Бесплатное высшее – только льготникам?

Бесплатное высшее – только льготникам? | Программа: ОТРажение | ОТР

А если в семье один или два ребенка - останутся ли для них бюджетные места?

2021-03-01T13:18:00+03:00
Бесплатное высшее – только льготникам?
Послание Президента России Федеральному Собранию – 2021. Главное
Послание Президента: международная политика
Послание Президента: ответственность бизнеса
Послание Президента: региональная политика
Послание Президента: социальная политика
ТЕМА ДНЯ: Путин. Послание. Главное
Цифровое рабство. Сложная формула пенсии. Конец нефтяной иглы? Коттедж в ипотеку. Автомобили дорожают
Алгоритм цифрового рабства
Климат-контроль для России
Интуристы едут за «Спутником»
Гости
Сергей Рыбальченко
председатель комиссии Общественной палаты РФ по демографии, защите семьи, детства и традиционных семейных ценностей
Олег Смолин
депутат Государственной Думы РФ

Иван Князев: Рожайте троих – все пойдут учиться в вуз. Новые льготы при поступлении анонсировали в Госдуме. Так законодательно предлагают закрепить приоритет за многодетными семьями. Т. е. если в семье три ребенка, шансы, что они поступят, резко увеличатся. У кого в нашей стране еще есть такие льготы? Во-первых, это различные олимпиадники, победители, призеры как российских, так и участники международных олимпиад. Во-вторых, дети-инвалиды различных групп. Но там есть квоты: не более 10% от бюджетных мест. И в-третьих, при равенстве баллов преимущество у сирот, служащих по контракту, детей погибших военнослужащих, сотрудников МВД и других силовых ведомств. Чернобыльцев также, ветеранов боевых действий. Полный список вот у вас сейчас на экранах, можете ознакомиться с ним.

Оксана Галькевич: Он такой достаточно внушительный, да, его очень долго можно зачитывать в прямом эфире, друзья. Поэтому, кому интересно, ознакомьтесь. Вопрос-то, собственно говоря, в другом, который мы сейчас хотим обсудить: а достаточно ли останется мест для всех остальных категорий? Т. е. вот те, у кого семья, так скажем, самая распространенная в нашей стране у нас…

Иван Князев: Один ребенок, да.

Оксана Галькевич: …не многодетная, те, у кого нет чернобыльцев, ветеранов боевых действий и т. д. Как этим детям быть, как им поступать? И как быть их семьям? Может быть, уже тогда сразу мы должны настраиваться на то, что если вы в льготную категорию не попадаете, тогда все, копите, родители, на образование и готовьтесь брать образовательный кредит. Призываем вас выходить в прямой эфир с вашими вопросами и замечаниями. Бесплатно совершенно включены у нас и работают СМС-портал и телефон прямого эфира. А первым нашим экспертом сейчас будет Сергей Игоревич Рыбальченко, председатель Комиссии Общественной палаты по демографии, защите семьи, детства и традиционных семейных ценностей.

Иван Князев: Здравствуйте, Сергей Игоревич.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Сергей Игоревич. Как вы считаете, вот в этот список льготников нужно ли добавлять еще одну категорию? Оправданно ли это?

Сергей Рыбальченко: Обязательно нужно. Оправданно. Дело в том, что если смотреть по сути, то, что вы сейчас озвучили, фактически приведет к риску того, что многодетные попадут в категорию, обвиненную в том, что они ущемляют права других детей. Но давайте посмотрим по сути, что у нас получается. Сейчас у нас материнский капитал предоставляется на первого ребенка, на второго ребенка. А вот на третьего ребенка материнского капитала нет. Есть региональный, но, к сожалению, его уровень не позволяет обеспечить высшее образование. Высшее образование ребенка. Примерно 10% всех средств, или 20% всех заявок, по данным Пенсионного фонда, направляется на получение высшего образования детей. А вот для многодетных семей этот вопрос получения высшего образования становится очень сложным. Потому что уже трем детям при хорошей подготовке необходимо такое образование дать. Это сложно.

