Банкам запретят хитрить

Банкам запретят хитрить | Программы | ОТР

Никакого мелкого шрифта, скрытых условий и других уловок! Обсуждаем инициативу Госдумы

2020-08-04T12:35:00+03:00
Банкам запретят хитрить
ОСАГО: новые коэффициенты оценки водителей
Новые евросанкции
Пособия для безработных с детьми
Регионы. Что нового? Новосибирск, Курск, Якутск
Человека формирует дефицит? Единая тарифная сетка для бюджетников. Кредиты помолодели. Студенческий капитал. Врать – полезно для карьеры. Россияне стали злее?
Дефицит делает человека человеком?
Красиво жить запретишь
Переговоры Путина и Лукашенко, Трамп и Нобелевская премия, колонизация Венеры – в комментариях обозревателя Сергея Лескова
Единая тарификация: когда региональный бюджетник будет получать, как московский?
Студенческий капитал: каждому поступившему в вуз предлагают начислять по 500 тысяч рублей
Гости
Эдуард Савуляк
директор консалтинговой компании
Михаил Алексеев
эксперт проекта ОНФ «За права заемщиков»

Тамара Шорникова: Тема действительно важная, касающаяся абсолютного большинства, наверное. Важную информацию в договоре с банком теперь не придется искать с двойными очками или с лупой. Депутаты Госдумы хотят обязать банки указывать все ключевые детали крупными буквами, а что-то даже обводить в рамку и помещать на первую страницу, чтобы клиент точно знал, за что расписывается.

Иван Князев: Банк России такую инициативу поддерживает.

Уважаемые друзья, расскажите, вот вас часто обманывали в банке? Что в договоре стало для вас неприятным сюрпризом, который вас потом огорчил?

Тамара Шорникова: Ну и вообще – насколько внимательно вы этот самый договор изучаете перед тем, как подписать что-либо?

Запустим наш SMS-опрос: обманывали вас в банке или нет? Отвечайте на короткий номер 5445. И, конечно же, звоните в прямой эфир.

А мы подключаем к разговору экспертов. Михаил Алексеев выходит с нами на связь, эксперт проекта ОНФ «За права заемщиков». Здравствуйте,

Иван Князев: Здравствуйте, Михаил Александрович.

Михаил Алексеев: Добрый день, добрый день.

Иван Князев: Михаил Александрович, вот вы как эксперт, я так понимаю, все знаете о правах и вкладчиков, и заемщиков. Вот как часто нас обманывают? Какие уловки есть у банкиров? На что мы меньше всего обращаем внимание?

Тамара Шорникова: И что обязательно нужно найти в договоре, чтобы убедиться, что потом это не обернется кабалой для тебя?

Михаил Алексеев: Если говорить о вкладах, то наиболее распространенная в последние годы, в пятилетие история, связанная с тем, что человек приходит для того, чтобы открыть вклад в банке, а ему предлагают немного другой продукт. Точнее – ему говорят о вкладе, но человек покупает, скажем так, совершенно другой продукт. Это инвестиционные счета какие-то, которые не имеют ничего общего с правовой природой вклада.

Вклады у нас в известном размере обеспечены государством, они застрахованы. И если ты досрочно хочешь вернуть этот вклад, то ты полностью получишь те деньги, которые внес. Проценты потеряешь, которые начислились, пока он действовал, а деньги свои полностью вернешь, потому что это твои деньги.

А на сегодняшний день что происходит? Это прямо распространенное явление, когда людям, простите, впаривают некоторые инвестиционные счета, открытие каких-то инвестиционных счетов, которые зависят от дожития, от каких-то иных событий. И если ты досрочно, например, расторгаешь, то у тебя, что называется, банк еще «отрезает» от твоей суммы, которую ты сам принес.

О чем это говорит и для чего это делается? Во-первых, таким образом банки обходят требования Центрального банка по поводу объема возможных вкладов. Это с одной стороны. С другой стороны, в этом контексте повышают свою доходность. И здесь, если человек вляпался в такую историю с неблагонадежным банком, а банк рухнул, то вернуть эти деньги человек не сможет.

Кто у нас чаще всего использует такие методы небольшой доходности? Это пенсионеры. Собственно, с чем мы и имеем дело. Пенсионеры не смотрят, а они верят «дочке», «внучке», которой они воспринимают сотрудника банка, которая в белой рубашечке…

Тамара Шорникова: …которая говорит: «Вам так выгоднее будет, больше денег получите», – наверное, да?

