Белгородская область. Обстрел

Гости
Елена Голотовская
корреспондент ОТР (Белгородская обл.)
Виктор Литовкин
военный обозреватель, полковник в отставке

Виталий Млечин: Мы начинаем программу «ОТРажение», начинаем с ситуации в Белгородской области. В результате обстрела села Солохи со стороны Украины один человек погиб, семеро ранены. Это уже не первый удар по региону, но до сих пор сообщений о жертвах не было.

Марианна Ожерельева: Сейчас узнаем, что же происходит в регионе в эти минуты. На связи с нашей студией Елена Голотовская, корреспондент телеканала.

Виталий Млечин: Елена, здравствуйте.

Марианна Ожерельева: Здравствуйте.

Елена Голотовская: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Расскажите, пожалуйста, последние данные.

Елена Голотовская: Здравствуйте...

Виталий Млечин: Так, сложности со звуком...

Марианна Ожерельева: Ветрено очень, да.

Виталий Млечин: Елена?

Марианна Ожерельева: Попробуем чуть попозже вас подключить к нам.

Виталий Млечин: Сейчас...

Марианна Ожерельева: Пока давайте с экспертом обсудим.

Виталий Млечин: Да, сейчас наши коллеги восстановят связь и, самое главное, звук, потому что картинка была, а вот самое главное, то, что говорила наш корреспондент, мы не услышали.

Давайте обсудим ситуацию с военным обозревателем ТАСС, полковником в отставке Виктором Литовкиным. Виктор Николаевич, здравствуйте.

Виктор Литовкин: Добрый день.

Марианна Ожерельева: Здравствуйте, Виктор Николаевич.

Виталий Млечин: Виктор Николаевич, скажите, пожалуйста, вот эта ситуация, что погибли люди, означает ли это, хотя обстрел уже не первый со стороны Украины, какую-то активизацию, что ли, со стороны украинских Вооруженных сил?

Виктор Литовкин: Ну, это... Вы правы, это не первый обстрел, не первые жертвы, кстати. Но это означает, что Украина пытается перенести боевые действия на территорию России, и не только на территорию России, мы помним, что подобные обстрелы были и на территории Приднестровья.

Я думаю, что это попытка оттянуть российские войска от выполнения главной боевой задачи, которая сегодня решается, это уничтожение ударной группировки бандеровских войск на Донбассе. Попытка растянуть российскую армию по всем границам Украины и заставить ее как бы ослабить давление на вот эту группировку численностью более 50 тысяч человек. Мы знаем, Попасная, Ясиноватая и т. д., которые уже освобождены, но там еще есть достаточно много населенных пунктов, которые находятся под властью бандеровцев, откуда наносятся огневые удары по Донецкой и Луганской областям. Вот эту группировку надо утилизировать, и этим занимаются российские Вооруженные силы.

Ну и, естественно, Украина пытается как-то противодействовать этому. На прорыв обороны, прорыв окружения они не способны, вот поэтому пытаются всякими, надо было бы сказать, что мелкими уколами, но это не мелкие уколы, когда гибнут люди, это очень серьезные вещи, серьезные потери с нашей стороны. И я помню, что генерал Игорь Конашенков сказал, что, если такие факты будут продолжаться, мы нанесем очень болезненные удары по пунктам принятия решений. Вот я пока не вижу этих ударов по пунктам принятия решений. Я думаю, что, если бы такой удар был нанесен по Генеральному штабу украинских Вооруженных сил или по Министерству обороны, у нас есть высокоточное оружие, которое может это сделать, это бы отрезвило украинскую националистическую власть. Но, видимо, у руководства Вооруженных сил есть другие цели, другие задачи.

Надо понимать, что вот этих негодяев, этих бандитов можно отрезвить только решительными действиями, которые заставят их прекратить подобные провокации, подобные расстрелы мирных людей, в т. ч. и на российской территории.

Виталий Млечин: Наши коллеги восстановили связь с нашим корреспондентом из Белгородской области Еленой Голотовской. Давайте послушаем все-таки, что там происходит. Елена, добрый день еще раз.

Елена Голотовская: Еще раз здравствуйте.

