Автомобили: сделано в России

Автомобили: сделано в России | Программы | ОТР

Что сделать, чтобы мы отечественный автопром стал нашей гордостью?

2020-07-10T22:17:00+03:00
Автомобили: сделано в России
Россия нацелилась на криль. Продуктовые карточки. В Новый год – с долгами по зарплате. Бюрократы. Борьба с безработицей. Регионы не рады гостям
Криль – один из последних нераспределённых биоресурсов на Земле
Поможет ли Минтруд безработным?
Сергей Лесков: Создание вакцины от ковида – это такой же фактор мягкой силы, каким был полёт Гагарина на заре космической эры
Как работают чиновники?
Не зови меня по имени
Не добро пожаловать! Регионы гостям не рады
В новый год - с долгами по зарплате
Дед Мороз, забери ковид
Нуждающимся начислят продуктовые баллы
Гости
Дмитрий Золотов
автоэксперт
Борис Иванов
руководитель проекта «Беспилотный автомобиль StarLine»

Константин Чуриков: Мы, кстати, продолжаем автомобильную тему. В Петербурге сегодня испытали беспилотную машину – автомобиль StarLine. Это было первое тестирование на дорогах города после обкатки на полигонах. За рулем автомобиля на всякий случай находился инженер. Передвижение без водителя до окончания испытаний запрещено. Специалисты анализируют, как система распознает пешеходов, светофоры, дорожные знаки и, конечно, другие машины.

Оксана Галькевич: Ну, главная задача – все-таки понять, насколько отлаженно работает технология в реальных условиях. В салоне – новейшее оборудование. Управление происходит через так называемую цифровую шину автомобиля. Высококачественный спутниковый приемник определяет местонахождение беспилотника. А для распознавания объектов используются радары. Вся информация обрабатывается специальными вычислителями и поступает на компьютер.

Борис Иванов, руководитель проекта беспилотного автомобиля: «Автомобиль решает ряд задач при своем движении. Первое – это точная локализация в пространстве. Он должен абсолютно точно знать, где он находится, причем эту задачу нужно решать в любых погодных условиях, в условиях плотной городской застройки. Это то, что нам тоже предстоит проверить, протестировать».

Антон Бабуров, инженер: «Скорость движения автомобилей в реальных городских условиях составляет 60–70 километров в час. И нам нужно понимать, допустим, если мы хотим перестроиться, успеваем мы или не успеваем, или нам нужно остановиться и подождать, пропустить поток».

Константин Чуриков: Элементы беспилотника универсальные, их можно встроить в любой автомобиль. Но выпускать на дороги пока рано. Команде еще предстоит усовершенствовать систему планирования маршрутов передвижения и распознавания объектов, а также улучшить алгоритмы управления. Испытания продлятся еще как минимум два с половиной года.

Уважаемые зрители, вопрос к вам: вас вообще пугают или, наоборот, радуют такие, скажем так, непривычные форматы транспортировки? Вообще верите ли вы в то, что наш автопром может стать нашей гордостью?

Оксана Галькевич: Верите ли вы в наш автопром?

Константин Чуриков: Ну, скажем так.

Оксана Галькевич: Некоторые пишут нам, из Ленобласти пришло сообщение: «Когда же появится новая «Волга»?» Псковская область считает, что у нас, кроме «КамАЗа» и «Жигулей», больше нет ничего.

Ну, друзья, в общем, давайте делиться мнениями и соображениями на этот счет. Может быть, как-то больше оптимизма? Все-таки пятница, друзья. Ну, создали же мы когда-то «КамАЗ» и «Жигули», в конце концов. Звоните, пишите. Мы в прямом эфире. Выходите на связь. Телефоны у вас на экранах – это бесплатно.

Константин Чуриков: Ну а сейчас побеседуем с руководителем проекта «Беспилотный автомобиль StarLine» Борисом Ивановым. Борис Станиславович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Борис Станиславович.

Борис Иванов: Добрый вечер.

Константин Чуриков: И сразу первый вопрос, чтобы всем все было понятно: правильно ли мы понимаем, что отечественная исключительно компьютерная часть, а все остальное – это так или иначе импорт? Или мы не правы, а автомобиль целиком отечественный?

