Безопасный загар - миф или реальность? Советы онколога. Что такое паспорт кожи и зачем он нужен

Безопасный загар - миф или реальность? Советы онколога. Что такое паспорт кожи и зачем он нужен
Промежуточные итоги марафона ОТР помощи Иркутской области.. Жизнь взаймы. запрещённое лекарство. Переобучение пенсионеров. «Автомобили»
Среднему заемщику для погашения кредитов потребуется почти 11 зарплат. Как себя обезопасить от пени и брать в долг у банка меньше?
Почему рост экономики сдерживается и из чего складываются зарплаты
Советы по выбору автомобиля от Андрея Осипова, автоновости и тест-драйв Hyundai i30N
Сергей Левченко: Люди, лишившиеся жилья, смогут купить дома за госсчет с квадратными метрами не меньше, чем у них было
Почти 4 миллиона пострадавшим от наводнения в Иркутской области собрали зрители ОТР. Рассказываем, на что пойдут эти деньги
Переобучение для пенсионеров - поиск самореализации или дополнительного дохода?
Процентная ставка по кредитам должна быть адекватна доходам населения и росту экономики
Лекарство или срок. Почему родителей больных детей вынуждены добывать необходимые препараты контрабандой?
«Матери детей-инвалидов попадают под статью за то, что лечат своих детей. Это абсурд!»
Гости
Андрей Поляков
доктор медицинских наук, врач-онколог, заведующий отделением микрохирургии МНИОИ им. П.А.Герцена

Есть ли какая-то польза от загара, как правильно загорать и чем может быть опасно излишнее пребывание под солнцем? На вопросы о загаре и его последствиях отвечает доктор медицинских наук, врач-онколог, заведующий отделением микрохирургии МНИОИ им. П.А.Герцена Андрей Поляков.

Петр Кузнецов: Ну что же: лето, июнь, дача, Турция, Египет, все, что угодно. В принципе в любом месте… вряд ли вы поедете в Исландию, например, в июне-июле. Поэтому тема актуальная. Поэтому будем говорить о солнце, точнее – о загаре. Мы с Тамарой где-то с февраля, наверное, уже с загаром ходим. Это отдельная история. Спасибо нашим гримерам. Поэтому в рубрике «Телемедицина» мы сегодня говорим о загаре, о правильном загаре, вообще бывает ли он правильным и безопасным, о том, как избежать неприятностей. Наш эксперт – Андрей Поляков, доктор медицинских наук, врач-онколог. Здравствуйте.

Андрей Поляков: Добрый день.

Тамара Шорникова: Полезный загар – это миф или реальность? Потому что сейчас, конечно, очень много статей, которые начинаются с того, что «10 страшных новостей, которые вы не знали о загаре», «Загар приближает старость» и так далее.

Андрей Поляков: Вы знаете, умеренный загар действительно полезен, потому что с помощью него мы получаем витамин D, необходимый для нашего развития и для формирования костной системы, особенно у детей. Но именно умеренный загар, аккуратный, осторожный, продуманный.

Тамара Шорникова: То есть невидимый?

Андрей Поляков: Практически невидимый, да.

Петр Кузнецов: Дачный загар. Мы с дач начали. Говорят (еще один из мифов), что дачный загар – самый опасный. Так ли это и почему? Что это за вид такой?

Андрей Поляков: Нет, это, конечно, не так. Нет никакого дачного загара, морского, пустынного, городского. Мы везде получаем одинаковое солнце, одинаковую дозу, одинаковую инсоляцию и получаем одинаковое ультрафиолетовое излучение. И именно опасно для человека ультрафиолетовое излучение, особенно спектра А и Б. Потому что спектр А напрямую повреждает ДНК клетки и вызывает злокачественную опухоль. А спектр Б опосредованно тоже повреждает ДНК клетки, что приводит к формированию такой опухоли, как меланома кожи.

Тамара Шорникова: Мы просим наших телезрителей не только писать нам, потому что СМС-ки уже появились, но еще и звонить. Расскажите, какие средства защиты перед выходом на солнце используете вы, в какие часы предпочитаете загорать. И если у вас есть вопросы, тоже не стесняйтесь – задавайте их.

Что касается времени, когда лучше всего использовать солнце, для того чтобы приобрести загар и когда выходить на него не стоит?

Андрей Поляков: Здесь имеет значение широта. Чем южнее, тем требования к времени, когда можно загорать, они более строгие. И оптимальным является загар до 11 утра и после 16 часов.

Петр Кузнецов: Опять же, где бы мы ни находились.

Андрей Поляков: Где бы ни находились, но более строго это нужно соблюдать в южных широтах. Там потому что инсоляция сильнее и доза ультрафиолета больше.

Петр Кузнецов: Есть ли рекомендованное время нахождения под солнцем?

Андрей Поляков: Вы знаете, в принципе считается, что находиться на солнце нужно не более 3 часов в сутки. Здесь есть особенности, потому что у людей разные фототипы кожи так называемые. И есть опасные типы кожи (I и II тип по Фитцпатрику) – это светлокожие голубоглазые светловолосые или рыжеволосые люди с множеством родинок, веснушек. Вот этот тип как раз опасен, поэтому этим людям время на солнце нужно проводить минимально либо защищаться специальной одеждой, особенно у детей. Это длинные рукава, длинные брюки, это панамки, которые защищают шею, особенно у детей, и ушки. Вот такие простые меры позволили (например, в Австралии, где заболеваемость меланомой очень высока, и это одна из основных проблем этой страны) снизить заболеваемость меланомой существенно в несколько раз.

Петр Кузнецов: С медицинской точки зрения, но при этом, если можно, все равно просто. Почему родинки в данном случае такие уязвимые места? Там же разные виды еще бывают.

Андрей Поляков: Разные виды, совершенно верно. И здесь есть генетически предрасположенные формы и количество родинок. Это люди, которым очень угрожает развитие меланомы. Им загорать в принципе вообще нельзя. А есть обычные невусы, которые, как и у любого человека, в достаточном количестве, они не опасны. Это несколько отдельный вопрос.

Очень важно, чтобы дети до 3 лет не получали солнечные ожоги. Именно дети до 3 лет. И это является одной из основных причин развития меланомы кожи уже во взрослом возрасте спустя 30-40 лет. И особенно важно использование защитных кремов, которые вы уже упоминали, именно у детей. И фактор защиты у ребенка должен быть не менее 50. До 3 лет особенно. И в старших группах это тоже очень желательно.

А для взрослого человека фактор защиты должен быть желательно не менее 30. Это как-то уже будет обезопашивать в плане повреждения клеток.

Тамара Шорникова: Кстати, про крем спрашивают из Самарской области: «Из-за склонности к пигментации пользуюсь кремом с максимальным фактором защиты круглый год, каждый день. Не вредно ли такое интенсивное использование крема?»

Андрей Поляков: Оно должно быть, конечно, умеренным. Поэтому круглый год, особенно зимой – это не очень необходимо. Но, естественно, уже в весенне-летний сезон и ранней осенью это правильно, желательно и способствует защите, безусловно.

Тамара Шорникова: У нас есть видеоматериал. Мы спросили, как вы загораете. Вы нам ответили. Давайте посмотрим.

ОПРОС

Петр Кузнецов: Что вы скажете об автозагаре? Потому что сейчас есть люди, которые появляются впервые на пляже, они не хотят особо выделяться, и они пользуются автозагаром. Насколько эта штука безопасная?

Андрей Поляков: Достаточно безопасная. Можно использовать. Опять же, как принцип гласит: «Любое лекарство – это яд, любой яд – это лекарство». Все зависит от длительности использования, от того, сколько этот автозагар находится на кожных покровах. Поэтому в меру это неопасно.