Для Белгородской области день сегодня, конечно, не добрый. К сожалению, есть один погибший, это молодой человек, всего 19 лет. Семь человек при обстреле села Солохи пострадали, они все находятся в больнице, среди них пятеро взрослых и два подростка 14 и 16 лет. На месте происшествия работает уже следственная группа, выехали заместители губернатора, и сам губернатор там уже побывал, оценивают масштаб нанесенного ущерба. По предварительным сведениям, 17 домовладений пострадало, также выбиты стекла в школе, на почте и в доме культуры. Все жители по возможности будут эвакуированы.

Виталий Млечин: Вот. Известно ли, куда будут эвакуированы? И все ли согласились переехать?

Елена Голотовская: В Белгородской области оборудованы, оснащены пункты временного проживания, для этого используются также детские лагеря отдыха. Куда конкретно этих людей вывезут, это село не такое уж маленькое, там более 600 человек проживает. Я думаю, что, конечно, все выехать не согласятся, но, наверное, их будут как-то уговаривать, потому что по опыту прошлых сел я знаю, что там даже договариваются с фермерами, чтобы они содержали временно скотину, чтобы люди не переживали и могли оставить домашних животных и выехать из села. Я думаю, что здесь будут работать по той же схеме, чтобы люди жили в безопасности, пока все это не закончится.

Виталий Млечин: Вот, а по поводу сроков, когда людям предлагают переехать, что-то говорят? На какое время это все происходит?

Елена Голотовская: Предлагают им переехать уже сегодня, как я понимаю, уже сейчас должна начаться эвакуация жителей, но точно еще пока сказать, кто, сколько и куда, еще не могу.

Виталий Млечин: Понятно.

Елена Голотовская: В течение дня буду следить.

Виталий Млечин: Да, спасибо вам большое.

Марианна Ожерельева: Спасибо, Елена.

Виталий Млечин: Держите, пожалуйста, нас тоже в курсе. Елена Голотовская, корреспондент «Общественного телевидения» из Белгородской области.

Виктор Николаевич, объясните, пожалуйста, как профессионал непрофессионалам, из чего обстреливают российские регионы и почему нельзя защититься от этого. Ведь, казалось бы, есть авиация, есть спутники, вот как бы все эти огневые точки, как их называют, они видны, их можно как-то отследить и помешать все-таки этому. Вот почему не получается?

Виктор Литовкин: Ну, помешать этому можно, безусловно. Вы правы, есть спутники, есть беспилотные летательные аппараты, есть системы СНАР и АРСОМ, это артиллерийские станции разведки и т. д. Но, во-первых, при нанесении удара противник меняет сразу свою огневую позицию и уходит, мы не можем ответить ему на этот удар. Во-вторых, понимаете, вот решается вот эта задача, что мы вынуждены держать на границе с Украиной достаточно большой контингент войск. Это системы противовоздушной обороны, это вот эти вот контрбатарейные системы. Это же большая граница, это Курская, Белгородская, Воронежская область, и на все просто, как я понимаю, войск не хватает, техники не хватает, потому что она сосредоточена на основных участках фронта, так скажем. Поэтому вот случаются такие вещи.

Но мы знаем, что в предыдущих случаях мы перехватывали и сбивали ракеты «Точка», те же системы залпового огня, которые вот сегодня прилетели в это пострадавшее село. Но здесь, видимо, не было этих систем, которые могли бы перехватить. Я не исключаю, что есть какие-то люди, которые в этом селе или где-то рядом, которые сообщают на Украину о том, что вот такое село, у такого села, на такой территории нет системы ПВО, не размещена система ПВО, вы можете... И украинские войска пользуются этой информацией. Так что тут проблема комплексная.

Ну, вы же понимаете, что забор из систем ПВО везде поставить невозможно, граница слишком большая. Конечно, надо наносить удары по той территории, откуда стреляют, но я не исключаю, что стрельба ведется из населенных пунктов, потому что разместить систему залпового огня в населенном пункте не проблема, а отвечать на этот удар по населенному пункту... Ну вот мы сами на себя наложили такие ограничения, мы не наносим удары по населенным пунктам. Ну вот это...

