Безработные с приданым

Безработные с приданым | Программа: ОТРажение | ОТР

Минтруд предлагает доплачивать работодателям за приём на работу тех, кто лишился места во время пандемии. Наши эксперты оценят эту идею

2021-03-04T13:40:00+03:00
Безработные с приданым
Новая холодная война. Кто заменит мигрантов на стройке. Отдыхаем в России. Перспективы Союзного государства. Как бороться с раздражительностью
Весеннее обострение
Белоруссия. Перспективы сотрудничества
Сергей Лесков: Есть основания полагать, что в новой жизни, дверь в которую нам открыла пандемия, привычный нам спорт отмирает и на его место приходит киберспорт
США и Россия. «Плюшевые» санкции и реальные намерения
Выбить деньги с бывшего
Что вас раздражает?
ТЕМА ДНЯ: Отдохнём в России. Дорого
Некому строить?
Новая холодная война?
Гости
Юлия Кузьмина
дата-аналитик Центра перспективных управленческих решений
Виктория Пятница
управляющий партнер профессионального сообщества «HR -эксперты»

Константин Чуриков: Ну, у нас сейчас будет активный образ жизни, будем искать работу для тех, кто пока ее не нашел. Больше половины безработных так и не смогли трудоустроиться в 2020 году, подсчитали эксперты. Они же говорят, что центры занятости переориентировались на раздачу денег вместо помощи с работой. Вот вместе с тем именно деньги могут помочь людям сегодня в трудоустройстве.

Оксана Галькевич: А каким образом? Российские работодатели смогут получить субсидию в размере МРОТ, даже трех МРОТ, за трудоустройство потерявших работу в период эпидемии коронавируса, этой пандемии. Такую федеральную программу планирует Министерство труда. В ведомстве считают, что все это позволит трудоустроить не менее 200 тысяч официальных безработных в нашей стране. Распределять средства будет Фонд социального страхования.

Константин Чуриков: Давайте сейчас оценим масштабы все-таки этой задачи, кого нужно срочно трудоустраивать. Официальных безработных, тех, кто встал на биржу труда, сейчас 2 миллиона 800 тысяч человек, было вообще в течение года 4 миллиона с лишним, 4 миллиона 280, по-моему, тысяч. Большинство из них, из тех, кто в последнее время встает на биржу труда, это, кстати, вот очень важно, люди в таком самом энергичном, экономически активном возрасте, 30–49 лет, 60% таких, 21% молодежь, еще 25% приходится на людей старше 50 лет, получается, предпенсионного возраста. И что еще отмечают специалисты: доля безработных без профессионального образования растет и сейчас составляет, на данный момент, 60%.

Оксана Галькевич: Без профессионального образования – это без среднего профессионального, правильно я понимаю? Не без высшего, а вообще без среднего профессионального?

Константин Чуриков: Да-да-да, без достаточного образования, скажем так.

Оксана Галькевич: Да. Друзья, что у вас с работой в вашем регионе? Как вообще, в принципе вы пережили пандемию? Пишите и звоните, мы в прямом эфире.

А на связь с нами сейчас выходит дата-аналитик Центра перспективных управленческих решений Юлия Кузьмина, наш первый эксперт в прямом эфире. Юлия, здравствуйте.

Константин Чуриков: Юлия, здравствуйте.

Юлия Кузьмина: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Юлия, к вам первый вопрос, может быть, такой как раз из области перспективных управленческих решений. Вот представим, что вы работодатель, к вам приходит сотрудник, который в течение года не мог найти работу, и тут сейчас государство вам готово приплатить за этого сотрудника, а вы работаете в бизнес-организации. Скажите, пожалуйста, вы возьмете такого сотрудника, или вы подождете другого работника?