Тамара Шорникова: Это что касается крема. Что касается солярия, насколько он опасен? Потому что многие этот вид используются.

Андрей Поляков: Вы знаете, к солярию мы как онкологи относимся очень критически. Потому что проводились исследования, которые сравнивали частоту возникновения меланомы кожи у молодых женщин, которые пользуются солярием и не пользуются. И оказалось, что в той группе, которые пользуются солярием, частота меланомы в 75 раз выше. Это колоссальная цифра. Это очень опасно и вредно.

Тамара Шорникова: Без исключения, или есть какое-то безопасное время, проведенное в солярии?

Андрей Поляков: Вы знаете, без исключения, потому что тут еще есть вопрос качества ультрафиолетовой лампы, режимов, которые используются. И то, что многие женщины не знают, особенно молодые – это то, что солярий вызывает фотостарение кожи, особенно в области молочной железы, в области груди. Поэтому в принципе по всем параметрам солярий – это неполезно.

Петр Кузнецов: Первые признаки меланомы как-то можно определить?

Андрей Поляков: Можно определить.

Петр Кузнецов: Или ходить раз в год проверяться в качестве профилактики?

Андрей Поляков: Вы знаете, здесь зависит от факторов риска. То есть есть определенные факторы риска развития меланомы: это если были у родителей, если это у родственников I-II линии, если есть синдром множественных диспластических невусов, если человек проходит иммуносупрессивную терапию, например, после трансплантации органов, если были солнечные ожоги в детстве до 3 лет. Вот эта группа людей требует динамического скринингового осмотра хотя бы раз в год. Если меланома видна глазом, это уже плохо, это уже поздно. Поэтому, помимо признаков, которые должны все знать – это изменение формы невуса, это его потемнение, это если появился какой-то зуд, появилось рядышком пигментное новообразование. Если появилось образование темного цвета в области кожи, на котором раньше ничего не было. Если образование начало кровоточить или появилось изъязвление, то это очень нехорошие признаки, которые должны заставить человека обратиться к онкологу. Также если родинка стала асимметричной или появились какие-то более темные вкрапления. Это уже макропризнаки формирования меланомы кожи. Но выделяют так называемые тонкие или толстые меланомы. То есть в зависимости от ее толщины там принципиально разный прогноз. И современная медицинская задача состоит в том, чтобы выявлять меланому тонкую, то есть начальную стадию, где можно человека излечить полностью

Для этого нужны специальные методы исследования. И один из самых простых – это дерматоскопическое исследование. Это осмотр с увеличением до 40 раз, который достаточно рутинно может выполняться в специализированных подразделениях или у дерматологов, или у онкологов. И задача как раз с помощью простых методик уже заподозрить изменение злокачественных пигментов в невусе и обратиться к онкологу.

И существует так называемые системы мониторирования, такие как паспорт кожи. Что это такое? Это автоматизированная система. Проводится фотосканирование всей поверхности тела человека. И каждому пигментному новообразованию присваивается свой номер, даже если там 300, 500, 600 и так далее. Аппаратная система, разработанная врачами, оценивает каждый из этих невусов и предварительно выдает клиницисту, врачу сигнал о том, какие из них подозрительные и требуют наибольшего внимания. Дальше проводится дерматоскопия уже врачом-клиницистом, оценивается, существуют изменения или нет, и уже дальше можно выполнять либо биопсию, удалять и так далее.

Петр Кузнецов: Дорогая процедура? Я думаю, что многих интересует.

Андрей Поляков: Нет, это процедура недорогая. Она доступна в ряде клиник Москвы. В наше центре, мы одни разработчики отечественной системы, которую мы успешно применяем. И эта система позволяет оценивать изменения невусов в динамике. То есть мы откартировали все тело, через 6-12 месяцев мы можем повторить все малейшие изменения, которые произошли с абсолютно каждым пигментным новообразованием кожи человека.

Тамара Шорникова: А в городах уже есть это?

