Бензин резко подорожает?

Бензин резко подорожает? | Программы | ОТР

Эксперты прогнозируют рост цен на топливо из-за дорожающей нефти и снижения предложений на внутреннем рынке

2021-01-11T12:23:00+03:00
Бензин резко подорожает?
ТЕМА ДНЯ: Пандемия лишила доходов
Автомобиль становится роскошью
Пенсии для работающих: какой будет индексация?
Что нового? Хабаровск, Уфа, Волгоград
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Инвестпортфель на старость
Спасти и сохранить бизнес
Где и как россияне будут отдыхать в этом году
В долгах по самые ЖКУ
Гости
Максим Едрышов
руководитель Федерации автовладельцев России
Александр Фролов
заместитель генерального директора Института национальной энергетики

Петр Кузнецов: Может быть, то же самое можно сказать про наш бензин. В новом году – новые цены на бензин. Его стоимость может взлететь уже в этом месяце, посчитали экономисты. Причина – в данном случае рост цен на нефть.

Ольга Арсланова: Но хотя у нас не всегда это связано.

Петр Кузнецов: Да.

Ольга Арсланова: Иногда нефть дешевеет, а бензин все равно дорожает. Что значит «иногда»? Всегда. Но сейчас все основания. Давайте посмотрим на цифры. Еще с конца прошлого, 2020 года стоимость 92 и 95 бензина росла на 8% до 48 тыс. и 49 тыс. руб. за тонну соответственно. Это посчитали также эксперты. Но продажи бензина при этом внутри нашей страны снижались.

Петр Кузнецов: Да, да. Правда, вице-премьер Александр Новак попытался сгладить углы. Он сказал, что цены на бензин подросли, но незначительно, намного ниже инфляции. Так что переживать пока рано. Но мы все-таки начнем. Александр Фролов, заместитель генерального директора Института национальной энергетики, вместе с нами. Александр Сергеевич?

Ольга Арсланова: Добрый день.

Александр Фролов: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Давайте сразу расскажите нам, пожалуйста: речь идет о каком-то традиционном сезонном подорожании? Или действительно здесь включилось больше внешних факторов и речь идет именно о резком подорожании топлива в ближайшее время?

Александр Фролов: Топливо в любом случае будет дорожать. Как и любой другой товар, он будет дорожать либо в пределах инфляции…

Петр Кузнецов: Да. Но это вы сейчас о традиционном сезонном подорожании?

Александр Фролов: Это я говорю в принципе о любом…

Петр Кузнецов: В принципе.

Ольга Арсланова: О мироустройстве.

Александр Фролов: О мироустройстве, да, в котором мы живем. Мы здесь можем отталкиваться от биржевых котировок. Давайте начнем с биржевых котировок. На них обычно смотрят, прогнозируя рост, скорость роста цен. Биржевые котировки сейчас находятся на достаточно умеренных уровнях. Они гораздо ниже, чем были, например, летом текущего года, когда все ожидали какого-то невероятно резкого подорожания на бензин АИ-95. Помните, стали снимать ограничения, в ряде регионов люди сели на автомобили и поехали. Поэтому запасы 95 бензина резко стали заканчиваться у продавцов. Они пошли на биржу, и биржевые цены подскочили. И многие тогда прогнозировали, что вот повторятся события середины 2018 года, когда произошел совершенно невероятный рост цен. Сейчас такого не наблюдается. Биржевые показатели в пределах нормы. Они примерно на 7-8 руб. ниже, чем были полгода назад. В этом плане беспокоиться вроде как не о чем.

Но я здесь присоединюсь к тем людям, которые обращают внимание на рост акцизов. У нас, собственно говоря, давайте… Второй момент – это себестоимость производства топлива, из чего она складывается. Вот вы пошутили тут про цены на нефть, что, мол, цены растут, цены снижаются, а на топливе это никак не сказывается.

Ольга Арсланова: Это правда.

Петр Кузнецов: Да, вы знаете, за это время это уже такая избитая шутка стала.

Александр Фролов: Ну, да-да-да. Меня всегда веселит в этой шутке, что люди смотрят на цены в долларах, как она там скачет, а повышение цен на бензин идет в рублях. Давайте посмотрим, что в долларах, бензин подешевел …

Ольга Арсланова: Нет, подождите, подождите. Мы в России живем.

Александр Фролов: Да, да. Ну, а почему ж мы тогда…

Ольга Арсланова: Бензин за русские рубли покупаем.

Александр Фролов: …а чего ж мы тогда смотрим на долларовые цены на нефть и шутим? Сравниваем долларовые цены на нефть и рублевые цены на бензин.

Ольга Арсланова: Но так повелось, что в долларах продаются…

Александр Фролов: Давайте посмотрим в рублях. И увидим неприятную штуку. Нефть подорожала в рублях. Действительно, сейчас, абсолютно неприятная вещь, т. е. в бюджет… я сейчас утрирую, но в бюджет заложен показатель порядка 3 тыс. руб. А сейчас по факту нефть у нас стоит около 4 тыс. руб. за баррель.

Петр Кузнецов: Да что ж такое, опять не так? Ага.

Александр Фролов: Вообще-то ужасно, отвратительно.

Петр Кузнецов: Ужас.

Александр Фролов: Потому что… Сейчас объясню, почему отвратительно. Рублевая цена на нефть закладывается в коэффициент, по которому считается налог на добычу полезных ископаемых. Вот наш финансово-экономический блок правительства очень любит говорить о том, что НДПИ (вот этот самый…

Петр Кузнецов: …Налог на добычу нефти.

Александр Фролов: Да. Он никакого отношения к себестоимости нефтепродуктов не имеет. Хотя, казалось бы, как не имеет, если этот налог платится с сырья, которое потом идет на переработку.

Ольга Арсланова: И если он такой большой. Но, Александр Сергеевич, смотрите, вот вы сказали про рубль и доллар (просто сразу уточнение), а рубль у нас по-прежнему слабый. А это значит, что продавать за рубеж по-прежнему производителям выгоднее, чем заниматься внутренним рынком. Откуда ж возьмутся приемлемые для населения цены внутри России?

Петр Кузнецов: Александр Сергеевич, связь прервалась… А, нет…

Ольга Арсланова: Я пошутила. Да. Александр Сергеевич?

Александр Фролов: Да-да-да. Если можно, последнюю мысль про…

Петр Кузнецов: Про экспортную альтернативу, которая это все портит как раз.

Александр Фролов: А, да. На самом деле экспортная альтернатива – это наименьшее из зол сейчас. У нас из примерно 40 млн. т производимого бензина (в основном, я думаю, людей цены на бензин интересуют, а не на дизельное топливо), так вот, лишь 10% идет на экспорт. И экспортные потоки у нас регулируются государством достаточно эффективно, учитывая, что есть обязательства по поставкам бензина на биржу, есть механизмы, которые компенсируют вот эту разницу с ценами на внешних рынках. Т. е. есть…

Петр Кузнецов: Это тот самый демпфирующий механизм, да? Когда на экспорте они зарабатывают…

Александр Фролов: Да, да.

Петр Кузнецов: …и если они зарабатывают больше, то им доплачивает государство, а если наоборот, то они доплачивают.

Александр Фролов: Да-да-да. То, с чем мы с интересом сталкивались в 2020 году. Там этот механизм работал в обе стороны.

Но вопрос себестоимости здесь гораздо более важен. Т. е. обычно, действительно, говорят: «О, смотрите, вот сейчас весь бензин повезут на экспорт, и от этого могут вырасти цены внутри страны». Как правило, этого не происходит. А если подобное случается по каким-то причинам, т. е. если есть даже не рост экспортных поставок, а недостаток на внутреннем рынке, государство включает ручной режим, и поставки на внутренний рынок тут же увеличиваются. Это как раз таки не проблема. Проблема в себестоимости.

Т. е. очевидно, что продавать бензин ниже того уровня затрат, который вы несете на его производство, мягко скажем, не очень возможно. Поэтому курс доллара, рублевая цена на нефть, размер конкретного налога на добычу полезных ископаемых, а также рост акцизов, который в очередной раз произошел в текущем году, это гораздо более интересные факторы, которые будут влиять на цены на нефть. Да, действительно, есть механизмы, которые позволяют компенсировать ряд затрат нефтепереработки. (Вот возвратный акциз присутствует). И это несколько снимает налоговое давление. Но я напомню, что в 1 л бензина сейчас одного только акциза более 10 руб. – 10 руб., которые вы платите в цене на стеле, это акциз, который на 4% в текущем году вырос. Налог на добычу полезных ископаемых занимает еще (но в разные периоды времени, потому что его конкретные размеры меняются) от 6 до 26%. 6% было в мае: там он очень сильно снижался. Вот. И т. д. Т. е. есть определенный уровень затрат, ниже которого нельзя опуститься. И он во многом зависит от курса рубля. У нас глава Центробанка как-то года два назад руководителю одной из крупнейших наших нефтяных компаний на его слова о том, что, ну, воздействуйте, пожалуйста, на курс рубля, укрепите рубль, иначе у нас нефтепереработка сыпется, – она ему сказала: «Ваши затраты от курса никак не зависят. Вы несете все затраты в рублях». Она, видимо, не знала, как налог на добычу полезных ископаемых у нас считается. Это, кстати, печальный факт о главе Центробанка. Но если не будет укрепляться рубль, если он останется даже на нынешних показателях, а они выше тех показателей, которые прогнозировались в бюджете, то, боюсь, создается крайне неприятная ситуация, которая может теоретически привести к росту биржевых котировок, а потом и к розничным ценам.

Другое дело, что с середины 2018 года у правительства есть соответствующие механизмы, которые позволяют компенсировать подобное негативное воздействие. Мы про них только что проговорили. Это и демпфирующие надбавки, и возврат на…

Петр Кузнецов: Есть еще такой инструмент, как заморозка.

Александр Фролов: Нет, заморозка – это как раз таки не инструмент…

Петр Кузнецов: Мы тоже с ним сталкивались просто. Александр Сергеевич, а послушаем-ка наших автолюбителей, автовладельцев (скорее всего). Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Сергей из Омской области. Добрый день.

Зритель: Да, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Или вы как раз не за рулем?

Зритель: Нет, я не за рулем, я дома. У нас вот с начала нового года уже бензин подорожал на…

Ольга Арсланова: На сколько, Сергей? Не расслышали мы.

Петр Кузнецов: Сергей?

Ольга Арсланова: Подорожал.

Петр Кузнецов: Мне кажется, что первое было на 7.

Ольга Арсланова: Да. Александр Сергеевич, смотрите, у нас очень много сообщений из разных регионов примерно такого же содержания, там, на разные какие-то рубли нам говорят. «У нас вообще принято считать, что Россия это страна дешевого бензина». У нас действительно в абсолюте он дешевый по Европе. Но по доступности все-таки мы уступаем, там, не знаю, Люксембургу с дорогим бензином, Норвегии с дорогим бензином. Т. е. у нас люди зарабатывают и не могут себе позволить много бензина купить. Т. е. тут, понимаете, вопрос даже не в том, как сделать так, чтобы компаниям было комфортно или чтобы бензин был дешевый, а сделать так, чтобы он был доступный. Это же в принципе всем выгодно, и продавцам в том числе.

Александр Фролов: Я боюсь, у нас нету пары часов на эту беседу. Если очень кратко – безусловно. Я здесь могу сказать, что да, по международным рейтингам мы находимся в позиции одной из самых дешевых с точки зрения долларовых цен на бензин стран. Так что в долларах у нас все очень хорошо, просто прекрасно, пусть все порадуются. Вот. А с точки зрения доступности мы где-то в середине списка. И, конечно, начиная с 2018… ну, с 2019 года мы позиции свои сдали. Потому что благосостояние населения в целом за последние 6 лет, и за последние пару лет в особенности, мягко скажем, не выросло, а даже снижалось. Соответственно, доступность бензина, учитывая, что он, да, пусть на уровень инфляции, но дорожает, – тоже снижается. Я, кстати, прошу … на продавцов. Обратите внимание, что очень многие сейчас крупные сети делают акции в стиле «Купи кофе – получи бензин на 2-3 руб. дешевле на литр». Просто маржинальность кофе гораздо выше, чем у бензина. Поэтому многие крупные сети сейчас к счастью, вот к счастью… вот к нынешнему моменту подошли в ситуации, когда значительную часть выручки им сопутствующие товары обеспечивают. Поэтому им не надо как-то гнать цену очень сильно. Иначе бы они могли…

Ольга Арсланова: А если еще и алкоголь разрешат продавать на заправках, вообще будет жизнь.

Александр Фролов: Алкоголь? Ну, знаете, я вот в Сербии бывал, там алкоголь на заправках продают…

Ольга Арсланова: Да?

Александр Фролов: …благосостояние населения еще хуже, чем в России, раза в 2, а бензин в 2-2,5 раза дороже. Так что нету такой взаимосвязи, к огромному сожалению очень многих, очень многих автовладельцев. И если разрешат продавать алкоголь, я боюсь, у нас вырастет количество ДТП.

Нет, я скорее о другом: что мы ориентируемся на цену на стеле, а реальные цены, к счастью, чуть-чуть пониже, потому что включаются маркетинговые акции. Я, правда, сомневаюсь, что широкую аудиторию этот факт как-то радует. Потому что в любом случае, да, доступность бензина снизилась. И продавцам, безусловно, хотелось бы, чтобы люди приезжали и покупали бензина больше. И пусть даже не бензина, а просто чтобы рос средний чек: это главный показатель. Средний чек может включать в себя не только бензин, но и тот же вышеназванный кофе, и воду, выпечку и прочее. Притом маржинальность вот этих сопутствующих товаров выше. Алкоголь мы оставляем за скобками.

Ольга Арсланова: Спасибо, Александр Сергеевич.

Петр Кузнецов: Александр Сергеевич, спасибо. Время у нас. Александр Фролов был на связи. Прямо сейчас Максим Едрышов, руководитель Федерации автовладельцев России. Здравствуйте, Максим.

Ольга Арсланова: Добрый день.

Петр Кузнецов: Вот уже пишут, из Москвы: «Он уже подорожал» (про бензин). И из Башкортостана (с использованием CapsLock – большими буквами): «Когда он подорожает так, что все будут избавляться от машин?! Может, воздух чище в городах будет!» Как автомобилисты реагируют на каждый раз повышение? И произойдет ли такое, что вот реально откажется от машины, потому что не…

Максим Едрышов: Это действительно безысходность. Мы уже привыкли к тому, что бензин постоянно дорожает. Нефть дешевеет – бензин дорожает. Нефть дорожает – бензин тоже дорожает. Это такой у нас главный фактор стабильности. И действительно вот, бензин, что бы ни случилось, он почему-то у нас дорожает. И здесь можно говорить сколько угодно о стоимости нефти, но у нас такая ситуация, что две трети стоимости бензина, которую мы платим на АЗС, это налоги и акцизы различные. И вот пока такая ситуация будет сохраняться, скорее всего, бензин и будет так искусственно дорожать. Там цена нефти минимальным образом вообще влияет на стоимость бензина, к сожалению. И это вот большая-большая проблема у нас в стране. Потому что у нас с автолюбителей пытаются постоянно все взять. И если говорить о том, что убрать сейчас все налоги и акцизы, то мы получим достаточно недорогой и дешевый бензин.

Если начинают вот люди сравнивать со стоимостью бензина в Европе, ну, извините, но в Европе в основном не нефтедобывающие страны, и у них не своя нефть. Они, собственно…

Ольга Арсланова: Вот-вот, Максим, у нас тут по мотивам (простите, что перебиваю) предыдущей нашей беседы с Александром Фроловым пишут: «При чем здесь Сербия? Они что, нефть добывают?» Потому что в Сербии дорогая нефть, хоть и алкоголь разрешен.

Максим Едрышов: В том-то и дело. Что и Сербия, вполне возможно, покупает нефть у нас. А может, даже и бензин уже…

Петр Кузнецов: В Казахстане 28 руб.

Ольга Арсланова: Т. е. обидно, потому что мы добываем, и при этом еще у нас для населения бензин не очень доступный.

Максим Едрышов: Да, кстати, вот многие приводят в пример Казахстан. И совершенно правильно. Потому что в Казахстане гораздо меньшая нагрузка вот эта акцизная, налоговая нагрузка на стоимость бензина. И тот же самый бензин, на тех же, кстати, брендах, которые представлены и у нас, можно бензин покупать гораздо дешевле. 28-29 руб. бензин там стоит, в отличие от нашего 40.

А насчет того, когда же все-таки перестанут люди ездить, насколько бензин должен подорожать, я вспоминаю до сих пор: лет 8 назад один из сайтов проводил опрос, когда же автомобилисты откажутся от автомобиля, при какой стоимости бензина. И тогда 70% водителей сказали, что как только 40 руб. будет стоить, мы откажемся все. Но вот мы видим: этого не происходит совершенно никак.

Петр Кузнецов: Да, я, кстати, видел где-то мнение, что когда люди переживают из-за роста цен на бензин, то это должно означать, что они меньше переживают, например, из-за продуктовых цен. Т. е. это несколько иная категория даже.

Ольга Арсланова: Хотя из-за цен на бензин продукты тоже будут дорожать.

Максим Едрышов: Это все связано, да. Но все это связано очень опосредованно и косвенно. И многие люди не связывают в принципе вещи, что бензин подорожал – значит, подорожают какие-то продукты питания в магазинах. Ну, у нас почему-то не принято у людей обычно связывать эти вещи. Ну, а автомобилисты – они в очередной раз просто поругаются, скажут, что все стало дороже. А действительно, все подорожало. Сегодня с коллегами разговаривал из Волгоградской области. Там на рубль аж сразу взлетела уже стоимость бензина.

Петр Кузнецов: Мороз уже, да…

Максим Едрышов: Во многих регионах на 70 копеек. В Москве, по моим наблюдениям, на 30-40 копеек увеличилась стоимость топлива только за новогодние праздники.

Петр Кузнецов: Нам предлагает на Камчатку заглянуть телезритель. Но давайте же это сделаем, опять же с помощью телезрителей. Напишите, что у вас. Пока из этого региона не было показаний. Максим, давайте коротко итоги и попробуем в конкретных цифрах. То именно резкое подорожание, о котором сейчас заявляют и прогнозируют некоторые эксперты. Произойдет ли оно? Когда? И плюс-минус в среднем на сколько? Вот вы уже в принципе частично ответили, ссылаясь на… какую область? Волгоградскую. На рубль.

Максим Едрышов: Волгоградскую область, да. На рубль пока подорожал. Но резкого подорожания, скорее всего, такого уж прямо, что сразу на 4-5 рублей…

Петр Кузнецов: Которым нас пугают.

Максим Едрышов: …его не будет вот. Но постепенно, плавно, я думаю, бензин будет действительно дорожать. И, как мне кажется, к концу года мы вполне можем увидеть и 50 руб., это стоимость за 95 бензин тот же самый.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо. Максим Едрышов, руководитель Федерации автовладельцев России. Напоследок о погоде поговорим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Эксперты прогнозируют рост цен на топливо из-за дорожающей нефти и снижения предложений на внутреннем рынке