Бедных освободят от уплаты НДФЛ?

Бедных освободят от уплаты НДФЛ?
Кредитные каникулы. Главное – не болеть. Цена барреля. Изолируемся. Домашний тест на коронавирус. Вредные советы
Русская народная сказка «Баба Яга и ягоды». Читает ведущая ОТР Ольга Арсланова
Правила кредитных каникул
Сергей Лесков: Открывать кубышку Фонда национального благосостояния преждевременно
Что с ценами на нефть?
Страна на наших глазах превращается в набор сепарированных субъектов
Как живут в режиме самоизоляции за рубежом?
Кредитные истории. Предприниматели на грани банкротства
Нарушение карантина и самоизоляции: за что вас могут оштрафовать?
Николай Фомушин: Фокус - это решение задачи нестандартным методом
Гости
Михаил Беляев
эксперт Российского института стратегических исследований, кандидат экономических наук
Константин Ордов
профессор РЭУ им. Г.В. Плеханова, доктор экономических наук

Петр Кузнецов: Ну а мы начинаем. Минэкономики считает, что отмена подоходного налога – это хорошо, причем не только для бедных, но и для экономики в целом.

Ольга Арсланова: Ну вот Максим Орешкин поддержал Валентину Матвиенко и Андрея Костина, которые ранее высказались за освобождение малоимущих от уплаты НДФЛ. В перспективе, как считают в правительстве, это, например, поспособствует росту внутреннего спроса. Собственно, эксперты давно уже намекают на то, что в России пора это сделать.

Петр Кузнецов: Давайте же вспомним, что же такое подоходный налог, ну вдруг. НДФЛ с единой ставкой в 13% был введен в России в 2001 году, пришел он на смену прогрессивному налогу, тогда он был от 12% до 30%, повысив сборы. Налог поступает в бюджеты регионов. И вот, по данным ФНС, на 1 ноября 2019 года наши граждане заплатили более 3,5 триллионов рублей этого налога, даже больше, видите, 3,7, то есть можно даже сказать, что, если мы округляем, почти 4 триллиона рублей.

Ольга Арсланова: Как вы считаете, нужно ли отменить налог на доход физических лиц для самых бедных в нашей стране? Позвоните, поделитесь своей точкой зрения.

А пока спросим мнение эксперта Российского института стратегических исследований, кандидата экономических наук Михаила Беляева, он выходит к нам в эфир. Михаил Кимович, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Михаил Кимович.

Михаил Беляев: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Скажите…

Петр Кузнецов: Антон Силуанов тоже прокомментировал, сказал, что тут надо смотреть и на плюсы, и на минусы, все тщательно взвешивать. А какие основные плюсы и минусы предложения?

Михаил Беляев: Ну, основные плюсы очевидны, что люди малоимущие все-таки получат какую-то небольшую прибавку к их жалованию, к их доходам. Там небольшая, поскольку 13%, каждый может посчитать, сколько там получится. Если средняя зарплата около 30–40, а минимальная 16–17 по московскому региону, то вот, умножив одно на другое, получим от 2 до 4 тысяч. Но все-таки для людей малоимущих это ежемесячная сумма, в общем-то, которую они ощутят, это плюсы несомненные.

А минус заключается в том, что эти налоги с физических лиц подоходные идут в региональный бюджет, и значит, региональный бюджет недополучит вот эти суммы, для того чтобы регион мог достаточно комфортно существовать. Ну вот в Москве, допустим, это не критично, поскольку есть другие источники дохода, а для регионов это все-таки будет такой достаточно ощутимый минус в бюджет, и надо, видимо, продумывать какие-то средства и способы, которые бы осуществляли вот такие, то, что мы называем бюджетными трансфертами, то есть вспомоществование этим регионам, чтобы они могли существовать.

Но там есть еще один плюсик такой…

Ольга Арсланова: Михаил Кимович, извините, я вас перебью, просто вы как раз заговорили о том, что региональные бюджеты пострадают, видимо, потому, что вот этих малоимущих не так уж и мало, довольно много в российских регионах. Но есть ли какие-то страны или какие-то примеры, когда отмена НДФЛ для самых бедных не сопровождается при этом повышением налогов для самых богатых? Ведь самое естественное в этой ситуации было бы скомпенсировать это прогрессивной шкалой.

Михаил Беляев: Ну у нас, знаете, что касается вот верхней прогрессивной шкалы, то там, простите за аллитерацию, то есть созвучие, там стоят противники этого просто скалой.

Ольга Арсланова: Ага.

Михаил Беляев: То есть совсем недавние события, когда предлагалось введение повышенных налогов для людей, которые получают очень высокие доходы, а это предполагалось, что те, кто получают больше 24 миллионов в год, то есть больше 2 миллионов в месяц, они будут платить 18% налога вместо 13% с суммы, превосходящей вот эти 24 миллиона. На мой взгляд, очень такая щадящая была ставка, но тем, кто принимает решения, эта щадящей ставкой не показалось: была, значит, выдвинута обычная аргументация, что мы там ничего не получим, что это трудно администрировать, что никаких дополнительных налогов там не будет и люди все равно уйдут от этих самых налогов. И это в первом чтении же, это дошло первый раз до первого чтения в Госдуме, но и там это, естественно, закончило свое существование до следующего раза.

Так что это вот мы пока на время, конечно, должны иметь в виду, что такое возможно, и, видимо, бороться за это, за прогрессивную шкалу, естественно, легальными методами. Но надежды пока мало, потому что вот на моей памяти ну минимум 10 лет идет вот это активное обсуждение прогрессивной шкалы.

Петр Кузнецов: Ну да, если не больше.

Михаил Кимович, скажите, пожалуйста, ну вот к вопросу о том, что где-то надо будет добрать то, что будут недобирать, если введут НДФЛ для бедных, – значит ли это, например, что исчезнут пособия по бедности? То есть по сути отмена НДФЛ заменит пособие по бедности?

Михаил Беляев: Вы знаете, я не думаю. Это был бы, конечно, очень хитроумный такой маневр, в общем-то, не в пользу имиджа наших финансовых властей. Я думаю, что на это они вряд ли решатся. Но мы же сводим бюджет с профицитом, чем мы очень гордимся, там деньги есть, они могут компенсировать.

Потом есть еще один такой небольшой моментик, что, если люди будут получать, все-таки у них останется на руках денег больше, они предъявлять будут спрос местным на продукцию ту, которая есть у промышленности в этих районах, еще она существует, там увеличатся их доходы, и от этих доходов что-то будет перепадать. Но это как тут уже трудно не согласиться с Силуановым, что это надо все считать.

Но на самом деле считать, на мой взгляд, особенно нечего, потому что раз это такая форма, которая может поддержать, мето́да, которая может поддержать бедных, наверное, она может быть введена без счета, потому что тут уже момент социальный, а социальный момент не всегда измеряется чисто в рублях.

Петр Кузнецов: Ага.

Ольга Арсланова: Скажите, пожалуйста, но можем ли мы говорить о том, что эта дискуссия идет всерьез? Да, высказываются мнения на уровне министров, на уровне представителей банковской сферы, но всерьез пока что как законодательную инициативу это никто не рассматривает.

Петр Кузнецов: Да. Или все-таки, учитывая обозначенные имена, речь идет о том, что задвигалось дело?

Михаил Беляев: Главная книга человечество начинается: «Сначала было слово». Сначала надо произнести слово, выдвинуть идею, и я думаю, поскольку идея все-таки прогрессивного налога висит в воздухе, она действительно уже сгустилась и сконцентрировалась, но поскольку отсекли вот тот компонент, который касается высокодоходных, в общем-то, что значит освобождение низкодоходных слоев от налога на доход? Это та же самая прогрессивная шкала, только вверх ногами чуть-чуть, то есть в превращенной такой форме, мягкой.

Петр Кузнецов: Ага.

Михаил Беляев: Значит, эта идея уже созрела настолько, что она, видимо, будет проработана и будет введена. Но вот, на мой взгляд, сначала надо определить, что такое черта бедности, вот ввести совершенно четкий с помощью цифровых технологий, это совершенно возможно, понять, кто у нас бедный, кто у нас получает…

Петр Кузнецов: Вот, да, мы об этом поговорим. Спасибо, что… Да, как важно посчитать действительно нуждающихся в этом, об этом продолжим. Спасибо большое. Михаил Кимович Беляев, наш эксперт первый.

Ольга Арсланова: Пообщаемся с нашими зрителями, но, в общем, главная реакция – «опять решили вбросить ерунду вместо прогрессивной шкалы, нет слов». То есть на полумеры большинство наших зрителей не согласны, хотят прогрессивную шкалу.

Петр Кузнецов: Поприветствуем нашего телезрителя, это Елена. Здравствуйте, Елена, спасибо, что вы с нами.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Что хотите сказать?