Борис Иванов: Нет, автомобиль импортный. На самом деле то, что мы делаем – это разработка робота, который управляет автомобилем. Мы не лезем в автопром. Автопромом пусть занимаются компании, которые исторически этим занимаются. Они набили руку. Они знают, как делать автомобили. Где сильна российская наука, российские компании в данном случае? Это создание именно роботов для управления автомобилем, автопилота.

Оксана Галькевич: Ну, видите, все-таки так или иначе у людей в сознании это сливается. Вот вы сейчас пояснили, что робот, а автомобильной частью занимаются другие компании. Тем не менее я вот о чем хотела сказать. Вы знаете, даже по первым сообщениям вижу такой настрой весьма скептический у нашей аудитории. Я думаю, что вы ведь это тоже все ощущаете. А в такой обстановке, в такой атмосфере довольно сложно работать над новым проектом. Как справляетесь?

Борис Иванов: На самом деле это часть нашей работы – донести до людей, что это безопасно, что за этим будущее. Вначале было тяжелее, а сейчас проще. Сейчас люди стали принимать, воспринимать это. В общем-то, с удивлением, с какой-то радостью подходят, спрашивают: «Когда же это поедет? Когда мы это увидим?»

Константин Чуриков: Борис Станиславович, недавно смотрел французский фильм комедийный, ну, такой плосковатый. В общем, фильм называется «Без тормозов». И там как раз вся семья села в машину. Папа сказал этому роботу: «Все, поехали!» – автомобиль поехал. И затормозить не могут.

Вот эта работа с какими-то типичными ошибками как ведется? И есть ли риск, что машина не затормозит?

Борис Иванов: Риск есть всегда. Это все-таки вероятная характеристика. Наша задача – свести этот риск к минимуму. Существуют стандарты, описывающие методы работы, методы построения систем критических, обеспечения функциональной безопасности автомобиля. Мы их знаем, мы им следуем и как-то принимаем участие в том числе в их формировании, как это должно быть.

Одна из таких достаточно сложных задач, которая сейчас решается на уровне ЕЭК ООН, на уровне наших организаций, которые занимаются сертификацией автомобилей: а как подтвердить, что этот автомобиль безопасен на дороге? Экзамен у водителя – это одно, а вот как принять экзамен у беспилотника – это немножко другое.

Оксана Галькевич: Борис Станиславович, скажите, а вы работаете над автомобилями для каких задач и для каких дорог? Знаете, о чем я подумала? Ну, на самом деле, во-первых, качество дорожного покрытия у нас весьма может отличаться от региона к региону, от города к городу. И еще, понимаете, кто-то автомобиль использует в том числе как внедорожник, чтобы в лес по грибы, а кто-то – исключительно для городского передвижения. Вот вы своему беспилотнику какие задачи ставите и на какие дороги ориентируете?

Борис Иванов: Мы взялись за самую сложную и самую амбициозную задачу – это движение по дорогам общего пользования, в частности движение в городских условиях. Дальше эта технология адаптируема под любой автомобиль и под разные задачи. Уже сейчас мы ведем какие-то работы по внедрению нашей технологии на закрытых территориях. То есть это более простая задача. Решив задачу движения в городе, в плотном городском потоке, с непредсказуемыми зачастую водителями, мы достаточно легко адаптируем эту технологию под задачи заводской логистики на каких-то закрытых территориях. И главное, что законодательство уже сейчас это позволяет.

Что касается дорог. Ну, это дороги. То есть с дорогами все-таки пусть занимаются дорожники.

Оксана Галькевич: Нет, ну подождите. Беспилотник… Простите, я была неделю назад в Кимрах, в Тверской области. Вот там дороги: едешь, едешь – бац! – по тормозам, потому что яма неожиданно. В Москве, простите, другие дороги.

Ваши беспилотники только для Москвы с нормальными дорогами, где несколько раз в год меняют покрытие? Или, в принципе, и в Кимры можно будет сгонять, и вообще по стране передвигаться?

Борис Иванов: Можно будет…

Оксана Галькевич: Я прошу прощения у кимряков. Ну правда там надо что-то делать с дорогами. И не только там.

Борис Иванов: Мы специально прошлым летом поехали по стране, съездили даже за Урал, посмотрели, как наш беспилотник ведет себя на разных дорогах, какие дороги бывают. И я уверен, что будет он передвигаться и там.

Константин Чуриков: Пришлось откачивать беспилотник после увиденного, да?

