Берегись автомобиля! И самоката...

Гости
Петр Шкуматов
координатор движения «Общество Синих Ведерок»
Александр Осипов
президент Ассоциации гидов-переводчиков, экскурсоводов и турменеджеров

Константин Чуриков: В оставшиеся полчаса поговорим о том, как все опаснее становятся наши дороги и, кстати, тротуары, о машинах, об электросамокатах, этих гироскутерах, как там это все называется, я даже не понимаю. И самое печальное – о том, что люди погибают, дети гибнут. Вот начнем мы с истории минувшей пятницы.

Оксана Галькевич: Все уже эту историю, наверное, слышали: 18-летняя девушка на Mazda сбила троих детей на нерегулируемом пешеходном переходе на улице Авиаторов в московском районе Солнцево. Позже стало известно, что в больнице скончался 5-летний мальчик, а затем умер и 3-летний ребенок. На кадрах, которые распространила прокуратура, видно, как двое взрослых, мама и бабушка, начали переходить дорогу по зебре вместе с тремя детьми.

Константин Чуриков: Первая машина остановилась и пропустила людей. Трое детей находились немного впереди взрослых, и когда вот они пересекли первую полосу и оказались на второй, на них наехала как раз вот эта Валерия Башкирова 18-летняя, которая даже, в общем-то, не попыталась затормозить. Позже она объяснила это тем, что «сидела в телефоне», это такая вот официальная версия. Вначале Башкирову отправили под домашний арест, но вот сегодня уже следователи попросили отправить ее под стражу на срок до 16 сентября, видимо, все-таки под влиянием некоего общественного бурного обсуждения.

Оксана Галькевич: Ну вот, друзья, мы предлагаем сейчас снова обсудить эту тему вместе с вами, и не этот, кстати, не единственный это случай, к сожалению...

Константин Чуриков: Начнем с этого.

Оксана Галькевич: Петр Шкуматов у нас на связи, координатор движения «Общество Синих Ведерок». Петр, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Петр Шкуматов: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Петр, ну какие только вот на самом деле предложения ни звучат в последние дни. В принципе людей можно понять, у нас у всех дети, вот каждый это экстраполирует как-то на себя, что было бы, не знаю, с каждым из нас, если не дай бог такое бы случилось. Ну правда ведь, ну что это такое, да? Ну я понимаю, что молодая, я понимаю, что только-только села за руль, как говорится... Но вот ваша трактовка, здесь вот как подойти? Жестче наказывать? Что надо делать?

Петр Шкуматов: Слушайте, честно говоря, меня поразила жестокость нашего общества, которое, можно сказать, начало требовать каких-то очень средневековых наказаний для вот этой девушки, хотя любой человек, который занимается хоть сколько-то транспортной темой, он знает, что в подобные ловушки попадают каждый год сотни водителей вне зависимости от их стажа вождения, вне зависимости от их опыта или каких-то вот таких моментов. Вот сейчас вы показываете как раз эту ситуацию, когда машина справа начала притормаживать, а машина слева не поняла по какой-то причине, что ей тоже нужно остановиться, хотя, конечно, правила дорожного движения это предписывают сделать, и в итоге произошла вот эта трагедия.

То есть это типичная ситуация, которая должна решаться специалистами по организации дорожного движения. В данной ситуации перед пешеходным переходом должен был быть установлен лежачий полицейский, то есть устройство, которое стоит 10 тысяч рублей вместе с установкой, и оно бы, конечно, спасло жизнь этим бедным детям, царство им небесное. Но тем не менее люди, которые отвечают за организацию дорожного движения, занимаются у нас в Москве чем угодно, публикуют какие-то посты про миграцию голубых слонов в Африке, но именно вот такими опасными участками по сути не занимаются.

Константин Чуриков: Хорошо, Петр, если вы говорите, что это стоит, цена вопроса, 10 тысяч рублей на каждый такой пешеходный переход, дело происходит не где-то там, знаете, на выселках, дело происходит в Москве, почему эти деньги не находятся? И вообще они почему не находятся? У нас много таких вот, все же знают, много таких пешеходных переходов в каждом городе нашей страны.

Петр Шкуматов: Сегодня была озвучена информация одним из средств массовой информации, что местные жители уже несколько лет просили чиновников, правда, не сказано, каких чиновников, но я полагаю, что разных, установить в этом месте лежачий полицейский, потому что это действительно опасный, нерегулируемый пешеходный переход. И чиновники игнорировали требования жителей, просьбы жителей, но после этой трагедии в течение нескольких часов на место вот к этому злополучному пешеходному переходу приехала бригада рабочих с лежачим полицейским и тут же его установила. То есть получается, что не надо было вот там, не знаю, миллиона согласований, ста тысяч подписей, бюджетирования расходов в 10 тысяч рублей, чтобы сделать этот пешеходный переход безопасным.

Я еще раз подчеркиваю эту цифру – 10 тысяч рублей под ключ, под ключ, то есть это вместе с приездом бригады рабочих, вместе с анкерными креплениями и вместе со стоимостью их работы, искусственная дорожная неровность стоит именно столько. Вот именно столько денег надо было потратить департаменту нашего любимого транспорта, вместо того чтобы писать какие-то посты про миграцию слонов в Африке и климатические изменения, надо было потратить 10 тысяч рублей, и тогда бы дети остались живы.

Оксана Галькевич: Ну и знак еще какой-то рядом ставить о том, что впереди лежачий полицейский, да.

Константин Чуриков: Петр, мы понимаем, так сказать, вашу вот такую, скажем так, более гуманную риторику, но, вы знаете, люди на нашем портале этого не понимают, вы знаете, и я их, честно говоря, понимаю. Вот каждый думает, вот со мной бы такое произошло, а что бы я говорил и как бы я выступал.

Петр Шкуматов: Послушайте, я сам прочитал в интернете огромное количество ненависти в адрес этой бедной девушки. Но давайте посмотрим правде в глаза: на месте этой девушки мог оказаться любой водитель, опытный не опытный, отвлекся он на магнитолу, отвернулся назад, не знаю, почесал себе за ухом, это случается с любым водителем, в том числе и со мной. Поэтому, к сожалению, такие трагедии вот типичные абсолютно...

Это, знаете, вот как есть типовые проекты какие-то, ну то есть много раз повторяющиеся, – так вот это ДТП повторяется из года в год уже десятки лет в нашей стране. Уже сотни, тысячи людей погибли (я не шучу, тысячи людей погибли), и столько же людей сидит или отсидело в тюрьме только из-за того, что организаторы дорожного движения у нас, кстати, по всей стране, опять же подчеркну, это не только московская проблема, пожалели 10 тысяч рублей на установку лежачего полицейского. Это я уж не говорю про светофор, светофор все-таки дороже, он стоит 1 миллион рублей, но в Москве с бюджетом 3 триллиона рублей найдется же, должно было найтись 10 тысяч на установку вот этого простого устройства.

Оксана Галькевич: Ну все-таки, справедливости ради, на таких двухполосных, может быть, лежачим полицейским не стоит ограничиваться, начать с него только надо, а впоследствии заменить все-таки на светофор, изыскать и такие суммы?

Петр Шкуматов: Вы знаете, я с вами полностью согласен. Конечно, там должен быть установлен пешеходный светофор с так называемой вызывной кнопкой. Вызывная кнопка нужна, чтобы не создавать пробки на ровном месте, то есть чтобы в ситуации, когда пешеходов нет, чтобы машинам всегда горел зеленый. И действительно, правильным, самым правильным способом является установка светофора, и я думаю, что Москва как город с бюджетом 3 триллиона рублей может себе позволить и светофор тоже. Но я для вас и для зрителей особенно подчеркиваю, что даже если этого миллиона рублей нет, ну нет, ну вот предположим...

Оксана Галькевич: ...то 10 тысяч найти можно, да.

Петр, давайте выслушаем звонок из Ленинградской области. У нас Виктор дозвонился. Здравствуйте, Виктор.

Зритель: Да, здравствуйте. Ленобласть, Виктор.

