Банковский роуминг под запретом

Банковский роуминг под запретом | Программа: ОТРажение | ОТР

Означает ли это, что теперь все транзакции станут бесплатными?

2020-06-15T12:58:00+03:00
Банковский роуминг под запретом
Поставьте оценку мусорной реформе
Мошенники научились обходить ограничения новой системы техосмотра
Саммит по климату. Чего ждать от заявлений глав ведущих мировых держав?
Что нового? Хабаровск, Санкт-Петербург, Кострома
Послание Президента России Федеральному Собранию – 2021. Главное
Послание Президента: международная политика
Послание Президента: ответственность бизнеса
Послание Президента: региональная политика
Послание Президента: социальная политика
ТЕМА ДНЯ: Путин. Послание. Главное
Гости
Игорь Костиков
доктор экономических наук, председатель «Финпотребсоюза»
Гарегин Тосунян
президент Ассоциации российских банков

Петр Кузнецов: Ну а пока задаемся следующим вопросом. В России отменили банковский роуминг.

Ольга Арсланова: Что это значит?

Петр Кузнецов: Клиентам больше не придется платить комиссию при переводах внутри одного банка, ну то есть из региона в регион. Вопрос об отмене такого вида комиссии еще в октябре прошлого года поднимал тогдашний премьер Дмитрий Медведев: тогда он отмечал, что наши банки хотят порой получить повышенное вознаграждение за какие-то стандартные процедуры.

Ольга Арсланова: Запрет коснется в первую очередь Сбербанка, который по оценке Центробанка занимает доминирующее положение на рынке переводов с карты на карту. До недавнего времени переводы через Сбербанк были бесплатными только в пределах одного региона, а если вы отправляли деньги, например, из Москвы в Тулу, то с вас уже брали 1,5% от суммы перевода через отделение или 1% через интернет.

Петр Кузнецов: Означают ли вступившие в силу уже поправки, что теперь все переводы станут бесплатными? Будем выяснять в этой теме.

Нам поможет сначала Гарегин Тосунян, президент Ассоциации российских банков. Гарегин Ашотович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Гарегин Тосунян: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, а что меняется с этим законом? Что это означает? Бедные, несчастные банки что-то недосчитаются? Или комиссия останется, но она просто будет одинаковой, скажем так?

Гарегин Тосунян: Дело в том, что мало кому приходило в голову в рамках разных регионов брать комиссию, это только отдельные участники рынка могли себе такую роскошь позволить. С другой стороны, понять можно, до Тулы же везти деньги тяжелее, чем по Москве возить их, особенно электронным образом. Поэтому очевидно, что эта отмена, в общем, напрашивалась сама собой. Но это лишь один из роумингов, который действительно вызывает вопросы, и ничего особенного в этом нет кроме того, что…

Если вы следующий вопрос зададите, банк имеет ли право ввести поправку в договор, предусматривающую плату за обслуживание карты, за выдачу карты, то я скажу, что да, конечно, имеет право, потому что роуминг, конечно, не оправдан, а, соответственно, обслуживание карты тем не менее стоит денег. В этом смысле банки вполне имеют право ставить вопрос о том, что «да, тогда мы будем взимать плату за обслуживание карты и комиссию за выдачу карты тоже».

Петр Кузнецов: Гарегин Ашотович, вот объясните момент. Вы сказали, что не все банки могут позволить себе такую роскошь, – вы имеете в виду, что банк изначально вкладывается в собственную систему перевода платежей, да?

Гарегин Тосунян: Я другое имею в виду. Я имею в виду, что только занимая монопольное положение, ты можешь…

Ольга Арсланова: Ага, как Сбербанк, вы имеете в виду?

Гарегин Тосунян: …подобного рода комиссию, когда ты взимаешь роуминг за перевод с карты на карту в виде процента от платежа. Это полный абсурд, об этом надо заранее думать, что когда этот абсурд возводится в такой ранг, что уже плата по некоторым роумингам внутри одного банка или между банками за платежи… Ну представьте себе, если дивиденды с юридического лица, физическое лицо в этом банке получает на свой счет, и с него взимают от 4% до 10–12%, ну кому такое могло бы прийти в голову, кроме тех, у кого монопольное положение на рынке и кто считают, что клиент в этом случае не хлопнет дверью и не уйдет, потому что деваться ему некуда? Я это имел в виду.

