Безработица: прогноз Минтруда

Безработица: прогноз Минтруда | Программы | ОТР

На чем основан оптимизм министерства? И стоит ли его разделять?

2020-10-16T21:54:00+03:00
Безработица: прогноз Минтруда
На селе денег нет
Источник доходов один – кладбище… СЮЖЕТ
ТЕМА ДНЯ: Пандемия лишила доходов
Автомобиль становится роскошью
Пенсии для работающих: какой будет индексация?
Что нового? Хабаровск, Уфа, Волгоград
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Инвестпортфель на старость
Спасти и сохранить бизнес
Гости
Олег Бабич
руководитель правового департамента Конфедерации труда России
Александр Ветерков
заместитель генерального директора сервиса «Работа.ру»

Тамара Шорникова: Не все о плохом – работа найдется, обещают в Министерстве труда. Ведомство прогнозирует снижение числа безработных в стране до 3 миллионов человек к концу 2020 года. Сейчас у нас в стране официально зарегистрированных безработных 3 миллиона 620 тысяч человек. По оценке Минтруда, к концу октября 200 тысяч будут трудоустроены, еще 200 тысяч найдут оплачиваемое место в ноябре, и в декабре столько же.

Иван Князев: Ну это лихо вот так вот налево-направо, здесь будут трудоустроены, здесь найдут место. На чем основан такой вот оптимизм? С чем он связан? Что сейчас происходит на российском рынке труда в целом? Как обстоят дела в вашем регионе и лично у вас? Звоните, рассказывайте нам, что у вас происходит в плане работы.

Тамара Шорникова: Олег Бабич, руководитель правового департамента Конфедерации труда России, выходит с нами на связь. Олег Борисович, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Олег Борисович.

Олег Бабич: Добрый вечер.

Иван Князев: Олег Борисович, для начала меня вообще как бы несколько смутила вот эта оценка Минтруда, что у нас сейчас вдруг резко стало меньше безработных. Что случилось за последний месяц? Все трудоустроились, что ли, кто хотел? Подтверждаете вот эти данные?

Олег Бабич: Ну, я, конечно, не работаю в Росстате, поэтому прямо вот так подтвердить...

Иван Князев: Ну по аналитическим вашим наблюдениям.

Олег Бабич: Ответственно заявлять не буду. Но по некоторым оценкам, ощущениям, конечно, безработица после того, как локдауны все были сняты, конечно, безработица стала снижаться.

Иван Князев: Ага.

Олег Бабич: Но честно говоря, я бы вот не стал так оптимально, как Минтруд это делает, оценивать ситуацию и говорить, что к концу года у нас безработица снизится до 3 миллионов. Меня, честно говоря, гложут в этом смысле большие сомнения.

Иван Князев: Ну просто, смотрите, к концу октября 200 тысяч будут трудоустроены, еще 200 тысяч найдут оплачиваемое место в ноябре, и в декабре столько же. Просто какие сферы сейчас должны так резко стартануть, чтобы вот так вот в месяц по 200 тысяч люди находили работу?

Олег Бабич: Ну, вот это-то и не очень понятно. Потому что как раз у нас ведь основные проблемные сферы, которые выбросили на рынок такую огромную массу безработных, – это прежде всего сфера услуг, как мы понимаем, она только-только как бы сейчас отошла от локдауна, там что-то начали открывать.

Но на этом фоне мы видим, что сегодня в связи с достаточно большим ростом заболеваемости коронавирусом, значит, вводятся новые меры, и нужно прогнозировать, и эти прогнозы вполне обоснованы, что можно ведь и не избежать какой-то степени локдауна нового. И тогда у нас не только не будут открываться новые места, но, скорее всего, пойдет опять рост безработицы, чего очень боятся, конечно, сегодня, так сказать, наши власти. Но есть какие-то объективные вещи, которые, как бы им ни хотелось, тем не менее, наверное, им придется это делать. Наверное, может быть, не так, как это было весной, но, так сказать... Но явно это не будет способствовать снижению безработицы, ну очевидно.

Тамара Шорникова: Олег Борисович, знаете, что хочется вспомнить? Вот на пике действительно пандемии, когда многие оказались без работы, потому что закрывались предприятия, направлялись же правительственные деньги в регионы на создание временного трудоустройства и так далее. Как-то сейчас можно оценить результаты вот этих мер? Что-то помогло в регионах наладить рабочую такую помощь?