Ну, знаете, что хочу сказать? Что дает сегодняшний автомобиль человеку? – свободу. А за свободу приходится платить, и не только деньгами, но и здоровьем, и жизнью, и, это самое, по законам. Если она... Извините, никто никого не заставляет покупать автомобиль, транспортное средство является повышенной опасностью, все это знают. Она должна отвечать, свой хозяин автомобиля, должен отвечать за свои действия. И не надо здесь какие-то «зебры», дорожные знаки... Она должна придерживаться правил дорожного движения и отвечать на свои действия, за свой автомобиль. Вы еще шлагбаум поставьте около «зебр», чтобы шлагбаум. Она должна отвечать, она хозяйка.

Константин Чуриков: Безусловно, да, и многих вот как раз смутило, что сначала был почему-то домашний арест, непонятно, с чего вдруг такая, так сказать, привилегия за убийство, получается, нескольких детей, за наезд на пешеходов.

Оксана Галькевич: Спасибо, Виктор.

Константин Чуриков: Давайте сейчас обратимся...

Оксана Галькевич: Просто условия на дороге все-таки, я согласна с Петром, должны быть иными.

Константин Чуриков: ...к одному очень важному ролику, как нам кажется, собственно, по-моему, вы о нем тоже писали у себя на Facebook, Петр...

Оксана Галькевич: В том числе.

Константин Чуриков: Это вот такой есть молодой сотрудник ГИБДД Василий Орлов, который вот рассказывает об этих опасных местах на дороге.

ВИДЕО

Василий Орлов, сотрудник ГИБДД: Каждый год в России сбивают 50 тысяч пешеходов. 5 тысяч из них погибает. В пересчете на количество машин в США погибает в 5 раз меньше пешеходов, в Германии в 10 раз меньше. Это происходит из-за того, что в России неправильно строят дороги и организуют движение. На наших дорогах пешехода поджидает много ловушек. Сегодня в ролике разбираем шесть типов этих ловушек и что делать, чтобы в них не попасть.

Крым, загородная трасса в Симферопольском районе. Машина с регистратором едет в правом ряду, и водитель замечает, что два пешехода хотят перейти дорогу. По правилам он обязан уступить и останавливается. Парень с женщиной увидели, что им уступают, и начали переход, но они еще не знают, что впереди их ждет опасность. В этой точке образовалась ловушка, пешеходы доходят до нее, и случается страшное. Виновник аварии выбегает и зачем-то пытается поднять женщину, этим он только вредит ей, он может усугубить ее травмы. Действовать нужно было раньше, а перемещать пострадавших должны только специально обученные люди.

Пешеходы получили тяжелые травмы, у обоих множественные переломы, женщина впала в кому. У водителя-виновника теперь тоже большие проблемы, его машина была частью свадебного кортежа, но теперь вместо свадьбы его ждет суд. За причинение тяжкого вреда здоровью водителю грозит лишение прав, оплата лечения пострадавших и до 2 лет лишения свободы, а если не дай бог женщина не выйдет из комы, то до 5 лет.

Вот еще один переход без светофора через многополосную дорогу. Пешеходы должны распознать, что здесь опасное место, потому что из второго ряда может неожиданно выскочить машина. Поэтому надо пройти один ряд, выглянуть и убедиться, что во втором ряду тоже безопасно. На этом видео пешеходы не выглянули. А водитель, конечно, должен был остановиться, правила обязывают его это делать. Если попутная машина остановилась около пешеходного перехода, скорее всего, она сделала это не просто так, скорее всего, она пропускает пешехода, которого пока просто не видно.

Константин Чуриков: Страшные, конечно, кадры...

Оксана Галькевич: Слушайте, сколько кадров каких-то, прямо...

Константин Чуриков: Но, вы знаете, мне кажется, лучше это еще раз увидеть, как это все страшно и ужасно, чтобы в следующий раз никто из нас не стал ни жертвой, ни тем, под чьими колесами все это происходит.

Оксана Галькевич: Петр, но ведь если посмотреть на масштабы работы, которые нам нужно сделать в стране, тут впору за голову хвататься. Это я к тому, что организация дорожного движения – это и разделители по полосам, и эти лежачие полицейские, и светофоры... Ну я не знаю, отдельный бюджет страны, а может быть, и не один.

Константин Чуриков: Нацпроект.

Петр Шкуматов: Ну, на самом деле вы преувеличиваете, конечно, потому что все эти так называемые технические средства организации движения стоит очень недорого. Как я уже сказал, светофор стоит 1 миллион рублей, это стоимость с установкой под ключ. Конечно, есть светофоры подороже, контро́леры подороже, но тем не менее надо ориентироваться на эту сумму. Если говорить про нерегулируемые пешеходные переходы, то у нас в стране, вообще на всю страну их около 200 тысяч штук, 200 тысяч. То есть если каждый, допустим, оснастить светофором, то получается сумма не такая большая, наша страна может потянуть, 200 миллиардов рублей. Но если говорить про лежачие полицейские, которые, кстати, далеко не перед каждым таким переходом надо устанавливать, то эта сумма, в общем-то, уменьшается до... Сейчас скажу... В общем, 200 миллионов рублей.

Оксана Галькевич: Петр, скажите, а потери, которые мы несем в результате такой недоорганизованности нашего движения, недостатка вот этой инфраструктуры, как их можно сравнить с другими странами? Они чудовищные, я не знаю, чрезмерные? Мы могли бы сохранить жизни скольких тысяч людей? Как это можно вообще прокомментировать статистику саму?

Петр Шкуматов: Ну, вообще вот эти недостатки в организации движения уносят, как считается... Ну давайте так, я скажу, наверное, цифрами ГИБДД: из-за неудовлетворительных дорожных условий у нас гибнет 40% людей на дорогах. То, что мы видели на этом пешеходном переходе, – это вот как раз те самые неудовлетворительные дорожные условия. И 40% в абсолютных числах – это 7 тысяч человек каждый год. То есть, грубо говоря, вложения в инфраструктуру, в те же самые отбойники, в искусственное освещение, в светофоры, в искусственные дорожные неровности позволят сохранить жизни каждый год довольно большому количеству людей, которые в противном случае погибли бы.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Петр Шкуматов: Да, спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо большое. Петр Шкуматов, координатор движения «Общество Синих Ведерок».

Но гибнут люди не только вот на дороге, на проезжай части, люди могут просто гибнуть, к сожалению, в нашей стране это происходит по сей день, просто на тротуарах. Сейчас давайте посмотрим правде в глаза, вот статистика МВД о том, сколько у нас аварий с участием автомобилей, ДТП с жертвами и с участием средств индивидуальной мобильности. Вот смотрите, сколько у нас в итоге в результате погибших, вот такая статистика. И дальше у нас, получается, смертельные ДТП с электросамокатами: если в 2019 году их было всего 118 на всю страну, то годом позже уже 331, то есть это почти на 180%...

Оксана Галькевич: Больше чем в 2 раза, да.

Константин Чуриков: И только вот самое начало этого года, с января, получается, по март, I квартал, у нас получилось на 200% прирост, вот такие тревожные данные.

Оксана Галькевич: С января по май, за 5 месяцев.

Константин Чуриков: Нет-нет-нет, на самом деле это за I квартал, просто ошибка, по март. И конечно, у всех на устах история трагическая, которая случилась тоже в Москве, под колесами электросамоката погиб ученый-биолог Иван Пигарев. Несчастный случай произошел в прошлый четверг, вот все это случилось. На самом деле случай не единичный. Давайте посмотрим, что вообще происходит с электросамокатами, с этими так называемыми средствами индивидуальной мобильности.

СЮЖЕТ

Оксана Галькевич: Это прямо отдельная какая-то проблема, передвижение на электросамокатах. Давайте об этом тоже поговорим с нашим экспертом. Александр Осипов, руководитель общественного движения «Малый электротранспорт России», у нас на связи, член Экспертного совета Комитета по транспорту и строительству Госдумы России. Здравствуйте, Александр Анатольевич.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Александр Анатольевич.

Александр Осипов: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Александр Анатольевич, ну, проблема-то в принципе не вчера появилась, по-моему, у нас уже с 2017 года, да, вот эти обсуждения ходят. Почему до сих пор люди гибнут и почему настолько непонятны правила игры, что можно, что нельзя, кому и почему?

Александр Осипов: На самом деле я бы сказал, что правила игры понятны и прозрачны, постольку-поскольку существуют правила дорожного движения, закрепленные даже в документах.

Константин Чуриков: Так.