Андрей Поляков: В ряде городов есть, но большинство таких аппаратов находится в Москве.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем телефонные звонки. Сначала Александра, Нижегородская область.

Зритель: Здравствуйте. Меня зовут Александра, я из Нижегородской области. Скажите, пожалуйста, у меня ребенок 9 месяцев, родилась с множественными гемангиомами. Можно ли ей находиться на солнце и можно ли загорать?

Андрей Поляков: Александра, вы задали правильный вопрос. Находиться на солнце можно, потому что гемангиомы не связаны с изменением пигментных кожных новообразований, но в любом случае множественные гемангиомы требуют очень тщательного наблюдения, особенно в возрасте до 3 лет, потому что необходима очень четкая оценка в динамике изменения, уменьшения или увеличения этих образований, чтобы вовремя принять решение об их лечении. А на солнце находиться можно.

Тамара Шорникова: И Ларису (Смоленск) еще послушаем.

Зритель: Здравствуйте. Мне 65 лет. Постоянная форма мерцательной аритмии. 5 месяцев в году мы живем на даче, с мая по октябрь. Специально загаром, конечно, не занимаюсь, но в 4 утра я встаю, в 5 я уже выхожу на грядки, в теплицы, и в 11 я оттуда ухожу. Конечно, я одета, х/б одежда. У меня вопрос такой: почему под одеждой постепенно увеличиваются пигментные пятна? И сейчас я услышала в вашей программе о паспорте кожи. Доступно ли это, допустим, в Смоленске?

Петр Кузнецов: Спасибо.

Андрей Поляков: Да, Лариса, добрый день. С возрастом происходит изменение кожных покровов физиологически. И для людей старше 60 лет в принципе нормальным является увеличение размера пигментных новообразований. Это не страшно, но все-таки, если появляются те признаки, о которых я говорил ранее, то это повод обратиться к онкологу хотя бы для осмотра.

Что касается ваших проблем с сердцем, то загар на это не влияет, но, конечно, жаркая температура – лучше воздержаться от нахождения на улице во время жары.

Тамара Шорникова: Многие используют народные средства, чтобы приобрести прекрасный цвет кожи. Например, оливковое масло, чтобы быть коричневой. Насколько это вредно?

Петр Кузнецов: Что ты на меня показала?

Тамара Шорникова: Мне кажется, что иногда.

Петр Кузнецов: Внутрь только.

Андрей Поляков: Я думаю, что само по себе это не опасно, потому что оливковое масло никак не может повлиять на развитие злокачественной опухоли точно.

Тамара Шорникова: Но не может ли это привлечь больше солнечных лучей, сделать их более опасными?

Андрей Поляков: Я думаю, что нет. Нахождение на воде – да, там доза солнца больше, это надо учитывать.

Тамара Шорникова: И после загара, если все прошло неудачно, тоже популярный способ – сметана или что-либо…

Петр Кузнецов: Кефир.

Тамара Шорникова: Кефир, например. Этому стоит доверять?

Андрей Поляков: Этому доверять стоит. Это можно. Но существуют другие медикаментозные формы, например, детский крем, который выпускается различными производителями. Он имеет в себе состав, который может снять раздражение и уменьшить реакцию кожи на солнечный ожог.

Петр Кузнецов: Очень много специфических контрастных вопросов на нашем СМС-портале. Даже не знаю, что выбрать. «При такой болезни, как ВИЧ, можно ли загорать?», - спрашивает Москва.

Андрей Поляков: Вы знаете, по крайней мере нам неизвестны какие-то достоверно статистические исследования, которые бы говорили о том, что инсоляция ухудшает течение и прогноз этого заболевания.

Тамара Шорникова: А еще редкое заболевание – витилиго. Тоже спрашивают – можно ли с ним?

Андрей Поляков: С этим заболеванием, конечно, лучше от повышенных доз ультрафиолета воздерживаться. Это достаточно известный факт.

