Батуты без ответственности

Гости
Игорь Родионов
вице-президент Российской ассоциации парков и производителей аттракционов
Алексей Баиндурашвили
академик РАН, главный внештатный детский травматолог Санкт-Петербурга и президент НМИЦ детской травматологии и ортопедии им. Турнера

Петр Кузнецов: Вот написали нам телезрители о случившемся у себя в регионе. Состояние двух девочек, пострадавших на батуте в Барнале (нашумевшая история, я думаю, уже все слышали, к сожалению, о ней) оценивается как тяжелое. Одна из пострадавших подключена к аппарату искусственной вентиляции легкий.

Оксана Галькевич: Ой, ужас. Все случилось в воскресенье. Рядом с торговым центром (напомним тем, кто пропустил это сообщение) надувной батут перевернулся. По предварительным данным крепления находились в брусчатке, и поднявшийся ветер легко их вырвал.

Петр Кузнецов: Кроме того, в нарушение требований безопасности этот батут был привязан к забору. Пострадавшим детям 3 и 4 года, их выбросило на территорию трамвайного депо, причем одну девочку прямо на рельсы.

Оксана Галькевич: Ой, Господи, кошмар какой. Следственный комитет Алтайского края завел уголовное дело. Хозяйку батута уже допросили, а в Алтайском крае началась проверка всех аттракционов.

Друзья, расскажите, вот вы в своих населенных пунктах, городах, поселках видите какие-то аттракционы, которые вам кажутся опасными? Задаете ли вы вопросы владельцам этих аттракционов, которые продают билеты и пускают туда детей за деньги, насколько у них там обеспечены все эти вопросы? Выходите на связь, пишите, звоните. Телефоны у вас на экранах. Все это совершенно бесплатно.

Петр Кузнецов: Игорь Родионов с нами на связи, вице-президент «Российской ассоциации парков и производителей аттракционов». Здравствуйте, Игорь.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Вот Оксана призвала телезрителей звонить, рассказывать. Скажите, а россияне вообще смогут визуально оценить безопасность в данном случае батута? Мы сейчас о надувных конструкциях будем говорить. Аттракционы понятно, наверное, это сделать сложно. Но вот о такой более простой штуке как надувная резиновая горка, батут, это сделать можно предварительно?

Оксана Галькевич: Сплошь и рядом да, везде стоят.

Игорь Родионов: Наверное, если очень сильно захотеть, то можно. Дело в другом: что все-таки люди приходят на аттракционы развлекаться и не задумываются о том, что там, на аттракционе, может что-то случиться. Если об этом думать, наверное, уже и кататься, и пользоваться им не захочется. Поэтому это задача уже самой эксплуатирующей организации, которая аттракцион этот делает, и проверяющих органов: чтобы этот аттракцион был должным образом закреплен и эксплуатировался по правилам. Ну а чисто визуально, конечно, можно посмотреть, как он закреплен, но иногда даже неспециалист это не поймет. Вот, в чем дело.

Оксана Галькевич: Ну, хорошо. Смотрите, вот нам говорят. Вот вы приходите, допустим, в магазин сапоги покупать. Вы можете спросить у продавца сертификат качества этого товара, можете там лицензию спросить. Вот алкоголем торгуют, у них должна быть лицензия на продажу. Вот здесь, когда ты приводишь своего ребенка, маленького, беззащитного, на такой аттракцион, может быть, тоже иногда мы можем о чем-то спросить хотя бы? Есть ли у вас разрешение на работу на этом месте, не знаю, сертификат качества этой горки надувной, что, о чем?

Петр Кузнецов: Срок годности вот этой резиновой штуки.

Оксана Галькевич: Да-да-да, подготовку этих работников, кстати, которые там только билеты отстегивают, отсчитывают. Что должны мы знать?

Игорь Родионов: Да, такие вопросы задать можно. Просто, скажем так, не все в курсе ситуации с аттракционами. Значит, у нас на сегодняшний день в стране вступил в действие уже несколько лет технический регламент о безопасности аттракционов, который устанавливает обязательную регистрацию и контроль за эксплуатацией аттракционов со стороны государства.

То есть, согласно этим правилам, каждый аттракцион, он должен быть зарегистрирован. Регистрацию эту можно проверить наличием государственного номера на аттракционе. Он располагается, как правило, либо на самом аттракционе (на батутах, в частности, допустим, сложно это разместить), или располагается на ограждении возле аттракциона. То есть, если мы видим этот номер, это подтверждает, что аттракцион зарегистрирован инспекцией. Это раз.

И второе. Ежегодно этот аттракцион должен проверяться перед началом эксплуатации, как правило, перед началом весенне-летнего сезона, и выдаваться ему свидетельство на эксплуатацию, разрешение на эксплуатацию в виде такого тоже определенного знака, талона, допуска. Как правило, это свидетельство располагается либо на кассе на аттракционе, поскольку документ, он такой, носит ценный характер, либо копия этого документа, что говорит, что в течение года он может эксплуатироваться. Ну, грубо говоря, прошел техническую проверку, год может работать.

Петр Кузнецов: Игорь, все это здорово. На деле этого не происходит. Два момента. Просто на личном опыте совсем недавно, значит, имел дело с надувной горкой, слава Богу, все закончилось хорошо. Оксана говорит: «Билеты отстегивать». Никаких билетов. Это на территории парке. Где-то вот в темном уголке на лужайке, надули, наверное, за час эту горку. Какие там билеты? Перечислите по номеру телефона там, не знаю, 200 рублей за сколько там, за 20 минут, на Сберкарту по номеру карты или по номеру телефона. Все, за детьми там никто не следит. Ну, это на откуп родителей, наверное, так и должно происходить.

Я так полагаю, что… Нет, вы мне объясните на самом деле, как это происходит. Вот как он в углу этого парка появляется и надувается? Это договор с самим парком. И я так подозреваю, что вряд ли кто-то эти конструкции проверяет: кто там как его закрепил.

Игорь Родионов: Нет, я бы тут с вами все-таки поспорил. Эта сфера – индустрия развлечений, индустрия аттракционов, в нашей стране на сегодняшний день очень жестко контролируется и подобные случаи, пускай они и происходят, все-таки они происходят достаточно редко. Значит, что касается размещения аттракциона, то в данном случае аттракцион был размещен возле торгового комплекса, насколько я знаю, значит, скорее всего, договор аренды был заключен с владельцем либо вот этой территории, либо торгового комплекса, который разрешили на эксплуатацию. Дальше… Это чисто касается размещения. Всю ответственность за уже непосредственную эксплуатацию несет владелец аттракциона или тот, кто его эксплуатирует.

Оксана Галькевич: Игорь, простите пожалуйста, а вот мне вопрос пришел такой в голову. А любое ли место можно сдать в аренду?

Петр Кузнецов: Вот, я только что… На этом примере посмотрите, рядом трамвайные пути какие-то, к забору они прикрепили, в брусчатку вот эти крючки заткнули, которые быстро ветер тут же вырвал. Кто-то оценивать же должен?

Оксана Галькевич: Ну, и какие-то крепления должны быть, да, возможность для крепления должна быть нормальная.

Петр Кузнецов: Рядом территория, то есть даже если его отнесет, хотя бы не на трамвайные пути, я извиняюсь, дети падали.

Игорь Родионов: У нас есть стандарт об эксплуатации надувного игрового оборудования. Там есть, установлено требование, что ничего не должно мешать эксплуатации аттракциона – два метра от ограждения. Других ограничений на сегодняшний день в стандарте, насколько я знаю, нет. То есть вблизи дорог, конечно, тоже это не должно быть размещено, поэтому уж тем более не крепить к забору – это явное нарушение. У нас существуют два типа крепления батутов: это анкерное и балластное, то есть когда за счет каких-то грузов специальных, либо же когда анкера крепятся в землю. На конкретный батут, на каждый конкретный батут вот эти способы крепления прописывает производитель аттракциона. И в руководстве по эксплуатации, если, я думаю, что нормально его соблюдать, должным образом, то ничего бы не произошло.

Другой момент – сила ветра. В данном случае мы видели, что был достаточно и, возможно, аттракцион эксплуатировался в неподходящих погодных условиях. Сильный ветер может поднять даже самый огромный батут, и здесь, конечно… А производитель всегда прописывает, при какой силе ветра аттракцион можно эксплуатировать.

Петр Кузнецов: То есть он должен был оперативно свернуться, да? Всех сразу же.

Игорь Родионов: Если сила ветра превышает, то да.

Оксана Галькевич: А вот смотрите, Петя сказал про то, что там даже билетов никаких не продают… А, с другой стороны, билет – это ведь документ, это, на самом деле, документ о получении вами некой услуги, да. Если у меня нет этого билета, то в случае даже не такой страшной, любой какой-то там: подвернул ногу, не дай Бог, я не могу уже претензию никакую предъявить этому владельцу? Никуда не могу обратиться. Как быть?

Игорь Родионов: Ну, это знаете, тут скорее вопрос даже не к конкретно аттракционам. У нас, к сожалению, и в других сферах происходит то, что идет «левая» продажа каких-то билетов. Это уже тут, в данном случае, коррупционная какая-то составляющая идет, нарушение очевидное. Это не имеет отношения к безопасности, я бы так сказал. Соответственно, посетитель, если у него на аттракцион… Посетителю должно быть самому понятно, что, покупая официальный билет, он таким образом как бы гарантирует, что, если вдруг что-то произошло, он потом может предъявить требование. Но в данном случае он, может, хочет сэкономить, ему предлагают сэкономить, что он идет на такие незаконные пути. А так билет – это, по сути дела, некий коллективный договор, что гарантирует то, что действительно ему оказана какая услуга, и уже, соответственно, разбираться, оказана она должным образом или с нарушением требований безопасности… Нужно доказывать, что я там был…

Петр Кузнецов: Игорь, подытожим. Вы говорите, что контролируется сфера, здесь должно так, здесь так, горки должны проверять перед каждым сезоном, тем не менее, каждый сезон это происходит. И случаев не один, не два и не три. Как вам кажется, где нужно ужесточить требования? Что нужно далее делать, чтобы избежать подобных случаев? Каждый год, каждое лето об этом нам пишут… «Ой, это какое же подряд такое ЧП с батутом?» - Иркутская область. И т.д., очень много сообщений. Сбились со счета наши зрители.

Игорь Родионов: Ну, наверное, тут сложно что-то сказать. Я думаю, что здесь, наверное, еще все зависит от опыта, скажем так, тех же проверяющих органов, потому что у нас, допустим, на сегодняшний день вот эти случаи, которые происходят, все-таки они нечастые, на самом деле, не такие частые. И, как правило, это период вот этот майский, входа в сезон, начинаются вот эти происшествия.

Петр Кузнецов: Не такие частые, Игорь, давайте поясним. Просто батутов столько много, да, что вот эти случаи, они в таких масштабах единичные.

Игорь Родионов: Во-первых, наверное, надо совершенствовать нормативно-правовую базу. Стандарты, которые есть, в них все-таки далеко не все моменты и требования прописаны. Это раз. Их надо дорабатывать, вводить какие-то, может быть, там еще дополнительные требования. Это раз. И опыт проверяющих органов у нас на сегодняшний, до 2018, даже 2019 года, а с учетом пандемий даже, можно сказать, до сегодняшнего дня, у нас где-то в половине регионов отсутствовал надзор за аттракционами. И если это в Москве, те же батуты фактически проверяют с 2004 года, то в других регионах, в том числе, кстати, по-моему, и Алтайский край – там начали аттракционы проверять буквально только год назад. Естественно, тоже нет опыта проверок подобного оборудования.

Петр Кузнецов: Понятно.

Оксана Галькевич: То есть вопросы контроля и организации работы, они тоже важны.

Давайте вместе с вами выслушаем, Игорь, звонок. У нас Людмила на связи. Из какого региона?

Петр Кузнецов: Тула, по-моему, да?

Зритель: Алло. Меня слышно.

Петр Кузнецов: Тула это, да, Людмил?

Зритель: Да-да. Ну, значит так. Во-первых, надо ввести большой штраф за разрешение установки вот в таких местах. Конкретно кто давал разрешение, пусть платит штраф 500 тысяч, ну хотя бы 300. Тогда человек… Какие чиновники у нас не такие-сякие, но считают они очень хорошо. Они подумают, давать разрешение, сами пойдут, посмотрят, где и что.

Во-вторых, точно такая же фигня, только чиновник сразу платит там, а родитель пусть платит лет 10 те же 300 тысяч за то, что он свою ответственность родительскую перекладывает на других людей. Ну разве можно детей 2-3 года на такую штуку? Такая вещь, такой аттракцион не ранее, чем на 10 лет, когда у ребенка уже сформировались все двигательные рефлексы, когда они цепкие, лазают по деревьям, висят вниз головой, то есть когда они уже к этому подготовлены. Родители не имеют права своих детей…

Петр Кузнецов: Штрафовать родителей еще…

Зритель: …таких маленьких, родителям надо…

Петр Кузнецов: К этому горю, которое обрушилось на родителей, еще и штраф. Да, мы услышали. Но первое предложение, Игорь, по особой ответственности тех, кто предоставляет площадку, большие штрафы предложила наша телезрительница.

Игорь Родионов: Вы знаете, здесь, когда происходят подобные случаи, всю ответственность все равно перекладывают на владельца аттракционов, поэтому ответственность за предоставление площадки… Его сложно, как правило, привлечь. В договоре аренды, как правило, прописывается, что всю ответственность за оказание услуг на данной территории, несет эксплуатирующая организация, допустим. В другом… Я знаю примеры таких достаточно грамотных арендодателей, которые вникают в эти вопросы, потому что думают: «Что там аттракцион поставил, ничего особенного». Они вникают в вопросы, знают, что, допустим, должна быть регистрация, должны быть проверки, и прописывают в договоре аренды, в том числе, требования, чтобы они предъявляли копии, допустим, разрешительных документов на эксплуатацию. Ну, это опять, у нас таких арендодателей, как правило, мало. В основном, все пытаются быстрее сдать территорию и, соответственно, решить этот вопрос.

Оксана Галькевич: Игорь, еще один нюанс. Очень коротко, если можно. Объясните пожалуйста, почему все эти надувные батуты или горки по ГОСТам не относятся к аттракционам? И получается ли так, что, в связи с этим, и проверки не такие жесткие, как с аттракционами? Почему они вынесены за рамки?

Игорь Родионов: Нет, это чисто вопрос формулировки. Я уже как-то говорил…

Петр Кузнецов: Да, еще раз проговорим этот момент.

Игорь Родионов: Это вопрос формулировки, по сути дела, это аттракцион и требования предъявляются как к аттракциону. Но на техническом языке это называется надувное игровое оборудование, но требования к ним…

Петр Кузнецов: Требования те же.

Игорь Родионов: Практически такие же жесткие, как ко всем аттракционам.

Петр Кузнецов: Это главное. Спасибо, что еще раз прокомментировали этот момент. Игорь Родионов, вице-президент «Российской ассоциации парков и производителей аттракционов».

Оксана Галькевич: У нас сейчас еще один звонок будет в эфире. На связи с нами Наталья из Владимирской области. Здравствуйте, Наталья.

Зритель: Здравствуйте, я вас слушаю.

Оксана Галькевич: Мы вас слушаем внимательно. Говорите, пожалуйста, вы в прямом эфире.

Зритель: У меня внучка где-то три года назад была на батутах, это было уставлено около торгового центра. Вот они пошли: двое или трое девочек, и она сломала руку при прыжках на этом батуте. Меня смутило то, что они пошли просто с девочками без родителей.

Оксана Галькевич: И их пустили туда, да?

Зритель: Потом мне внучка сказала об этом. Но девочка сломала руку. Меня возмутило, но это было уже после всего случившегося, поведение… контролер она была или руководитель, или владелица этого батута. Она посадила ее в машину, узнала, что родителей нет дома, отвезла девочку домой, по-моему, все-таки с ней тогда была подружка. Я говорю, почему она не отвезла в травмпункт или на прием к хирургу, я так и не смогла узнать. Дочь при этом не захотела возбуждать какие-то тут мероприятия.

Оксана Галькевич: Ну, травма, скажите, была не очень серьезная, я надеюсь. Как, чем все закончилось, Наталья?

Зритель: Перелом руки.

Оксана Галькевич: Перелом руки, но не очень серьезный? Они ведь тоже разные бывают.

Зритель: Видимо, не очень, потому что без смещения, там без всего, так быстро все это произошло. И девочка ходила в школу, и мне пришлось ее каждый день отводить, проводить, раздевать, провожать.

