Кто заплатит за бесплатный газ?

Кто заплатит за бесплатный газ? | Программа: ОТРажение | ОТР

Президент дал поручение продумать механизмы бесплатного подключения потребителей

2020-06-05T21:45:00+03:00
Кто заплатит за бесплатный газ?
Новая холодная война. Кто заменит мигрантов на стройке. Отдыхаем в России. Перспективы Союзного государства. Как бороться с раздражительностью
Весеннее обострение
Белоруссия. Перспективы сотрудничества
Сергей Лесков: Есть основания полагать, что в новой жизни, дверь в которую нам открыла пандемия, привычный нам спорт отмирает и на его место приходит киберспорт
США и Россия. «Плюшевые» санкции и реальные намерения
Выбить деньги с бывшего
Что вас раздражает?
ТЕМА ДНЯ: Отдохнём в России. Дорого
Некому строить?
Новая холодная война?
Гости
Дмитрий Журавлев
научный руководитель Института региональных проблем
Андрей Листовский
генеральный директор Фонда энергетического развития

Анастасия Сорокина: У природного газа обнаружилось новое свойство – доступность. Владимир Путин поручил правительству и «Газпрому» продумать механизмы бесплатного подключения потребителей. В самом «Газпроме» неоднократно жаловались, что корпорация строит магистрали, а региональные операторы не подводят их к домам, выставляя нешуточные тарифы, в итоге мощности простаивают. Вот об этом мы и поговорим в ближайшее время.

Александр Денисов: Да, пожалуйста, звоните нам, рассказывайте, какие у вас трудности с газом, с какими тарифы вас знакомят региональные компании...

Анастасия Сорокина: Обычно в рубрике «ЖКХ по-нашему» мы слушали эти истории, и цифры были очень разные. Вот интересно, какие сейчас показатели.

Александр Денисов: Да. Тему мы обсуждаем вместе с первым собеседником, на связи у нас Андрей Листовский, генеральный директор Фонда энергетического развития. Андрей Николаевич, добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Добрый вечер.

Андрей Листовский: Добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Андрей Николаевич, вот действительно сейчас вся проблема у нас сводится к региональным операторам, которые завышают тарифы, или какие-то есть нюансы?

Андрей Листовский: Ну, безусловно, рынок монополизирован, потому что когда гражданин приходит и говорит, что он хочет подключиться к сети, которая недалеко уже от него проброшена, то ему выставляют совершенно чудовищные тарифы, не объясняя, как они появились.

С другой стороны, вот эта амбициозная финансовая проблема, которую обозначил президент, ее еще предстоит, мы должны понять, как это решать, потому что сумма, которая потребуется на то, чтобы довести газификацию до заданных параметров, огромная, она сопоставима с несколькими бюджетами «Газпрома». Поэтому действительно, монополизация – это одна проблема.

Но вторая проблема – это то, что услуга сама по себе газификации объективно очень дорогая, и нам придется, и «Газпрому», и обществу искать способы ее профинансировать. Либо это будет рост инвест-программ «Газпрома», либо какие-то внебюджетные фонды. Но понятно, что население с таким колоссальным объемом средств даже не представляет, как справиться, это ложится на плечи либо государства, либо какой-то корпорации, например «Газпрома».

Анастасия Сорокина: Ну вот часто нам звонили, я неслучайно вспомнила рубрику о ЖКХ, потому что многие говорили о том, что им в принципе, может быть, даже они и не заинтересованы в подключении газа. Будет ли каким-то образом проводиться учет, кому это необходимо? Как вообще возможна такая ситуация, куда должен прийти человек, чтобы заявить о том, что ему необходимо это подключение? Какие-то будут проводиться мониторинги, исследования, прежде чем вот это все будет происходить? Или уже все, поэтапное подключение 2024–2030-е гг.?

Андрей Листовский: Все зависит от объема спроса. Если в каком-то населенном пункте спрос достаточный, для того чтобы газоснабжение было эффективное или по крайней мере не приносило убытки прямые поставщику ресурса, то, безусловно, газификация проводиться будет. Но есть какие-то обособленные места, куда газ провести совершенно экономически нецелесообразно, там будут другие технические решения, которые уже имеются: это и автономная газификация, и другие виды топлива. Конечно, все не упирается только в газ, есть другие возможности людям принести благо.