И вопрос этот впервые возник несколько лет назад на форуме в Ульяновске, когда многодетная мама Татьяна Сапожникова (я знаю хорошо, потому что эта инициатива давно уже обсуждается, и мы ее от Общественной палаты продвигаем) высказалась с такой идеей. Затем мы в фокус-группах различных ее обсудили, протестировали в социологических опросах. Выясняется, что ее поддерживают не только семьи многодетные или семьи с двумя детьми, но и даже семьи с одним ребенком. 40% семей с одним ребенком поддерживают эту меру. А всего, по данным опроса, который провел ВЦИОМ в прошлом году по заказу АНО «Национальные приоритеты», эту меру поддерживают 46% россиян. 40% однодетных, 56% двухдетных и более 60% многодетных. А у четырехдетных даже 80%. И эта мера – одна из самых ярких, которая может в конечном счете стимулировать и рост рождаемости в России, не только поддержку многодетных как социальную меру.

Иван Князев: Сергей Игоревич, вы упомянули такой момент: хорошо подготовиться. А что вы вкладываете вот в это понятие – хорошо подготовиться?

Сергей Рыбальченко: Учиться прежде всего.

Иван Князев: Да-да-да, к поступлению. Но у нас вроде школа дает знания, готовит к ЕГЭ и т. д.

Сергей Рыбальченко: Да, конечно. В том предложении, которое сейчас направлено в Государственную Думу, содержится обязательное условие: при условии успешной сдачи экзаменов. Не значит, что если вы многодетный, то вы автоматом можете попасть в эту категорию. Но напомню, что среди других льготных категорий, например, есть семьи с инвалидностью ребенка, и ребенок имеет право приоритетное поступить.

Но здесь мы как раз рассматриваем другую категорию. Государство должно, государству необходимо поддержать многодетных именно как ту группу, важную демографически, на фоне того кризиса, который мы сейчас испытываем. И если мы оценим эту группу как важную, то и соответствующие квоты, и соответствующее финансирование должно появиться.

И есть еще одна причина, по которой, я считаю, эту меру необходимо поддержать. Дело в том, что, как правило, у многодетных семей есть такой принцип оседлости. Т. е. они возвращаются в те или проживают в тех регионах, в которых учатся. И образование высшее профессиональное у нас на сегодняшний день привязывается к региональным программам. Поэтому такая поддержка – это прежде всего и региональная поддержка семей, и поддержка регионов, у которых улучшаются демографические показатели.

Оксана Галькевич: Сергей Игоревич, но там, по крайней мере в той информации, которую мы приводили, там не было слов о каком-то принципе региональности, о том, что поддерживается поступление в региональные вузы вот этим категориям.

Сергей Рыбальченко: Нет, сейчас принцип…

Оксана Галькевич: ЕГЭ сейчас позволяет сдать в Рязани и поступить в Москву или, там, на Дальний Восток уехать.

Сергей Рыбальченко: Можно и так, конечно. Но тем не менее, в основном целевые контракты, на которые сейчас ориентировано получение высшего профессионального образования, идет через региональные программы, через региональные вузы.

Иван Князев: Давайте вместе телезрителей послушаем. Виктор у нас на связи из Краснодарского края. Виктор, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Виктор.

Зритель: Здравствуйте. Вопрос по демографии. Обратитесь к демографии в республиках Кавказа Северного. Сколько у них в семье детей и какие им нужны условия для того, чтобы было много детей. Они вам все расскажут. И второе. Ломоносовых у нас больше не будет. Не будет у нас больше Ломоносовых, если так пойдет дальше. Все, у меня все.

Оксана Галькевич: Так.

Иван Князев: Да, спасибо. Тут из Мурманской области тоже задаются вопросом: а как же талант? Т. е. обучаются…

Сергей Рыбальченко: Мне нужно ответ дать, да?

Иван Князев: Да-да.

Сергей Рыбальченко: Виктор, отвечаю. Во-первых, рождаемость в республиках Северного Кавказа в последние годы также снизилась и уже не обеспечивает воспроизводство населения. Поэтому для них эта проблема также актуальна. Во-первых. Во-вторых, и Ломоносов, и выдающиеся наши русские ученые были из многодетных семей. Напомню, что Дмитрий Иванович Менделеев был 17-м ребенком в семье.

Иван Князев: Но только они не по льготе поступали.

Сергей Рыбальченко: Да, но тем не менее, это к вопросу о многодетных. И в-третьих, по таланту. Это не запрещает талантам поступать таким же образом на равных условиях, как и дети из многодетных семей. Например, в случае получения хороших результатов на олимпиаде.

Оксана Галькевич: Да, но дело в том, что, понимаете, как бы неравные соревновательные условия получаются. Одно дело – олимпиада, другое дело – принадлежность к определенной льготе и не самые высокие, так скажем, образовательные показатели. Есть в этом что-то, вот, неравенство какое-то, – вам не кажется? Вы не чувствуете этого момента?

Сергей Рыбальченко: Нет, не чувствую. Я, наоборот, считаю, что государство прежде всего должно обратить внимание на свое будущее. Вы знаете, что если у нас мы останемся на прежних…

Оксана Галькевич: Нет, это, конечно, вот с этим-то мы не спорим. Естественно, на будущее надо обратить внимание.

Сергей Рыбальченко: Ну, так, послушайте, каждая семья вносит расходы в воспитание детей. И если мы берем высшее образование, то сейчас в значительной степени образование…

Оксана Галькевич: Так, что-то у нас со связью. Сегодня нам со связью вообще не везет.

Иван Князев: Что-то у нас на связи, да. Но поблагодарим Сергея Рыбальченко, председателя Комиссии Общественной палаты по демографии, защите семьи, детства и традиционных семейных ценностей.

Оксана Галькевич: У нас звонок есть, я слышу. Это Наталья, из…

Иван Князев: Из Саратова на связи.

Оксана Галькевич: Наталья, здравствуйте. Что скажете?

Зритель: Добрый день. Абсолютно поддерживаю эту инициативу, хотя у меня и двое детей. Как бы считаю это правильно, государство выполняет свою задачу – увеличить демографию, вот. А для семей, у которых, ну вот, может быть, для них это будет большим толчком, чтобы, которые сомневаются, допустим. Они понимают, что уже, если что, будет помощь от государства. Потому что, сами знаете, что поступление в ЕГЭ это большой стресс и для родителей, и для детей. И многие даже отсрочивают это поступление через средние вузы… ну, через средние…

Иван Князев: В том числе и финансовый стресс. Да, понятно. Спасибо вам за ваше мнение. Еще один звонок у нас сразу. Валентин из Новосибирска.

Оксана Галькевич: Здравствуйте. Валентин.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Слушайте меня, пожалуйста. Я вас приветствую. Я бы хотел сказать по поводу вот этого высшего образования по льготам. У меня у сына трое детей. Но я против этого. Почему? Вот у нас уже столько льготников: и участников, и чернобыльцев, и прочих, прочих. Это, конечно, хорошо. Но я считаю, что нужно принимать в высшие учебные заведения детей по желанию и по знанию. Вот. А у нас получается, что нас опять разделили. Т. е. тем в вузе бесплатно, а мы, если даже имеем чуть-чуть повыше и побольше знаний, нам приходится платить. Вот. Я считаю, что это популистское такое направление.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам, Валентин.

Оксана Галькевич: Это был наш зритель Валентин. Давайте подключим еще одного эксперта к нашему разговору. Депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке Олег Николаевич Смолин. Олег Николаевич, здравствуйте.

Олег Смолин: Добрый день.

Иван Князев: Здравствуйте, Олег Николаевич. Вот знаете, сразу же напрашивается вот какой вопрос. Ну хорошо, количество льготников мы увеличиваем. А не увеличить ли нам количество бюджетных мест тогда?

Олег Смолин: Давайте с начала. Для того, чтобы вести дискуссию, нужно точно сформулировать ее пределы. Первое. С инициативой ввести минимальную дополнительную льготу для детей из многодетных семей выступили не Государственная Дума, а члены Совета Федерации во главе с Галиной Николаевной Каревой, за что им спасибо. Что касается Комитета Государственной Думы, то он по этому поводу не определялся и ждет, как обычно, отзыв правительства Российской Федерации. Пока мы знаем, что вроде бы положительно настроено Министерство науки и высшего образования. Но из этого не следует, что ровно такой же будет отзыв правительства. Поэтому я в данном случае высказываю не точку зрения Комитета, а личную точку зрения.

Иван Князев: Хорошо.

Олег Смолин: Продолжим. Я 100% за то, чтобы увеличивали количество бюджетных мест. Мало того, мы многократно вносили законопроекты на эту тему, напоминали: в советский период у нас на 10 тыс. населения было 220 (если быть точным, 219 бюджетных студентов), сейчас у нас меньше 130 бюджетных студентов на 10 тыс. населения. И бюджетные места точно нужно увеличивать. Кстати, вот по поручению президента в 2020 и 2021 годах увеличивается прием. Но, поскольку с 2016 года он сокращался, то в 2021 году он только-только достигнет того, какой был в 2016 году. Это по поводу бюджетных мест.

Теперь по поводу законопроекта. Это второе важное уточнение. Вот ваши зрители говорили: неправильно, если дети из многодетных семей будут поступать с меньшими баллами, а дети из остальных семей с большими. Так там такого и не предусматривается.

Иван Князев: Ну, хотя бы даже с равными.

Олег Смолин: Законопроект предусматривает минимальную льготу. Т. е. при прочих равных условиях. Прочие равные условия бывают достаточно редко, кстати сказать. Я вам напомню, что, в отличие, например, от детей с инвалидностью, у которых действительно серьезная льгота (в рамках 10%-ной квоты они имеют право внеконкурсного поступления при условии успешной сдачи вступительных испытаний), и там льгота достаточно реальная. Здесь льгота скорее символическая.

Кстати, кто думает, что дети с инвалидностью или дети-сироты, которые имеют похожие льготы, занимают слишком много бюджетных мест, я вам просто хочу напомнить, что эта 10%-ная квота никогда не выбирается.

Оксана Галькевич: Олег Николаевич…

Олег Смолин: Да, и поэтому я добавляю. Речь фактически идет скорее о некоем символическом знаке. О том, что государство подчеркивает еще раз, что оно заинтересовано в том, чтобы в России семьи были детными.

Оксана Галькевич: Да. Олег Николаевич…

Олег Смолин: И последнее, и последнее. Что касается якобы неравенства. Так вот, все ровно наоборот. Это очень слабая привилегия во имя равенства. Я просто вам хочу напомнить, что подавляющее большинство детей в России сдают ЕГЭ с помощью репетиторов. Причем две первые страты, если вы поделите на 10 страт, на 10 слоев все наше население, тратят на образование в 5 и более раз больше, чем те, кто в нижних стратах находится. Поэтому, кто успешнее сдаст ЕГЭ, это часто не вопрос способностей. Это очень часто вопрос репетиторов. Многодетные семьи в подавляющем большинстве – бедные семьи. Самые бедные в России. Это даже не пенсионеры. Это именно семьи с детьми. Поэтому, предлагая такую минимальную льготу, Совет Федерации, коллеги из Совета Федерации предлагают чуть-чуть ограничить на самом деле очень высокий уровень неравенства, связанного с поступлением в высшие учебные заведения.

Оксана Галькевич: Олег Николаевич, можно вопрос задать? Скажите, вот это делается для того, чтобы поддержать детность, вы сказали, чтобы больше детей было в наших семьях. А демографическая эффективность такого предложения? Как ее в принципе вот просчитать, оценить?

Иван Князев: Демографы-то что говорят?

Олег Смолин: Вот. Про демографов надо было спрашивать у Сергея Игоревича, поскольку именно он руководит, соответственно, демографической комиссией. Я повторяю: это скорее символический знак, обозначающий, что государство стремится подчеркнуть свою заботу о многодетных семьях. Поскольку я думаю, что реальное количество бюджетных мест при такой льготе, которое могут занять эти ребята, ничтожно. Скорее всего, это 1-2%, не более.

Иван Князев: Олег Николаевич, а меня знаете вот какая мысль посетила. Что-то, наверное, не так как-то у нас в образовании, если мы вводим ЕГЭ, а потом думаем – а как к нему подготовиться, значит, нужно нанимать репетиторов. А потом – чтобы поступить, мы выдумываем новые категории льготников и т. д. и т. п. Что-то как-то где-то изначально мы не так сделали, мне кажется. Или я ошибаюсь?

Олег Смолин: Изначально? Изначально мы, точно, не так сделали. Я всегда был противником ЕГЭ, даже в улучшенной современной форме. Я считаю, что надо было дать детям право выбора между Единым государственным экзаменом и классической формой экзамена. И, кстати, когда в прошлом году такая возможность появилась, около 100 тыс. детей, которые не собираются в вузы, не пошли сдавать ЕГЭ. Но это не все. Я вам напомню, что сейчас 52% всех девятиклассников идут уже не в старшую школу, а они идут в систему профобразования. Отчасти потому, что хотят получить пораньше профессию. Но главным образом потому, что хотят избежать Единого государственного экзамена. Это подтверждает нашу версию о том, что надо было бы дать возможность выбора между ЕГЭ и классическим экзаменом.

Иван Князев: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо. Олег Смолин был у нас на связи, депутат Государственной Думы, первый зампред Комитета по образованию и науке. Но это еще не все темы, друзья, которые мы хотим с вами сейчас обсудить. Меняем тему.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
А если в семье один или два ребенка - останутся ли для них бюджетные места?