Белоруссия: без российского газа, зато с американской нефтью

Белоруссия: без российского газа, зато с американской нефтью | Программа: ОТРажение | ОТР

Обсуждаем тактику Лукашенко на энергетическом рынке

2020-06-16T14:41:00+03:00
Белоруссия: без российского газа, зато с американской нефтью
За что платим налоги. Регионам надо больше. Мигранты. Карантинный беби-бум. «Дорогая передача». Темы недели с Сергеем Лесковым. В поисках идеала
Россиянки описали идеального мужчину. А похожи ли они сами на женщину мечты?
Налоги много на себя берут?
Сергей Лесков: У нас поддерживаются традиционные ценности, но вопрос: не поддерживаются ли они только в докладах, а в действительности глубинная молодёжь живёт совсем другими ценностями?
Россиянин или мигрант: кого выбирает бизнес после пандемии?
Дорогая передача: жалобы на плохое качество услуг ЖКХ
Велика ли налоговая нагрузка на россиян?
Мигранты: мы без них не можем?
В марте в России случился беби-бум
Регионам надо оставлять больше заработанных денег
Гости
Сергей Пикин
директор «Фонда энергетического развития»
Дмитрий Болкунец
политолог

Ольга Арсланова: Ну что ж, мы продолжаем, поговорим об отношениях России и Белоруссии и об этапе, который некоторые эксперты называют газовой войной, которая набирает сейчас обороты. Ну вот, в частности, лидер Белоруссии Александр Лукашенко заявил о наличии альтернативы российскому газу, так пригрозил России сменой поставщика.

Петр Кузнецов: В очередной раз.

Ольга Арсланова: Да. Он заявил буквально следующее, я вот сейчас процитирую Александра Лукашенко: «Слава богу, и нефти хватает в мире, бери не хочу, и цены приемлемые, и природного газа хватает. Уже идет драка за премиальный европейский и наш (белорусский) рынок между основными игроками, поставляющими природный газ. Альтернатива есть, можно ее найти».

Ранее белорусское Министерство энергетики направляло «Газпрому» послание с предложением условий поставок газа в 2020 году. Там есть несколько просьб, в частности, чтобы дочерняя компания российского холдинга предоставила необходимую при расчетах методику определения калорийности поставляемого газа, из-за чего, как считают в Минске, у сторон и возникли разногласия в переговорах. Что значит нынешнее заявление Александра Лукашенко? Что сейчас происходит в наших отношениях? Давайте поговорим в ближайшие полчаса.

Петр Кузнецов: Сергей Пикин, директор Фонда энергетического развития, в первой части этой темы мы говорим именно о тактике Белоруссии на энергетическом рынке. Здравствуйте, Сергей Сергеевич.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Сергей Пикин: Да, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Первый вопрос, который, конечно же, сразу возникает: если звучат вот такие заявления, значит, хочется поторговаться. Но тем не менее вроде бы зимой договаривались, что цена газа для Белоруссии остается на уровне предыдущего года, 127 долларов за 1 тысячу кубометров. Что думают об этой цене две страны?

Сергей Пикин: Ну, зимой ситуация на нефтегазовом рынке была совсем другая, кардинально. Вспомним, что и нефть стоила больше 60 долларов за баррель, и газ в Европе стоил больше 130 долларов за 1 тысячу кубометров, поэтому белорусские цены выглядели вполне приемлемыми. Сейчас они видят, что в Европе цены сильно упали, в разы, газ стоит порядка 40, колеблется, 40–50 долларов за 1 тысячу кубов, и нефть стоит там в разы дешевле, сейчас, конечно, уже не в разы, уже поменьше, чем было в начале весны, но все-таки. Поэтому хотелось бы, конечно, получить более дешевую стоимость.

При этом переизбыток ресурсов налицо и по газу, и по нефти, но вот с точки зрения доставки ресурсов здесь есть некоторые проблемы. В отличие от нефти, все-таки газовая инфраструктура не предусматривает, белорусская инфраструктура не предусматривает поставки откуда-то еще этого газа.

Ольга Арсланова: Но скажите, пожалуйста, это разве допустимо пересматривать условия уже заключенного контракта, если вдруг на рынке меняются обстоятельства? Я вот к чему. Мы когда, например, ипотеку в банке берем, дальше ключевая ставка меняется, на следующие кредиты ставка ниже, но ты вот под какие проценты взял, под такие и платишь. Почему вдруг из-за изменившейся конъюнктуры нужно пересматривать контракт?