Зритель: Я хочу сказать, что это очень интересная идея по поводу, в смысле очень даже нужная идея по поводу вот этой отмены налога для бедных людей. Действительно, нужно просчитать, кто действительно бедный, кто действительно нуждается, посмотреть его уровень дохода, его семью, кто это. Для этого… Действительно нужное дело, потому что подоходный налог очень большую роль играет в зарплате.

Петр Кузнецов: Это правда важный вопрос, спасибо вам большое.

Это правда важный вопрос, нужно посчитать всех действительно правильно, потому что могут начаться злоупотребления и люди просто начнут скрывать свои доходы, обозначать себя в категории малоимущих, для того чтобы освободиться от НДФЛ, и бизнес будет переводить на меньшие зарплаты, чтобы эти люди оказались в этой льготной категории. Это большой вопрос.

Давайте еще послушаем Алексея, да?

Ольга Арсланова: Алексей на связи у нас. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Алексей.

Зритель: Да, алло, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Я вот вам как хотел объяснить. Вот в число бедных чаще-то все равно попадают многодетные, они вот… У нас уже сельское поселение, уже все пересчитаны. Вот, допустим, возьмем мою семью, у меня доход в семье, жена работает, 20 тысяч рублей, она учителем работает, 10 тысяч из этого дохода у нее уже и так не облагается налогом, то есть у меня четверо детей, по 2 тысячи на каждого ребенка плюс на саму жену, так как она учитель, тоже не облагается налогом, осталось 10 тысяч. Тринадцать процентов от десяти тысяч, которые не обложены, – это меньше тысячи, ну тысяча с небольшим, может быть.

Петр Кузнецов: Но вы же не ощутите, получается, эту помощь?

Зритель: Это для нас один раз сходить в магазин, чтобы купить что-то на четверых поесть.

Петр Кузнецов: То есть ощутите все-таки?

Зритель: Ну это как бы…

Петр Кузнецов: К вопросу о том, насколько сильна эта поддержка.

Ольга Арсланова: Для вас это было бы помощью настоящей?

Зритель: Вот, по-моему, проще было бы сделать всем многодетным семьям, вот я их много знаю, работают продавцами, работают пожарниками, в школе, ну то есть в бюджетной сфере, перечислены они, есть данные, есть номера телефонов, есть ихние доходы. Так увеличьте вы зарплаты хотя бы до средней по региону. Вот пожарник работает, у него 15 тысяч, дайте вы ему 40, у него тоже четверо детей. В детском садике работает нянечка, 8 тысяч зарплата, у нее трое детей, муж работает на пилораме.

Петр Кузнецов: И при таких условиях вы согласитесь НДФЛ продолжать платить, да?

Зритель: Ну так она…

Петр Кузнецов: Или вы в нагрузку к предлагаемой помощи еще?

Зритель: Она, конечно, хорошо, эта помощь, но она не такая ощутимая.

Петр Кузнецов: Ну вы привели пример, да, мы поняли. Понятно, спасибо вам большое, Алексей.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Мы продолжаем беседу, у нас на связи директор финансового центра «Сколково» Российской экономической школы Олег Шибанов. Здравствуйте, Олег, приветствуем вас.

Олег Шибанов: Добрый день.

Ольга Арсланова: Скажите, пожалуйста, главный момент: то, что дискуссия вышла на такой уровень, на министерский уровень, говорит ли о том, что готовится законодательная инициатива? Важно понимать, потому что мы уже всерьез это обсуждаем, а, возможно, это всего лишь размышления вслух и не более того.

Олег Шибанов: Вы знаете, эта дискуссия идет некоторое время. Я помню ее содержательно где-то уже год последний как минимум. В этом плане я бы не сказал, что это какая-то новизна, это действительно наконец-то прозвучало вслух и всерьез, и в этом плане, конечно, готовятся и рассчитываются какие-то данные, для того чтобы понятно, насколько это сильно ударит по бюджету или, наоборот, ему поможет.

Петр Кузнецов: А у нас региональные бюджеты сейчас в каком состоянии находятся, в основном в профицитном?

Олег Шибанов: В основном в дефицитном, то есть практически все региональные бюджеты – это, конечно, получающие от центра помощь, то есть реципиенты, а не доноры. Но здесь надо учитывать, что все-таки вопрос НДФЛ и вопрос перераспределения налоговых потоков тоже будет стоять в этой ситуации, это не то чтобы у регионов просто деньги отберут, им все равно придется оказывать бо́льшую помощь.