Александр Осипов: К сожалению, их мало кто соблюдает. По существующим правилам дорожного движения и по заверениям научного центра МВД, самокатчик, электросамокатчик признается пешеходом, соответственно, он должен выполнять требования, которые прописаны в ПДД относительно пешехода. Но, к сожалению, из-за большого, огромного количества путаниц и судебных дел, мы все помним, когда самокатчики признаются велосипедистами и, соответственно, штрафуются как водители мопеда, возникает вот такая вот несостыковка и люди...

Оксана Галькевич: Подождите, Александр Анатольевич, но «по правилам пешехода» – это значит и двигаться со скоростью пешехода?

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: А электросамокаты развивают скорость о-го-го себе.

Константин Чуриков: Я иду со скоростью 5 километров в час, понимаете, с ребенком, с двумя детьми, на меня несутся со скоростью 25 километров в час.

Оксана Галькевич: А то и больше.

Константин Чуриков: А то и больше, кстати, да.

Александр Осипов: К сожалению, в существующей версии правил дорожного движения не прописаны требования к скорости пешеходов, поэтому, постольку-поскольку электросамокатчиков признают пешеходами, они могут двигаться с любой скоростью...

Константин Чуриков: Стоп, подождите, Александр Анатольевич, вы на чьей стороне? Вы на стороне самокатов или людей?

Александр Осипов: И людей, и самокатов, конечно.

Константин Чуриков: Да?

Александр Осипов: Самокаты – это...

Константин Чуриков: То есть ведомству неизвестна моя скорость пешехода, поэтому невозможно это прописать?

Оксана Галькевич: Но известна скорость пешехода, это как в задаче математической, понимаешь, логику включаем, считаем, вычисляем скорость пешехода и самоката.

Константин Чуриков: Что-то я не... Нет, секунду, Александр Анатольевич, давайте разъясним четко.

Александр Осипов: Вы представьте, что человек выбежал на прогулку с утра, достаточно такой спортивный, он может бежать со скоростью 20 километров в час и сбить какого-нибудь там не дай бог пожилого человека, у которого тоже будут травмы. Это никак не зафиксировано.

Константин Чуриков: Но что-то мы об этом редко слышим, что человек бежит с утра, так сказать, по Покровке и сбивает людей на ходу.

Александр Осипов: Об этом никто просто не говорит, это неинтересно.

Константин Чуриков: Да?

Александр Осипов: На самом деле сейчас у Министерства транспорта уже третий вариант поправок, который они в скором времени представят, и они, скажем так, устраивают, можно сказать, всех участников дорожного движения, пешеходов, автомобилистов и велосипедистов. Поэтому надо дождаться, пока они представят свою версию...

Оксана Галькевич: А что там в этой версии, вы в курсе?

Александр Осипов: Там приоритетным местом для движения электросамокатов и подобных средств индивидуальной мобильности являются велодорожки. К сожалению, постольку-поскольку страна у нас не обладает достаточным количеством данной инфраструктуры, следующим по приоритету местом для передвижения является тротуар, но, как предлагает Минтранс, при условии, если вес устройства вашего не превышает 35 килограммов, все это связано с кинетической энергией. Если ваше устройство весит больше 35 килограммов, значит, по предложению Минтранса, вы должны перемещаться на проезжей части при отсутствии велодорожек.

Константин Чуриков: Да, Александр Анатольевич, если можно коротко, сколько у нас электросамокатов, этих средств индивидуальной мобильности, вообще в штуках в стране и сколько в среднем стоит такое устройство?

Александр Осипов: Это такой сложный вопрос на самом деле. Я могу сказать, что прокатных самокатов у нас более 100 тысяч в этом году уже, а что касается вообще остальных, это сложно посчитать, потому что они, к сожалению, к нам в страну ввозятся до сих пор по-черному, что называется...

Константин Чуриков: Так, но вы не будете спорить с тем, что это бизнес, это же бизнес?

Александр Осипов: Конечно. Но никто его не лоббирует, это достаточно такая вот прогрессивная штука, поэтому нельзя это все запрещать.

Константин Чуриков: Это само так получилось.

Оксана Галькевич: Но регулировать все-таки как-то надо.

Константин Чуриков: Понятно. Спасибо большое, спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо. Александр Осипов, руководитель общественного движения «Малый электротранспорт России», член Экспертного совета Комитета по транспорту и строительству Госдумы России.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)