Сергей Пикин: Ну если вы президент суверенного государства, то в данном случае можно и проценты поменять, поэтому тут, конечно, желание всегда есть поменять задним числом, это всегда такое желание. Здесь же вопрос, не то что вот они говорят, что они будут менять в одностороннем порядке, они именно давят на политическую составляющую: мы братские народы, у нас единые таможенные правила, строим единый экономический союз, поэтому давайте иметь единую тарифную сетку на газ. Собственно, к этому все идет, не просто снизить стоимость газа, а именно перейти на внутрироссийские цены по газу, как, например, Смоленская область чтобы была Белоруссия.

Но этот разговор идет не первый год, и неоднократно мы уже заявляли о том, что для перехода к таким уже отношениям необходимы более тесные экономические отношения бюджетные, налоговые и так далее, чтобы экономические условия деятельности были сопоставимы в России и в Белоруссии.

Ольга Арсланова: А поясните, пожалуйста, прошу прощения, а России это зачем? Зачем России продавать Белоруссии газ по 45 долларов, как предлагает Лукашенко?

Сергей Пикин: Если мы говорим о создании единого государства, по сути именно в эту сторону и двигаются наши экономические отношения, то объединение экономических систем дает дополнительные возможности и на политическом, и на геополитическом пространстве, и с точки зрения экономики. То есть рынок увеличивается, количество населения растет, платежеспособный спрос тоже растет. Собственно, мы сюда и двигаемся, поэтому здесь, да, мы готовы поступиться в том числе и ценами на энергоносители, газ, нефть и так далее.

Петр Кузнецов: Эта ситуация в переговорах чем-то отличается от предыдущих? Или все-таки в этот раз он получит конкретный отказ? Или все-таки все это придется, как у нас бывает с ними, на конец года, там уже договоримся?

Сергей Пикин: Ну вот есть отличие, большое отличие, что ситуация на глобальных рынках другая. Если раньше Лукашенко торговался на фоне того, что цены в Европе были все равно дороже, чем то, что у него есть сейчас, то текущая торговля обратная, европейские цены ниже.

Но повторюсь, остается главная проблема технологическая, как этот газ, если он готов будет купить условно сжиженный газ от какой-то другой страны мира, как этот газ дойдет до белорусского рынка. «Газпром», как вы понимаете, вряд ли предоставит свою трубу, для того чтобы туркменский газ, как была вот такая идея, предоставить, или еще какой-то, поэтому… Сжиженный газ нужно как-то доставлять. Польша обратным реверсом тоже не готова это делать, то есть они пока не предлагают какое-то техническое решение для реализации этого проекта. Говорить об этом можно, да, но это именно торговая позиция, чтобы снизить стоимость газа в переговорах с «Газпромом».

Петр Кузнецов: Ну да, и потом еще надо на выборах победить в этом году, тоже немаловажно.

Скажите, пожалуйста, еще один ресурс, по поводу нефти. Зачем ему американский сланец, если все эксперты говорят, что это просто нецелесообразно, у России в разы выгоднее? Но, я так понимаю, первая партия, уже договор заключен с американцами?

Сергей Пикин: По нефти ситуации все равно привязана к глобальным котировкам. То есть если по газу все-таки рынок сегментирован мировой, в разных точках мира разные цены на газ, то по нефти они близки в разных точках мира. Поэтому, конечно, он пытается использовать разные варианты доставки нефти с помощью железной дороги, покупая разные сорта.

Но тут надо понимать, что белорусские НПЗ изначально строились все-таки в советское время, были настроены на сорт, который набирался в Советском Союзе, собственно, сейчас в России. Американский сланец – это легкая нефть, она не предназначена для белорусских НПЗ. Либо требуется какая-то реконструкция этих заводов, потому что сейчас они не приспособлены под использование именно американской легкой сланцевой нефти.

Петр Кузнецов: Но назло бабушке будем покупать.

Ольга Арсланова: Сергей, резюмируя – есть действительно альтернатива у Белоруссии поставщиков топлива, альтернативы России?