Петр Кузнецов: И к вопросу о том, насколько сильно это помощь малоимущим. Вот сейчас выступал мужчина, Алексей, наверное, вы слышали, он вывел формулу, в итоге это плюс около тысячи рублей в месяц. Насколько это серьезная поддержка? Вообще с такими цифрами это выглядит как акция такой больше моральной поддержки, что ли, малоимущих.

Олег Шибанов: Здесь, понимаете, подход-то простой – каждая копейка в избу. То есть в этом плане понятно, что, если посчитать на уровне государства, получатся довольно существенные деньги, я думаю, что речь идет о сотнях миллиардов рублей. Но все-таки, когда это делится на отдельные семьи, получаются не очень большие суммы, это естественная ситуация. Здесь все-таки с чего-то надо начинать. Может быть, это первый шаг к тому, чтобы в дальнейшем действительно сделать что-то еще, чтобы малоимущим людям было все легче и легче.

Ольга Арсланова: Ну сами малоимущие, которые нам пишут на SMS-портал, считают, что было бы справедливым взять недостающее с богатых. Это действительно логичным кажется. Почему об этом речь не идет?

Олег Шибанов: Да. Дело в том, что, для того чтобы взять это с богатых, надо, чтобы богатых было много или очень высокие ставки с них брать. Дело в том, что такие же расчеты как раз делались, что будет, если повысить, скажем, налог на доходы физических лиц вдвое для богатых. К сожалению, если вы определяете богатых как людей, которые зарабатывают хотя бы 100 тысяч рублей в месяц, то оказывается, что это очень узкая прослойка в Российской Федерации, это всего лишь 1,5% населения примерно, и в этом плане…

Ольга Арсланова: Да и, в общем-то, всерьез, простите, богатыми их тоже не назовешь, людей, которые 100 тысяч зарабатывают в Москве или в Ханты-Мансийском округе.

Олег Шибанов: Вот именно, вот так и есть, потому что, собственно, стоимость жизни оказывается довольно высокой с учетом арендной платы и так далее. И в этом плане действительно сбалансировать не удается, то есть если вы повысите для них вдвое, ну просто эти люди станут беднее, но это на уровне государства сыграет не слишком большую роль. У нас все-таки пока нет возможности так, как в США, делать вот такой перенос с бедных на богатых.

Петр Кузнецов: А есть ли у нас возможность все-таки посчитать всех тех, кто объективно нуждается в отмене НДФЛ, вот эту категорию?

Олег Шибанов: Вы знаете, здесь же важные слова звучали, что даже правительство, видимо, не до конца понимает, потому что Дмитрий Анатольевич говорил в том числе в этом году, что хочется понять более точно именно портрет нашей российской бедности. Здесь много известно, это опять же, действительно, многодетные и пенсионеры на большую долю, особенно те, кто живут не в крупных городах, а скорее в маленьких городах или в поселках городского типа и так далее. Все-таки адресная помощь здесь достаточно понятная, потому что многие такие люди сами к государству приходят и показывают справки о том, что с ними происходит, для них действительно каждая тысяча рублей может оказаться важной. Поэтому все-таки мы многое о них уже знаем, и действительно эту адресную помощь сделать можно.

Петр Кузнецов: Желательно бы, чтобы этих справок поменьше было все-таки, тех, которые подтверждают статус.

Олег Шибанов: Это правда.

Петр Кузнецов: Спасибо большое.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Олег Шибанов: Спасибо.

Петр Кузнецов: Это Олег Шибанов.

Ольга Арсланова: Ну что же, еще несколько сообщений. «С какой зарплаты будешь считаться богатым?» – интересуются люди, которые относят себя к среднему классу, вероятно. «Почему не хотят повысить налог, у кого месячные доходы больше миллиона?» – ну то есть самых-самых богатых. Ну вот, собственно, об этом говорили: у нас так получается, что десятки миллионов бедных кормят всю страну, поэтому отменить им НДФЛ пока, наверное, и не решаются.

Петр Кузнецов: Мы переходим к еще одной теме этого часа.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (3)
СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ
сделают 8 тысяч.
Арсен
И натуральные льготы вернуть, личную собственность не облагать, и пенсионный возраст восстановить.
Виктор-1941
Освобождение от подоходного налога работников, получающих минимальную заработную плату можно рассматривать как первый шаг к введению у нас полноценной дифференциированой шкалы налогообложения доходов. Такая шкала существует во всех развитых странах мира.

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски