Бензина не будет?

Бензина не будет? | Программа: ОТРажение | ОТР

Двигатели внутреннего сгорания будут постепенно выводить из эксплуатации. Чем заменят?

2021-03-12T11:52:00+03:00
Бензина не будет?
Цифровое рабство. Сложная формула пенсии. Конец нефтяной иглы? Коттедж в ипотеку. Автомобили дорожают
Алгоритм цифрового рабства
Климат-контроль для России
Интуристы едут за «Спутником»
Нужен ли в школе обязательный второй иностранный язык?
Имеющихся в России запасов нефти хватит на 58 лет при существующих технологиях
Формула пенсии: попробуй рассчитай
Треть столичных аттракционов лишили регистрации
Годовалый автомобиль можно продать дороже его исходной цены
Михаил Мишустин утвердил льготную ипотеку на строительство частных домов
Гости
Ян Хайцеэр
вице-президент Национального автомобильного союза

Петр Кузнецов: Задаемся вопросом: бензина не будет? Нет, пока будет, но когда-то не будет, и дизеля тоже не будет. Двигатели внутреннего сгорания хотят вообще выводить из эксплуатации. Не мы это начали.

Марина Калинина: Да, начали эту программу, начнут ряд стран ЕС начиная с 2030 года, но постепенно, естественно. Среди таких стран Бельгия, Дания, Нидерланды, Франция и Великобритания, а в Норвегии уже собираются переходить на новый тип топлива аж с 2025 года, совсем скоро.

Петр Кузнецов: Ну, тут забота об экологии. Новым типом топлива называется электричество, и в компаниях Volvo и Volkswagen уже сообщили о планах по увеличению выпуска автомобилей как раз на электрическом ходу.

Про нас ли эта история? Сейчас узнаем. Ян Хайцеэр, вице-президент Национального автомобильного союза, с нами на связи.

Марина Калинина: Ян, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Ян.

Ян Хайцеэр: Добрый день.

Марина Калинина: Что вы думаете по этому поводу? Насколько реалистичны вот эти амбициозные планы?

Ян Хайцеэр: Ну, действительно, планы вполне амбициозные, объяснение определенное этому есть, потому что ряд европейских политиков, им больше, собственно говоря, нечего предложить, и они, соответственно, простите меня за такое слово, «топят» за экологию. Хотя решение экологической проблемы это весьма сомнительное, потому что кто-то должен производить это электричество.

Но, с другой стороны, мы видим, как достаточно быстрыми темпами продвигаются автоконцерны, производя все более и более эффективные автомобили, они уже могут больше проехать на одной зарядке. И вот мы видим Норвегию, у которой достаточно сложный климат, он непростой, там так же бывают холода, как у нас, где серьезные деньги вкладываются в инфраструктуру.

Хотя вот я посмотрел, там есть две страны, например Греция и Литва, ну это страны, где достаточно приличное количество автохлама, но уж Литва – это страна, куда съезжает огромное количество этого автохлама из всей Европы, как-то там переделывается, на нем либо ездится, либо он разбирается. И уж точно эти страны, которые перечислены в виде Литвы или Греции, точно не готовы к тому, чтобы по их дорогам ездили только электрические автомобили, это практически невозможно.

Но очевидно, что постепенно ограничения будут вводиться, и я думаю, что все-таки это будут такие мягкие меры, потому что никто не захочет, как говорится, народных волнений. И мы уже видим, что ограничиваются на самом деле очень старые машины, до 2000-х гг., им ограничивается въезд в центр города или в принципе в город. Лидером, наверное, сейчас становится какая-нибудь Германия, вот, а аутсайдером, как ни странно, по предложениям Франция, потому что она максимально передвинула этот срок, она назвала примерно 2030 год.

Произойдет ли это так быстро? Я до конца не уверен. Думаю, что все будет зависеть, насколько подтянется инфраструктура вся, для того чтобы так произошло. Но нам, я боюсь, еще до этого светлого будущего далеко, даже очень далеко. У нас есть пока еще свои и энергоресурсы, у нас есть своя нефть, соответственно, есть свой бензин...

Марина Калинина: Да, куда же мы нефть будем девать, если мы все на электричестве будем ездить?

Ян Хайцеэр: Мы этот бензин будем себе дороже продавать, как это обычно бывает. За рубежом количество потребления этого вида топлива будет сокращаться, и будем, собственно говоря, страдать. Боюсь, что отжигать и отрываться государство будет на нас, на потребителях в стране, как это обычно происходит.

Петр Кузнецов: Что у нас с рынком вообще электрокаров? По-моему, что-то отечественное у нас разрабатывается или уже готово.

Ян Хайцеэр: Ну смотрите, у нас уже по городу, по крайней мере Москве, колесят автобусы электрические.

Петр Кузнецов: Да, на которых так и написано, чтобы мы не путали, «Это электробус».

Ян Хайцеэр: Совершенно верно.

Петр Кузнецов: Вот эти, да?

Ян Хайцеэр: Ну, до этого благополучно ездили троллейбусы, они бы еще точно лет 10 проездили, но нам же надо быть, городу Москве, впереди планеты всей, поэтому мы их заменили, убрали провода и заменили их на автобусы пока еще не самые эффективные, потому что пробег у них небольшой, а в зимний период там еще меньше, им приходится частенько заправляться.

Ну а в целом по стране инфраструктуры для зарядки автомобилей, ездящих на электричестве, нет, и автомобили у нас продаются в штучных экземплярах и являются этаким фаном или предметом роскоши, которым можно гордиться: смотрите, я какой известный человек, я такой весь экологичный, я весь такой волшебный, вот езжу на очень-очень дорогом электрическом автомобиле. Но, правда, когда зарядки не хватает, я пересяду на бензиновый, потому что у меня еще парочка в гараже стоит.

Петр Кузнецов: И бензиновым буду его, значит, толкать, этот кар, куда-нибудь...

Марина Калинина: К заправке.

Петр Кузнецов: До заправки или в гараж поставлю.

Ян Хайцеэр: Абсолютно верно. То есть это...

Петр Кузнецов: Вот я нашел за это время, у меня данные просто для понимания в цифрах: на состояние середины 2019 года у нас 4,5 тысячи всего электрокаров. Ну это мало.

Марина Калинина: В стране?

Петр Кузнецов: В стране, конечно, в стране, не в Москве.

Ян Хайцеэр: Есть еще гибридные автомобили, там какая-нибудь Toyota Prius, но их тоже ничтожно мало, они завозятся в бэушном виде в основном большими любителями, и экономия здесь сомнительная. Понимаете, пока это еще вообще, в принципе большой-большой самообман, назовем это так. Но еще раз повторюсь, европейским чиновникам надо чем-то заниматься, это такая европейская бюрократия, которая решает свои вопросы, не задумываясь о том, сколько мы нанесем вред экологии в других местах, когда будем производить электричество. Потому что по всему миру до сих пор эффективно и активно работают станции, производящие электричество на угле, и вы понимаете, какой вред окружающей среде они наносят.

Марина Калинина: Нет, еще большой вопрос, куда денутся автомобили, которые сейчас ездят на бензине, их же тоже надо будет как-то утилизировать...

Петр Кузнецов: В Литву.

Марина Калинина: Это тоже, в общем, вред экологии нанесет.

Ян Хайцеэр: Совершенно верно, они попадут, наверное, в Литву, там разберутся и по запчастям поедут к нам или в другие страны Восточной Европы.

Марина Калинина: У нас есть звонок, Владимир из Ростовской области. Владимир, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Да, что думают наши телезрители.

Зритель: Алло, алло.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Меня зовут Владимир, мне 64 года, уже слава тебе господи, папе 90, маме почти 90.

Так я вот хотел сказать: у меня папа всю жизнь проездил на велосипеде и меня к этому приучил, вот, дай бог ему здоровья и мне. А вот эти вот машины, которые выхлопные газы, от которых, бедные, дышать уже нечем… Особенно детки идут, дитя ведут, машина от магазина отъезжает, такие выхлопы, ребеночек нос прикрывает – вот за что надо бороться. Машин уже развелось у нас столько, что, по-моему, на голове волос меньше у ведущей, чем у нас машин в России. Вот с этим надо бороться.

Петр Кузнецов: Осторожнее, осторожнее.