Оксана Галькевич: Ну, понятно, конечно. Спасибо, Наталья.

Петр Кузнецов: Понятно.

Мы продолжим эту тему – тему детских травм прежде всего, с нашим следующим экспертом. Алексей Баиндурашвили, академик РАН, главный внештатный детский травматолог Санкт-Петербурга. Здравствуйте, Алексей Георгиевич.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Алексей Баиндурашвили: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Алексей Георгиевич, вот здесь одна зрительница нам позвонила и сказала: «Ну, как можно маленьких детей пускать на эти прыгалки, эти батуты, нужно до определенного возраста запретить такие развлечения, потому что у ребенка еще не сформировались полностью там двигательные функции, координация еще не та». Вы согласны? Что вот вы нам как специалист можете сказать?

Алексей Баиндурашвили: Во-первых, спасибо большое, что вы сочли нужным и пригласили врача на эту передачу.

Вы знаете, первое, что я хочу сказать, что сейчас в эфире прозвучало, что несерьезная травма – перелом верхней конечности, то бишь руки. Перелом опорно-двигательного аппарата, уважаемые друзья, - это очень серьезно. Могут быть последствия очень неприятные, поэтому давайте договоримся, что перелом – это очень серьезно, со смещением или без такового.

Оксана Галькевич: Хорошо, хорошо, давайте просто… Я имела в виду, что бывают разные переломы, бывают действительно страшные такие случаи. Но я с вами полностью согласна, спасибо, что поправили.

Алексей Баиндурашвили: Значит… Теперь то, что касается батутов. Зимой ватрушки, а летом батут. Знаете, мне кажется, что везде запретные меры, они не дают того результата, которого мы ожидаем. Во-первых, надо объяснить людям, что такое батут, какие могут быть последствия от того, чтобы там провести время. Это инструмент или игровой комплекс, где дети подвергаются… Они в свободном режиме прыгают, бегают и, безусловно, вероятность травматизации больше, чем в обычное время. Батут – это травматологическое место, где родителям должно быть объяснено: если они ребенка запускают туда, то они берут на себя какую-то ответственность, мера ответственности должна быть.

Теперь я хочу сказать следующее: что разрешают продавать огромное количество батутов на дачи, в парках, в частные руки. Вот это самая большая зона… Группа риска, уважаемые друзья. Потому что я вижу очень часто, как дети там три года, пять, семь, они в этом замкнутом почти что пространстве прыгают, и не дай Бог они могут столкнуться между собой, они могут выпасть, и это очень тяжелая травма – не менее тяжелая травма, чем от ватрушек. Мне кажется, чтобы минимизировать травмы, а травмы будут, хотим мы этого или не хотим, есть статистика. Мне кажется, что надо объяснять, что такое батут. Что ребенок если уходит туда, на эту площадку, они должны быть первые под наблюдением взрослого. Взрослый человек обязательно там должен находиться.

Петр Кузнецов: Внутри?

Алексей Баиндурашвили: Нет, Господь с вами, снаружи. Внутри это тяжело. Это небольшое пространство, если вы видели на даче что стоит.

Петр Кузнецов: Вот я поэтому и уточнил, да.

Алексей Баиндурашвили: Внутрь не пойдет. Поэтому уважаемые друзья, спасибо большое, что вы подняли этот вопрос: что без объяснения, к чему приводит это, ничего не получится. Знаете, есть эпидемия травм среди детского населения, должны быть профилактические мероприятия.

Петр Кузнецов: Прежде всего.

Оксана Галькевич: Алексей Георгиевич, ну все-таки, если возвращаться к моему вопросу: с какого возраста на батут при объяснении всех последствий, можно ребенка пускать? 3-4-летний ребенок…

Петр Кузнецов: Когда тело, организм более-менее готовы?

Алексей Баиндурашвили: Я считаю, что минимальный возраст – 5 лет.

Оксана Галькевич: 5 лет. Вот, спасибо.

Петр Кузнецов: С пяти и профилактические работы перед выходом из дома. Пожалуйста, да, уважаемые друзья. Алексей Георгиевич, спасибо большое. Алексей Баиндурашвили, главный внештатный детский травматолог Санкт-Петербурга.

Переходим к еще одной теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
О правилах установки и контроля за аттракционами