Сергей Пикин: Ну, в таких объемах и с использованием такой инфраструктуры, конечно, нет. Но как переговорная позиция покупать нефть из разных источников, да, возможно. По газу ситуация сложнее, то есть газа тоже в мире много, но вот доставлять его до белорусского рынка будет... Технологически пока этот вопрос не решен. Поэтому это больше все-таки переговорная позиция, для того чтобы пытаться снизить стоимость ресурсов.

Ольга Арсланова: Ну то есть, в общем, легкий шантаж.

Петр Кузнецов: И то именно в этот период, когда вот та же нефть дешевая.

Сергей Пикин: Да, пока...

Петр Кузнецов: То есть, например, какая-то американская компания, отчаявшись, может продавать и по совсем низким ценам даже сланец.

Сергей Пикин: Ну они все равно пытаются привязать это к мировым котировкам, вряд ли кто-то будет сильно дешевле, но надо еще доставить, еще транспортные расходы, безусловно, возникают... Но тут по нефти главное – это сопоставимость сортов, для того чтобы технологически можно было использовать на перерабатывающих заводах.

Ольга Арсланова: Ага. Спасибо вам за комментарий.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин.

Продолжаем о политическом аспекте вот этих заявлений Александра Лукашенко поговорим с политологом, у нас в эфире Дмитрий Болкунец. Дмитрий Викторович, здравствуйте.

Дмитрий Болкунец: Да, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Вот наш предыдущий эксперт называл эти заявления переговорной позицией. Можно их еще политическим шантажом отчасти назвать. Что сейчас происходит? Александр Лукашенко действительно готов суверенитетом торговать, выбирая цены на нефть низкие, или это такой хитрый ход и всерьез мы не можем рассчитывать на ответное укрепление союзного государства, на настоящую интеграцию, если снизим цены на газ?

Дмитрий Болкунец: Ну, сейчас в Белоруссии происходит предвыборная кампания, и один из лозунгов Александра Лукашенко – это защита суверенитета и независимости страны.

Ольга Арсланова: Все-таки.

Дмитрий Болкунец: На мой взгляд, вообще-то страшно и как бы не очень, наверное, корректно слышать от главы государства на 26-м году президентства о защите независимости. Каждый раз он говорит, что кто-то угрожает суверенитету и независимости Белоруссии, указывая на восток, то есть на Россию. И буквально вот в последние недели государственные белорусские СМИ постоянно обвиняют Россию во вмешательстве во внутренние дела и так далее, хотя нет никаких фактов, Россия действительно не вмешивается в белорусские внутренние дела. Те процессы, которые сейчас происходят там, – это абсолютно внутреннее дело Белоруссии.

И вот эти заявления, в том числе по газу и по нефти, мы их слышим уже много-много лет, и в этом нет ничего нового. То, что сейчас Александр Лукашенко требует от России снизить цены на газ до 70, а то еще и до 40 долларов за 1 тысячу кубических метров, – это, наверное, справедливое с его стороны желание покупателя как покупателя иметь дешевый товар, услугу. «Газпром», соответственно, также хочет получать максимум прибыли, поэтому этот торг идет. И я думаю, что здесь не стоит даже обвинять Александра Лукашенко, он как покупатель действительно хочет, чтобы было подешевле для страны. Но я думаю, что надо им, конечно, договариваться.

Что касается союзного государства, то была позиция Российской Федерации, четко озвученная в прошлые годы о том, что Белоруссия может получать цены на газ и на нефть по внутрироссийским ценам, но для этого необходимо, например, вступить в Российскую Федерацию. На мой взгляд, это невозможно и нереально.

Ольга Арсланова: Ну да, действительно, то есть «мы вам низкие цены, а вы нам что в ответ, вы нам настоящую интеграцию, верно?».

Дмитрий Болкунец: Верно, да. Но, на мой взгляд, конечно, вхождение Белоруссии в состав Российской Федерации невозможно, этот процесс уже давно ушел, а вот вопрос взаимодействия двух суверенных государств в экономическом, политическом и других отношениях – это абсолютно реальный проект. Я считаю, что в этом направлении необходимо двигаться и дальше без каких-то обвинений, каких-то взаимных упреков, а необходимо нам находить точки пересечения по бизнесу, по культурным и другим проектам.

