Без мигрантов стройки встанут?

Без мигрантов стройки встанут? | Программы | ОТР

Почему работодатели делают ставку только на иностранных рабочих?

2020-12-23T13:24:00+03:00
Без мигрантов стройки встанут?
«Корона» пала: когда вернёмся к нормальной жизни? Китай победил абсолютную нищету, а когда мы? «Жаворонки» и «совы» на работе: кто лучше?
А поутру они проснутся. О новых правилах доставки пьяных в вытрезвители
Чтобы проспаться… Как сегодня работают вытрезвители в регионах. СЮЖЕТ
Неопределённость как норма жизни
Китай от бедности ушёл
Когда вернёмся к нормальной жизни?
Соломка для бизнеса
«Корона» пала?
ТЕМА ДНЯ: Жмём на газ!
«Жаворонки» работают лучше?
Гости
Вадим Коженов
президент Федерации мигрантов России
Антон Глушков
президент Национального объединения строителей

Иван Князев: Строительная отрасль, которая набрала неплохие обороты после введения льготной ставки по ипотеке, может резко дать по тормозам. Причина – строить просто некому. Дефицит рабочих рук в отдельных регионах России доходит до 50%. Все потому, что из-за пандемии уехали мигранты, а заменить их почему-то некому. Минстрой просит правительство упростить сейчас мигрантам въезд обратно в Россию. Ну, и при этом там есть ряд нюансов. Работодатель должен обеспечить их жильем, поставить на учет, оформить все-таки, как надо, трудовые отношения и даже о тестах на ковид позаботиться.

Оксана Галькевич: Все ли компании готовы к этому? Вот хотелось бы это выяснить и понять. А пока строители говорят, что не все объекты они смогут сдать вовремя. Т. е., получается, опять возвращаются, могут вернуться долгострои. Будет ли так? Или это, может, какие-то совсем апокалиптические сценарии рисуем? Будем выяснять в разговоре со специалистами. И вы, друзья, тоже подключайтесь, пожалуйста. Почему на замену мигрантов наши соотечественники не идут занимать эти рабочие места? Звоните, пишите. Телефоны включены, мы на связи с вами, все бесплатно.

Иван Князев: Да, есть ли какие-то вакансии в регионе, почему берут или не берут, наоборот. Антон Глушков у нас сейчас на связи, президент Национального объединения строителей. Здравствуйте, Антон Николаевич.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Антон Николаевич.

Антон Глушков: Здравствуйте, коллеги.

Иван Князев: Так ли страшна ситуация сейчас? Действительно 50% строителей, рабочих рук – отделочников, каменщиков, я не знаю кто, крановщиков, – не хватает?

Оксана Галькевич: Может, это, простите за прямоту, нагнетание информационного фонда с целью пролоббировать некое разрешение, допустим, для ввоза большего числа мигрантов в страну?

Антон Глушков: Нет, коллеги, действительно проблема эта существует. Нельзя сказать, что она абсолютно драматична. Но если смотреть статистику, мы наблюдаем снижение иностранной рабочей силы в стройке на 22%. Это достаточно существенная величина. Потому что, мало того что это большое количество сотрудников, это еще определенные виды работ.

Оксана Галькевич: Ага.

Антон Глушков: В первую очередь сейчас хромает чистовая отделка, монолитные работы, благоустроительные работы.

Оксана Галькевич: Антон Николаевич, мы прекрасно понимаем, да. Но не понимаем только одного. 22%, значит, рабочих мест у вас, заполненные прежде мигрантами, сейчас пустуют. Берите россиян. Наших берите, вот. Таких, как Иван, таких, как Николай, я не знаю, Петр, Василий и т. д.

Иван Князев: В каждом первом регионе у нас люди пишут, что не можем найти работу.

Антон Глушков: Честно говоря, это же достаточно квалифицированный труд. И одновременно отрасль уже привыкла к использованию иностранной рабочей силы. И мгновенно найти такое количество специалистов достаточно сложно. Практически все работодатели сейчас занимаются подготовкой персонала, берут их из центров занятости, заменяют отток мигрантов подготовленными рабочими кадрами. Но сделать это молниеносно не получается.

Иван Князев: Антон Николаевич, два момента, которые прямо хочется прояснить. Во-первых, а что значит «привыкла отрасль»? Это привыкла меньшие зарплаты платить? А второй момент – сложно набрать, но вот сейчас Минстрой там целый ряд условий выдвигает для того, чтобы снова привезти мигрантов. Это нужно их там оформить, массово привезти, еще и прививки всем сделать, тесты и т. д. Разве не проще, действительно, набрать местных?

Антон Глушков: Труд на стройке физический. И так уж получается, что неохотно россияне… Может быть, престиж профессий не самый был большой. Неохотно россияне осваивали эти работы. Если говорить о заработной плате, то уже практически весь персонал на стройках трудоустроен официально. Поэтому говорить о том, что это дает какое-то существенное снижение в части фонда оплаты труда, наверное, не приходится. Все существуют в рыночных условиях. Это больше такой рынок – рабочая сила, которая выполняет тяжелую физическую работу.

Оксана Галькевич: Антон Николаевич, это жалобы застройщиков из, так скажем, высокомаржинальных регионов? Москва, Санкт-Петербург. Где действительно активно все строится. Потому что, ну вот я вспоминаю, допустим, свои поездки по регионам: въезжаешь в Новгородскую область – и все, мигрантов нет. И дороги строят наши, блондины с голубыми глазами. И справляются как-то. Поэтому в связи с этим вопрос: это жалобы и просьбы пустить мигрантов от высокомаржинальных регионов, где работают застройщики, и, действительно, понятно, им выгоднее просто вот дешевую рабочую силу запустить к себе на объекты…

Иван Князев: Массово.

Оксана Галькевич: Да, массово.

Антон Глушков: В принципе, конечно, активные рынки это те города, где активно строится, где существует стройка и существует рынок. Но тем не менее вот это снижение и дефицит рабочих кадров наблюдается повсеместно на территории всей Российской Федерации. У нас в объединение за прошлую неделю поступило два запроса, мы по этому поводу отреагировали, тоже обратились в правительство Российской Федерации. Например, Ханты-Мансийск. Ну, это точно не регион, который относится к сегодняшним лидерам по объему строительства. Но в то же время есть Москва, Санкт-Петербург. И те территории, которые смежные, приграничные, которые исторически использовали большое количество иностранной рабочей силы.

Оксана Галькевич: Звонки. Давайте послушаем вместе с вами мнение наших зрителей.

Иван Князев: Московская область на связи.

Оксана Галькевич: Ольга у нас на связи?

Иван Князев: Ольга, да. Слушаем вас.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Ольга.

Зритель: Здравствуйте. Здравствуйте, уважаемые ведущие. Я считаю, что это лоббирует… Я из Московской области, город Раменское. Я считаю, что это вот лоббируют сами господа застройщики. Потому что им выгодны эти иммигранты. У меня сын вот устраивался. У него образование высшее. Электриком, монтажником. И не берут. Дают 25 тыс. зарплату. На эти деньги можно прожить?

Иван Князев: Ну, так все-таки берут или не берут?

Зритель: Берут, но 25 тыс. А остальное, вот берут иммигрантов. И он за ними ходит, переделывает. Они ничего не понимают. Просто им выгодно. Они приехали вахтой, отработали, уехали. Им не надо ни пенсию, ни это самое… ну, я не знаю, там, ни отпускные, ни больничные, ничего не надо, правильно?

Иван Князев: Ну, понятно.

Зритель: Он хочет официально устроиться, человек, и то платят, и то белую зарплату даже не платят им, эти 25. 12 платят…

Иван Князев: Спасибо вам, Ольга. Спасибо. Поняли мы вас. Антон Николаевич, ну такое вот весьма серьезное и резонное обвинение в адрес застройщиков от нашего телезрителя.

Антон Глушков: Коллеги, я думаю, что это какой-то частный случай. Безусловно, каждый работник хочет получать максимально заработную плату. Все мы получаем зарплаты, и желание заработать больше присутствует у каждого. Но тем не менее, есть экономика строительства. И вот на сегодняшний день, мы же даже видим по учебным заведениям, что интереса к этим специальностям не существует. На сегодняшний момент у нас даже в средних специальных образовательных учреждениях обучаются, как правило, не граждане Российской Федерации.

Оксана Галькевич: Антон Николаевич, простите, но на стройках работают, по-моему, тоже ребята без какого-то специального среднего строительного образования. Или прямо вот это все какие-то специалисты приезжают по квотам? Маляры, плотники, там, я не знаю, кто там требуется, каменщики и прочие. И у людей есть, простите, диплом, подтверждающий их квалификацию? А у нас просто не найти такого числа?

Антон Глушков: Большая часть иностранных специалистов – это действительно специалисты. У них есть профильное образование либо определенные курсы по переподготовке. Работодатель в этой части заинтересован всячески. Поэтому за последние 3-4 года у нас было большое количество программ по переподготовке и по приспособлению иностранной рабочей силы для соответствия требованиям российского законодательства их квалификации.

Иван Князев: Спасибо. Антон Глушков.

Оксана Галькевич: Да. Спасибо. Спасибо. Антон Николаевич Глушков у нас был на связи, президент Национального объединения строителей.

Иван Князев: Что тут наши телезрители?..

