично знаю очень немного людей, которые в принципе, ну да, они нормально зарабатывают, но люди ездят по 10 лет, по 7 лет на машине и не собираются сейчас ее менять, потому что они смотрят на то, что происходит в автосалонах, и говорят: «Пф, я еще 2 года поезжу, я подожду». Куда все так рвутся покупать автомобили сейчас? Что это, откуда эти люди с этими деньгами совершенно безумными просто? И откуда они возьмутся в 2022 году?

Александр Гусаров: Ну, откуда они возьмутся, я точно не знаю, но, может быть, откуда-то возьмутся, кубышку раскопают или клад найдут, как Дядя Федор. Но проблема в том, что почему я сказал про снежный ком? Люди, заказавшие автомобили в 2019 году в конце, в ноябре – декабре 2019 года, эти машины в феврале не получили, потому что мы знаем, что случилось в 2020 году: заводы стали закрываться, все стали сидеть дома. Соответственно, вот вам называется отложенный спрос, и он вот тянулся-тянулся-тянулся.

Потом, как я уже тоже так же у вас в эфире говорил о том, что рынок полупроводников очень сильно просел. Меня пытались тут же обвинить, я когда написал статью, читатели пытались обвинить в каком-то, естественно, конспирологи тут же найдутся, мировом заговоре. Но, простите, я поверю в мировой заговор, когда в Японии сгорает завод, но когда в Техасе в феврале месяце вдруг начинают идти дикие снегопады и рушатся просто крыши, ломаются заводы, разрушаются заводы по производству этих полупроводников, – это тоже диверсия, что ли, или кто-то уже там освоил у нас погодные условия менять? Ну как бы это смешно. Естественно, второй завод в Японии, они, пытаясь насытить рынок, работали 24 часа в сутки, там просто не выдержало оборудование, что тоже как бы нормально. Плюс торговые войны Гонконга... Там куча факторов, которые, к сожалению, очень сильно влияют на вот эту вот ситуацию на рынке.

И он действительно продолжал увеличиваться и увеличиваться, этот ком, и сейчас он... Однажды он действительно встанет, потому что понятно, что рынок суперпремиум не просел, там люди готовы ждать и отдавать любые деньги, для них лишние 5–10 миллионов – это абсолютно не та сумма, о которой они будут разговаривать и думать даже. Но... (Я просто сейчас быстро закончу, я понимаю.) К сожалению, люди, которые так же заказывали, когда все вышли в марте месяце, они эти машины недополучили, и вот эта цепочка, к сожалению, тянется-тянется-тянется. И не знаю, чем это закончится в 2022-м и закончится ли.

Виталий Млечин: Ну вот до 2022-го осталось уже совсем немного...

Ксения Сакурова: Вот и поговорим в январе уже, да.

Виталий Млечин: Скоро узнаем и поговорим, естественно, в нашем эфире.

Ксения Сакурова: Спасибо огромное!

Виталий Млечин: Спасибо! Александр Гусаров, автомобильный журналист, был с нами на прямой связи.

Несколько сообщений. Свердловская область: «Был в автосалоне Renault, вся стоянка дилера забита новыми машинами. Дефицит мнимый, фикция от дилеров, попытка заработать деньги», – вот такое есть мнение.

Ксения Сакурова: Пермский край: «Знакомый купил авто прямо на заводе, вышло дешевле даже вместе с билетами до завода», – интересно, куда он так слетал. Ну и Хабаровский край: «Наши дилеры в Комсомольске-на-Амуре берут фиксированную сумму за доставку машины из Японии. Выходит недорого, дешевле, чем русские машины».

Виталий Млечин: Ну и Краснодарский край: «Volkswagen Polo, комплектация одна из, 1 миллион 180 тысяч по прайсу, с допами 1 миллион 670 тысяч», – вот и 50% накрутка, вот она.

Продолжаем.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)
Минпромторг хочет ограничить максимальную наценку официальных дилеров