Борис Иванов: Нет, все хорошо. Мы видим эти дороги. Более того, беспилотник может передавать информацию о каких-то неполадках на дороге: знак стоит не так; знака нет, а он должен быть.

Константин Чуриков: Наши зрители очень интересуются вашей разработкой, уже много звонков. Давайте послушаем поочередно – сначала Сергея из Крыма, а потом Романа из Курска. Сергей, здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте. Говорите.

Константин Чуриков: Да, пожалуйста. Что вас заинтересовало?

Зритель: Применение данной технологии. Это же получается, что в будущем водители лишатся рабочих мест, да?

Оксана Галькевич: Водители? А, понятно!

Зритель: Водители такси, перевозка каких-то грузов. Люди потеряют работу, а вместо них будут работать роботы. Так получается?

Константин Чуриков: Борис Станиславович?

Борис Иванов: Люди будут заниматься более интересным и, наверное, более таким интеллектуальным трудом. Беспилотные автомобили потребуют обслуживания. Наверное, не самая интересная работа – сидеть целыми днями за «баранкой». Если посмотреть на статистику, на рынок труда сейчас, то водителей не хватает.

Оксана Галькевич: Водителей не хватает. Ну да, это на самом деле одна из самых распространенных профессий в стране. Ну и плюс учитывая, слушайте, наши масштабы, территорию, надо везде передвигаться, грузы доставлять. Понятно.

Роман из Курска, давайте его тоже выслушаем. Роман, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Ну, тут такая ситуация. Я наблюдаю вашу передачу. Да, интересный проект, но я почему-то думаю, что он будет интересен и актуален только в столице, однозначно в районе МКАД или ближайшего Садового кольца, в Питере или где-то в других городах, где более или менее хорошие дороги, где просто ездишь и не думаешь о том, что ты попадаешь на какую-то кочку, ухабу или поймаешь какую-то неприятность на дороге, постоянно какой-то знак, что-то еще. Очень много-много нюансов в этом плане. Будешь ехать, образно говоря, в Курске, будешь ехать на этом автомобиле – и он просто может, не знаю, в кусты какие-то улететь вот так вот, и все. И потом разбирай эту ситуацию в подробностях.

Константин Чуриков: Ну да. Борис Станиславович и говорит, что это для городских условий все-таки машина, вернее, сама разработка.

Борис Станиславович, из Крыма нам звонит зритель. Я вспомнил про такую дорогу от Ялты в Симеиз. По горному серпантину слабо?

Борис Иванов: Нет, нет. На самом деле еще одна из задач и, наверное, возможностей, которые предоставляет беспилотный автомобиль, – это наделение этого автомобиля навыками профессионального водителя. Когда мы разрабатываем алгоритмы управления, алгоритмы прохождения поворотов, построения оптимальной траектории, мы советуемся с профессиональными водителями. То есть метод – перенести те навыки, которые есть у спортсменов, а это в первую очередь навыки безопасного управления автомобилей, в нашу повседневную жизнь.

Оксана Галькевич: Борис Станиславович, а вот интересно, что за команда с вами работает. И, так скажем, как вы взялись за этот проект? Это заказ какой-то большой автомобильной корпорации? Или собралась, я не знаю, группа энтузиастов? Как это все сложилось?

Борис Иванов: Компания StarLine больше 30 лет занимается разработкой электроники, разработкой автомобильной электроники. И на сегодняшний день беспилотный автомобиль – это логичное продолжение вообще развития всей автомобильной отрасли. Если мы посмотрим на сегодняшние современные автомобили, то они, в принципе, достигли пика своего развития. И дальнейшее развитие видится в отказе от углеводородных двигателей. То есть мы сплошь и рядом слышим о переходе на электромобили, да? И беспилотные технологии, отказ от самой ненадежной детали в автомобиле – от водителя.

Оксана Галькевич: А вы изучаете опыт зарубежных коллег, которые ведь тоже не сидят сложа руки, а дышат где-то в спину, где-то в затылок? В общем, где-то рядом, но дышат, занимаясь теми же самыми вопросами.

Борис Иванов: Конечно, мы изучаем, мы знаем все эти проекты. С некоторыми коллегами, с некоторыми проектами и компаниями мы плотно общаемся. Здесь сложность и, наверное, уникальность нашей ситуации в России – это размер страны и очень большая разница в погодных условиях, в климатических условиях.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Хорошо, спасибо, спасибо.