Олег Бабич: Ну, в принципе даже если послушать, что говорит бизнес о тех мерах, которые предпринимались, безусловно, в той или иной степени это помогло сохранить рабочие места. Достаточно много компаний малого и среднего бизнеса воспользовались всевозможными вот этими льготными кредитами какими-то, безвозвратными и так далее под гарантии сохранения рабочих мест, и действительно где-то создавались какие-то рабочие места. Но надо признать, что это работало, другой вопрос, что это масштабы и объемы были, конечно, недостаточные, чтобы в полной мере компенсировать те проблемы, которые в экономике, на рынке труда возникли.

Иван Князев: Олег Борисович, прежде чем мы послушаем наших телезрителей, вот просто хотелось бы вот что прояснить – а может, у нас биржа труда начала как-то там что-то где-то работать в положительном русле? Может, там что-то происходит? Может, результат какой-то оттуда пришел, что они начали людей массово трудоустраивать? Или, может, наоборот, оттуда люди снялись с учета и как бы пропали в качестве безработных?

Олег Бабич: Нет, безусловно, как я уже говорил, учитывая, что локдаун был снят и некоторые производства, некоторые компании начали открываться вновь, конечно, рабочие места появились, конечно, люди, кто был вынужден встать на учет в качестве безработного, они в настоящее время часть их ушло с биржи труда, они начали опять работать, и это отрицать невозможно. Просто мы-то говорили о том, что вот более радужные, так сказать, реляции, которые нам сегодня Минтруд выдает, они, на мой взгляд, чересчур оптимистичные, мне кажется, этого не будет.

Иван Князев: Спасибо. Олег Бабич, руководитель правового департамента Конфедерации труда России, был с нами на связи.

Тамара Шорникова: Да. Слушаем Сергея из Краснодара. Здравствуйте, Сергей.

Зритель: Вечер добрый, ведущий и эксперт. Вот у меня такой вопрос. Это вам звонят с Краснодарского края, да?

Тамара Шорникова: Ага.

Зритель: Когда ж они обманывать перестанут? Работы нет. Пошел на биржу устраиваться, я инвалид II группы, на 12 тысяч не проживешь, да? Мне там сказали: «Вы должны предоставить аттестат за 11 классов», – у меня среднее образование. Но я его не могу вернуть, аттестат, потому что у меня сотрудники забрали, а в связи с оптимизацией у нас эти школы ушли, и мы нигде не можем найти этот аттестат, я не могу встать на учет. Ладно, это раз. Инвалидов на работу никуда не берут, да? Мне надо кормить дитя. Вы понимаете, это города, где работа есть...

Иван Князев: Да, Сергей, подождите секундочку, давайте с первым вопросом разберемся. Что значит забрали его? Или у вас его вообще на руках нет, а школа, где вы когда-то давно учились, больше не существует?

Зритель: Я в... году закончил 11 классов.

Иван Князев: А в архив Минобразования, в администрации вашего города?

Зритель: Потому что эта школа с Переправной исчезла, была вечерняя школа, я заканчивал вечернюю...

Иван Князев: Но данные-то остались, наверное.

Зритель: В архиве... я ездил, в архиве его нет, все документы исчезли.

Иван Князев: Ага.

Зритель: А меня сотрудники РУВД забрали.

Иван Князев: Понятно.

Тамара Шорникова: Сергей, до этой ситуации всей, что сейчас у нас происходит, вы работали где-то? Вы потеряли работу?

Зритель: Да, потерял работу. Я работал на лесопилке, подрабатывал, но у нас закрыли лесопилки.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Да, понятно.

Иван Князев: Ну и все, биржа труда здесь уже, я так понимаю, тоже бессильна. Спасибо, спасибо вам.

Тамара Шорникова: Будем спрашивать, может быть, есть в каких-то сферах работа...

Иван Князев: В других.

Тамара Шорникова: Да, куда теперь деваться вот такому количеству сотрудников, которые остались не у дел. Александр Ветерков, заместитель генерального директора сервиса «Работа.ру». Здравствуйте.