Оксана Галькевич: Да, но я просто думаю: а если нашим программу переквалификации? У нас самая высокая исторически, высоченная безработица в этом году, слушайте.

Иван Князев: Да.

Оксана Галькевич: У нас пандемия, у нас людям работать негде.

Иван Князев: И вообще в принципе люди грамотные у нас. Вот тут нам пишут из Челябинской области: «У нас лучшие строители. Если им платить нормально, то и вообще никаких проблем не будет».

Оксана Галькевич: Привыкли работать по одной схеме. Давайте другие ищите. Так. Вадим Коженов выходит с нами на связь, президент Федерации мигрантов России. Вадим Викторович, здравствуйте.

Вадим Коженов: Добрый день.

Оксана Галькевич: Ну, вот так вот. Мы с вами много раз обсуждали эту тему. Поделитесь своим мнением. Что, действительно, да, вот мигрантов не хватает, и все, и мы как без рук?

Иван Князев: Россия встала.

Вадим Коженов: Самое смешное для меня было из всех реплик предыдущего оратора, что у нас суперквалифицированные все строители на всех стройках. Я прямо так и вижу, как они квалифицируются у нас на этих курсах, которых я никогда не видел, и потом квалифицированно кладут кирпичи. Т. е., ну прямо смешно. Но, с другой стороны, чиновники, которые такие официальные, они всегда очень нелепо оправдываются, в общем я привык.

Оксана Галькевич: Ага. Ну, мы тоже пытались, как вы видели. Оцените нашу попытку робко уточнить этот момент про дипломы, про квалификацию. Потому что мы видели совсем других парней, которые въезжают к нам. И ребят, и девчат. Которые въезжают к нам на работу. Но тем не менее.

Вадим Коженов: Я вижу тоже тех же самых, что и вы, как мне кажется, судя по нашему диалогу, мы видим одних и тех же, а они вот видят каких-то других.

Оксана Галькевич: Да. Вадим Викторович, но в чем же все-таки, собственно, проблема? Объясните нам. Вы как президент Федерации мигрантов России, объясните нам, в чем, собственно, проблема. Ну, хорошо, я понимаю, привык определенный сектор экономики работать, разные сферы, разные предприятия привыкли работать с иностранной рабочей силой. В силу разных совершенно причин. Мы все понимаем. Но тем не менее…

Иван Князев: Я только боюсь сказать: «Привыкли чуть меньше платить».

Оксана Галькевич: Да. Мы все прекрасно понимаем, знаем эти схемы, обсуждали не раз. Ну, вот сейчас такая ситуация: их нет. И вообще такая ситуация, что, простите, надо своим работу давать. В чем сложность-то?

Вадим Коженов: Смотрите. Во-первых, вот опять же, я поспорю с Иваном по поводу «меньше платить», если уж мы говорим непосредственно про стройку, да? Раз мы сегодня не обсуждаем другие отрасли. У нас стройка. Все строительные темы, они все на сдельной оплате труда. Сколько кирпичей сложил, столько получил. Там никто не смотрит: русский, не русский, узбек, таджик, киргиз, – неважно. Т. е., соответственно, вот вы выполняете объем работ, и вам за него платят деньги. Если вы хорошо работаете, вы хорошо получаете. Если вы ленитесь, если вы пьете, если еще какие-то там, прогуливаете и т. д., опаздываете, – вы получаете меньше, плюс вас дополнительно штрафуют за все вот эти нарушения. Вот.

И самое правильное, что мы сейчас можем сделать на уровне государственной политики, это максимально быстро открыть просто все границы. Чтобы нормально могли приехать те, кто хочет приехать, взяться за работу, эту работу сделать, заработать денег, отправить домой своим семьям, своим близким людям. И таким образом мы сможем ситуацию нормализовать быстро и хорошо.

Иван Князев: О, какие популярные вещи вы сейчас говорите.

Оксана Галькевич: Слушайте, Вадим Викторович, вы говорите совершенно понятную с вашей позиции вещь: ну, опять же, президент Федерации мигрантов. Но я все-таки пытаюсь вас спросить о том, а почему не заместить иностранную рабочую силу российскими рабочими руками?

Вадим Коженов: Ну, не хотят они. Тут же вопрос, смотрите как, мы же не можем взять какую-то волшебную палочку, махнуть ею и т. д. Т. е. если люди хотят работать, они идут и работают. И мы об этом говорили из передачи в передачу. Кто хочет работать, он имеет работу и работает на ней, зарабатывает деньги. Кто не хочет работать… Вот тут недавно у нас на «Говорит Москва» был эфир, после него была куча вообще такого хайпа, что президент Федерации мигрантов обвинил в лени местных жителей. Так не то чтобы у нас все жители ленивые. Большинство людей нормальные. Так они и работают, у них все хорошо. А вот то небольшое количество ленивых, они звонят в эфиры, шумят, обвиняют власти, что те что-то не делают. Власти не должны ничего делать. Если человек хочет работать, пусть идет и работает. Вакансий огромное количество.