Оксана Галькевич: Удачи вам, успехов!

Константин Чуриков: Это был Борис Иванов, руководитель этого уникального проекта StarLine.

Давайте сейчас все-таки поговорим уже не о «мозгах» автомобиля, а в чистом виде о нашем автопроме. Вот есть данные о том, что у нас, надо признать, к сожалению, падает объем производства автомобилей в стране. По данным с января по май, если сравнивать 2020 год, нынешний, с 2019-м, то, в общем, мы упали и по легковым автомобилям (почти на 40%), и по грузовым (почти на 20%). Понятно, что тут, конечно, сказалась и ситуация с коронавирусом, наверное.

Но как смотрит на все происходящее в нашем автопроме в целом эксперт наш Дмитрий Золотов? Сейчас узнаем. Дмитрий Юрьевич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Ну слушай, покупательная-то способность у людей тоже падает, а это все надо кому-то покупать – то, что производится.

Здравствуйте, Дмитрий Юрьевич.

Константин Чуриков: Дмитрий Юрьевич, добрый вечер, если вы нас слышите. Все, мы вас уже видим.

Тут на днях выступал министр промышленности и торговли в Сенате, в Совете Федерации, и Валентина Ивановна Матвиенко и ряд сенаторов, в принципе, так осторожно его покритиковали за то, что, в общем, наши российские машины не совсем наши и не совсем российские. Я хочу спросить сначала как раз про импортозамещение в нашем автопроме: оно возможно? И какой сейчас процент импортного и неимпортного в наших машинах легковых?

Дмитрий Золотов: Ну смотрите. У нас все машины собираются на наших заводах, но, как правило, собираются из импортных запчастей и по каким-то лицензиям. Поэтому наши только руки, скорее всего, и материалы, из которых собирают

Константин Чуриков: И мы к этому нормально относимся? Вот смотрите. Грубо говоря, что нужно условной LADA, заводу «ВАЗ», чтобы, в общем, сказать: «Так, французы, вы молодцы, но мы сейчас будем делать наш целиком русский автомобиль»?

Дмитрий Золотов: Ну, LADA уже давно делает русский автомобиль.

Константин Чуриков: Целиком?

Дмитрий Золотов: Можно сказать, что последние разработки, которые есть, они отстают, наверное, лет на десять по всем параметрам, потому что те автомобили, которые сейчас мы покупаем… мы покупаем автомобили из прошлого века. По сути, они ничем не изменились, кроме как нового кузова.

Оксана Галькевич: Прямо совсем? И последние LADA XRAY, LADA Vesta и все прочие – они прямо совсем из прошлого века?

Дмитрий Золотов: Ну смотрите. Мы не берем начинку, электронику, а мы берем именно механические вещи, которые присутствуют во всех автомобилях. И если сравнивать по качеству, то наши автомобили как собирались этими же руками и практически на том же оборудовании, так и собираются. Ничего не изменилось.

Оксана Галькевич: Ну, в принципе, они теми же руками собираются, простите, и на Nissan, на заводах, которые расположены теперь в России, и Hyundai, и вот эти «корейцы» – все, кто локализовали. Простите, Mercedes сейчас собирается теми же самыми руками в Подмосковье.

Дмитрий Золотов: Но там другие материалы и технологии другие. А у нас же собирают на тех же заводах. Просто меняют кузов, меняют форму кузова, а все остальное остается.

Константин Чуриков: Давайте послушаем наших зрителей. Уже дозвонился до нас Александр из Петербурга. Здравствуйте, Александр.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Как смотрите на развитие нашего автопрома?

Зритель: Ну, автопром, как обычно, оставляет желать лучшего. Очень грустно. Удовольствие вызывает, только когда на улице видишь советскую классику – душа радуется, ностальгия.

Ну а вообще, если по электрике, то – нет. Робот удовольствия не заменит от езды за рулем, потому что, знаете, это такая отдушина, это такое счастье – ехать, нажимать акселератор, переключать скорости. Ты едешь когда хочешь, со скоростью какой хочешь. Ну что об этом говорить? Это как мыться в носках или заниматься любовью через интернет. Нет, это все не годится.

Я бы хотел автомобиль с антигравитационным двигателем, который летает над землей. Да, это интересно!

Константин Чуриков: Как у Джеймса Бонда или у Фантомаса, да?