Александр Денисов: Андрей Николаевич, можно вам сообщение прочитаю? Пришло сообщение из Башкортостана: «Провели газовую трубу к деревне (то есть она уже возле деревни), а по улице нет. За подключение к дому требуется 100 тысяч рублей. Село Пятилетка, Иглинский район, от Уфы 50 километров». Может быть, не везде потребуются такие серьезные траты, ну если он уже возле деревни, газ есть, то дальше там... Ну сколько труба стоит? Или это тоже такие расходы, что держись?

Андрей Листовский: Ну, кроме стоимости трубы нельзя забывать, что есть еще отвод земли, выкуп земли у собственника, разработка проекта, разработка системы собственно подачи газа, которая предполагает довольно дорогостоящее оборудование, моторы, электрификация этих моторов. Поэтому да, объективно, как я сказал, это очень дорогая услуга, не везде она будет даже окупать себя с точки зрения поставщика.

Александр Денисов: То есть вот эта логика «труба рядом с нашей деревней» – это совсем не логично так рассуждать и говорить, что вот осталось чуть-чуть, да?

Андрей Листовский: Это не все затраты, это только верхушка затрат, а мы же говорим об общей системе газификации, вот она предполагает в разы большее количество денег, которые необходимо потратить и потом поддерживать эту систему.

Александр Денисов: Вот поговорим, кто будет тратить. Давайте со зрителями пообщаемся.

Анастасия Сорокина: Свердловская область, на связи Ирина. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте, Ирина.

Александр Денисов: Добрый вечер, Ирина.

Зритель: Я живу в поселке Красноярское Свердловской области, то есть это город Серов, близко Тагил и совсем близко Екатеринбург. У нас ветка газовая, газопровод идет параллельно, вот как начинается город Североуральск и заканчивая до Екатеринбурга, то есть в поселке Ляля, Лобва, Верхотурье и до самого Екатеринбурга. А ветка 2,5 километра идет параллельно всему от поселков, понимаете? И нам газопровод не проводят, говорят тем, что они хотят провести, то есть они как бы согласны, но 350 тысяч с дома, у нас нет таких денег, 8,5 тысяч пенсия у людей, у нас нет.

Мы предлагали, сход был у нас в Красноярском, и мы предлагали, чтобы нам провели газ, но мы потом будем чуть больше платить, бесплатно чтобы нам провели, а мы бы потом платили больше, тариф сделали бы нам побольше, пока мы полностью долг не выплатим. У нас у всех дома, мы дровами топим, а ведь... Я знаю, у меня сестра на Украине живет, там 100% газ уже давным-давно. И главное, знаете, обидно, что у нас ветка-то идет всего 2,5 километра, ладно бы там где-то было ее вести. И вот у нас такая проблема, мы не можем пробить лбом эту стену.

Александр Денисов: Ирина, а вы предлагали на сходе именно заложить эти расходы потом в тариф, да?

Зритель: Нет, они не сказали это заложить в тариф, это мы им предлагали.

Александр Денисов: Вы им предложили, я так и понял. Вы предложили, а они не захотели, кто они, эти... ?

Зритель: Вот обращались... Мы ведь даже Путину писали, у нас из поселка. Они сказали, что отказываются: платите 350 тысяч с дома, тогда будет газ. У нас не набралось столько людей, у них там... Они нам, в общем, говорили, допустим, пусть будет 100, а у нас даже не набралось 100 человек, поэтому они нам отказали газ, представляете.

Александр Денисов: Ирина, а если бы они вам тариф такой заложили, что вы бы потом просто глаза бы... просто бы очумели от таких цен?

Зритель: Ох, да, может быть, конечно. Но мы уже на все согласны были.

Александр Денисов: На все согласны, я понял.

Зритель: Да, как бы лишь бы газ.

Александр Денисов: Спасибо, да, хорошую идею вы предложили.

Что, еще Тамару послушаем из Сочи?

Анастасия Сорокина: Да, Тамара из Сочи. Здравствуйте.

Александр Денисов: Тамара из Сочи у нас на связи.

Зритель: Алло.

Александр Денисов: Да, здравствуйте.

Зритель: Алло?

Александр Денисов: Да, мы слышим вас.

Зритель: Это Сочи.