Юлия Кузьмина: Я думаю, что здесь очень важно понимать, что если этот человек целый год не мог найти работу до этого, то весьма вероятно, что он может быть занят в неформальном секторе экономики. Потому что, когда мы говорим про регистрируемую безработицу, вот этот показатель в 41% безработных, что смогли трудоустроиться, это только про тех, кто пришли в центры занятости за услугой по трудоустройству и не нашли работу.

Оксана Галькевич: Ага.

Юлия Кузьмина: Поэтому вы задаете такой вопрос с посылом, будто бы мы можем не доверять такому человеку, будто бы бизнес-организация, что-то может быть не так. Но нужно помнить, что есть вот этот огромный сектор неформальной занятости, про который мы мало что знаем, узнали чуть больше после того, как изменились пособия по безработице в 2020 году и люди стали регистрироваться чаще, люди, которые уже давно не были трудоустроены официально или даже никогда не было трудоустроены официально. Поэтому да, на это нужно обращать внимание.

Оксана Галькевич: Юлия, скажите, а почему вы говорите о том, что данные официальные по безработице отражают только тех людей, которые, собственно, нашли, трудоустроились, 41%, которые трудоустроились через биржу труда? А вот эти бесконечные, так скажем, в негосударственном секторе конкуренты биржи труда, HeadHunter, SuperJob, «Работа.ру», они ведь тоже помогают людям искать работу и трудоустраивают. Это никак в статистику не попадает, никак не отражается в этой дата-информации, дата-базе?

Юлия Кузьмина: Да, разумеется, это попадает, и центры занятости, конечно, заносят информацию о том, что человек сам нашел работу, это тоже считается успешным выходом из безработицы.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Так, хорошо. Я сейчас попрошу наших зрителей активнее звонить и рассказывать свои истории. Вот какая первая реакция у нас на портале. Ставрополье пишет, что это, по мнению зрителя, очередная кормушка, вот, «кто-то освоит бюджетные средства». Забайкалье: «Стоял на учете в службе занятости, за 3 месяца никто мне работу так и не предложил». И еще SMS: «Найти работу несложно, а вот продать свою способность к труду за хорошую цену практически невозможно».

Оксана Галькевич: Юлия, вы знаете, меня смутила вот цифра, что 60,5% – это доля безработных без профессионального образования. Как-то уж очень много получается. Хотела спросить: скажите, а в принципе, лишаясь работы, на рынке труда кто быстрее, так скажем, находит себя, осваивается? – человек образованный, с дипломом, или человек без каких-то специальных профессиональных навыков?

Юлия Кузьмина: Я думаю, что это очень зависит, и показателен комментарий человека из Ставрополья о том, что найти работу, может быть, и можно, а вот найти достойную работу, которая не наносит ущерб, в которой можно реализовать все свои навыки и компетенции, это не так уж просто. И поэтому если человек условно ищет работу с не очень высокой заработной платой, то, возможно, это проще. И все равно нужно учитывать, что центры занятости не могут трудоустроить топ-менеджеров, например, потому что таких вакансий у них просто нет.

Константин Чуриков: А почему, кстати?

Оксана Галькевич: Интересно, а почему? На HeadHunter есть, на SuperJob, «Работа.ру» есть, а на бирже труда нет? Почему?

Юлия Кузьмина: Ну, наверное, это вопрос к биржам труда. И еще нужно учитывать региональную вариацию, что это очень зависит от конкретных центров занятости.

Константин Чуриков: Ну подождите, мы сейчас с вами зайдем на официальный сайт Роструда trudvsem.ru, и мы там, кстати говоря, увидим с вами, мы увидим топ-менеджерские вакансии, они в принципе существуют. Вот что мешает, например, ну сейчас, так сказать, открывается пока страница, тому же центру занятости просто взять и открыть этот сайт, использовать его базу? Нет ничего проще.

Оксана Галькевич: Кстати, и то и другое ведь государственные проекты, и биржа труда, и trudvsem.ru тоже. Юлия?