Марианна Ожерельева: Виктор Николаевич, как вы относитесь к заявлению американских военных по поводу обмена данными между ними и украинскими, что определенные вещи по тому, как выстраивает свою стратегию Россия, с их точки зрения, они передавать не намерены во избежание большей эскалации. Вы полагаете, что это какой-то разум возобладал, или для прессы условно, для широких масс это одна информация, а все-таки между собой будет другой обмен?

Виктор Литовкин: Я думаю, что американцы врут, как всегда, потому что Соединенные Штаты – это империя вранья. Они, безусловно, заинтересованы передавать развединформацию Украине, чтобы Украина наносила максимальный ущерб России. чтобы исчерпывать российские силы, резервы российские и т. д. Неслучайно они поставляют на Украину оружие и боеприпасы, боевую технику, для того чтобы Украина имела возможность воевать самым современным оружием с Россией.

Это ведь делается не для того, чтобы защитить Украину, а для того, чтобы (понятно, что у России есть такие виды оружия, которые преобладают и над украинскими, над теми вооружениями, которые поставляют американцы) затянуть эту агонию Украины и нанести максимальный ущерб России, выставить Россию в неприятном, неблагоприятном виде для мировой общественности. Вот для этого это все делается, а не для того, чтобы снизить накал сопротивления.

Марианна Ожерельева: Виктор Николаевич, но все равно на этом фоне идет некое военное усиление НАТО, потому что две страны такие миролюбивые, Швеция и Финляндия, мы чуть позже эту тему широко обсудим. Но ведь тут накануне буквально премьер британский со Швецией подписал определенное соглашение о некой военной помощи, это тоже очень важный такой сигнал. То есть есть один альянс, есть некоторое взаимодействие по военным позициям ряда стран, а тут вот Британия решила со Швецией свое некое военное соглашение подписать. Это сигнал к чему?

Виктор Литовкин: Это пиар-ход. Понятно, что Швеция и Финляндия вступают в НАТО. Швеция 15 мая объявит об этом, сегодня Финляндия об этом заявила. Это Джонсон повышает свой рейтинг среди своих избирателей, среди своих однопартийцев. Великобритания – член НАТО такой же, как и другие страны, которые входят в НАТО, поэтому подписывать односторонний договор со Швецией смешно, это для обывателя громкое явление, вот Британия будет защищать Швецию.

Марианна Ожерельева: Да, их военные.

Виктор Литовкин: Во-первых, на Швецию никто нападать не собирается, а во-вторых, она все равно членом НАТО будет через пару недель.

Марианна Ожерельева: То есть это ни о чем, получается? В случае конфликта какого-либо все равно защищать будут силы НАТО, а не отдельно британские военные придут на помощь?

Виктор Литовкин: Именно так, именно так.

Марианна Ожерельева: Спасибо большое.

Виталий Млечин: Ну хорошо, но все-таки как военный эксперт как вы оцениваете вот это вступление грядущее Финляндии и Швеции в НАТО? Что изменится после этого с военной точки зрения?

Виктор Литовкин: С военной точки зрения очень многое изменится. У нас с Финляндией 1 300 километров необорудованной границы, незащищенной границы, поэтому нам придется обустраивать эту границу, тратить достаточно большие силы и средства для решения этой задачи.

А потом, понимаете, всегда Финляндия была независимым государством, она имела суверенитет, теперь и Финляндия, и Швеция потеряют свой суверенитет: они подпишут договор, в котором будет признан приоритет решений Брюсселя по отношению к национальным интересам и той и другой страны. Швеция потеряет, например, свою оборонную промышленность, как это потеряла Польша, когда вступила в НАТО. А Финляндия потеряет серьезные экономические связи с Россией, которые помогали ей зарабатывать огромные деньги и держать на плаву свою экономику, это она не компенсирует.

Но и та и другая страна вынуждены так поступать, потому что на них оказывается сильнейшее давление со стороны Соединенных Штатов. Соединенные Штаты должны держать в своих «объятиях» все страны Европы без исключения, и они этого добиваются различными путями.

Марианна Ожерельева: Спасибо, Виктор Николаевич.

Виталий Млечин: Спасибо большое! Виктор Литовкин, военный обозреватель ТАСС, полковник в отставке, был с нами на прямой связи.

Узнаем, что происходит в регионе в эти минуты