Анастасия Сорокина: Мы вас слушаем, говорите.

Зритель: Так, это Тамара Степановна из города Сочи.

У нас вот такая проблема с газом. Газовая труба проходит вот совсем недалеко, возле дома. Люди когда покупали квартиры, сразу оплатили по 100 тысяч с квартиры за газ. Все сделали электрокотлы повесили, газовые плиты, отопление, весь дом в трубах, где можно нас подвести. Но каждый год то был один мэр, говорил, что не до нас, надо построить «Поток – 2», надо немцам провести, китайцам провести, всем остальным, а вы подождете.

Александр Денисов: Вы даже готовы были заплатить, а вам все равно не проводили, да?

Зритель: Нет, все в доме сделано, заплатили по 100 тысяч, уже 6-й год...

Александр Денисов: То есть вы оплатили, а вам не провели до сих пор, да?

Зритель: Нет, не провели.

Александр Денисов: То есть не выполнили условия договора, или я неправильно понимаю вас?

Зритель: Теперь никакого договора нет и никто ничего не знает. Теперь Копайгородский у нас новый мэр.

Александр Денисов: Но на руках-то у вас договор был с оплаченными счетами?

Зритель: Да, был договор. Этого который дом строил посадили, все, и сказали, раз его посадили, ничего не имеют. Но мы-то все сделали.

Александр Денисов: То есть пропал исполнитель, у него проблемы с законом?

Зритель: Пропал исполнитель, все пропало, дом не газифицирован, рядом труба проходит, рядом.

Александр Денисов: Поняли.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Зритель: Все, сказали: «Нет, не будем ничего делать».

Александр Денисов: Спасибо, спасибо, Тамара Степановна. Сейчас мы спросим, как поступать, у Андрея Николаевича Листовского. Андрей Николаевич, давайте вот с первым вопросом и потом со вторым. По тарифу, куда заложить все вот эти расходы на подводку вот этой последней мили.

Андрей Листовский: Вот та идея, которую озвучил Путин, предполагает два варианта: либо это будут действительно тарифы и весь рынок будет это финансировать, либо это будет оптовая цена для крупных компаний, которые фактически будут финансировать деятельность по газификации населения. То есть эти два варианта крайние, поэтому действительно будет проведен анализ и «Газпром» совместно или в какой-то комбинации с идеями, которые озвучивает Минэнерго, действительно будет разрабатывать методику, как перекладывать, на чьи плечи этот объем колоссальный финансирования.

Потому что на сегодняшний день задача пока... Путин ее только озвучил как концепцию, никаких механизмов еще не принято, хотя они уже обсуждаются не один год. Все возможные варианты уже обсуждены, надо просто собрать вот эту коробочку, механизм, чтобы самолет, как говорится, полетел.

Александр Денисов: Ага. А вот вы сказали, что два варианта, либо корпорация берет на себя, либо конечный потребитель, оплачивая в тарифе вот эти все расходы помесячно...

Андрей Листовский: ...либо комбинация этих двух вариантов.

Александр Денисов: Да. А третий вариант, что взять деньги из бюджета и чохом все это, закрыть проблему раз и навсегда?

Андрей Листовский: Но бюджет – это прежде всего налоги, все равно это получается, что весь рынок будет оплачивать эту работу. Бюджет – это фактически деньги налогоплательщиков, значит, платит весь рынок.

Александр Денисов: А из уже имеющихся?

Андрей Листовский: Ну, на сегодняшний день, чтобы вы понимали масштаб средств, «Газпром» тратит около 60 миллиардов рублей на программу газификации в год. Предполагается, что программа должна иметь масштаб около 200 миллиардов рублей в год. Конечно, это колоссальные цифры, и найти источник та еще задача прежде всего для Минфина.

Александр Денисов: Да. Вы знаете, а вот по второй истории, Тамара Степановна рассказывала, что они...

Анастасия Сорокина: ...деньги заплатили, но не сделали.

Александр Денисов: Да, они оплатили, а исполнитель, кто должен был... Хотя я не знаю, как он там, сам трубы бы тянул или что, сел в тюрьму. Но, наверное, не все сели, кто-то же... А может быть, денег уже не нашли, собрал, но не заплатил... Тут такая, конечно, история, много неизвестных.

