Белоруссия поделится бензином

Белоруссия поделится бензином | Программа: ОТРажение | ОТР

Насколько это необходимо? И как отразится на топливных ценах?

2021-03-31T12:50:00+03:00
Белоруссия поделится бензином
Новая холодная война. Кто заменит мигрантов на стройке. Отдыхаем в России. Перспективы Союзного государства. Как бороться с раздражительностью
Весеннее обострение
Белоруссия. Перспективы сотрудничества
Сергей Лесков: Есть основания полагать, что в новой жизни, дверь в которую нам открыла пандемия, привычный нам спорт отмирает и на его место приходит киберспорт
США и Россия. «Плюшевые» санкции и реальные намерения
Выбить деньги с бывшего
Что вас раздражает?
ТЕМА ДНЯ: Отдохнём в России. Дорого
Некому строить?
Новая холодная война?
Гости
Григорий Баженов
руководитель аналитического центра «Независимого топливного союза»

Иван Князев: Ну а сейчас вот о чем. Бензин в России могут начать поставлять из Белоруссии, правительство уже поручило проработать этот вопрос с Минэнерго. Там отметили, что разные схемы поддержки рынка просматривают ежегодно перед весенними ремонтами НПЗ и периодом роста спроса, дабы его обеспечить и не допустить удорожания бензина. Ну а топливный рынок в России несколько лихорадило в 2020 году на фоне пандемии, у разных компаний в оптовом сегменте начиная с прошлого декабря 95-й бензин, к примеру, вырос в цене на 30%, у кого-то на 26%; 92-й подорожал чуть меньше, от 17 до 21%, вот вы сейчас видите на ваших экранах, у какой компании на сколько.

Тамара Шорникова: В рознице цены растут не так резко. С начала этого года дизель подорожал на чуть более чем 1%, а вот 92-й бензин и 95-й на 3 и почти 2,5% соответственно.

Иван Князев: Ну вот насколько белорусский бензин нам необходим сейчас? Хватает ли нам собственной переработки? И что будет с ценами на бензин в этом году? Узнаем у экспертов. Ну а вы расскажите, сколько топливо стоит в вашем регионе на заправках, куда вы приезжаете, где заправляетесь. Звоните нам в прямой эфир.

Тамара Шорникова: Представляем эксперта – Григорий Баженов, руководитель аналитического центра «Независимого топливного союза».

Иван Князев: Здравствуйте, Григорий Александрович.

Григорий Баженов: Здравствуйте.

Иван Князев: Когда вот слышишь новость, что нам уже необходимо закупать бензин в Белоруссии, начинаешь немножко напрягаться, потому что неужели у нас своего-то нет? Ну ладно уж, зачем у Белоруссии-то закупать? В чем там дело?

Григорий Баженов: Смотрите, дело заключается в том, что действительно с точки зрения объемов топлива нам не требуется белорусский бензин. Проблема, в общем-то, заключается в другом. Если посмотреть на валовый объем производства бензина и дизельного топлива, то и тот и другой нефтепродукт у нас с точки зрения производства и потребления, экспорта и импорта находится в профиците, и, в общем-то, производства и бензина, и дизеля нам хватает для собственных нужд. Причем в случае дизеля у нас превосходство очень значительное, на 50% от общего объема производства, экспортируем в случае бензина, там уже не столь значительный эффект мы наблюдаем, около 10% обычно экспортируется, 90% от общего объема производства приходится на внутренние нужды.

Но проблема на сегодняшний день заключается в том, что те котировки, которые сложились на бирже, и те цены отпускные НПЗ, которые потом уже транслируются в мелкий опт, очень высоки для начала высокого сезона. И сейчас мы понимаем прекрасно, что будет расти спрос, вместе со спросом будет увеличиваться и цена в оптовом сегменте, а учитывая, что оптовые цены уже вплотную приблизились к розничным, для того чтобы не допустить дальнейший рост цен, требуется дополнительный продукт, который сможет купировать вот этот вот эффект роста спроса.

Тамара Шорникова: То есть белорусский бензин должен разбавить внутрироссийские цены?

Иван Князев: Своей дешевизной?

Григорий Баженов: Ну, по идее да. Но там нет никакой дешевизны. Мы должны прекрасно понимать, что там поставка сырья идет в рамках Таможенного союза, соответственно, единого, скажем так, государства формально, которое имеет в отношении Белоруссии и России, далее этот продукт перерабатывается. Но в случае, если он будет поставляться на внутренний рынок, по ценам он будет сопоставим с теми, которые у нас идут непосредственно с российских нефтеперерабатывающих заводов, потому что в любом случае налоговая нагрузка будет одна и та же. Поэтому в принципе белорусским НПЗ выгоднее просто экспортировать товар.