Зритель: Ну да. И это будет обязательно. Знаете, электрика любая ломается. И это закончится тем, что будет все равно катастрофа на каком-то совершенно глупом участке с идиотской ситуацией.

Константин Чуриков: Вы хотите сказать, что не на то тратят деньги и средства инвесторы, которые занимаются такими разработками?

Оксана Галькевич: Наверное, Александр хочет сказать, что задачи не так амбициозны, как должны были быть сейчас, да?

Зритель: Это одно. А второе – то, что мы как будто начинаем с хвоста. Ведь электромобили, например, существовали еще в XIX веке, с них началось все. А ведь люди об этом забыли.

И такой лохотрон, как электромобили. То, что эти аккумуляторы безопасны, экологичны – ну, ерунда! Этот аккумулятор нужно утилизировать. А токсичные отходы, которые он создает? А чтобы создать, сколько энергии требуется на этот аккумулятор? Но – какая-то круговая порука. Выглядит как лохотрон. Вот здесь примерно то же самое.

Но, смотрите, самое главное – эмоции человека. Вы же лишаете нас эмоций, самого главного, ощущения радости, когда ты едешь за рулем сам.

Константин Чуриков: Особенно по историческому центру Петербурга. Главное, чтобы не было пробок на Каменноостровском проспекте, на Невском, на Лиговке. Я много знаю улиц Петербурга. Спасибо за ваш звонок.

Дмитрий Юрьевич…

Оксана Галькевич: Просто Александру я хотела сказать (спасибо, конечно, что ты его откланял), что если мир об этом и забыл, то забыли не только в России об этом, а забыли и в других странах, потому что это, в общем-то, сейчас такая мировая тенденция. Беспилотниками ведь занимаются, Дмитрий Юрьевич, не только в нашей стране, но и в других странах тоже, электромобилями, беспилотниками.

Дмитрий Золотов: Ну да. Особенно электромобили – это сейчас тема актуальная.

Константин Чуриков: Ну хорошо, что касается беспилотников. Оксана права, что как-то эту тему похоронили за рубежом?

Оксана Галькевич: Я такое сказала?

Константин Чуриков: Я сделал такой вывод.

Дмитрий Золотов: Вы мне сейчас вопрос задаете?

Константин Чуриков: Да-да-да. Кому же еще?

Дмитрий Золотов: Она развивается, но не так быстро, потому что очень много факторов, влияющих на продвижение беспилотников. Сама инфраструктура еще не подготовлена к передвижению. И есть человеческий фактор, который мешает как раз развиваться, потому что есть такие ситуации на дороге, которые без влияния или вмешательства человека невозможно решить.

Оксана Галькевич: Ну и плюс еще юридическая среда. В общем, наверное, не только дорожная инфраструктура, какая-то иная инфраструктура, но и юридическая тоже не готова, да?

Дмитрий Золотов: Да. Кто будет нести ответственность, если что-то произойдет? Опять же мы говорим о том моменте, когда можно управлять автомобилем. Но мы забываем, что есть такие погодные условия, как дождь, снег и так далее. И как машины будут себя вести именно в таких агрессивных условиях – в жару, в холод, в снегопад? Мы этого не знаем. И сложно сейчас представить, как вообще это будет происходить.

Константин Чуриков: Дмитрий Юрьевич, чтобы все-таки глобально разобраться в проблеме, а чего нам не хватает для того, чтобы делать, как вы говорите, современный автомобиль и не отставать лет на десять? Вроде бы и мозги есть. Есть деньги, чтобы… Ну, если сами не умеем, то привлечь иностранных экспертов. Над той же новейшей LADA, я знаю, работали вообще иностранцы, во всяком случае над дизайном, целая команда. Чего у нас нет?

Дмитрий Золотов: У нас, наверное, нет сплоченности и нет такой идеи за какое-то дело. Это все сейчас коммерция, и поэтому каждый готовится заработать на каком-то производстве автомобилей. Поэтому их штампуют просто как матрешки, они выходят как горячие пирожки. И уже здесь не качество, а количество важно.

Что касается людей, которые этим занимаются, то здесь уже, может быть, подсознательно люди привыкли к тому, что ничего не меняется в автопроме, поэтому уже психологически такое отторжение идет. Даже если сделать автомобиль красивый, достойный, премиум-класса, то посмотрите, сколько он будет стоить. Он будет стоить как хорошая иномарка. И люди предпочтут иномарку, потому что она будет и надежнее, и престижнее, и привычнее, чем брать автомобиль, который… мы не знаем, как он себя поведет через два-три года и что с ним станет.