Александр Ветерков: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да. Александр Юрьевич, что делать нашим телезрителям, таким как Сергей, другим, которые звонят и пишут к нам? Нужно перепрофилироваться как-то, пробовать искать в других сферах работу? Где сейчас есть работа, в каких сферах, в каких регионах?

Александр Ветерков: Ну, я бы вообще сказал, что, может быть, я и Роструд поддержу с тем, что количество безработных будет сокращаться. Потому что вот мы сейчас видим то, что за III квартал у нас на сайте «Работа.ру» увеличилось количество вакансий на 16%, то есть это относительно II квартала, то есть это такой достаточно существенный рост...

Иван Князев: Ага.

Александр Ветерков: И когда мы беседуем с работодателями, понятно, что у нас больше работодателей массовых профессий, продавцы, водители, официанты, кассиры, складские рабочие, транспортная сфера, и вот все практически работодатели, производственные компании из всех регионов говорят о том, что им очень сложно найти к себе сотрудников. То есть я практически в каждой сфере могу привести какие-то примеры компаний, которые ищут себе людей, и очень активно.

Тамара Шорникова: Александр Юрьевич, простите, я сразу просто перебью. У меня вопрос: а вот эти вакансии – это предприятия, которые сначала распускали коллективы или сокращали их, а теперь набирают обратно? То есть по сути это новые рабочие места для кого-то, или просто кого-то лишили работы, теперь на его место ищут другого человека?

Александр Ветерков: И та и другая ситуация. Первая ситуация, если, например, привести пример производственных компаний, то про них можно сказать то, что они остались без иностранной рабочей силы, в которых работало очень большое количество мигрантов.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Ага.

Александр Ветерков: Они уехали, и вот эти компании ищут активно сейчас россиян на работу. Но понятно, что они дислоцированы в производственных регионах, например Челябинск, Самара, Тольятти, Норильск. И вот эти компании очень активно ищут себе сотрудников и готовы оплачивать и вахтовым методом работу, и переезд сотрудников на постоянное место жительства, для того чтобы найти сейчас себе и укомплектовать штат и выпускать ту норму продукции, на которую у них есть заказ. Понятно, что это не во всех регионах такое происходит.

Если говорить о работе для инвалидов, то сейчас у нас, мы видим, обращение от определенного количества компаний, которые ищут себе именно инвалидов. Для чего? – для того, чтобы выполнить норму по квотам и оптимизировать какие-то налоговые отчисления, и они не знают на самом деле, где инвалидов брать. И вот здесь центры занятости на самом деле в этом направлении ведут активную работу, мы встречались с Рострудом, и они говорят о том, что у них сейчас есть отдельное направление для трудоустройства инвалидов и помощи компаниям в том числе найти подобных сотрудников.

Иван Князев: Ну да, это известная история, в этом плане центры занятости главные поставщики инвалидного, так скажем, трудового ресурса.

Давайте послушаем телезрителей. Столица на связи, Светлана дозвонилась. Здравствуйте, Светлана.

Зритель: Да-да, здравствуйте.

Иван Князев: Рассказывайте, у вас с работой что сейчас?

Зритель: Смотрите, постараюсь как бы вкратце и по делу. Я встала на учет по безработице в конце марта. В конце сентября, получается, перерегистрация, но мне сказал мой инспектор, что типа: «Вы будете сниматься с учета?» То есть меня об этом попросили. Я говорю: «Вы знаете, я пока работу не нашла, пособие мне не будут платить, но пока мне статус важен». Они сказали: «Вы же знаете, что у нас теперь будут по направлениям...» Ну как бы он намекнул, что какие-то неудобства для меня будут, это одна сторона.

Вторая сторона. У брата, он из Смоленской области, он 3 месяца на учете простоял, ему то же самое сказали: «Приезжайте и пишите заявление, что вы хотите сняться с учета». Таким образом…

Иван Князев: Вот такой вопрос, Светлана. А вы в какой сфере, во-первых, искали работу? И вот за это время неужели никаких предложений не поступало?

Зритель: Предложения, конечно, поступали, но я просто хотела...

Иван Князев: Тем более это в Москве.

Зритель: ...собственно, на эту тему, почему уменьшается число безработных. Просто я думаю, что часть людей просто вынуждают как бы сниматься с учета, даже если работу не нашли.