Зритель: Дороги негодные, машина едет, буксует, выхлопные газы, дым, чад, вот. А на велосипеде, как китайцы, правильно делают, сел и поехал.

Петр Кузнецов: Ну, Европа тоже на велосипедах вся ездит, не только Китай.

Марина Калинина: Волосам моим досталось.

Зритель: ...посадить бы некоторых на велосипед...

Марина Калинина: Понятно, спасибо.

Петр Кузнецов: Понятно, спасибо. Ян, а давайте предположим, что все-таки у нас начинает развиваться рынок электрокаров. С какой стороны у нас могут подойти? Это будут скорее льготы, не знаю, таможенные льготы на ввоз электротранспорта, какие-то льготы, не знаю, бесплатные парковки, въезд в платные части города для других? Что может завлечь?

Ян Хайцеэр: Я думаю, что вы все перечислили, потому что по такому же пути шли и идут европейские страны, когда вплоть до бесплатной зарядки для электроавтомобилей.

Петр Кузнецов: Ну да.

Ян Хайцеэр: Ну и, соответственно, снижение таможенной пошлины. В идеале, конечно, это собственное производство, во что пока верится с трудом, но хотелось бы. У нас на самом деле есть другое экологичное топливо, это газ, который устанавливается на бензиновые двигатели. Это гораздо более экологично, нежели чем, собственно говоря, электроэнергия, потому что газа у нас много, газ у нас свой, и здесь уже мы будем наносить... Когда мы будем ездить на газу, мы будем наносить минимальный вред окружающей среде.

Петр Кузнецов: Вот только оборудование стоит дорого, переоборудовать автомобиль, например, на газ, это очень дорого.

Ян Хайцеэр: Ну, это возможно. Все дорого, понимаете, владеть автомобилем в принципе дорого.

Петр Кузнецов: Да.

Ян Хайцеэр: Это, конечно, средство передвижения, но отчасти становится предметом роскоши, потому что мы, автовладельцы, это такие потенциальные дойные коровы для всех сфер. Но при этом мы даем рабочие места для большого количества людей, находящихся вокруг нас.

Марина Калинина: Вот мы поняли, что автовладельцы дойные и курильщики, вчера как раз это обсуждали.

Ну а вообще, вот вы говорите, что это какие-то там правительства между собой, там какие-то заявления, но видите, Volvo и Volkswagen говорят же, что будут больше производить таких машин.

Ян Хайцеэр: Нет, конечно, автопроизводители отвечают на посыл, как говорится, партии и правительства и наращивают выпуск электроавтомобилей. Я еще раз подчеркну, что, конечно, эта тенденция четко прослеживается, и действительно, через какое-то время наверняка по крайней мере в обеспеченных европейских странах, как Норвегия и иные, электрокаров будет гораздо больше, чем автомобилей с бензиновыми и дизельными двигателями. К сожалению, историю вспять не развернуть, и есть определенное самосознание людей, опять я приведу в пример Норвегию...

Марина Калинина: Ну то есть люди готовы пересаживаться в принципе, да, на эти автомобили? Ну так вот, по ощущениям?

Ян Хайцеэр: За рубежом да, у нас точно нет.

Петр Кузнецов: То есть вот они реально при выборе авто думают об окружающей среде? Ну там.

Ян Хайцеэр: Есть страны, и в первую очередь это скандинавские страны, где люди действительно думают об окружающей среде, их по-другому изначально воспитали.

Петр Кузнецов: Ага. Вот вспоминают, кстати, про Е-мобили. А где они у нас? Все, да?

Ян Хайцеэр: В никуда, в никуда они ушли.

Петр Кузнецов: Зато есть наши телезрители. Кострома на связи, давайте узнаем, что там думают об электромобилях. Здравствуйте, Кострома.

Зритель: Да, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Меня вот эта вот тема очень интересовала с Е-мобилями в свое время, когда вот их развивали. И почему так их резко свернули, закрыли, это нашему государству просто, видно, невыгодно.

Петр Кузнецов: А интересовало, прямо вот задумывались, да, приобрести?

Зритель: Ну да, как бы я думал, если будут развиваться, я думаю, со временем они могли бы быть общедоступными для любого человека. А потом резко все закрыли и все.

Марина Калинина: Понятно. Я не знаю, Ян, есть какое-то объяснение этому?

Петр Кузнецов: Поняли, что что?

Ян Хайцеэр: Ну послушайте, во-первых, это частный бизнес, это не государственный бизнес, и проект для частного бизнеса показался неперспективным, скорее это даже была пиар-компания определенного политика, которая как бы отработала свое и тему закрыли, вот и все, и рассосался Е-мобиль, не было его и нет. Потому что совершенную технику, которая может перемещаться по дорогам общего пользования ежедневно и не ломаться, так и не создали, это были только прототипы. Ну вот бизнес посчитал, что дальше в эту сторону ему двигаться невыгодно, соответственно, мы будем вынуждены закупать автомобили за рубежом.

Но еще раз говорю, я не исключаю возможности, что когда-нибудь и наши автомобили, наши производители или иностранные производители, которые здесь имеют свои площадки по производству, перейдут на выпуск электромобилей. Но, конечно, у нас просторы большие, для нас батареи, находящиеся в этом автомобиле, крайне важны, и вот когда они будут долго и надежно жить зимой и у нас будет пробег хотя бы 700–800 километров, наверное, тогда в сторону этих автомобилей при доступной цене...

Петр Кузнецов: Конечно.

Ян Хайцеэр: Понимаете, на самом деле сегодня цена на электромобили падает постепенно, но все-таки еще раз повторюсь, что это такая большая-большая игра. И когда мы смотрим стоимость акций Tesla, мы видим такого самого маленького производителя и при этом самого дорогого в мире, тоже интересный момент, который, наверное, должны обсуждать экономисты.

Петр Кузнецов: Ян, а скажите, пожалуйста, вот вы сказали, что постепенно падает все-таки цена на электрокары. Я сейчас читал в процессе подготовки, что рынок электрокаров в той же самой Европе развивается за счет того, что повышенные идут налоги уже на дизель и вот эти дополнительные сборы идут как раз на рынок электрокаров. Вот не приведет ли это к ужесточению налогов?

Ян Хайцеэр: Не совсем верно: не идет повышенный налог на дизель, у вас есть повышенный налог на выхлоп. Например, минимальный налог будет на Евро-6.1, а если у вас уже Евро-5, то будет налог вполне приличный. Как распределяются эти деньги, мне говорить сложно, потому что каждое, не Евросоюз же в целом распределяет их, а распределяет каждая страна европейская по отдельности, они направляют эти деньги туда, куда они считают нужным.

Петр Кузнецов: Понятно. К слову об этих Евро-6, Евро-5, вот последних поколениях – а эти электрокары действительно прямо максимально чистые, или здесь больше красивое название, что я езжу на электрокаре?

Ян Хайцеэр: Нет, конечно, они максимально чистые. Правда, это должно беспокоить только крупные города, где достаточно плотное движение, ну а в маленьких городах по большому счету это незаметно так, как в больших. Но есть еще один такой момент – это грузовики. Потому что вот выезжая сегодня на улицы города, вы открываете окно, рядом с вами останавливается какой-нибудь грузовик, особенно отечественного производства, и дышать действительно невозможно.

А вот я помню хорошо, как я попал в пробку под Берлином на автобане, я открываю окно, и чудо! – вот стоят плотно машины на несколько километров, и там нет электрических, но воздух чистый, ничем не воняет. Вы понимаете, у меня было такое странное ощущение, как будто я в парк зашел, а вокруг меня тысячи и тысячи автомобилей.

Так вот у нас такого ощущения пока не складывается, потому что много очень старых двигателей, которые, мягко говоря, не экологичные, они по-прежнему колесят по дорогам нашей страны. Но резко обрубить это – это просто будет социальный взрыв, это просто невозможно, потому что действительно нет у людей денег, у бизнеса нет такого количества денег, чтобы сразу заменить все машины на более экологичные.

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Ага, спасибо. Ян Хайцеэр, вице-президент Национального автомобильного союза, его комментарий по электрокарам.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Двигатели внутреннего сгорания будут постепенно выводить из эксплуатации. Чем заменят?