Юлия Кузьмина: Да. Но тут нужно еще учитывать, что те, кто претендуют на работу топ-менеджера, претендуют и на соответствующую зарплату в сотни тысяч рублей, и весьма вероятно, что такие люди, потеряв предыдущую работу, даже и не будут регистрироваться в центрах занятости в качестве безработных для получения пособия максимум 12 130.

Константин Чуриков: Вот, и наш круг замкнулся. Смотрите, значит, мы с вами начали с того, что государство будет приплачивать за некоторых, так сказать, сотрудников, которые себе не нашли работодателя. Так, собственно, нужны ли, скажем так, рынку труда такие сотрудники?

Юлия Кузьмина: Какие именно сотрудники? Которым нужно приплачивать вот этот минимальный размер оплаты труда? А почему нет?

Константин Чуриков: Да? Вас не смущает? Когда человек долго не работает, потерял квалификацию, нет образования, а за него государство вносит три МРОТ, и что, он сразу становится таким лакомым куском для работодателя? Нужны же навыки, нужно переворачивать мир, нужно, понимаете, обладать образованием, опытом... Ну ладно.

Оксана Галькевич: Давайте выслушаем Николая из Вологодской области. Николай, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Слушаем вас, Николай, говорите.

Зритель: У меня такое, значит. Я считаю, что уровень безработицы, то, что показывали здесь, он занижен, потому что у нас вот в районе работает неофициально ну где-то 80% населения, только бюджетники у нас как бы...

Оксана Галькевич: ...официально работают.

Зритель: Если увольняются с работы, теряют работу, они приходят в службу занятости, им там плотят какие-то деньги. А такие, как мы, которые неофициально работали и потеряли работу, нам просто 1,5 тысячи предлагают, и за эти 1,5 тысячи надо по колено ноги износить, сбегать с бегунком, называется эта бумажка, где ставят печати и отметки, что нет работы. Не те деньги, чтобы бегать, знаете, из-за этого время терять.

Оксана Галькевич: Ну понятно. Николай, скажите, а вот такие, как вы, это какие такие, как вы? Вы чем занимались? Какая у вас была неофициальная работа?

Зритель: Я работал плотником, каменщиком. И вот просто в летний период ходили мы, работали, ну как бы подработка такая.

Оксана Галькевич: Ага, понятно. А вообще по специальности, специальность у вас?

Зритель: Официально у нас не устроен почти никто.

Оксана Галькевич: Ясно. А специальность у вас есть вообще какая-то? Образование какое-то специальное?

Зритель: Образование среднее.

Оксана Галькевич: Среднее. Кто? Плотник?

Зритель: Водитель, тракторист.

Оксана Галькевич: Ага, водитель. Ясно, спасибо большое. Николай из Вологодской области был у нас на связи.

Константин Чуриков: Юлия, а что вы посоветуете людям, которые действительно вот хронически не могут найти работу у себя в регионе? Они неизвестны рынку труда, центры занятости им не помогают. Что им делать?

Юлия Кузьмина: Ну, во-первых, я хочу обратить ваше внимание, что Николай сейчас подтвердил тезис о том, что, если у человека давно нет опыта работы официального, это еще не значит, что у него нет квалификации, значит, вполне вероятно, стоит как раз проводить такую программу с минимальными размерами оплаты труда для работодателей. И если человек не может найти работу в регионе длительное время, то, во-первых, было бы интересно, обращался ли Николай в центры занятости, кажется, что нет, потому что долго идти, есть издержки при подаче заявления, с которыми он не готов бороться...

Оксана Галькевич: Ну да.

Юлия Кузьмина: Но так или иначе было бы интересно попробовать хотя бы этот путь для начала. Если центры занятости действительно не справляются, то нужны уже какие-то более системные меры.

Оксана Галькевич: Понятно. Спасибо. Юлия Кузьмина, дата-аналитик Центра перспективных управленческих решений, была у нас на связи.