Андрей Листовский: Ну, здесь, я так понял, есть конфликт с законом, некто собрал деньги под договор, обязательства не исполнил, и газовая компания отказывается подключать к сетям. Здесь вопрос связан либо с судебным процессом, либо с переподписанием договора, но понятно, что деньги опять же либо по суду нужно возвращать, потому что, видимо, они уже потрачены на какие-то другие цели... В общем, закон нарушен, нужно восстановить справедливость опять же через суд.

Анастасия Сорокина: Андрей Николаевич, вот многие зрители пишут, что не понимают, как все-таки складываются эти тарифы, как региональные операторы выстраивают вот эту сетку, из которой складывается какая-то такая просто колоссальная цена именно за подключение к конкретному дому. Например, в Калининградской области подключение и проектирование 180 тысяч, в Москве 450 тысяч, Ленинградская область 350 тысяч, тут и 500 тысяч, есть такие цифры. По сути за одно и то же каждый региональный оператор выставляет свою цену. Что, это какая-то уникальная процедура? Почему не может быть какой-то единой тарифной сетки? То, что вы сказали, необходимые вещи, они же в принципе везде одинаковые, или какие-то очень уж разные вот эти методы подключения, что так скачет цена?

Андрей Листовский: Ну, у нас есть регуляторы, которые тарифицируют такие виды деятельности, которые являются монопольными, это региональные энергетические комиссии. Они работают в рамках федеральных законов. Стоимость этих услуг, безусловно, отличается по регионам, потому что разная стоимость материалов, рабочей силы, отвода земли, это все разное, объективно имеет разную цену. Поэтому да, нормативная база одна, но когда ты начинаешь считать для конкретного субъекта федерации тарифы, они отличаются, причем в разы. Пока так.

Александр Денисов: Да. Вот еще хотел вернуться к той истории с Тамарой Степановной в Сочи. Не кажется ли вам, Андрей Николаевич, что вот эта газовая инфраструктура у нас с такой запутанной схемой, какие-то люди деньги берут, они должны передать другим, те должны построить, в общем, с кем-то договориться... Все это очень путано, темно, виноватых не найдешь, денег тоже. Может быть, тут какую-то простоту навести? Я уж, понятно, вопрос дилетанта.

Андрей Листовский: Ну, та идея, которая была озвучена Путиным, наполовину как раз появилась из тех конфликтов, которые неразрешимы в рамках сегодняшней, что ли, нормативной базы. Действительно, есть крупный поставщик, это «Газпром», есть субъект федерации, который тоже имеет обязательства по протягиванию определенного куска трубы, и есть конечные потребители, которые тоже должны вложить какие-то деньги, для того чтобы подключиться.

Сейчас этот механизм работает, но он работает с большими проблемами, не скажу, что хаотично, но есть социальный запрос на то, чтобы эту схему поменять, и вот этот социальный запрос как раз вошел в поручение Путина. Как я уже сказал, механизмы исполнения обсуждались, но в целом картинка должна выстроиться еще путем дискуссии, расчетов, поиска источника финансирования. Это как раз та задача, которую Путин поставил рабочей группе во главе с Сечиным.

Александр Денисов: Спасибо большое, Андрей Николаевич.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Это был Андрей Листовский, генеральный директор Фонда энергетического развития.

Звонок из Нижнего Новгорода, на связи Раиса. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Мы живем в Нижнем Новгороде в поселке Луч. В соседней деревне провели газ 15 лет назад, а у нас по документам считается, что газ уже есть, но на самом деле его нет. В коттеджах есть за 200 метров от нашего поселка, есть газ в коттеджах, а нам говорят: «Это слишком маленькие мощности, ждите». И вот мы ждем уже 15 лет. Губернатор Шанцев обещал, мэр Панов обещал, но его уже нет на работе, а нынешние обещали до 2020 года, теперь обещают до 2024-го. В общем, доживем ли до газа?

Александр Денисов: А вы даже готовы заплатить, или вы ждете, что... ?

Зритель: Ну да, сколько-то мы готовы заплатить.

Александр Денисов: Готовы заплатить, да? И вам даже цену не назвали, чтобы подключить вас? Что-то там объясняют?

Зритель: Нет. И что интересно, проекты делают раз 5 уже, говорят: «Ой, в проекте».