Иван Князев: Ох, вы сейчас нарветесь на порцию замечательных СМС от наших телезрителей.

Вадим Коженов: Нет, Вадим Викторович взрослый человек, уже не первый раз какие-то батлы в прямом эфире со зрителями и с аудиторией выдерживает. Но тем не менее. Вадим Викторович, а может быть, вот этой волшебной палочкой, о которой вы говорите, размахивать поширше, что называется? Страна-то у нас большая. Потому что, простите, когда в Москву на высокомаржинальные какие-то объекты (строят там небоскребы, железные дороги, какие-то транспортные узлы) привозят иностранных рабочих, вот просто, я не знаю, самолетами и автобусами, – возникает большой вопрос. У вас под боком Псковщина, Новгородчина, за Уралом много регионов, – вы что-то туда суперджеты за рабочей силой не отправляете, вы там людям не сообщаете о том, что их ищут… Почему?

Вадим Коженов: Рабочая сила вот в тех регионах, о которых вы говорите, она и не выражает желания работать. Если бы они сформировались такие: все, мы хотим работать, – поверьте, я готов сам прислать за ними автобусы.

Иван Князев: Ладно, ладно, Оксана…

Оксана Галькевич: Нет, подождите, Вадим Викторович…

Иван Князев: …ну, выяснили уже: русские – лентяи. Ну, что может еще говорить президент Федерации мигрантов?

Оксана Галькевич: Нет, подождите, подождите.

Вадим Коженов: Есть большая часть, большая часть – не лентяи – работают. У нас половина в Федерации работают русские. Работают прекрасно. Вы русские, вы тоже работаете прекрасно. Лентяи просто очень заметны и очень громко шумят.

Оксана Галькевич: Слушайте, в прошлом году, вот когда случилось это несчастное наводнение в Иркутской области, поехали мы с коллегами, собственно, в те самые места. Тулун, Нижнеудинск затопленные, какие-то поселки поблизости. И вот вы когда на место приезжаете, где люди живут, вы понимаете, что там, ну, половина населения, вот всех каких-то мужиков с руками, с ногами, они все на вахтах, понимаете? Я думаю, что в принципе, если вы им там маякнете: «Ребята, есть работа за такие-то деньги!», – они поедут не только на Север и на Сахалин, но и к вам в Москву на стройку, там, и еще куда-нибудь.

Вадим Коженов: Так вот в том-то и дело. Вы сказали очень правильную вещь. Что вот вы приехали куда-то, и в этом месте люди хотят работать. И вы говорите: «Они все на вахтах, они все работают». Т. е. нет проблем с работой. Вахта туда, вахта в Москву, вахта в Сахалин, – неважно. Он работает, зарабатывает, кормит свою семью. А дальше мы видим звонки в эфир от людей, которые говорят: «Я четыре месяца не могу найти работу». Так работы-то очень много. Он просто не хочет ее искать. Вот этих людей надо разделять. Надо с большим уважением относиться к тем, кто работает. Они большие молодцы. Для них можно сделать и программы переквалификации, можно придумать много всего. Но, скорее всего, им это даже не надо: у них и так все хорошо. А есть, соответственно, какие-то лентяи. В отношении их мы единственное, что можем придумать, это уже закон о тунеядстве. Если за год работу не нашел, то соответственно это у нас считается уголовная статья, как в советское время. И все пойдут работать.

Оксана Галькевич: Ну, ладно, это уже прямо не самые удачные советские практики вы вспомнили под финал нашей беседы.

Иван Князев: Спасибо.

Вадим Коженов: А мне очень нравятся. Очень нравятся.

Оксана Галькевич: Ладно. Спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам. Вадим Коженов, президент Федерации мигрантов России, был с нами на связи. Давайте уже к следующей теме перейдем.

Оксана Галькевич: А пишут-то много, наверное, да?

Иван Князев: Пишут много, но, естественно, понятно, что пишут. Люди пишут то, что не возвращайте мигрантов назад, не пускайте их в нашу страну, пускай работают свои люди. Это общий тон.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (3)
Апокриф
Все это проплаченное ф у ф л о. Не хотят, чтобы русские работали. Всячески юлят и не хотят платить. С и о н и с т ы решили окончательно подменить население России мигрантами.
яша Апокриф
просто работодатели сами не хотят платить местным нормально и создать условия
Олег
Раньше не вставали, а тут вдруг встанут. скорее проплатили эту пропаганду. Уж очень сладко кормятся наши господа, за счет мигрантов. А где не кормятся?? Куда не плюнь везде бабки