А сейчас у нас еще один звонок, снова Николай, но уже из другого региона, из Тамбовской области.

Константин Чуриков: Да, пожалуйста, Николай, а потом я покажу, что я интересного нашел на сайте trudvsem.ru...

Оксана Галькевич: Для топ-менеджеров?

Константин Чуриков: Да, для топ-менеджеров. Здравствуйте, Николай.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Николай.

Зритель: Алло?

Константин Чуриков: Николай, рассказывайте. Добрый день.

Зритель: Здравствуйте.

Мой внук отслужил армию, год, честно и добросовестно, 7 июля демобилизовался в прошлом году. До сих пор нигде не работает. Хотел поступить в МЧС, отказали ему по причине, что у него плоскостопие.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Теперь пошел... У него есть водительские права и на грузовом автомобиле, и на легковом. Теперь он пошел, его пригласили на работу, но там нужен стаж водительский 5 лет, а у него 3 года, опять закавыка. Теперь он пошел в полицию работать, там такие условия поставили, он отказался. Вот уже 8 месяцев нигде не работает. Вот как быть? Он не пьет, не курит, здоровый крепкий парень.

Константин Чуриков: Образование, еще раз, какое, скажите, пожалуйста?

Зритель: Он закончил 9 классов и какой-то, я не знаю, что там, академию свою...

Константин Чуриков: Никакой работы нет, да?

Зритель: Ну вот девятый месяц пошел уже.

Оксана Галькевич: Хорошо. Так он вообще даже вот неофициально нигде никак не работает, да?

Зритель: Нигде. Это ладно он живет на мою пенсию.

Константин Чуриков: А как-то получить образование все-таки он пробовал?

Оксана Галькевич: Может, учиться пойти за это время, нет?

Константин Чуриков: Девять классов все-таки мало.

Зритель: Вы знаете, я хотел его научить, он куда ни пойдет, там нужно платить.

Оксана Галькевич: А-а-а...

Зритель: И причем это... А я с чего с пенсии...

Константин Чуриков: Обучение платное, вы к этому, да?

Оксана Галькевич: А в армию обратно на контракт? Он не думал об этом пути, не хочет?

Зритель: Он здесь хотел, в Тамбове, пойти на контракт, ему отказали.

Оксана Галькевич: Отказали. Ясно, спасибо большое.

Константин Чуриков: Да, спасибо за ваш звонок.

Оксана Галькевич: Главное, что парень хороший, не пьет, не курит, очень жалко на самом деле.

Константин Чуриков: Да, большая редкость в наше время.

Сейчас мы послушаем комментарий Виктории Пятницы, это управляющий партнер профессионального сообщества «HR-эксперты». Виктория Григорьевна, здравствуйте.

Виктория Пятница: Добрый день, коллеги, здравствуйте.

Константин Чуриков: Ну как HR-эксперт, ну расскажите, что делать. Вот человек без вредных привычек, молодой, готов работать, в торговле готов работать...

Оксана Галькевич: Парень хороший.

Константин Чуриков: Ну, 9 классов образования, но, в общем, в принципе в торговле-то можно и с девятью классами. Что ему делать-то?

Виктория Пятница: Да вы знаете, конечно, можно. И конечно, когда слушаешь вот эти вещи, с одной стороны, понятны причины, почему это происходит, потому что действительно очень серьезное обрушение экономики произошло, очень серьезно упал вообще спрос на рынке труда абсолютно по разным направлениям.

Поэтому уж простите, конечно, но здесь, наверное, совет такой. Во-первых, руки не опускать, потому что с кем вот мы из ребят безработных встречаемся и работаем, очень большая проблема, когда человек уже, простите, конечно, впадает в такую депрессию, он даже когда приходит куда-то на собеседование, его уже просто даже, может быть, имея желание взять человека, но не рассматривают, потому что не очень позитивно человек себя держит.

Я понимаю, что утешение слабое, конечно, но пытаться, пытаться, пытаться, прямо проанализировать для себя все абсолютно направления, зарегистрироваться на бирже труда, хоть какая-никакая, но там есть возможность получения хоть какой-то дотации, отцу там помощь немножко. Плюс еще давайте не забывать, что в ЦЗН у нас есть возможности бесплатного обучения. Качество оставим пока за бортом, но тем не менее такие возможности есть.

Константин Чуриков: Виктория Григорьевна, давайте сейчас с вами посмотрим, что происходит на бирже труда. У меня сейчас вот открыт официальный сайт Роструда trudvsem.ru, Оксана говорила о менеджерских, о топ-менеджменте. Смотрите, топ-менеджмент в Вологодской области: генеральный директор предприятия, зарплата 28 тысяч рублей, вот. Тут прямо даже указан адрес, вот кому звонить. Значит, нужно управлять финансовой деятельностью организации...

Оксана Галькевич: А что за предприятие? Чем оно занимается?

Константин Чуриков: Чем оно занимается... Ну, тут вот не указано, просто указан адрес. Значит, дальше у нас звонок был из Тамбовской области, тоже вбиваю «директор», смотрите, директор там может получать 12 792 рубля.

Оксана Галькевич: Это МРОТ практически.

Виктория Пятница: Это даже меньше.

Константин Чуриков: Начальный управляющий предприятием, муниципальное учреждение «Лысогорская коммунальная служба». Значит, директор котельной от 40 тысяч, заведующий филиала 20... Ну, в общем, смотрите, вот такая ситуация у нас сейчас в стране с вакансиями. Что происходит?

Виктория Пятница: Ну, вы знаете, мы как-то уже общались и говорили о том, что у нас на одни и те же позиции разброс сейчас по уровню заработных плат не только в десятки, он в сотни раз. Понятно, что уровень директора за 28 тысяч рублей как бы слабо себе представляется, какой у него должен быть опыт и какая квалификация. Поэтому я не хочу сказать, что это такие вещи, которые нельзя и не нужно рассматривать, но я бы к такого рода вакансиям относилась с большой осторожностью, потому что условно директор котельной за 40 тысяч или 60 тысяч рублей и генеральный директор за 12. Ну как бы, не знаю, у меня это вызывает некие очень неоднозначные чувства.

Оксана Галькевич: Да, но просто, казалось бы, такие вакансии на подобные ресурсы не должны попадать без какой-то премодерации, без проверки. Как вы думаете, проверяют их, прежде чем разместить?

Виктория Пятница: Вы знаете, я не могу здесь сказать однозначно, потому что размещать достаточно большое количество позиций, вряд ли существует какая-то служба, которая прямо целенаправленно проверяет, не рандомным образом, а прямо каждую вакансию путем бесед с теми, кто ее размещает, какими-то звонками и так далее. Поэтому вполне вероятно, что это какая-то официальная часть оплаты труда, и, может быть, какая-то еще часть идет премиальными, то есть в каждой конкретной ситуации разбираться надо.

Оксана Галькевич: А вы знаете, вот мне кажется, что так как это государственный ресурс, в принципе они могли бы этим заняться, потому что иначе объяснить себе смысл создания такого огромного цифрового ресурса, который аккумулирует информацию, так же как это делают их конкуренты, опять же HeadHunter и все прочие, без всякой какой-то проверки, ну правда, ну а зачем тогда?

Константин Чуриков: Ну не то сейчас время, чтобы...

Оксана Галькевич: Доверие должно быть к этому ресурсу, иное просто качество.

Константин Чуриков: ...тратить лишнее время, извините за тавтологию, людей.

Виктория Григорьевна, вернусь к тому вопросу, который вашей коллеге задавал в начале. Работник, за которого приплачивают, – это хороший работник? Который год с лишним не работал, у которого, скорее всего, нет высшего образования, а за него три МРОТ дают, – это лакомый кусок?

Виктория Пятница: Вы знаете, ну опять же давайте скажем честно и откровенно, для кого. Если это коммерческая организация, ей важно, чтобы у нее пришел человек нужной квалификации, встал на определенную должность и начал с минимальными просто погрешностями выполнять ту работу, которая ему поручена. И мне как HR-директору или как генеральному директору компании ни о чем просто ни один МРОТ, ни три МРОТ, если я понимаю, что мне в любом случае человеку необходимо выплачивать оплату труда, да еще за то условно качество, которое он может демонстрировать, не имея, как вы совершенно справедливо говорите, нужного образования и нужной квалификации.

Я все равно буду смотреть на квалификацию. Если при прочих равных условиях этот человек соответствует тому, что он должен выполнять, умеет, знает как, но мне еще доплатят, ну окей, хорошо, но точно это не будет для меня приоритетом. Я честно думаю, что это может быть поддержкой, но точно не панацеей.

Оксана Галькевич: Ага. Виктория Григорьевна, давайте посмотрим небольшой опрос вместе с вами. Наши корреспонденты провели на улицах городов, спрашивали, как государство должно помогать безработным. Екатеринбург, Владивосток и Омск ответили.

ОПРОС

Константин Чуриков: Да, но это все... Да, в идеальном мире хотелось бы, чтобы было именно так, а происходит как раз наоборот.

Виктория Григорьевна, вот в целом скажите, насколько сейчас ситуация на рынке труда, с вашей точки зрения, острая и запущенная? И как ее вообще перезапустить в хорошем смысле? Как сделать ее достойной?

Виктория Пятница: Ну, вы знаете, во-первых, надо сказать, что сейчас она уже немножко улучшается в отношении того, что все-таки теплеет экономическая ситуация, предприятия открываются многие, которые были, скажем так, в очень ограниченной операционной деятельности своей. Но вот то, о чем говорили люди, которых опрашивали, я могу честно сказать, я поддерживаю то, что, наверное, увеличение пособий по безработице не спасет ситуацию. Опять же давайте честно скажем, ну на сколько мы можем увеличить в масштабах всей страны, 500 рублей, я не знаю, 700 рублей, 300 рублей, это тоже не вариант. И тем более что мы знаем, очень многие люди, которые сидят на этих пособиях, они, в общем-то, особо и работу не ищут.

Другое дело, что это должна быть системная работа. Парень абсолютно правильно говорил, сделайте сертификаты, которые человек может использовать, например, для прохождения обучения, может быть, внутри центра занятости, но, может быть, использовать вот эти деньги, которые там есть, доплатив и пройдя еще где-то. Вот эта смычка с работодателем... Ну почему коммерческие ресурсы в виде SuperJob, в виде HeadHunter, они налаживают отношения с работодателями и предлагают огромное количество просто возможных вариантов для трудоустройства? Насколько скупы те предложения, которые поступают от центра занятости, потому что нет связки с работодателем?

Оксана Галькевич: Виктория Григорьевна, а почему... Вот мы всегда задаемся этим вопросом, почему государственные ресурсы настолько беспомощные действительно? То есть вот вы говорите, и мы подтверждаем, и люди нам об этом говорят, ну абсолютно не видят они смысла вставать на эту биржу труда, подтверждаться, получать эти 1,5 тысячи рублей. В то же время есть активные HeadHunter, SuperJob, «Работа.ру», ну все коммерческие вот эти ресурсы, которые, как вы говорите, даже связку уже наладили между работодателем и тем, кто ищет работу.

Виктория Пятница: Ну смотрите, коммерция есть коммерция, хотя, скажем прямо, откровенно, те средства, которые вливаются в государственные структуры, они тоже немаленькие прямо совсем.

Оксана Галькевич: В общем, мягко говоря, да.

Виктория Пятница: Мягко говоря, да. Поэтому подход такой, как научить человека правильно искать работу, каким образом и какие профессии сейчас наиболее востребованы. Потому что, простите, конечно, когда 55- или 60-летнего человека обучают управлению персоналом со знанием «1С», ну надо понимать, что это фейк, потому что человек все равно не найдет работу по этой специальности. Вот какие-то, опять же помощь в определении того, чем человек может заниматься даже самостоятельно, даже как самозанятый, помогите ему, я не знаю, пусть хотя бы на пальцах какое-то позиционирование делает на рынке, и как самозанятому что-то зарабатывать.

Но в этом направлении, согласитесь, у нас обучение в центрах занятости практически не существует, то есть это какие-то обучения по профессиональным знаниям, умениям, навыкам, но не умения какие-то предпринимательские, хотя бы пусть мизерные, небольшие, которые помогут человеку, который, как, например, парень, который не может найти работу в течение 8 месяцев, может быть, он, я не знаю, столяр прекрасный, может быть, он машину может ремонтировать, может быть, еще что-то, но он не знает, как этим заняться, если что, самостоятельно. Может, у него и желания нет, конечно, но, может быть, оно и есть.

Оксана Галькевич: Да. Вы знаете, просто уже вырисовывается некое распределение, может быть, обязанностей каких-то между государственными и коммерческими структурами: может быть, государственный сектор должен заниматься, ну так скажем, фиксацией того, кто остался без работы, постановкой на учет, я не знаю, перенаправлением на переобучение, а коммерческие ресурсы подбором каких-то вакансий? Это, может быть, было бы более эффективно.

Константин Чуриков: Да. Звонок у нас еще есть.

Оксана Галькевич: Александр из Саратовской области, да.

Константин Чуриков: Именно он. Здравствуйте, Александр.

Зритель: Здравствуйте. Можно говорите?

Оксана Галькевич: Здравствуйте. Да, можно, нужно.

Константин Чуриков: Да. Что с работой у вас?

Зритель: Ну, мне 57 лет сейчас полных, я в Москву ездил, охранником работал. Здоровья уже нет такого, пошатнулось все. Пошел на биржу труда насчет вакансий узнать, мне сказали там, в общем: «В интернете есть такой раздел «Работа по России», иди ищи». Я говорю: «Да у меня ни интернета нет, ни компьютера, вы мне помогите, я за помощью пришел».

Константин Чуриков: Так.

Зритель: «Или поставьте на биржу труда». На бирже труда, говорят тоже, опять «сам вставай, пиши письмо в область какую-то, заявление вернее электронное какое-то, и тебя поставят». Ну, я этих вопросов-то не знаю, так и пришлось уйти оттуда. В общем, работу они мне никакую не предложили.

Константин Чуриков: Нет, ну подождите, Александр, вы же должны тоже какие-то усилия приложить, для того чтобы найти работу. Какое у вас образование? Где, на кого вы учились?

Зритель: Ой, я охранник вообще-то.

Константин Чуриков: Вы всегда работали охранником?

Зритель: В Москве охранником я работал.

Константин Чуриков: А до этого вы кем работали?

Зритель: До этого я на железной дороге работал бригадиром путей, но там сейчас тоже мест нет нигде.

Константин Чуриков: Ну подождите, все-таки специалист, да, железнодорожное какое-то образование у вас есть, да?

Зритель: Я шофер.

Константин Чуриков: Шофер.

Зритель: Но у меня категория на легковые, а на профессиональные пошел пересдавать на права, я глухой оказался, у меня с ушами плохо, вот так.

Оксана Галькевич: Понятно...

Константин Чуриков: Да, понятно...

Оксана Галькевич: Виктория Григорьевна... Спасибо большое нашему зрителю.