То, что происходит в последние дни с российской собственностью в Белоруссии, в частности, я считаю, рейдерский захват «Газпромбанка», который случился, известный случай, когда были арестованы руководители, топ-менеджмент «Газпромбанка», туда была назначена администрация белорусской стороной, несмотря на все протесты со стороны собственников российских «Газпрома», в частности, это откровенный захват собственности. Более того, есть решение на днях белорусского правительства о рекомендации для всех государственных организаций срочно перевести все счета с банков с российской собственностью в белорусские банки. Я считаю, что этот шаг нанесет очень колоссальный урон двусторонним отношениям и также инвестиционному потенциалу.

Это как раз происходит на фоне предвыборной кампании, Александр Лукашенко пытается всеми силами втянуть Россию в эту кампанию, старается добиться максимальной поддержки в том числе со стороны Кремля на президентских выборах. Я думаю, что он это будет, конечно, пытаться делать, и у меня нет сомнений, что он, безусловно, переизберется на 6-й срок, но мы знаем, какие у него сегодня рейтинги по данным опросов и так далее, они, конечно, далеки от тех цифр, которые будут озвучены центральной избирательной комиссией 9–10 августа.

Петр Кузнецов: У него довольно-таки сильные конкуренты именно...

Ольга Арсланова: ...в этот раз.

Петр Кузнецов: ...в этот раз, это называется особенностью как раз этой предвыборной гонки. Также отмечена активность, собственно, и граждан, которая серьезно выросла. Этим можно объяснить не совсем высокие цифры, которые он, судя по многочисленным прогнозам, все-таки получит?

Дмитрий Болкунец: Я думаю, что рейтинг его уже давно снижался, и последней, наверное, каплей стала ситуация с коронавирусом, его позиция по этой теме, то, как он относился, высказывания его. Ну и плюс, конечно, накопленная усталость в обществе, все-таки один человек несменяемый 26 лет, та экономическая модель, те обещания, которые он давал, не были выполнены. Например, 20 лет он обещает зарплату 500 долларов, она до сих пор этой цифры не достигла, каждый раз снижается. И вот эти 2 человека, о которых вы говорите, которые имеют сейчас действительно очень высокий рейтинг в обществе. Это не значит, что их люди поддерживают, это протест, протестное голосование или протестная поддержка со стороны населения.

Те очереди, которые многие, я думаю, видели на улицах белорусских городов, в некоторые дни они достигали больше километра, люди часами стояли, чтобы подписаться за альтернативных кандидатов, – это как раз протестное голосование, когда граждане выходили на улицы и подписывались за альтернативных кандидатов. Это как раз показывает, что уровень поддержки Александра Лукашенко находится на самом низком историческом уровне. По некоторым оценкам, по данным интернет-опросов, от 3% до 7%, после этого интернет-опросы в Белоруссии были запрещены на эту тему. Я думаю, что чуть-чуть больше, но думаю, что в пределах, я видел некоторые цифры этих опросов, они в районе 12%. С такими рейтингами президенты просто не переизбираются.

Поэтому Александр Лукашенко сейчас предпринимает усилия, чтобы каким-то образом нейтрализовать двух основных соперников, в частности банкира, который возглавлял 20 лет «Белгазпромбанк». И с этим связаны вот эти обыски в банках, в том числе захват этого банка, там картины забрали на 20 миллионов долларов, которые были возвращены в Белоруссию, банк выкупил картины белорусских художников, которые когда-то были связаны с Белоруссией, и сообщил, что якобы кто-то хотел эти картины вывезти из республики. На самом деле это совершенно не так, потому что, наоборот, банк купил картины и вернул их в Белоруссию, на историческую родину, они были достоянием банка, были выставки этих картин. Но сейчас власть интерпретирует это совершенно по-иному, пытаясь выставить вот этого кандидата в качестве какого-то жулика, который пытался все украсть и сбежать из страны. Ну вот такая кампания проходит.

Ольга Арсланова: Дмитрий, все-таки хочу вернуться к интересной позиции Александра Лукашенко. Вы сказали о том, что он рассчитывает на поддержку, всестороннюю поддержку Кремля во время выборов, с одной стороны. С другой стороны, использует Россию как образ врага, претендующего на суверенитет. Как это соединяется в его риторике? И какой, как вам кажется, адекватной может быть реакция России?

Дмитрий Болкунец: Александр Лукашенко прекрасно знает Россию и прекрасно знает российское руководство, позицию России, которую она займет. Он знает, что ему многое прощается, и он на это рассчитывает. Поэтому, когда он условно захватывал этот «Белгазпромбанк», активы, по-моему, 3 миллиарда долларов, собственность банка, он, конечно, понимает, что ему за это ничего не будет. И я думаю, что ему за это ничего не будет, максимум какой-нибудь ответную реакцию, не знаю, с газом что-нибудь сделают мелкое, но глобально ничего делать не будут. Потому что Россия не хочет вмешиваться во внутрибелорусские проблемы, иначе это будет интерпретировано как вмешательство во внутренние дела Белоруссии, и Запад этим воспользуется, обвинит Россию, что она мешает, в выборы белорусские как-нибудь вмешивается. Поэтому Лукашенко здесь, безусловно, рассчитывает на поддержку Кремля на выборах.

Но я думаю, что Кремль займет нейтральную позицию, не будет никак, никоим образом поддерживать Лукашенко публично, хотя в прошлые кампании он всегда это делал публично, какие-то концерты, депутаты делали заявления. Сейчас все молчат, нет ни поддержки, ни какой-то негативной реакции. Более того, я хочу заметить, что крупные федеральные телеканалы российские, «Первый канал» в частности, журналистов, которых накануне 9 мая из Минска выгнали, он вообще никак эту кампанию не освещает. То есть это какой-то ну просто такой, мне кажется, негласный запрет есть на эту тему в России, чтобы никоим образом не связывать или не влиять на настроения общества. И, главное, мне кажется, что здесь граждане Белоруссии должны сами решить, с кем они дальше хотят быть, с Александром Лукашенко, или какого-то другого кандидата избрать.

И я хочу отметить один очень важный момент. Есть особенность белорусских выборов прошлых лет, связанная с подсчетом голосов. Так вот мне кажется, когда в общем настроение глобальное изменяется, общий тренд меняется, то это сказывается в том числе на людях, которые работают в избирательных комиссиях, которые считают голоса. Так вот если реально у Александра Лукашенко очень низкая поддержка, то сфальсифицировать выборы в таких условиях будет крайне сложно. Это очень интересный момент, который через 7 недель, наверное, мы узнаем, чем это все закончится.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем наших зрителей и продолжим беседу, просто интересно мнение россиян об этой ситуации. У нас Лев из Ульяновска. Здравствуйте. Добрый день.

Зритель: Алло, здравствуйте, здравствуйте, дорогие мои, уважаемые люди.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Значит, что я хотел бы сказать в отношении Белоруссии? В свое время, в 1991 году, все союзные государства, все союзные республики бывшего Советского Союза с удовольствием и с остервенением бросились прочь от России, надеясь на то, что они будут жить лучше, они будут жить веселее, как угодно...

Ольга Арсланова: Да-да, отлично, давайте ближе к сегодняшнему дню.

Петр Кузнецов: Мы знаем, да, в итоге...

Ольга Арсланова: Что в итоге?

Зритель: А по сегодняшнему дню скажу так: если мы хотим жить с единственной славянской страной, которая осталась на нашей стороне, значит, им надо помогать. Ребята, без этого не обойдется ничего. Мы 20 с лишним лет говорим о едином государстве, союзном государстве, и ничего вперед не движется, ничего. Благодаря чему? Благодаря тому, что у самого Лукашенко свои проблемы, у нас свои проблемы. А сейчас ведь в Белоруссии не такое ведь простое положение, я имею в виду там есть очень много радикальных сил наподобие украинских, и Лукашенко, с одной стороны, жалко, с другой стороны, надо ему в этой связи помогать.

Ольга Арсланова: Понятно, помогать, то есть продавать газ по 40, правильно, так помогать? Или как?

Петр Кузнецов: Да может, просто так отдавать?

Зритель: Политика – это ведь... выражение экономики, вот нашей экономики.

Ольга Арсланова: Ясно, все понятно, отражение экономики.

Давайте еще быстренько Маргариту послушаем.

Петр Кузнецов: Ростовская область.

Ольга Арсланова: Маргарита, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Слушаем.

Зритель: Вы знаете, я вот согласна, кто сейчас выступил, что Белоруссии надо помогать. Как мы можем от Белоруссии оторваться? Вот, понимаете, я единственное, с чем не согласна с предыдущим, что он сказал, что все вот эти республики от нас отвернулись и скорее свои государства создали. Нет, это мы, Россия, сделали так, что берите свободу и что хотите с ней делайте. Это мы виноваты!

Ольга Арсланова: А как мы должны были?

Петр Кузнецов: Маргарита, а можно конкретнее: как мы сейчас...

Зритель: ...Белоруссии...

Ольга Арсланова: Маргарита, можно вопрос?

Петр Кузнецов: Маргарита?

Зритель: Нельзя ссориться с Белоруссией.

Петр Кузнецов: Да, понятно. Вы слышите нас, да?

Зритель: Нельзя, понимаете? Надо дружить.

Ольга Арсланова: Да, понятно, спасибо, Маргарита.

Петр Кузнецов: Ну вот так же нас Белоруссия не слышит.

Ольга Арсланова: Продолжаем, Дмитрий Болкунец, политолог. Смотрите, вот эта вот традиционная симпатия россиян к Белоруссии, как вам кажется... ?

Дмитрий Болкунец: Это историческая...

Ольга Арсланова: Историческое, да.

Дмитрий Болкунец: И, конечно...

Ольга Арсланова: Но ею удобно тоже пользоваться, будучи лидером Белоруссии, например?

Дмитрий Болкунец: Бесспорно, у Александра Лукашенко есть высокая репутация, это даже, наверное, не столько его репутация, сколько вообще общее отношение к республике, к людям, к гражданам, к товарам, к продукции, которую Белоруссия производит еще с советских времен, бренды многие белорусские знают во всем мире. Бесспорно, Россия помогает Белоруссии на протяжении многих лет, и уровень поддержки, вот этих дотаций энергетических за 20 лет превысил 130 миллиардов долларов, это колоссальная цифра. Это то, что не нужно возвращать, это не кредиты, это то, что Белоруссия получает особые цены по газу, по нефти, позволяет это, конечно, поддерживать высокий уровень доходов населения.

Но в последнее время эта поддержка сокращается по объективным причинам, потому что мы видим, что определенные процессы в мире происходят, проблемы в российской экономике. И, конечно, Россия заботится прежде всего о своей стране, а вот Белоруссия должна, я считаю, в данном случае стараться в том числе свою экономику развивать. Я ведь не говорю, что нужно не помогать Белоруссии, я, наоборот, говорю, что нужно помогать, но думать о том, какую в том числе пользу это будет приносить, не приведет ли это к тому, что Белоруссия в каком-то моменте развернется и станет враждебным для России государством, как это стало с Украиной во внешней политике.

Вот эти процессы, к сожалению, сегодня мало кто замечает, они происходит на самом деле, даже та риторика Александра Лукашенко последних недель, месяцев, даже лет носит откровенно антироссийский характер, я считаю. И в этом плане нужно корректировать в том числе российскую внешнюю политику. Граждане, безусловно, получают поддержку. Я скажу, что на сегодняшний день в России работает 700 тысяч граждан Белоруссии, по данным миграционного учета, это колоссальный поток мигрантов, которые в том числе помогают российской экономике.

Петр Кузнецов: Дмитрий, очень коротко. В итоге есть мнение, что, понимая, что несколько иррационально себя ведет Александр Лукашенко, сам это понимая перед выборами, он сам пойдет на примирение первым с Москвой. Ну а, собственно, чтобы это произошло, должна состояться личная встреча президентов.

Дмитрий Болкунец: Да.

Петр Кузнецов: Мы можем спрогнозировать, что она состоится до президентских выборов в Белоруссии, то есть в июле, скорее всего?

Дмитрий Болкунец: Ну, есть версия, но она пока не подтверждена, что Александр Лукашенко прибудет 24 июня на парад, но пока пресс-служба Александра Лукашенко это не подтверждает никоим образом. Давайте дождемся 24 июня, хорошая дата, для того чтобы президенты встретились.

Петр Кузнецов: И снова встретиться в эфире, обсудить. Спасибо огромное.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Дмитрий Болкунец: Спасибо вам.

Петр Кузнецов: Дмитрий Болкунец, политолог, спасибо вам.

Это программа «ОТРажение», оставайтесь с нами, мы скоро продолжим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Обсуждаем тактику Лукашенко на энергетическом рынке