Оксана Галькевич: Ну, еще неизвестно… Если мы говорим, допустим, о беспилотниках, то еще неизвестно на самом деле, с каким доверием люди отнесутся к этому. Нам многие пишут, что они просто побоятся сесть в такой автомобиль, ну, допустим, в качестве такси, а только если будет живой водитель за рулем. Такой психологический момент.

Дмитрий Золотов: Психологический момент, да. Тяжело перестроиться на какие-то новые порядки и условия.

Константин Чуриков: Нас спрашивают: «А «Ё-мобиль» где?» Почему этого проекта мы не видим на дорогах?

Оксана Галькевич: Кстати, за его спиной ведь стоял… Ну, казалось бы, если вопрос в том числе в финансах, то там стоял ведь крупный предприниматель, олигарх его даже называют. Он олигарх или нет? Ну, это сложно…

Константин Чуриков: Это вопрос не ко мне.

Дмитрий Золотов: Ну да, это только он знает.

Смотрите. Все эти нововведения, что-то новое – это требует не только финансовых вложений, но и технических, и умственных. Это должен работать огромный штат, который занимается разработкой. Это работа не одного дня и не одного года. И для этого должны быть огромные ресурсы, человеческие ресурсы. Сейчас все специалисты, которые занимаются этим, они стараются бежать на Запад, потому что там есть условия, созданные для этого. У тех, кто может работать здесь, у них нет таких возможностей и условий.

Что касается «Ё-мобиля» – я не знаю, он давно уже вышел из памяти людей. Но есть электромобили наши, которые на базе LADA Kalina. И они ничем не отличаются от Kalina, только ценой. Качество такое же осталось.

Оксана Галькевич: Ну, еще был у нас проект, назывался Marussia, гоночный автомобиль. И тоже как-то…

Константин Чуриков: …не пошло.

Дмитрий Золотов: Ну, он сразу на корню заглох, потому что бюджет такого автомобиля будет ну просто баснословный.

Константин Чуриков: Но, с другой стороны, вот что мы посыпаем голову пеплом? Смотрите. У нас бездорожье в стране. Ну, действительно, есть лесные дороги, грунтовые. Так что же лучше «уазика» подойдет для путешествий по настоящей непроходимой России? Как вы считаете? Или тут нам тоже уже наступают на пятки?

Дмитрий Золотов: Ну, опять же «уазик» – он деревянный сам по себе. Это железный каркас. Это машина с большими щелями, которая была собрана еще в далекие 70–80-е годы. По факту дизайн кузова остался, поменялись какие-то мелкие внутренние пластиковые детали, поставили «мозги», сделали электронное зажигание, но ничего кардинально не изменилось в передвижении. Сейчас многие импортные автомобили тех же 80-х годов намного эффективнее.

Так как я занимаюсь внедорожным спортом, я бы предпочел импортный автомобиль, потому что у него больше возможностей и больше… Ну, он намного интереснее как конструктор, его можно создать любым. А «уазик» – с ним мало что можно сделать, кроме как поставить большие колеса и поменять двигатель.

Оксана Галькевич: А наряду с «уазиком» есть какие-то все-таки иностранные марки, которые тоже предельно консервативные в изменении внешних и внутренних данных своих моделей? Или мы одни такие?

Дмитрий Золотов: Нет, есть Toyota 80–90-х годов, которые стоят на уровне, а может быть, даже выше наших «уазиков» современных.

Константин Чуриков: И еще до сих пор ездят эти старушки. Спасибо вам большое.

Оксана Галькевич: Спасибо. Дмитрий Золотов, автоэксперт, был у нас на связи.

Спасибо большое, кто писал нам, звонил. Вот пишут, кстати, что LADA на самом деле покупают каждый день.

Константин Чуриков: А ты говорила, что мы сегодняшними пятничными темами поднимем настроение.

Оксана Галькевич: Ну, кому-то подняли настроение, Константин.

Константин Чуриков: Зарубежному производителю.

Оксана Галькевич: Слушай, хватит, как ты сам сказал, голову пеплом посыпать!

Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Что сделать, чтобы мы отечественный автопром стал нашей гордостью?