Александр Денисов: Понятно. Спасибо, Раиса. У вас, пожалуй, самая веселая ситуация, где-то хотя бы деньги просят и готовы за деньги сделать...

Анастасия Сорокина: ...а здесь просто отказывают.

Александр Денисов: ...а у вас ни того и ни другого, и газа не жди.

Анастасия Сорокина: Выслушаем мнение еще одного эксперта, на связи Дмитрий Анатольевич Журавлев, генеральный директор Института региональных проблем.

Александр Денисов: Дмитрий Анатольевич, а можем вот последнюю историю прокомментировать? Как это, почему так складывается?

Дмитрий Журавлев: Какую, Нижний Новгород?

Александр Денисов: Да, в Нижнем Новгороде, где и заплатить хотят, а там что-то им, какие-то «объяснялки» все сочиняют.

Дмитрий Журавлев: Ну, отчасти мой предшественник, я уже давно слушаю и с большим интересом, объяснил ситуацию. Невыгодно поставлять газ в небольшие деревни: много не заплатят, а суеты придется много всякой провести, зачем? Ну жили они, пусть дальше живут, понимаете, вот это же логика. Логика любого чиновника – это как минимизировать затраты моих сил, при том чтобы мне продолжали платить ту же зарплату. И экономически действительно, об этом коллега очень правильно говорил, экономически невыгодно проводить газ в один дом, проводить газ в небольшую деревню, трубе-то все равно, трубе-то не важно, сколько их там, пятеро или пятьсот.

К тому же есть прекрасное дело – это создание проектов. Вот скажите мне, зачем нужен проект индивидуальный на трубу? Понятно, что всегда, когда при советской власти делали газификацию, был некий общий проект, который потом привязывался к местности, собственные архитектурные проекты были такие. Но если вы 5 раз делаете проект на трубу, странно, что он у вас 300 тысяч стоит, он должен, наверное, 3 миллиона стоить. Но просто задача-то именно получить деньги, а не провести газ.

Александр Денисов: То есть это нелепость, на ваш взгляд, проект стряпать под каждую деревню?

Дмитрий Журавлев: Нет, на мой взгляд, его надо адаптировать. Конечно, в каждой деревне угол трубы, наверное, будет разным, но сама труба вряд ли разной. У нас огромная страна, огромные газовые магистрали, идущие с востока на запад, все компрессорные станции сделаны по одному проекту, как-то это никого не беспокоит, а труба от большой трубы к дому должна быть по индивидуальному проекту. Может, ее из золота еще сделать?

Александр Денисов: Хочется, наверное.

Анастасия Сорокина: Дмитрий Анатольевич, а вот сейчас, кстати, про золото если говорить. Услышав вот эту новость про то, что будет повсеместная газификация бесплатная, как должны вот эти региональные операторы отреагировать? Они сейчас еще вдвое взвинтят цены на подключение?

Дмитрий Журавлев: Они тут же поставят вопрос: бесплатно – это за чей счет? И кстати, это и является главным вопросом, и тоже, как мне кажется, об этом говорил мой предшественник, что ведь бесплатного ничего не бывает, бывает бесплатно для граждан, у Путина это...

Александр Денисов: Дмитрий Анатольевич, простите, про бесплатно поговорим. А не стоит ли вопрос в принципе сказать региональным вот этим компаниям «адьес», раз «Газпром» заявляет, что он магистраль построили, эти что-то там спят, у них мощности простаивают, они объясняли это на совещании у президента неоднократно.

Дмитрий Журавлев: Да и мы с вами это обсуждали в вашей студии, если вы помните, прошлой весной, когда вставал вопрос о газификации, помните?

Александр Денисов: Да.

Дмитрий Журавлев: Действительно, я думаю, что вообще газификация жилья должна проходить именно из бюджетных средств. В бюджете деньги найти никогда нельзя и всегда можно, потому что у Минфина действительно, это нормально для Минфина, это не вина его, любой Минфин – это цепная собака при государственных деньгах, и оно правильно делает, что никому не дает, потому что, если всем давать, ничего не останется. Но если есть политическая задача, потому что что значит за счет людей, вот мы до сих пор пытались за счет людей провести газ – а где у людей эти деньги-то? Вот так мы его никогда не проведем.

Говорят: а за счет чего это будет делать бюджет? – простите, за счет наших налогов, наших налогов, не налогов «Газпрома», не налогов «Роснефти», наших налогов. Их с нас за что-то берут, они же должны на что-то тратиться. Вот за счет налогов людей, которые живут в той же Нижегородской области, это очень большая и по численности населения, и по экономике, это крупный регион. Посчитайте, может, за счет этих налогов все можно будет построить?

А второе, то, о чем тоже здесь уже говорилось, – простота. Понимаете, чем сложнее система, тем она эффективнее для тех, кто внутри системы, и тем она тяжелее и дороже для тех, кто вокруг системы. Вот в Англии говорят, что у них диктатура адвокатов, потому что английские законы столь сложны, что ты без адвоката вообще ничего сделать не можешь. У нас что, газовых адвокатов начинать создавать, чтобы разобраться? Упрощение, которое, может быть, на каком-то этапе даже будет менее эффективным, все равно окупится, потому что система должна быть адекватна условиям. Сделать очень сложную систему и поставить ее в архаичные условия, она будет вам дорого обходиться и ничего не давать, что, собственно, отчасти сейчас и происходит.

Александр Денисов: Дмитрий Анатольевич, я вот в материалах, сопутствующих этому обсуждению, предложению Владимира Путина, встретил такую идею оформлять все, что связано с газом, с подключением через МФЦ, даже через Госуслуги. Это упростит всю процедуру, отметет вот эти вот лишние рты?

Дмитрий Журавлев: Давайте разделим два вопроса.

Александр Денисов: Давайте.

Дмитрий Журавлев: Это упростит процедуру для людей, то есть вам еще бумажки собирать не придется, то есть вот этот великий труд, потому что вы сами делаете проект, вы еще собираете разрешение, потом вы это все складываете в папку и куда-то несете, этого не будет. Но МФЦ оформляет только документы, оно сам процесс газификации не оформляет. Если мы закладываем туда промежуточные стадии, они там все равно будут, с МФЦ или без МФЦ, это неважно. Если их там нет, их там нет тоже вне зависимости от МФЦ.

Анастасия Сорокина: Дмитрий Анатольевич, а там еще есть такой пункт о цифровизации газификации – это вообще о чем речь? Это тоже какая-то необходимость, которая что изменит?

Дмитрий Журавлев: Я могу только предполагать, я читал то же самое, что и вы, коллега, наверное, в этом смысле больше мог бы рассказать. Это как раз, с одной стороны, касается сбора и оформления документов, а с другой стороны, может быть, касается организации работы. Вот он говорил, что нужно дорогое оборудование, нужен контроль, нужно то-се. Цифровые системы могут многое проконтролировать, то есть просто внедрение высоких технологий в сам процесс подачи, распределения газа, может быть, оценки объемов затрат того же газа, если это нужно.

Но понимаете, это же все то, о чем мы только что говорили: вы можете создать самый великолепный, самый высокотехнологичный компьютер, который будет всем этим управлять, только при этом трубы еще не будет, потому что организация, которая ее должна поставить, в это время занята поставкой газа в Китай. Я в данном случае не о «Газпроме», «Газпром» поставляет газ в Китай и дай ему бог, но когда мэр небольшого города в Краснодарском крае говорит, что он не может трубу дотянуть до дома, потому что газ в Китай надо поставить, вот это вот интересно, я слушал, у меня лысина дыбом вставала от услышанного. Потому что если вот такой подход... То есть главное сейчас – это подход. Надеюсь, что инициатива президента, он у нас все-таки первое лицо в государстве, позволит этот подход если не навсегда, то на время изменить, потому что все-таки пинок сверху на чиновника всегда действует ободряюще.

Анастасия Сорокина: Дадим слово зрителям. Екатеринбург на связи, дозвонился Дмитрий. Здравствуйте.

Александр Денисов: Да, уже второй раз Екатеринбург у нас на связи.

Зритель: Добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Добрый вечер.

Зритель: Ситуация заключается в следующем. Мне после пожара приходится оформлять новое технологическое присоединение к «Екатеринбурггазу», ситуация в следующем заключается. Первое, что они делают, – это навязывают проект, для ИЖС проект необязателен, заплатил я за проект 25 тысяч рублей. Технологическое присоединение 55 тысяч рублей, но это тарифы утвержденные, как бы здесь ничего не сделаешь.

Следующее: сети внутреннего газопровода по смете 90 тысяч рублей. Монополист здесь «Екатеринбурггаз», в Екатеринбурге он никого не пускает на выполнение работ; даже если кого-то пускает, то цена отличается на 1–2 тысячи рублей. И это все без газоиспользующего оборудования, без газовой плиты, без котла, без прибора учета по газу.

Александр Денисов: Да, интересно, и вот 25 одна организация, 50 другая, 90 третья, да, берет?

Зритель: Можно все отдать в одни руки, то есть проект я делал в «Екатеринбурггазе», технологическое присоединение точно так же оплачивается «Екатеринбурггазу», потому что непосредственно врезку в газопровод могут сделать только они, они эту работу никому не дополняют, это называется пуском газа уже на финише.

Анастасия Сорокина: Ага.

Александр Денисов: Да, понятно.

Зритель: Если отдавать специализированной организации сети внутреннего газопровода, что допускается у нас по постановлению правительства, то цена намного дешевле, 5–7 тысяч, потому что все они делают это, все работы согласовывают с «Екатеринбурггазом». Кроме этого контроль, который тоже навязывается, это в объеме 10 тысяч рублей представителю «Екатеринбурггаза». Я считаю, здесь...

Александр Денисов: Дмитрий, вы все эти деньги заплатили, да?

Зритель: Я пока не все деньги заплатил, но бо́льшую часть. К сожалению, мои финансовые возможности не позволяют произвести оплату как бы в полном объеме, но я думаю, в этом году планирую закончить эту процедуру.

Я считаю, здесь в принципе должно быть сделано по такому же принципу, как подключение к сетям электроснабжения: до 15 киловатт включительно 550 рублей, а сетевые организации несут не меньшие затраты по прокладке линий электропередач, по устройству трансформаторных подстанций, и это в принципе доступные для населения деньги. А суммы в 200–300 тысяч рублей, а в Подмосковье, в Питере эти суммы 500 и более тысяч – это недопустимо.

И этот вопрос уже 15 лет назад поднимался и Владимиром Владимировичем Путиным, и Дмитрием Анатольевичем Медведевым, что мы не имеем возможности подключиться к сетям газораспределения, воз и ныне там, и я так думаю, еще лет 20 ничего не сдвинется.

Александр Денисов: Дмитрий, спасибо, интересное сравнение с линиями электропередач. Вот сейчас спросим Дмитрия Анатольевича. Дмитрий Анатольевич?

Дмитрий Журавлев: Да?

Александр Денисов: Вы знаете, я вообще что-то подумал, что, наверное, может быть, в жизни стоит так поразумнее выбирать профессию? Вот, например, встроиться вот в эту схему, одному 30 платят, другому 90, третьему 150, вот буду четвертым, Дмитрий Анатольевич.

Дмитрий Журавлев: Не будете.

Анастасия Сорокина: Не успел.

Дмитрий Журавлев: Потому что у вас в этой системе родственники не работают, потому что там, где можно брать много денег практически ни за что, всегда существует корпоративная солидарность. Насчет электричества, кстати, тоже у вас на эфире говорили, но это было уже очень давно: в действительности электричество – это следующий этап. Вот если мы говорим о больших городах, мне давно очень интересен вопрос, зачем мы вообще их газифицируем. Ну у вас дома какая плита, электрическая?

Александр Денисов: Газовая.

Дмитрий Журавлев: А освещается электричеством? Тепло идет отдельно, вы газовый бак никакой не греете, да?

Александр Денисов: Нет, конечно.

Дмитрий Журавлев: Зачем вам газ? Что вы с ним будете делать? Иметь возможность потом подбирать обломки дома, когда с ним не дай бог что-то случится? При этом действительно электросети – это технология, это не вина «Газпрома», электросети не такие дорогие, трубы там не надо. Понятно, что это на всю страну не растянешь, но хотя бы города-миллионники можно было перевести с газификации на электрификацию? Понимаете, про электрификацию в Советском Союзе говорят года с 1919-го, пора бы начать.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо, Дмитрий Анатольевич. На связи у нас был Дмитрий Журавлев.

Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Президент дал поручение продумать механизмы бесплатного подключения потребителей