Константин Чуриков: Спасибо. Ну, кстати, спрашивали очень много вопросов вот тех, у кого ограничения по состоянию здоровья, что им сейчас делать, как им сейчас работу искать, ведь про них у нас, вот почему-то так получается, думают в последнюю очередь.

Оксана Галькевич: Виктория Григорьевна, вы знаете, на самом деле вот здесь, когда нам люди разные звонят со своими жизненными ситуациями, понимаешь, что работа вот HR-эксперта, как обозначено у вас в представлении, – это работа, ну это такое фактически глубокое собеседование с выяснением всех преимуществ, возможностей, невозможностей человека. Вот биржа труда, она вот такую проработку персональную ведет?

Виктория Пятница: Вы знаете, проработка ведется. Я знаю, что проводят и оценку внутри биржи труда. Но мне кажется, здесь все-таки не хватает системности. Вы правильно абсолютно говорите, что, по большому счету, задача ЦЗН какая? Во-первых, зарегистрировать этих людей, посмотреть, помочь им оценить себя, свои знания, умения, навыки, что они могут, чему им можно еще предложить обучиться, чтобы они все-таки могли найти ту работу, которая им нравится, или как минимум просто хотя бы какую-то работу; помочь с оценкой, помочь правильно, не знаю, резюме написать, понимать, на какие ресурсы надо выйти.

То есть не только обучить профессии флориста и все, ты флорист, дальше что, я куда с этой должностью должна идти дальше? Либо заниматься собственным бизнесом, либо куда-то идти в найм. Ни собственным бизнесом, ни как-то вообще наняться я не знаю и не умею, и я, собственно говоря, сижу с этими знаниями, пока они у меня не прокисают.

Поэтому очень важно здесь вот этот комплексный, системный подход: оценили, посмотрели, обучили, выбрали те профессии, которые потенциально интересны; обучили, как искать работу. Если я хочу все-таки рассматривать предпринимательские истории, куда я могу обратиться, какую помощь получить, ресурсов очень много сейчас.

Оксана Галькевич: Ну то есть это сориентировать фактически человека, да.

Виктория Пятница: Конечно, конечно, с помощью ориентации на рынке труда прежде всего, а не просто под галочку его направить по трем вакансиям...

Оксана Галькевич: Да.

Константин Чуриков: Ну да, но желательно, конечно, профориентацией заниматься, как говорится, в молодости и потом уже с выбранной профессией идти дальше по жизни. Вот хотелось бы, чтобы был такой вариант, но такого варианта сегодня почему-то нет.

Оксана Галькевич: Тот, кто в России живет долго, у него обстоятельства могут меняться часто, Костя.

Виктория Пятница у нас была на связи, управляющий партнер профессионального сообщества «HR-эксперты». Спасибо большое.

Константин Чуриков: Спасибо.

Мы продолжим буквально через пару минут, у нас там и «Несерьезные новости», и кое-какая интересная, я думаю, близкая многим тема.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (3)
Юрий Борисович
Ввести суровую ответственность как работодателей, так работников и чиновников территорий за незаконное трудоустройство, за уклонение от налоговых и социальных платежей. Силы гос чиновников и правоохранителей направить на выявление серой занятости и фиктивных безработных.
Максим Ефремов
Хотел написать Константину Чурикову по теме безработицы, которая сегодня поднималась в передаче на Вашем канале ОТР... Куда ему можно написать?!
Максим Ефремов
Сам числился безработным ровно 2,5 месяца с сентября по декабрь 2020 года... Получал пособие 1,5 рублей в месяц... Потом меня вышвырнули из безработных (лишили этого статуса безработного), несмотря на то что работы у меня как не было так и нет! Я сижу больше года без работы, но с точки зрения государства я не явлюсь безработным... и не вхожу в статистику официальной безработицы... И таких людей как я по стране десятки миллионов!
Минтруд предлагает доплачивать работодателям за приём на работу тех, кто лишился места во время пандемии. Наши эксперты оценят эту идею