Иван Князев: И в который раз их обманывают. Михаил Александрович, скажите, пожалуйста, а вот эти все истории, когда вам предоставляют услугу, о которой сначала не предупреждали, вы думали одно, вам сначала говорили об одном, а потом предлагают другое, – это разве ни под какую статью уголовную не попадает, вроде «Мошенничество» или еще что?

Тамара Шорникова: «Введение в заблуждение».

Иван Князев: Да-да-да.

Тамара Шорникова: На юридическом языке должно же как-то быть это прописано.

Михаил Алексеев: Вы понимаете, что речь идет о том, что… Человек приходит в банк с намерением открыть вклад. С ним долго разговаривают, ему дают документы на подпись, он их подписывает. Ему говорят: «Прочитайте». Он читает. Здесь формально не подкопаться.

Вопрос лишь в том, что в этой ситуации какую-то уголовную ответственность, к сожалению, не применишь. Ну я не знаю, нам уже на каждого сотрудника банка вешать надо, как у сотрудников ДПС, камеру, чтобы можно было потом фиксировать, что говорили, а что не говорили?

Иван Князев: Ну а вдруг он обладает какими-нибудь методами нейролингвистического программирования?

Тамара Шорникова: Экстрасенсорными способностями.

Иван Князев: Понимаете, цыганка на улице подойдет, расскажет: «Давай я тебе погадаю всякое такое». Ты же вроде бы ей сам все свое золото отдал, но это уже статья. А вот здесь как?

Михаил Алексеев: Здесь грань на самом деле тонкая между таким злоупотреблением, нарушением прав потребителей и тем, что человека конкретно обманывают. Я бы на самом деле… Я говорю, можно запретить банкам обманывать людей, то есть издать еще один закон на эту тему. Но в первую очередь о чем нужно подумать? На самом деле – о воспитании.

Тамара Шорникова: Вы так говорите… У нас и сейчас вроде как нельзя. Понимаете?

Иван Князев: Ну, вроде бы, да.

Михаил Алексеев: Каждый из нас всегда жалуется на то, что длинная очередь в поликлинику, там его обманывают, там ему не нравится. А когда он приходит на свое рабочее место и сталкивается с необходимостью свою премию увеличить, как говорится, то он принимает решение – вот так поступить с пенсионером. Поэтому здесь вопросы воспитательные, поколенческие, поведенческие.

Тамара Шорникова: Ну хорошо, ладно, отставим поведенческие вопросы в сторону. В связи с новой инициативой прописывать все крупным шрифтом, обводить в рамку… Это чем-то поможет? Тот же пенсионер придет, посмотрит в рамки…

Иван Князев: И что это ему даст?

Тамара Шорникова: Ему распишут, что это самый привлекательный инвестиционный счет. И ведь возьмет же снова, да?

Михаил Алексеев: Слушайте, конечно.

Тамара Шорникова: Или такие цифры крупным шрифтом как-то существенно ситуацию исправят?

Михаил Алексеев: На мой взгляд, не исправит это ситуацию, потому что люди не читали и продолжают не читать условия. Почему-то верят всем на слово. Главное, что нужно запомнить… Что называется, главная татуировка у каждого потребителя: «Тебя везде хотят обмануть». Есть десять страниц? Читай все десять страниц. Не понимаешь? Подойди к юристу, к общественнику.

Иван Князев: Вот! По поводу «не понимаешь», Михаил Александрович, такой потребительский вопрос. По вашему мнению, как-нибудь можно попросить тех, кто составляет эти договоры, писать ну понятным русским языком? Потому что там такие формулировки! Там десять раз прочитаешь – и, если ты не юрист, не экономист, ты все равно ничего не поймешь. Или это нереально?

Михаил Алексеев: С одной стороны – да. А с другой стороны, если ты умудрился накопить денег, которые ты хочешь приумножить, то ты должен, соответственно, обладать каким-то уровнем компетенций, быть в хорошем смысле пиявкой, разбираться. Это же твои деньги. «Мы вот так вот понятно и легко объясним», – это было только с Буратино. «Вот туда иди, там положи». И чем закончилось?

Иван Князев: И то его обманули.

Тамара Шорникова: Важное уточнение.

Иван Князев: Спасибо большое, спасибо. Здесь уже, конечно, вопрос нашей финансовой грамотности. Михаил Алексеев был с нами на связи, эксперт проекта ОНФ «За права заемщиков».

Тамара Шорникова: Послушаем телезрителя. Здравствуйте.

Иван Князев: Из Москвы нам дозвонился человек.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Как вас зовут?

Зритель: Нонна Алексеевна.

Тамара Шорникова: Нонна Алексеевна, очень приятно. Слушаем вашу историю.

Зритель: Дважды меня обманывали банки – это «ОТП Банк» и «Хоум Кредит Банк». Они обманывали в плане каких-то… Значит, я сначала заключала договор на медицинские услуги и брала кредит, заставляли меня вот таким образом. И когда я приходила в банк, они мне… Вот то, что сверх оплаты, проценты. Они мне говорили: «У вас ничего не будет». И когда я брала кредит, я им говорила: «Я вам на следующий же день оплачу». И они мне по полной все проценты по кредиту зачисляли! И я оплачивала не только кредит, но еще и проценты. Хотя деньги я приносила на следующий день, думая, что все-таки я сумею проценты не платить.

Тамара Шорникова: Вопрос про договор. Внимательно ли вы его читали? Обнаружили ли потом уже впоследствии в этом договоре, начиная действительно пристально его изучать, вот те самые проценты и так далее?

Зритель: Никаких ссылок на то, что проценты можно не платить, такого не было. Наоборот, когда я заключала договор… А я с медицинским учреждением заключала договор. Они мне говорили: «Если вы принесете на следующий день, то никаких процентов вам не будет».

Иван Князев: Я прошу прощения. А вы потом в банке пытались эту ситуацию как-то прояснить? Подходили?

Зритель: Конечно, конечно, конечно! Мне сказали: «Вы на день опоздали, на следующий день принесли. Если бы в этот день…» А я не знала, я могла и в этот день принести. «Если вы не знали, то это ваши проблемы». Я говорю: «Ну где в договоре что-то написано?» Нет ничего. И это было очень обидно и неприятно.

Иван Князев: Но сейчас-то вы все выплатили?

Зритель: Да давным-давно. Я на следующий день принесла деньги.

Иван Князев: И я так понимаю, что в будущем обращаться больше за такими услугами в банки вы не собираетесь?

Зритель: Никогда!

Иван Князев: Понятно, спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Опыт научил. Да, спасибо. Эдуард Савуляк…

Иван Князев: К сожалению, только такой опыт иногда нас учит.

Тамара Шорникова: Начала уже представлять следующего эксперта. Эдуард Савуляк, директор консалтинговой компании.

Иван Князев: Здравствуйте, Эдуард Валерьевич.

Тамара Шорникова: Эдуард Валерьевич, да, здравствуйте.

Эдуард Савуляк: Здравствуйте.

Иван Князев: Эдуард Валерьевич, наш предыдущий телезритель как раз сказал, что никогда больше не пойдет – ни нести вклад в банк, ни брать кредиты. Вот эта мера, когда позволят… точнее, заставят банкиров писать крупным шрифтом понятные условия, повысит доверие людей к банкам, как считаете?

Эдуард Савуляк: Ну, немножечко может повысить. Я думаю, многие люди как раз, может быть, у которых было доверие или не было доверия, во-первых, удивятся таким условиям, потому что они о них даже не догадывались. Поэтому в целом у меня, как и у предыдущего эксперта, иллюзий здесь каких-то нет. Я не думаю, что после этого не будут звонить и не будут жаловаться. Будет точно так же. Но если есть возможность такое вписать крупным шрифтом и в отдельных местах – пусть пишут.

Тамара Шорникова: Эдуард Валерьевич, вот такой практический вопрос. Ну действительно, не все из нас накопили, как-то используя финансовые знания, деньги. Не знаю, условно, бабушка продала корову и решила в банк положить, чтобы какие-то проценты получить. Естественно, она мало что понимает в конкретном договоре. Естественно, ее можно убедить подписать что угодно, взять дополнительные страховки и так далее.

Есть сейчас какие-то инструменты, общественные организации, куда можно обратиться, если, например, нет денег на помощь юриста, который бы этот договор рассмотрел? Можно в каком-то режиме проверить, а что ты подписываешь, вот таким незащищенным слоям населения?

Эдуард Савуляк: Честно скажу, я такого не знаю. Предположу, что, может быть, какие-то волонтерские организации есть, но я, честно, таких не знаю. Я как раз много знаю, что есть якобы юридические услуги бесплатные – там, где так дурят, можно и без вклада остаться, до банка эти деньги не донести. Поэтому я не знаю такого.

Но вода камень точит, поэтому если такая потребность есть… На самом деле, мне кажется, это будет, конечно, непросто, но, в принципе, возможно. В принципе, ведь Центральный банк может взять себе на плечи и разработать проекты типовых договоров, допустим, по вкладам, по кредитам, по страховым продуктам, по чему-то еще.

То есть, с одной стороны, я соглашусь, что все динамично меняется. Сегодня договор вроде бы идеальный, а завтра какая-то поправка – и там что-то изменилось. Но, мне кажется, если под эгидой Центрального банка будет шаблон какого-то договора и все вкладчики будут знать о том, что такой шаблон есть, то, мне кажется, вот это доверия точно прибавят.

Иван Князев: Ну, хотя бы все будут понимать, как договор выглядит, можно будет заранее посмотреть. А то любой банк на свое усмотрение его составляет, и там каким-нибудь маленьким шрифтиком на обратной стороне напишет: «Не заплатишь вовремя – отдашь свою квартиру».

Вот еще какой вопрос, Эдуард Валерьевич. Ну каким шрифтом-то теперь будут печатать? Нам сразу несколько регионов пишут, что, во-первых, не ниже 12-го надо печатать. «Не ниже 14-го», – Орловская область предлагает. Вы не знаете случайно – каким?

Эдуард Савуляк: Смотрите, я вам здесь вообще скажу следующее. Я как вкладчик с большим стажем могу сказать, что еще, наверное, лет пять назад я впервые столкнулся с такой практикой. Приходишь банк… Причем сразу говорю, что банк входит в пятерку крупнейших, то есть это не какой-то банк непонятный. Приходишь в банк, все обговорили, вроде бы все здорово. А договор они на руки вообще не дают.

Иван Князев: Даже так?

Эдуард Савуляк: Не просто мелким шрифтом или большим, а вообще нет договора. И на мой справедливый вопрос: «А где договор?» – они говорят: «А у нас на сайте». Таким образом за окружающую среду борются, чтобы бумагу не переводить, или просто чтобы было дешевле. «Мы договор вообще не даем».

Поэтому я бы, честно скажу, про шрифт думал в последнюю очередь. Если я хочу где-то разместить вклад, я должен, во-первых, себе дома, я не знаю, посоветовавшись с кем-то, с внуками, с волонтерами, с юристами платными или бесплатными, я должен написать перечень вопросов. Будет там два вопроса или пятьдесят – это мое личное дело. Без денег пройтись по банкам, где я хочу разместиться. Соответственно, уже им эти вопросы задать. Получу ответы на вопросы, не получу, но я уверен, что очень много полезного извлеку. Возможно, с теми банками, которые на мои вопросы ответить не смогли, я больше не буду даже встречаться.

Иван Князев: Эдуард Валерьевич, вы же общаетесь среди банкиров. Сами они – руководители банков, те, кто там работают, – они к этой инициативе как относятся? Или им все равно? Для них это… «Ну ладно, обяжут. Мы все равно найдем способы, как обдурить население».

Эдуард Савуляк: Ну, в целом, с одной стороны, вы правильно говорите. Единственное, с чем я не соглашусь? На уровне руководства банка или на уровне какой-то девочки-операционистки, которая запросто может вас неправильно консультировать, потому что сама, допустим, чего не знает, второй день работает, на самом деле задачи обмануть нет.

Но другое дело, что, естественно, банк заинтересован в продвижении каких-то конкретных услуг. То есть кто-то заинтересован в кредитах, кто-то – в депозитах, кто-то – в инвестиционных продуктах, в страховках. И как раз за продвижение каких-то услуг конкретных девочек и мальчиков, с которыми вы общаетесь, мотивируют.

То есть, условно говоря, за то, что принесут 100 рублей вкладов, вы получите 15 копеек. А если эти 100 рублей принесут не во вклад, а в инвестиционный продукт или в страховку, то вы получите 1,5 рубля. И вот здесь девочка уже все свое красноречие применит для того, чтобы вы купили именно страховку. Сознательно, конечно, она вас обманывать не будет, но какие-то вещи, если вы не спросите, она вам сама не расскажет. Поэтому это учитывать, к сожалению, надо.

Тамара Шорникова: Да, спасибо большое.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Эдуард Савуляк, директор консалтинговой компании.

Будьте осторожны и внимательно читайте!

Иван Князев: Подведем итоги нашего опроса: вас обманывали в банке? «Да» – ответили 89% наших телезрителей, которые приняли участие в этом голосовании. «Нет» – соответственно, 11%. Вот такая у нас ситуация в банковском секторе и в том, как они с нами работают.

К следующей теме переходим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Хазар
Никто банкам ничего не запретит - кто думает по другому, либо идиот, либо инопланетянин.