Петр Кузнецов: То есть ЦБ вот такими административными мерами просто пытается повысить конкуренцию на рынке, соответственно, потому что его не устраивает такое доминирующее положение одного банка?

Гарегин Тосунян: По крайней мере какой-то здравый смысл заставит включить.

Тем более что, напомню, я много раз приводил этот пример, Европейский центральный банк просто запретил роуминг по всей территории Европы между странами даже, между банками из разных стран. Если вы по своим платежам осуществляете, платеж по своим счетам осуществляете или между своими счетами перекидываете деньги с одного своего счета, допустим, в Нидерландах в Италию в совершенно другой банк, то с вас не имеют права взимать комиссию, просто не имеют права, ЕЦБ запретил это в 2015 году, хотя до запрета эта сумма составляла фиксированный платеж, никак не комиссию в процентах от суммы платежа. Вот эта комиссия в процентах от суммы платежа является вопиющим нарушением здравого смысла, потому что…

Почему я съехидничал насчет того, что до Тулы довозить все-таки тяжелее? – потому что электронные платежи, их трудоемкость не зависит от того, из какого региона в какой регион, из какой страны в какую страну ты посылаешь, это всего-навсего затраты, но которые надо компенсировать банку. В этом смысле ЕЦБ перегнул немного планку, но это надо компенсировать банку в виде фиксированной комиссии, которая включает в том числе и доход банка, не только его затраты.

Ольга Арсланова: Но Гарегин Ашотович, смотрите, нам пишут наши зрители: « Сбербанк – самый плохой банк в России», «В Сбербанке клала деньги на карту, взяли 1,5% просто так». А вот что мешает клиентам не выбирать этот банк, если он такие комиссии устанавливает?

Петр Кузнецов: Тем более…

Ольга Арсланова: Но тем не менее это монополист, потому что все равно оттуда клиенты не уходят. Так чем же это тогда отличается от нормальных рыночных механизмов?

Петр Кузнецов: Тем более даже если, например, он не хочет уходить из банка, есть выбор, совсем недавно появилась система быстрых платежей ЦБ, например. То есть выбор в плане перевода, потому что в системе быстрых платежей, которая была создана, там лимит намного выше, например, чем в Сбере, там 100 тысяч рублей, по-моему, против 50 в Сбере.

Гарегин Тосунян: Система быстрых платежей действительно Центральным банком вводится в качестве альтернативы. Но вы понимаете, что система быстрых платежей не может все операции банковские заменить, потому что когда у вас есть счет, на который вы тем более социальные некоторые пособия получаете, тем более если у вас там еще юрлица обслуживаются… Поэтому я отдельно взятый банк умышленно не обсуждаю и не называю, мой статус этого не позволяет…

Ольга Арсланова: Почему… Нам можно.

Гарегин Тосунян: С другой стороны, если говорить, когда есть какая-то группа монополистов, которые могут вам диктовать условия, а вы никуда не денетесь… Потому что все время поддерживается тот фон, что вот есть ряд непотопляемых банков, так или иначе приближенных к государству либо в силу своего прямого статуса с государственным участием, либо в силу своего косвенного статуса приближенности к власти. И эти банки, в общем-то, могут позволять себе то, что нормальный рыночный банк 10+ и ниже себе позволить не может, потому что действительно клиент ногами проголосует и уйдут в другой банк.

А из этих банков в некоторых случаях клиент просто не может уйти в силу того, что ряд программ проводится, в том числе и связанных с пандемией, через эти банки, ряд соответствующих платежей проводится через эти банки. То, что Центральный банк и тот стал этому сопротивляться, этой монополии, уже говорит о том, что представляете, накал страстей до чего дошел, что уже в этой части есть возражения.

Ольга Арсланова: Понятно.

Гарегин Тосунян: Ну еще и законопроект, связанный, что ЖКХ тоже, чтобы…

Ольга Арсланова: Вот, Гарегин Ашотович, у нас тут у зрителей самый горячий вопрос: почему берут процент за оплату услуг ЖКХ постоянно?

Гарегин Тосунян: Недопустимо, процент недопустимо. Фиксированная сумма вполне логична, фиксированная сумма, чтобы покрывать расходы банка на обслуживание этого сегмента рынка, но не процент от платежа, потому что от платежа, от суммы платежа явно сумка не тяжелеет, явно ее не надо перевозить.

Ольга Арсланова: О том и речь, да.

Гарегин Тосунян: А?

Ольга Арсланова: Да-да, мы слушаем вас внимательно. Просто пытаемся понять, почему ты оплачиваешь услуги ЖКХ, то есть по большому счету это обычный перевод, и за него берут процент.

Гарегин Тосунян: Это тот самый абсурд, с которым действительно общество должно бороться. В этом смысле, хотя сами банки говорят, что лучше об этом сильно не говорить, не кричать, потому что это их доход… Но вы понимаете, если бы это был разумный доход, пусть 3-, 4-, 5-кратно превышающий затраты самого банка, никто бы не возражал против этого. Но когда это тот самый доход, который могут установить только единичные игроки, себе такую роскошь взимания этих процентов в виде комиссии, значит, с суммы платежа, начиная от ЖКХ и кончая, я вам приводил пример дивидендов, кончая, например, допустим, просто перевода каких-то больших сумм по своим платежам в другой банк, если вы покупаете квартиру, бизнес, я не знаю, любые переводы осуществляете по своим текущим рабочим платежам, брать процент от суммы – это абсурд.

Петр Кузнецов: Возвращаемся к закону, который вступил в силу. Вот этот закон, который регулирует пусть и всего лишь внутри банка между регионами отсутствие комиссии, он может как-то повлиять на другие неоправданные, обозначенные вами взимания?

Гарегин Тосунян: Он является уже предупреждением, что, коллеги, немножко умерьте свои аппетиты, имейте совесть. Потому что сегодня законодатель отменил роуминг внутри одного банка, завтра он будет ставить вопрос о процентах по платежам ЖКХ, послезавтра он вспомнит о том, что сделал Европейский центральный банк и, вообще говоря, запретит комиссии пропорционально сумме переводов. Хотя я еще раз повторяю, здесь перегибать нельзя, потому что затратность у банка есть, и в этом смысле за опять же выпуск карты, за обслуживание карты, конечно, можно брать определенные разумные суммы, но никак не процент за любой перевод, который осуществляет клиент.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Гарегин Тосунян, это президент Ассоциации российских банков.

А это Игорь Костиков, председатель «ФинПотребСоюза», с нами на связи. Игорь Владимирович, приветствуем вас.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Игорь Костиков: Добрый день.

Я могу сказать, поскольку мы с Гарегином Ашотовичем находимся, представляем разные категории участников рынка, мы потребителей, но я могу сказать, что я поддерживаю все, что сегодня он говорил, поскольку на самом деле закон показывает направление, куда должна двигаться банковская система. Потому что, к сожалению, надо отметить, что наша банковская система в целом гораздо более доходная, чем все остальные сектора экономики, она гораздо более доходная, чем другие банковские…

Ольга Арсланова: И даже во время пандемии и кризисов наши банки чувствуют себя неплохо.

Игорь Костиков: Да, на протяжении последних 8 лет наша банковская система самая доходная банковская система в мире несмотря на то, что…

Ольга Арсланова: В мире, серьезно?

Игорь Костиков: В мире, да, это по данным Мирового экономического форума, то есть вот они посчитали, они каждый год это дают, мы занимаем первую строчку. То есть, наверное, что-то там в бане, как говорится, не так, что-то вот есть проблема.

И я абсолютно согласен с тем, что неприемлемо устанавливать процентные платежи за переводы, а у нас это практически по всем платежам… Сейчас отменили один роуминг, теперь мы получили с зачисления, с перевода с карты на карту оплату вместо этого; значит, будет снята оплата ЖКХ, еще что-то придумают, и все процентное, все процентное, вы же понимаете. То есть понятно, что банку гораздо интереснее получить долю, нежели чем фиксированную ставку. И да, действительно, Европейский банк давно это отменил, я сам этим пользовался, потому что, скажем, вне зависимости от суммы перевод из Испании в Великобританию стоит порядка 7 евро, то есть фиксированная, и это объяснимо и понятно.

Петр Кузнецов: Игорь Владимирович, но при этом… Я вовсе не заступаюсь за банки, абсолютно, просто пытаюсь понять – но при этом нельзя сказать, что эту комиссию они просто ни за что берут, потому что банк изначально серьезно вкладывается в создание собственной системы переводов и платежей, а дальше администрирует ее, поддерживает.

Игорь Костиков: Да-да. Но на самом деле вопрос возникает в следующем, он гораздо более важный. Мы не можем оценить, насколько эффективно работает эта система; мы не знаем, сколько он вложился, как это все функционирует. Если, скажем, эту информацию советы директоров и зачастую миноритарные акционеры банковских структур на Западе в состоянии получить и проанализировать, то в том числе для нас, для организации потребителей это тайна за семью печатями. Мы не можем понять, насколько это оправдано, а насколько не оправдано.

Петр Кузнецов: ага.

Игорь Костиков: И это касается…

Ольга Арсланова: Но Игорь Владимирович, смотрите, это же вопрос предоставления услуг. Если ты пользуешься услугой, естественно, банку за нее что-то взять; если тебя это не устраивает, ты можешь пойти и отправить деньги почтой или, не знаю, быстрым переводом, и это тоже будет что-то стоить, согласитесь.

Игорь Костиков: Да, но у нас почта тоже банк. И на самом деле мы должны, если то, что вы предлагаете, совершенно справедливо то, что Гарегин Ашотович сказал, что если это была бы у нас система абсолютной конкуренции на рынке, ну тогда, в общем, проблем нет, а у нас с этим сложности, с конкуренцией.

И единственный способ борьбы с этим – это раскрытие информации, чтобы было понятно, за что и как получаются затраты, как они окупаются, за счет каких услуг. Этого мы не видим. И, собственно, вопрос здесь возникает в том, что, наверное, в советы директоров крупных розничных финансовых организаций давно пора включать представителей потребительских организаций, потому что другого пути, чтобы добраться до тех данных, которые это все закрывают, на сегодняшний день закон не предоставляет.

Ольга Арсланова: Но это коммерческая тайна, наверное, организация зарабатывает деньги, почему она должна отчитываться, на что она их тратит? На себя тратит.

Игорь Костиков: Ну, если вы посмотрите любые другие структуры, то точно так же там, где существуют акционеры, и там, где есть розничные потребители, они должны отчитываться, как они тратят, насколько эффективно они тратят и каким образом они устанавливают свои тарифы, это вполне естественно.

Ольга Арсланова: Ага.

Петр Кузнецов: Ага. То есть людей что раздражает? Их раздражает наличие тарифов, которые ничем не обоснованы, а если будет обоснование, вот это вот уже…

Игорь Костиков: Абсолютно. Если будет раскрыта информация, будет понятный и очевидный доступ до того, каким образом эта информация получается и раскрывается, когда можно будет посчитать и сказать, что да, мы с этим согласны, а с этим не согласны… У нас, к сожалению, в финансовом секторе, это не только банков касается, во многом информация закрыта и закон не позволяет розничным потребителям или миноритарным акционерам до этой информации добраться.

Петр Кузнецов: Ага. Они до нашей могут добираться, а мы до их нет.

Игорь Костиков: Абсолютно точно, и это главная проблема.

Петр Кузнецов: Это уже к вопросу… Это уже следующие поправки нужно принимать.

Спасибо вам огромное. Игорь Костиков, председатель «ФинПотребСоюза».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Арсен
Банкиры вообще делают деньги из воздуха, но финансовый капитализм рухнул, ждём осени.
Означает ли это, что теперь все транзакции станут бесплатными?