Иван Князев: Ну да, вот нам об этом пишут в том числе из Краснодарского края: «Через 6 месяцев снимают с учета и дальше не платят, поэтому у нас и уменьшается...»

Зритель: Нет, не платят, не про это разговор, понимаете? Просто почему меня заставляют лишаться статуса, если у меня пока нет работы?

Иван Князев: Просто...

Тамара Шорникова: Так а что предлагали-то? Что было, от чего отказывались, может быть, что-то не устраивало?

Зритель: Ну понимаете, сейчас пандемия была, получается, там ничего не предлагали на самом деле, это Москва.

Иван Князев: Ну смотрите, с августа у нас уже там ситуация прямо налаживается-налаживается в этом плане. Прямо сейчас от биржи труда никаких предложений не поступало?

Зритель: От биржи ничего.

Иван Князев: Просто в Москве это несколько странновато слышать, честно скажу.

Зритель: Нет, как есть, так и говорю, совсем ничего.

Иван Князев: А что за сфера есть? Нет, мы вам верим, просто хотим понять, что за сфера.

Зритель: Я искала в сфере торговли что-нибудь.

Иван Князев: В сфере торговли. Понятно, спасибо. Ну, сейчас у эксперта попросим комментарий по этому поводу.

Тамара Шорникова: Да, Александр Юрьевич?

Александр Ветерков: Ну, если говорить про сферу торговли, на самом деле это самая сейчас массовая сфера, где требуется очень большое количество людей, практически все сети, «Магнит», «Пятерочка», X5 Retail, «Перекресток», ну то есть практически все магазины сейчас ищут активно себе сотрудников. Куда еще можно посоветовать Светлане обратить свое внимание? Большое количество компаний ищут комплектовщиков. Это работа, безусловно, сложная, но она пересекается с работой продавца или кассира, то есть это тоже работа в здании, в помещении, комплектация заказов для доставки тех же продуктов питания или непродовольственных товаров при заказе их через интернет. Вот подобные компании очень много ищут себе сотрудников, связанных с комплектовкой, доставкой. Фармацевтика тоже очень много ищет себе сотрудников, связанных с комплектовкой и набором лекарств, отправкой их тоже людям. Вот в принципе эти вакансии Светлане, я думаю, было бы удобно и возможно...

Тамара Шорникова: Ну, мы опять же не знаем, возможно, ищут кассиров, а Светлана, например, товаровед или бухгалтер...

Иван Князев: Бухгалтером работает, да.

Тамара Шорникова: Да, и их уже нужно меньше.

Иван Князев: Но если резюмировать, Александр Юрьевич, отталкиваясь от всего этого, как мы понимаем, работа-то по большому счету есть, активнее искать надо, что ли, всем нам, я не знаю?

Тамара Шорникова: Подождите, а можно перед резюме узнать, какая зарплата-то средняя? Работа есть, но ведь на 10 тысяч тоже же не пойдешь работать.

Александр Ветерков: Да, но если мы говорим про Москву, то средняя зарплата сейчас вот так вот в целом по рынку в районе 35–37 тысяч рублей с учетом возможности заработка 20–30 тысяч рублей на должностях массового сегмента.

Знаете, еще вот хотел коротко сказать, что, по нашему опросу, треть российских компаний сейчас, в 2020 году, ожидают, что они понесут по итогу года убытки, но при этом 42% компаний не планируют сокращать персонал, а 33% компаний готовы нанимать новых сотрудников. Но 25% компаний задумываются о том, что будет сокращать, и я думаю, что вот большое количество, конечно, зрителей, которые нас смотрят, попадают в число этих 25% компаний. Но тем не менее есть оставшиеся 75%, в которые можно попробовать трудоустроиться. Но да, нужно быть активнее, нужно откликаться, приходить на собеседования, потому что сейчас в массовом сегменте до собеседований доходит только каждый 10-й кандидат, а остальные остаются дома, записавшись на то, что они придут.

Иван Князев: Спасибо, да, спасибо вам. Александр Ветерков, заместитель генерального директора сервиса «Работа.ру».

Тамара Шорникова: Да, обсуждали, где искать работу.

Иван Князев: Скоро продолжим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)