Иван Князев: А нашим, получается, тоже выгоднее и экспортировать, и экспортировать дорого сейчас?

Григорий Баженов: Да, совершенно верно. И здесь нужно понимать, что можно сколь угодно долго ругать нефтяников за то, что они там не хотят поставлять на внутренний рынок, но есть такая штука, как экономические стимулы, и эти стимулы создаются при помощи фискальной и регуляторной политики.

Иван Князев: Вот, казалось бы...

Григорий Баженов: А фискальная и регуляторная политика России как раз не способствует тому, чтобы товар поставлялся на внутренний рынок.

Иван Князев: А как же все наши вот эти так называемые демпферные механизмы? Ну, для тех, кто не очень в этом разбирается, это когда, грубо говоря, поставщикам приплачивают за то, чтобы они держали низкие цены внутри страны. Они разве не работают?

Григорий Баженов: Нет, они не работают, и вообще каких-либо нормальных эмпирических доказательств и количественных оценок в пользу такой трактовки ни одно министерство не предоставило. Это просто утверждение, которое основано на том, что контролируемые в России цены не росли выше чем инфляция, а находились на уровне ниже инфляции. Учитывая, что в 2020 году цены так вообще должны были падать, ставить в заслугу демпферному механизму непосредственно то, что они выросли меньше инфляции, по меньшей мере странно.

А мои личные количественные оценки демонстрируют, что на деле эффект от демпфера преимущественно нейтрален. На самом деле там наблюдается положительная связь, причем статистически значимая, но при этом как бы положительная связь какая? – что при более высоких ценах более высокие демпферные выплаты идут непосредственно нефтяным компаниям. То есть не та, о которой говорит непосредственно Минэнерго. Но тем не менее доля вариации, которую объясняет демпфер в отношении вариации оптовых цен, она очень ничтожна, по сути мы можем сказать, что эффект нейтральный, это просто механизм перераспределения денежных средств от нефтяников в бюджет и от бюджета к нефтяникам. И самое главное, что нефтяники в 2020 году выплатили колоссальные суммы и пока что общие объемы выплат от бюджета несопоставимы с этими суммами.

Тамара Шорникова: Возможно, сейчас действительно мыслю стереотипами, но мне кажется, что многие сейчас тоже у экранов подумают: ну уж прямо вот обеднели нефтяники, вот уж прямо кого-кого жалеть, что, не знаю, пошли по миру, вряд ли можно.

Григорий Баженов: Ну, отчеты у них публичные, если вам всем интересно, просто зайдите на их официальный сайт и скачайте отчеты за прошлый год, посмотрите, что у них там происходит. Вы не увидите там прибылей...

Тамара Шорникова: Окей, а сколько они заработали за предыдущую пятилетку условно?

Григорий Баженов: Это уже другой немножко вопрос. Но давайте в целом рассматривать экономическую ситуацию в динамике. Мы должны понимать о том, что помимо прошлого есть еще и будущее; когда регуляторная фискальная политика не создает стимулов для наращивания инвестиций в нефтепереработку и в розницу, у нас в целом сектор становится обреченным. У нас очень все плохо в отношении независимого сектора заправщиков, которые сейчас уже несут убытки при реализации топлива. У нас все не слава богу в отношении нефтепереработки. Крупный Антипинский НПЗ обанкротился в том числе по причине налогового маневра и по причине излишней регуляторной и фискальной нагрузки, фискального диспаритета между внутренней налоговой нагрузкой и внешней, и на сегодняшний день, соответственно, уже этот НПЗ не принадлежит тем, кто непосредственно его...

Иван Князев: Ну то есть, если попросту, ну неужели прямо все отбирают у них, что они не могут инвестировать?

Григорий Баженов: Ну, дело заключается в том, что намного выгоднее... Ну смотрите, мы же должны с вами сопоставлять различные альтернативные сценарии, мы не можем просто думать, что вот раз общие деньги есть, значит, собственно говоря, могут они инвестировать, и розницу там развивать, и, соответственно, нефтепереработку развивать, доходы от экспорта сырья-то у них будут. Но смотрите, если у вас доходы от экспорта сырья показывают положительное значение, а, соответственно, нефтепереработка и розница в убытках, какой вам стимул развивать нефтепереработку и развивать розницу, если можно просто и дальше поставлять сырье?

Тамара Шорникова: Да. Вот что пишут нам наши телезрители, сейчас немного народной статистики. Забайкальский край, пишут, сколько стоит там бензин: «АИ-92-й 52 рубля 50 копеек, 95-й 55 рублей 50 копеек». «Бензин продать, а на вырученные деньги купить бензин? Классный бизнес!» – пишет Рязанская область. И... Так, ну это предложение придержим, после того как выслушаем звонок, его озвучим. Давайте услышим сейчас Валерия из Нижнего Новгорода.

Иван Князев: Слушаем вас, Валерий.

Зритель: Вот говорят, что бензин дорогой, как бы его, чтобы он дешевле сделался. Работники «Лукойла», например, получают зарплаты под миллион – как он может быть дешевый? Едут отдыхать, это все бесплатно, за наш счет, мы же их обрабатываем. Как он может быть дешевый?

Иван Князев: Да, Валерий, спасибо, спасибо вам большое.

Вот понимаете, Григорий Александрович, какая картина рисуется в сознании обычного человека? То есть доходы у нефтяной отрасли хорошие, они экспортируют в принципе за рубеж топливо и бензин тоже по хорошим ценам, вопрос, почему он у нас в нашей стране такой дорогой. Точнее даже не вопрос, почему он дорогой, а как сделать так, чтобы он у нас был дешевый, вот.

Григорий Баженов: Для этого необходимо менять полностью фискальную и регуляторную конструкцию, которая у нас выстроена.

Иван Князев: А если предметнее?

Тамара Шорникова: Каким образом, да?

Григорий Баженов: Нет, например, нужно снижать уровень акцизов до паритета с экспортными пошлинами, для того чтобы налоги не влияли на решения, принятие решений об экспорте или импорте, об экспорте или поставке на внутренний рынок нефтепродуктов. Это самое простое, что нужно сделать, и сделать нужно было давно, а акцизы у нас увеличиваются с 2014 года...

Иван Князев: Но тогда же бюджет российский останется без денег. С кого денег брать, с кого налоги брать, если не с... ?

Григорий Баженов: Ну так оплачивает-то кто в итоге этот налог? Его разве не население оплачивает?

Иван Князев: Ну потом же, если в конечном итоге, когда приезжает на заправку, да, то оплачивает это дорогим бензином.

Григорий Баженов: В том-то и дело. А еще не забудьте вот еще что, что у нас собирать налоги умеют хорошо, а тратятся у нас денежные средства из рук вон плохо. Почитайте отчеты Счетной палаты, увидите, насколько эффективно в целом расходование средств, которые поступают в федеральный бюджет. У нас совершенно негибкая бюджетная система.

И самое главное, что нужно понимать в отношении акциза. Ну хорошо, нам нужны денежные средства на дорожные фонды, окей, допустим. Но давайте подумаем вот о чем: у нас акциз на автомобильный бензин и дизельное топливо всего лишь за 7 лет вырос в 3 раза. Ну вот как вы думаете, это должно приводить к росту внутренних цен или не должно приводить к росту внутренних цен?

Иван Князев: Интересно.

Григорий Баженов: Мне кажется, это же совершенно очевидная взаимосвязь.

Иван Князев: Ну да.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем Светлану из Карелии, еще один телезритель до нас дозвонился. Здравствуйте.

Зритель: Алло, алло, вы меня слышите?

Тамара Шорникова: Да, отлично, говорите.

Зритель: Добрый день.

Ну, что я могу сказать? Слушаю вашу передачу и смеюсь, хочется сказать: я рада за белорусов, браво, белорусы! Нефть у нас добавляем, а Белоруссия бензин будет поставлять. Белоруссия нам и киви, и молоко, все поставляет – браво, Белоруссия!

Тамара Шорникова: Ха-ха. А креветки у них какие, м-м-м.

Зритель: И креветки у них хорошие. Ну вообще, я просто поражаюсь. Почему белорусы могут, а мы не можем? Почему такая у нас бесхозяйственность?

Иван Князев: Спасибо, да, спасибо вам, Светлана, большое за этот вопрос. Ну вот действительно, Григорий Александрович, почему белорусы могут, а мы не можем? Почему у них бензин дешевле? Что у них там?

Григорий Баженов: Ну, в данном случае мы имеем очень простой эффект. Смотрите, в рамках Таможенного союза мы поставляем сырье по тем же ценам, по которым они попадают на отечественные НПЗ, но налоговая нагрузка в Белоруссии и, например, в Казахстане отличается от налоговой нагрузки в России. Например, акцизы в том же самом Казахстане намного ниже, ставка НДС составляет не 20%, а 12%. Безусловно, у них будут ниже цены.

Иван Князев: Ага, только за счет этого?

Григорий Баженов: Конечно.

Тамара Шорникова: Есть вот еще такое предложение, как раз его и хотела после предложить, простите за тавтологию: почему тогда не закупать, например, венесуэльский бензин? Он там вообще стоит копейки. Это мнение обывателя из одного из регионов.

Григорий Баженов: Да это ради бога, логистическое плечо посчитайте, посмотрите, сколько его везти непосредственно в Россию. Зачем бензин закупать? И более того, у них нефть не самого высокого качества, запасов много, а нефть плохая.

Иван Князев: Спасибо вам большое. Григорий Баженов, руководитель аналитического центра «Независимого топливного союза», был с нами на связи.

Тамара Шорникова: Владимир, Ивановская область.

Зритель: Добрый день, дорогие.

Ну, как бы я вот прожил почти 7 лет в Европе, можно сказать, и там нет таких скачков бензина, как у нас. Просто я предлагаю: пускай нефтяники что хотят делают, продают на экспорт, пускай, давайте будем закупать бензин, зато он будет по стабильной цене, не будет такой суматохи вообще, они хотят больше, хотят меньше. А у нас, как говорится, цены никогда заднюю скорость не имеют, только вперед. Вот и все, вот мой принцип.

Тамара Шорникова: Да, понятно, спасибо вам за ваш звонок.

Вот что пишут телезрители. «Надо поддержать Белоруссию, если есть такая возможность, ведь мы раньше были вместе!» – Смоленская область. Есть еще Тверская область: «Ну, в общем, наша бесхозяйственность, поэтому сейчас придется закупать бензин где ни попадя, а не своим выгодно как-то торговать».

Иван Князев: Ну, тоже люди интересуются, точнее спрашивает телезритель, из Московской области SMS, в Казахстане бензин в 2 раза дешевле почему – ну вот, как объяснил наш эксперт, потому что фискальная нагрузка там на перерабатывающие, на добывающие компании ниже. Из Ростовской области: «В СССР бензин был 20 копеек, в России 50 рублей у нас сейчас».

Тамара Шорникова: Камчатка говорит: «Разрешите для Дальнего Востока покупать качественное топливо в Америке, дешевле, чем у нас».

Иван Князев: «Цена бензина как базового продукта разгоняет цены на все», – считает наш телезритель в Пензенской области.

Еще один звонок – Павел, Московская область.

Тамара Шорникова: Павел, слушаем.

Зритель: Добрый день, добрый день.

Я вот по поводу «Белоруссия поделится бензином». Ничего против, но у меня сомнения в том, что вот «Сыр да масло» (в курсе, да, такая фирма есть) продукты из Белоруссии делает на территории России.

Тамара Шорникова: Ага.

Зритель: То есть продукты не из Белоруссии, не из белорусского мяса, колбаска вся на территории России. Поэтому здесь сомнения у меня, что это Белоруссия поделится бензином, скорее всего, что-то будет делаться на территории России, мое такое мнение.

Тамара Шорникова: То есть просто бензовозы очень длинный путь проделают через границу, да?

Зритель: Ну как поделится Белоруссия, ну что вы? Поэтому какая-то махинация, скорее всего, будет, но не с точки зрения какой-то экономической махинации как преступления, а, скорее всего, вот такое что-то замышляется, не конкретно из Белоруссии что-то будет, а что-то будет на территории России якобы из Белоруссии, это мое мнение.

Тамара Шорникова: Понятно, Павел, в общем, есть сомнения у вас. Есть SMS еще от наших телезрителей, буквально парочку...

Иван Князев: Риторический вопрос: «Почему в России вообще невыгодно производить ничего?» – спрашивает телезритель из Тверской области.

Тамара Шорникова: Архангельская область пишет: «Держать цены, держать, держать, ребята!» И Ленинградская область, я думаю, финальная SMS: «Давайте соберем нефтяникам по 100 рублей по SMS».

Иван Князев: Скоро продолжим, уважаемые телезрители. Буквально через несколько минут будем говорить об агротуризме в нашей стране, что он из себя представляет, целый закон хотят сейчас обсудить по этому поводу в Государственной Думе. Все это дело обсудим, оставайтесь с нами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Насколько это необходимо? И как отразится на топливных ценах?