Без импортного обойдёмся?

Без импортного обойдёмся?
Время для рывка. Какие шансы нам даёт коронакризис?
Время новых возможностей. Коронаскептики. Градус самоизоляции. Артисты без работы. Рекордные долги россиян. Кто поможет туристам? Рекорд по долгам
Россияне рекордно задолжали банкам
Все будет хорошо?
Сергей Лесков: Россия - страна железных дорог. А что пить в поезде? Конечно, чай!
Артисты без работы
«Выкручивайтесь сами». Как выживают без спектаклей и концертов «Коляда-театр» и группа «Гламурный колхоз»
Градус самоизоляции
Время новых возможностей
Туристам помогут?
Гости
Максим Кривелевич
доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета (г. Владивосток)
Александр Борисов
председатель Совета ТПП по развитию потребительского рынка

Иван Князев: Вообще сейчас весь мир на тотальной изоляции. Границы закрыты. В том числе и торговли это касается. ЕС ограничил уже экспорт в Россию. Звучат предложения также ограничить продажу за рубеж некоторых видов наших товаров. Плюс ко всему российская Антимонопольная служба боится, что наша страна в ближайшие месяцы может и вовсе остаться без импортного из-за пандемии. Вот вопрос: а что мы увидим на полках магазинов, когда они откроются? Что будем покупать и, самое главное, почем? Будем выяснять вместе с нашими экспертами.

Тамара Шорникова: Но хотим у вас спросить, как вы думаете: обойдемся мы без импортного? «Да» или «нет». Это наш опрос. Пишите. В конце обсуждения подведем итоги. Приглашаем вас к участию в нашем разговоре. А сейчас поговорим с нашим экспертом.

Иван Князев: Да. Максим Кривелевич у нас на связи, доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета. Максим, здравствуйте.

Максим Кривелевич: Добрый день.

Иван Князев: Максим, не так давно один наш эксперт в студии сказал вот что. Что сейчас на китайском рынке, несмотря на то, что там производство было остановлено на какое-то время, скопилось достаточно много товаров, и у них возникнет вопрос, как их сбывать и по каким ценам. И вполне возможно, в какое-то ближайшее время они хлынут на наш рынок. Или мы все-таки будем испытывать дефицит?

Максим Кривелевич: Хорошая новость состоит в том, что раз-два-три ничего не произошло. Существует определенный временной гап, связанный с логистичными цепочками поставок. Т. е. вот сегодня у нас в магазинах помидоры по той же абсолютно цене, что были до эпидемии. Почему? Потому что, собственно, это помидоры, которые были законтрактованы и потом ввезены до всех этих событий, до московского карантина и, скажем, в гораздо более спокойное время. Продовольственные магазины работают. Конечно же, Россия не могла бы обойтись без продовольственного импорта. Если представить себе такой макросценарий, что границы закрываются и мы остаемся без продуктов надолго, то этот сценарий просто невозможно представить. Потому что чрезмерная строгость законов российских компенсируется необязательностью их исполнения. Гигантский продовольственный рынок, вода дырочку найдет. А к счастью, пока даже не рассчитываются и не рассматриваются подобные сценарии никем, кроме, скажем, тех, кому подобные сценарии нужно рассматривать по долгу службы. Дело в том, что все-таки инерция накопленных запасов и понимание потребности будут влиять на людей, принимающих решения. И никто не закроет никогда полностью ввоз продовольствия. Потому что фактически это вот аналог блокады Ленинграда.

Иван Князев: Да вы понимаете, мы не столько говорим о текущем моменте, а, может быть, вот через месяц, через 2.

Тамара Шорникова: Когда запасы начнут на прилавках заканчиваться.

Иван Князев: Да.

Тамара Шорникова: Зарубежные компании уже поднимают цены. Apple на 10% подняла цены на свою продукцию. Недавно обсуждали, говорили о том, что, возможно, электроника, которая в основном из-за рубежа…

Иван Князев: В том числе и китайская, да. Но тут многие торговые центры жалуются, понимаете, там одежду уже не найти, уже немного магазины опустели. Из Европы которые одеваются, не только.

Максим Кривелевич: Я критически, критически не приемлю формулировку: «Могут вырасти цены». Формулировка, с которой согласиться совершенно нельзя. Цены обязательно вырастут. Это без всякого сомнения. Мы сейчас с вами уплачиваем очень мощный девальвационный налог. Нам сделали вместо 60 руб. за доллар 80. Все, что мы покупаем, все, на чем мы ездим, все, что мы смотрим, все, по чему мы разговариваем, покупается за доллары. Вот мы этот девальвационный налог уплачиваем. А личным мудрым решением было добавить панику на рынке банковских депозитов, обложив то немногое, что люди себе накопили, налогом на доходы по процентам банковских депозитов. Естественно, в этих условиях, когда сберегать становится бессмысленно, мы добавляем потребительский ажиотаж. Люди бегут покупают все подряд, люди бегут покупают все нарасхват. Т. е. вот пока эта паника не пройдет, рост цен будет даже больше, чем рост цен, который был вызван девальвацией рубля.

Тамара Шорникова: А когда она пройдет?

Максим Кривелевич: И так как мы прекрасно понимаем, что девальвация рубля только началась, стрижка только начата, можно покупки не откладывать. Каждую неделю вы будете видеть ценники то на один товар, то на другой товар, переписываемые вверх. Никаких признаков того, что рубль должен перестать падать при текущей цене на нефть, при новых вводимых налогах, при несложной идее «а давайте мы ударим по банковским вкладам населения», пока не просматривается. Поэтому на ближайшую перспективу, я бы сказал – год как минимум, а то 2 года, – можно ожидать роста цен в широком спектре на все. В чем сложность? Сложность в том, что на разные товары цены поднимаются в разное время. Т. е. не будет ситуации, что каждый день цены меняют на любой товар. Какой-то товар может остаться в тех же границах цены месяц, 2, 3, 4, потом резко подорожать. Какой-то товар подорожал вчера. Какой-то товар подорожает сегодня. Это то, что касается индивидуальных решений, принимаемых конкретными менеджерами конкретных торговых сетей. Где появляется человеческая психология, там пропадает возможность прогнозирования. Но общий тренд совершенно очевиден. Нет ни одного товара, который подешевеет в ближайший год. Если этот товар так или иначе приобретается за доллары.

Иван Князев: Да, Максим. Спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Вы, конечно, сейчас немного паники нагнали на всех нас. Потому что ну как-то не очень все это осознавать, то, что цены будут расти и расти и расти. И сейчас особенно все побегут скупать. Да, дайте ответить, пожалуйста, Максиму.

Максим Кривелевич: Коллеги, очень важная вещь, абсолютно позитивная. Рост цен – это то, что спасает нас от дефицита. Поверьте мне, если бы мы искусственно ограничили рост цен, вот это был бы ужас. Был бы дефицит.

Иван Князев: А!

Максим Кривелевич: К огромному сожалению, рост цен – это неизбежная плата за избежание дефицита. Поэтому у нас будут полные прилавки магазинов, мы ни в чем не будем нуждаться, только придется дольше работать, чтобы купить этот товар.

Иван Князев: Понятно, да. Хорошо. Спасибо.

Тамара Шорникова: Вот это очень оптимистично в свою очередь, хочу сказать, да.

Иван Князев: Максим Кривелевич был с нами на связи. Сейчас послушаем наших телезрителей.

Тамара Шорникова: Владимир из Москвы, да? Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Владимир.

Зритель: Добрый день, ведущие. Спасибо вам за соединение.

Тамара Шорникова: Вам спасибо.

Зритель: Я против вообще импорта. Я бы запретил, если бы я был у власти. Дело в том, что с импортом может прийти зараза. В виде упаковки зараженной или в виде самих продуктов, которые могут быть тоже заражены. Вот пример. Белоруссия наплевала на вирус и не принимает практически, судя по Интернету, никаких мер безопасности. Товары, которые мы получаем, молочные (сыр, молоко и прочее), упаковка может быть заражена, потому что они не принимают никаких мер.

Иван Князев: Ой, ну, Владимир, Владимир, давайте мы не будем вместо вирусологов это говорить. Я, наверное, сомневаюсь, что различные товары не проходят какую-то обработку…

Тамара Шорникова: У меня такой вопрос. А вы уверены, что мы справимся, если вот тотально запретим все импортное? Вас не пугают пустые прилавки? Вы давно последний раз видели русский телевизор, например?

Зритель: Да, не будет пармезана и прочих. Тех вещей, которых…

Иван Князев: Да бог с ним, с пармезаном-то. Всего остального не будет. С пармезаном еще ладно, как-нибудь справимся.

Зритель: Да вы не волнуйтесь. Мясо у нас свое, мясо свое, хлеб у нас свой пока, слава богу, картошка своя. Поэтому – проживем. Главное – заразу предотвратить. Вопрос в этом. Спасибо.

Тамара Шорникова: Понятно, да. Спасибо вам за ваше мнение.

Иван Князев: Спасибо, Владимир.

Тамара Шорникова: И сейчас послушаем мнение нашего эксперта. Александр Борисов, председатель совета Торгово-промышленной палаты по развитию потребительского рынка. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Александр Борисов: Добрый день. Слышно ли?

Тамара Шорникова: Да. Слышно и видно, да, теперь видно.

Иван Князев: Слышно. Давайте тогда ваш прогноз послушаем. Что у нас будет с импортом? ФАС уже озаботился.

Александр Борисов: Я не вижу особых проблем на самом деле. Меня порадовало последнее замечание предыдущего эксперта о том, что рост цен в какой-то степени необходим. Я даже больше скажу. Поскольку мы сейчас часть составного, составная часть всеобщей мировой экономики, мы так или иначе все равно вписаны в капиталистический способ производства. А имманентно присущая ему составляющая – это постоянный рост цен. Что касается импорта. Мы в отношении продовольственных товаров на 80-90% полностью обеспечиваем свои потребности. И в этом смысле ранее принятая стратегия продовольственной безопасности сделала свое дело. И больше того, мы начали экспортировать за рубеж, в том числе даже мясные товары, птицу, свинину.

Иван Князев: Но сейчас поговаривают, что приостановим мы вот эти все экспортные поставки.

Тамара Шорникова: По крупам точно было заявление.

Иван Князев: Да, по крупам было.

Александр Борисов: Для такого развития событий это разумная мера. И наша главная задача сейчас – не допустить никаких перебоев. Что касается непродовольственной продукции. Я хотел бы поправить коллегу, который из региона беспокоился тем, что с товарами могут быть завезены, инфекция завезена. Последние исследования, которые американцы (я только что CNN слушал): не передается инфекция на … . Поэтому здесь проблемы этой не должно быть. Конечно, у некоторой части населения есть ощущение того, что мы могли бы полностью закрыться и отказаться от импорта вообще. Но в таком случае мы окажемся изолированной от мира страной и не сможем участвовать в соревновании за дальнейшее технологическое развитие.

Иван Князев: Ага.

Александр Борисов: Потому что речь здесь не идет о товарах народного потребления: там, рубашки, костюмы, носки. Мы уже и здесь сейчас начали себя в значительной степени обеспечивать. Но там, где речь идет о технологиях, мы ни в коем случае закрываться не должны.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам. Это был Александр Борисов, председатель совета Торгово-промышленной палаты по развитию потребительского рынка.

Тамара Шорникова: И подведем итоги нашего СМС-опроса. 58% наших телезрителей считают, что мы обойдемся без импортного.

Иван Князев: Обойдемся. Да. Вот Самарская область пишет: «В Сызрани туалетная бумага обычная подешевела». Не все так плохо.

Тамара Шорникова: Хорошие новости есть тоже, да. К следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)