Барсуки атаковали башкирскую Венецию, варварская вырубка дубов в Волго-Ахтубинской пойме и огромные пробки на трассе «Дон»

Гости
Наталья Игнатова
корреспондент ОТР (г. Волгоград)
Максим Окунев
корреспондент ОТР (г. Уфа)
Дмитрий Андреянов
корреспондент ОТР (г. Ростов-на-Дону)

Ксения Сакурова: А мы начинаем наш первый – самый насыщенный – информационный час. Как всегда, будет у нас впереди перекличка регионов.

Но прежде всего напоминаем, что вы тоже можете к нам присоединиться, стать нашим, как говорится, народным корреспондентом. Позвоните, напишите. Расскажите, что интересного происходит в вашем городе, в вашем регионе, о чем говорят люди, что людей беспокоит. Мы постараемся обратить на все это внимание и прочитать в прямом эфире.

Петр Кузнецов: Например, уже из Комсомольска-на-Амуре нам пишут: «Закрыли кладбище для людей, там сейчас хозяйничают медведи». Присоединяйтесь к этому обзору.

А у нас сейчас в обзоре Уфа, оттуда наш коллега Максим Окунев, корреспондент ОТР. Максим, приветствуем вас и ждем новостей. Здравствуйте.

Максим Окунев: Да, приветствую вас, коллеги.

Хотелось бы рассказать об очень большом событии, которое проходит в эти дни в республике. Это финал IX национального чемпионата WorldSkills Russia. Впервые республика принимает такое масштабное событие. Буквально вчера вечером прошло торжественное открытие финала национального чемпионата. Вообще зрелище для уфимцев действительно необычное, поражающее воображение. Много эпитетов можно употребить. Сцены такой не было в республике. Это точно что-то похожее на шоу иностранных звезд.

Там же, на площади… Кстати, это проходило на амфитеатре между Уфимским конгресс-холлом и рекой Белой. Абсолютно живописное место! Роботы танцевали прямо возле людей. Но самым необычным, конечно, оказалось шоу дронов. Около тысячи беспилотников показали светодиодное шоу, окрашивались в цвета флага Российской Федерации, точно изображали карту России. Ну, вообще было удивительно, что синхронно беспилотники могут так двигаться.

Впервые, кстати говоря, такое количество людей, вопреки пандемии, собрал амфитеатр за последние два года – по разным оценкам, порядка 20–25 тысяч человек разместились в амфитеатре и смотрели это шоу.

Сейчас я нахожусь на площадке, где непосредственно начались испытания участников финала национального чемпионата. За моей спиной 73 тысячи квадратных метров модульных конструкций, которые специально отстроили для проведения финала. Здесь участвуют 1 800 человек из 76 регионов страны. Это и студенты, и преподаватели профессиональных учебных заведений, которые соревнуются в 107 компетенциях – от кулинарии, кройки, шитья до авиационной безопасности. Как я сказал, 107 компетенций.

Здесь очень строгий режим. Во время самого процесса выглядит он как демонстрационный экзамен. Журналистов и других посторонних просят на выход, чтобы ничего не отвлекало от выполнения заданий. Во-первых, сюда съезжаются, что называется, лучшие по профессии, у себя в регионах они заняли первые места.

Кроме того, инфраструктура и оборудование, которое вложено в проведение финала чемпионата (а это порядка 1 миллиарда рублей), останется в республике. Всю новую технику передадут колледжам, которые в этом, конечно же, нуждаются. А вот площадку сохранят и здесь будут развивать уже промышленное производство тех же беспилотников. Завершится финал в ближайшую пятницу.

Ксения Сакурова: Максим, а есть интерес у людей вообще к таким соревнованиям? Вот вы сказали, что журналистов не допускают. А есть ли какие-то открытые, может быть, соревнования, куда можно прийти и, не знаю, поболеть, посмотреть, как это все выглядит?

Максим Окунев: Ну, на самом деле все соревнования транслируются онлайн. Каждый может зайти на сайт и посмотреть каждую компетенцию, каждую площадку соревновательную, поболеть за своего участника. Ну, кто-то сюда, конечно же, приехал, чтобы на выходе уже с соревновательной площадки можно было поздравить, пожелать удачи.

Ну и здесь, кстати говоря, есть специальные зоны для того, чтобы любой человек, любой желающий мог попробовать себя в разных профессиях, в разных компетенциях. Такие открытые площадки, конечно же, есть.

Петр Кузнецов: Ну и есть наверняка события вне этого чемпионата. Что еще обсуждается в Уфе в эти дни?

Максим Окунев: Да. У нас продолжает стоять жара. И связанная с ней необычная, если можно так сказать, новость. Деревню Венеция… Да, есть у нас такая деревня в Башкортостане, такой населенный пункт, он в Дюртюлинском районе находится.

Так вот, эту деревню в прямом смысле слова атаковали бобры. В деревне нет ни реки, ни озера, несмотря на то что она называется Венеция, на лодках там не плавают. Но так случилось, что из-за жары диким животным не хватает корма в лесу, откуда они выходят и теперь уже зачастили во дворы и сараи людей. Местные жители жалуются на то, что стали находить задушенными кур, кроликов. Недавно у одного жителя потерялась даже кошка.

Сначала обескураженные люди стали винить мифическую чупакабру, есть у нас такая легенда в Башкортостане. Но потом застали, что называется, на месте преступления большую барсучиху, которую даже собаки не слишком напугали.

Ксения Сакурова: То есть все-таки это барсуки, а не бобры? Вы вначале сказали, что бобры. Мы удивились с Петром.

Петр Кузнецов: Какие хищные бобры в Венеции!

Максим Окунев: Да, спасибо большое. Барсуки, именно барсуки. Извините. Местным жителям удалось заснять их на камеру. Они подтверждают свою изначальную гипотезу, что это именно дикие животные из леса. К сожалению, самостоятельно защититься от мохнатого семейства пока не удается, нет разрешения на охоту. Эти животные находятся под охраной, и ловить их без лицензии запрещено

Сейчас деревенские жители ищут такого охотника, который либо имеет уже лицензию, либо мог бы ее получить. И стараются не выключать на ночь свет дома. Возможно, даже включают радио иногда, чтобы… Ну, возможно, это отпугнет.

Петр Кузнецов: Отпугнет? Ну, можно дроны подключить с WorldSkills, выложить в небе что-то такое устрашающее.

Ксения Сакурова: Что пугает барсуков?

Петр Кузнецов: Да.

Максим Окунев: А они, кстати…

Петр Кузнецов: Можно выложить профиль бобра. Может быть, это как-то сработает, и новость замкнется. Максим, но ведь эти животные и переносчиками бешенства могут быть. На это пока не проверяется? В таком случае и карантин вводится.

Максим Окунев: Мы обратились в специальные службы и в МЧС, которое опосредованно, скажем так, следит за такими ситуациями, и в Минэкологии республики. Нам сказали, что первые сообщения им стали поступать. Сейчас проверяются эти факты, эти сообщения. Если они подтвердятся, то животных будут проверять на наличие таких опасных заболеваний.

Петр Кузнецов: Спасибо большое. Новости из Уфы от Максима Окунева. Благодарим за информацию. До встречи в эфире.

Ну а мы соединяемся с Ростовом-на-Дону. Я думаю, уже мы это сделали. Оттуда Дмитрий Андреянов. Здравствуйте, Дмитрий.

Ксения Сакурова: Здравствуйте, Дмитрий.

Дмитрий Андреянов: Здравствуйте, коллеги.

Петр Кузнецов: Да, мы вас слышим.

Ксения Сакурова: Мы вас слышим.

Петр Кузнецов: И это самое главное. Вот как выглядит Дмитрий.

Ксения Сакурова: Дмитрий, мы вас не видим, но…

Петр Кузнецов: Дмитрий, выйдите из-за дерева.

Ксения Сакурова: А, вот! Отлично.

Петр Кузнецов: Фронталку не включили. Дмитрий, все отлично! Видим, слышим, готовы.

Дмитрий Андреянов: Да, здравствуйте, коллеги. Я вас тоже вижу и слышу хорошо. Видимо, ветром надуло, фронталки у нас переключились.

Петр Кузнецов: Да. Мы поняли, что ваш оператор – дерево. Так мы иногда называем наших операторов, когда происходит что-то не так в эфире. Ну, таких нет.

Дмитрий Андреянов: Нет, у нас прекрасный оператор, но он…

Петр Кузнецов: Дмитрий?

Дмитрий Андреянов: Я перейду к нашим новостям региональным.

Кажется, что первая новость несколько запоздала. Под конец курортно-отпускного сезона власти вдруг озаботились тем, как отпускники будут добираться на курорты Кавказа и Крыма, ну и особенно возвращаться обратно, а именно состоянием дел на трассе М-4 «Дон». Жители и столицы, и других регионов знают, что эта трасса становится, наверное, самой главной дорогой в летний период, именно по ней идет основной транспортный поток.

Естественно, путешествующие страдают от многочисленных пробок, которые, в свою очередь, вызваны тем, что на М-4 идут многочисленные ремонты, реконструкции. Свежая карта проблемных участков от Автодора, только по Ростовской области таковых три: на самом севере, в центре Ростовской области, в районе Каменска-Шахтинского. И два затора, как правило, возникают около Ростова-на-Дону. Сейчас там строится крупномасштабный объезд города через город-спутник Аксай.

Естественно, все это вызывает многочасовые заторы. По некоторым подсчетам, в часы пик до 4–5 часов теряют люди, которые едут и на отдых, и с отдыха, в этих самых пробках по Ростовской области. И вот по такому даже негласному рейтингу транспортных специалистов Ростовская область признана самой такой затороустройчивой, где люди по пути на побережье теряют самое большое время на простой.

Так вот, под конец этого самого сезона отпусков инициатива губернатора Ростовской области Василия Голубева – именно обязать всех ремонтников и всех дорожников работать только по ночам, чтобы днем трасса была свободная и не возникало этих многочасовых заторов. На региональном уровне инициатива была горячо поддержана и одобрена Советом по транспорту при губернаторе.

Но есть одна неувязка. И уже скептики из тех же специалистов выразили мнение, что это не сработает, потому что трасса М-4 «Дон» – это федеральный объект. Соответственно, он находится в подчинении федерального Автодора. Ну а федеральный Автодор, в общем, может и не выполнять какие-то постановления, положения, даже реагировать на окрики региональных властей.

Тем не менее я сейчас остановлюсь на той обстановке, которая складывается на сегодня на трассе М-4 «Дон». Действительно, все совпадает с картой… Коллеги?

Ксения Сакурова: Да-да, Дмитрий.

Петр Кузнецов: Слышим, слышим вас. Не обращайте внимания. Картинка может зависать, но звук остается.

Ксения Сакурова: Да, мы слушаем вас.

Дмитрий Андреянов: Так вот, сейчас, действительно, в соответствии с картой Автодора, эти заторы есть как раз на местах, указанных в сводке.

Ну и я бы здесь хотел отметить еще один момент: пробки возникают у пунктов оплаты проезда по платным участкам. В Ростове-на-Дону он всего один. Тем не менее я сам столкнулся на днях с тем, что потерял на платном участке, где ограничение скорости 110 километров час максимум, мы потеряли практически два с половиной часа, потому что очень долго пробирались к этому пункту оплаты, чтобы перед нами поднялся шлагбаум.

В этом году для автомобилистов был очень неприятный сюрприз. Подорожал проезд по платным участкам, хотя вроде как Автодор обещал этого не делать, такса должна быть стабильной. Она держалась, да, долгие годы на уровне 55 рублей за 28 километров по участку Ростовской области. Теперь нужно отдать 60 в выходные и… Ой, извините, 70 в выходные и 60 рублей в будние дни. Отмечу, что за 28 километров всего. Я вот такую выписку уже себе сделал. Сейчас, я думаю, будет интересно. Чтобы из Москвы до Краснодара, то есть по всему протяжению трассы М-4 «Дон» проехать, только в одну сторону требуется 2 400 рублей.

Петр Кузнецов: Ух ты!

Дмитрий Андреянов: Это в выходные. И 1 800 в будни. Ну, сразу это умножаем на два. Ну и как автомобилист я сразу же это прикидываю на стоимость бензина. И получается, что я могу проехать лишнюю тысячу километров на эти деньги.

Петр Кузнецов: Лишний раз подумаешь.

Дмитрий Андреянов: Антимонопольный комитет уже отреагировал, потребовал от Автодора объяснений, почему так. Объяснение было не очень внятное, на мой взгляд, а именно что Автодор тем самым выровнял тарифы за километраж. Они были неравномерно распределены по всей трассе. Возможно, где-то в Воронежской области люди платили за этот пресловутый километр меньше, в Ростовской области – больше, в Краснодарском крае – еще больше. Вот выровняли тарифы, и получилось, что пришлось таким образом приподнять стоимость. Конечно, действительно, съездить в Краснодар сейчас и обратно из Ростова-на-Дону, всего три участка – это опять же 800 лишних рублей.

Петр Кузнецов: Вот интересно, до этих всех цифр, важных и ключевых для многих, Алексей нам из Москвы написал: «А я бы сейчас из Москвы с огромным удовольствием в Ростов-на-Дону прокатился». Интересно, передумал ли Алексей.

Какие новости еще, Дмитрий?

Дмитрий Андреянов: И новость такая, она немножечко перекликается с моей первой новостью. Вывоз мусор. Ростовские мусорщики объяснили перебои с вывозом тем, что на трассах областных и федеральных, в том числе и М-4 «Дон», большие пробки, и они не могут обеспечить такую ритмичность графика утилизации твердых бытовых отходов.

Ну, вообще суть в том, что сейчас в городе развернулась такая, наверное, пока еще безуспешная борьба с так называемыми пачкунами. Это уже стал, видимо, такой официальный термин. Пачкуны – это некие люди, как правило, без опознавательных знаков на машинах, такие самодеятельные мусорщики, которые со всевозможных строек, с ремонтирующихся объектов города вывозят строительный мусор, то есть не бытовой, не пищевой, вывозят по мусорным полигонам.

Дело в том, что раньше была такая практика нелегального складирования, вывозили за город, куда-то на пустыри. Но сейчас это взяли под достаточно жесткий контроль, в том числе и полиция, Госавтоинспекция этим занимается. Строители, ремонтники – им свой мусор получилось вывозить некуда. А если и есть куда, то очень дорого. Они взяли в этом году (это такая свежая практика) на вооружение этот метод (я его так назову) дискретной утилизации мусора.

То есть они мелкими кучками, даже по пакетикам… Где-то у нас на кадрах есть человек, который просто в двух пакетиках вынес и около урны поставил, прямо в центре города, на улице Большой Садовой. А так обычно загружают небольшую «Газель», вывозят куда-то в жилой микрорайон или какой-то район частного сектора и пакетики эти отправляют в обычную мусорку, ну и мешки с какими-то досками, со старыми обоями, например, с арматурой, с обломками бетонных плит. И эти все мешки постепенно накапливаются, потому что таких пачкунов, как выяснилось, в городе очень много.

Петр Кузнецов: Да, логично.

Дмитрий Андреянов: Да. И мусорные операторы сами заинтересованы в том, чтобы их не было. Вот такой получился консорциум городской власти, мусорных операторов и экологов-общественников, которые, как правило, всегда в каких-то контрах друг с другом находятся. А здесь полное единодушие и такое объединение сил. Снимают, отлавливают, фиксируют номера, отправляют материалы в административные инспекции. Ну, пока данных о том, что кого-то оштрафовали (а штрафы по закону, действительно, очень большие), пока нет.

И мусорные операторы этот мусор не вывозят, потому что он не относится к классу твердых бытовых отходов, они не имеют права его отвозить. А самого такого полигона специализированного у Ростова-на-Дону, как выяснилось, нет. Я перед эфиром попробовал позвонить в несколько фирм, которые вроде как (по рекламе) занимаются вывозом не твердых бытовых отходов. Спросил: «Можно ли?» Сказали: «Да, в принципе, можно». Но не говорят – куда. Ну, деньги берут. И стоит, я бы сказал, недешево. Скажем, вывезти какой-то строительный мусор, я не знаю, доски, наверное, с обычного участка – где-то от 6 до 10 тысяч рублей.

Ксения Сакурова: Да, это, конечно, дорого.

Петр Кузнецов: Спасибо, спасибо. Еще одни очень важные и ключевые цифры, иллюстрирующие многое, по крайней мере в данном регионе. Это Ростов-на-Дону, Дмитрий Андреянов. Спасибо.

Ксения Сакурова: А мы движемся дальше. С нами на связи Волгоград, Наталья Игнатова. Наталья, здравствуйте.

Наталья Игнатова: Добрый день, коллеги.

У нас тоже тема связана с дорогами, но радостная такая новость для волгоградцев, для волжан. Именно сегодня в Волгограде досрочно открыли движение по мосту через Волжскую ГЭС. Этот мост соединяет Волгоград и Волжский. Это такой самый быстрый вариант добраться из одного города в другой. Ну, во всяком случае, это был самый быстрый вариант до 2019 года, когда там не начались ремонтные работы.

Делились они на несколько этапов, в общем, длились все это время. Там было организовано реверсивное движение, и за счет этого жителям приходилось стоять в пробках, от часа до двух часов своего времени ежедневно тратить. А если учесть, что часть волжан, ну, большая часть волжан работают в Волгограде и привыкли очень быстро перемещаться сюда на работу, то можете представить, какой дискомфорт это доставляло. И вот сегодня как раз движение пустили по двум полосам, свободно, спокойно. За 10 минут можно доехать из одного города в другой.

Но стоит сказать, что этот автодорожный комплекс на Волжской ГЭС – это такой очень сложный комплекс. Там есть и автомобильная дорога, там есть и даже железнодорожные пути. Так вот, этот комплекс не ремонтировался фактически капитально с момента строительства Волжской ГЭС вообще никогда. То есть были какие-то небольшие текущие работы, но, конечно, они не могли заменить полноценный капитальный ремонт, который и проводили все эти годы.

Причем интересная деталь: когда рабочие первые работы начали, они обнаружили, что дефектов там гораздо больше, чем планировалось изначально по генплану этого капремонта. За счет этого, конечно же, объем работ возрос, то есть темпы стали ускоряться.

Петр Кузнецов: Ну, еще бы. Сколько? Полвека, да?

Наталья Игнатова: Да. То есть там была и коррозия опорных частей места, и бетон растрескался, и вот эти швы, которые соединяют дорожное полотно, тоже они немножечко уже там приходили в обветшалое состояние. Сейчас все это ликвидировано. Стоит отметить, что работы под мостовой частью, то есть под самым мостом, под самим мостом еще будут продолжаться до ноября, но это движению никоим образом мешать не будет. Поэтому, в общем, спокойно строители могут завершать свои работы. Соответственно…

Петр Кузнецов: А автомобилисты спокойно проезжать. Наталья, спасибо, спасибо. Хорошие новости из Волгограда. Наталья Игнатова.

Ну, новости разные на нашем SMS-портале от наших телезрителей. «В Калининграде практически отсутствует медицина», – пишет область. Ну, здесь подробнее хотелось бы. «А мы лопатой копаем картошку, зимой есть чем набить желудок», – Пензенская область радуется. Из Оренбургской пишут: «К нам кто-то едет – косят траву, метут, обеляют бордюры на центральных улицах», – это город Гай Оренбургской области.

Ксения Сакурова: Ростовская область, Шахты: «Дорога в городе сделана, а тротуар испортили так, что спотыкаются пешеходы. Мэр не ходит, а ездит. Губернатор забыл о нашем городке. Люди брошены».

И еще, последняя эсэмэска: «Стая собак на детской площадке размножается, – жалуются люди из Самарской области. – Тут же в песке играют дети», – «Юнгородок» из Самары, просят обратить на это внимание.

Петр Кузнецов: Мы переходим к первой теме для обсуждения с вами и с нашими экспертами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)