Петр Кузнецов: Тут спрашивают: «Скажите, базалиома – это рак кожи? Предположительный результат анализа – базалиома. Это вердикт или же надо дообследоваться? Что делать? Самый эффективный метод лечения с ней. Татьяна».

Андрей Поляков: Знаете, это очень актуальный вопрос. Как раз вчера мы проводили очень крупное совещание на конгрессе дерматовенерологов. У людей очень часто поверхностное и очень спокойное отношение к этому заболеванию. Базально-клеточная карцинома кожи – это рак. И ежегодно в мире заболевание 3 200 000 человек. И, к сожалению, немногие специалисты-врачи знают, что базально-клеточная карцинома дает отдаленные метастазы, и 16 000 пациентов ежегодно имеют метастазы от этой опухоли. Она может долго латентно течь, но это очень опасная и очень коварная болезнь, которая может вызвать очень серьезные разрушения тканей и у человека. И приходится выполнять обширные серьезные челюстно-лицевые резекции, вплоть до нейрохирургических операций, которые приходится выполнять в расширенном объеме.

Поэтому основной, самый безопасный вид лечения по всем существующим мировым нормативным стандартам – это хирургическое лечение. Есть ряд пациентов, которые относятся к группе низкого риска. Сейчас я подробно об этом не буду говорить. Там возможно применение консервативных методов лечения. Но одним из основных моментов является то, что если базально-клеточная опухоль находится на лице, это всегда группа высочайшего риска, и здесь нужно незамедлительно проводить ее удаление.

И очень важный момент вот в чем. Человек не должен допускать ситуаций, чтобы косметолог, пластический или эстетический хирург удалял какие-либо новообразования кожи без так называемого гистологического исследования, когда специалист-морфолог исследует удаленную ткань и может поставить четкий точный диагноз, что это такое.

Поэтому удаление пигментных новообразований в клиниках косметологического ряда не рекомендуется.

Тамара Шорникова: И вот еще вопрос: «Сколько бы ни находилась на солнце, цвет кожи не меняется. Значит ли это, что человек может хоть круглый день загорать, или это какая-то реакция?»

Андрей Поляков: Нет, это не значит, что он может загорать. Это просто у этого человека индивидуальный вариант пигментного обмена. Но та же меланома кожи бывает бесцветная. Она так и называется – беспигментная меланома кожи, которая может быть вплоть до белого цвета. Поэтому все равно нужно выдерживать солнечный режим обязательно.

Тамара Шорникова: А еще спрашивают: «Где опаснее – в горах или на воде?»

Андрей Поляков: И там, и там.

Петр Кузнецов: Татарстан интересуется: «Существует ли одежда, защищающая от ультрафиолетовых лучей? И где ее можно приобрести, если существует?»

Андрей Поляков: Одежда существует. В принципе она не специфического какого-то медицинского назначения. Вот это желательно должна быть белая ткань. Лучше лен или хлопок. Удлиненная, защищающая вплоть до кистей руки, до стоп ноги и шею, голову, лицо.

Петр Кузнецов: Вот еще история из Владимирской области: «После солнечного ожога на плечах образовались пятна, похожие на веснушки. Они проходят уже 3 года. Что это? Нужно ли и возможно ли их убрать?»

Андрей Поляков: Без осмотра в данном случае сказать сложно, конечно. Поэтому я могу посоветовать человеку, если его это тревожит, тоже обратиться к специалисту и пройти нормальный полноценный осмотр.

Тамара Шорникова: Завидует нам Магадан, Чукотка и так далее, говорят: «Прекрасные темы обсуждаете. У нас пока еще лето не наступило. Будем ждать». Когда появится возможность загорать, как сделать это правильно, попытались сейчас сформулировать. Помог нам в этом Андрей Павлович Поляков, доктор медицинских наук, врач-онколог. Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо, что многое объяснили. До свидания.

Андрей Поляков: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски