Летать так летать

Гости
Роман Гусаров
главный редактор портала AVIA.RU
Майя Ломидзе
исполнительный директор Ассоциации туроператоров России

Иван Князев: Омикрон бушует, так или иначе, во всяком случае, в Европе. Опасен, не опасен – эксперты пока еще расходятся во мнении. Но, может быть, и самое время посидеть дома. Но новогодние праздники у нас, а это, как водится, горячая пора для туроператоров.

Несмотря ни на новые штаммы, ни на летальность от ковида вдвое больше россиян по сравнению с прошлом годом собрались за границу на праздники. Традиционные направления: Турция, Болгария, но еще Египет, Таиланд. Разумеется, и выросли цены на билеты, к примеру, перелет в Турцию уже подорожал на 30%.

Марина Калинина: По информации российского Союза туриндустрии, сейчас для россиян открыты 79 стран, как с прямым авиасообщением, так и с пересадками. В прошлом году в это время их было меньше 20.

Но популярны среди наших соотечественников и внутренние направления. Какие, спросим у наших телезрителей: «Вы будете путешествовать или нет?», расскажите нам, позвоните в прямой эфир или напишите на наш СМС-портал.

Иван Князев: Подключаем к разговору эксперта – Роман Гусаров, главный редактор портала AVIA.RU. Роман, здравствуйте!

Роман Гусаров: Здравствуйте!

Иван Князев: Роман, обрисуйте нам, во-первых, ситуацию с билетами. С Турцией, понятно, плюс 30%, но это достаточно очевидно было. Что по остальным направлениям?

Марина Калинина: Куда летят наши сограждане?

Иван Князев: Много и куда?

Роман Гусаров: Ситуация в этом году, конечно же, несколько нестандартная. Настолько же нестандартная, насколько вся экономическая ситуация, вот эта вся история с коронавирусом.

Обычно мы традиционно имели такую картину, когда в приближении к новогодним каникулам, еще начиная с сентября россияне начинали приобретать авиабилеты, активно планировать свой отдых. И, соответственно, цены начинали расти всегда, достигая пика уже в декабре ближе к самому событию уже, к самим праздникам и каникулам.

Сейчас же мы имели очередную волну коронавируса и, понятное дело, вводились ограничения. Многие россияне притормозили планирование своих путешествий. Но вот сейчас пришло осознание, что вроде бы волна спадает, ограничений не будет. Еще много говорилось про возможные QR-коды; люди тоже не понимали, какие будут ограничения на перелеты. Вроде бы все, выдохнули и все лавинообразно кинулись за авиабилетами.

И, конечно же, также лавинообразно цены полетели вверх. Поскольку у нас в авиации ценообразование происходит динамически, на рыночной основе, соответственно, чем выше спрос, тем выше цена, чем меньше билетов остается на конкретный рейс, тем эти билеты дороже.

Вот сейчас на тех направлениях, понятно, популярных туристических: Турция, Египет и другие, которые вы назвали, они растут. И, как говорится, 30% – это не предел; цена на новогодние каникулы может вырасти и вдвое по отношению к той цене, которую мы имеем, допустим, в сентябре на перелеты.

Но остается большой вопрос с внутрироссийским трафиком. С одной стороны, мы вроде бы очень активно летали по России летом, но количество зимних курортов или, скажем, зимних направлений для отдыха – они есть, их немало, но все равно достаточно ограничено.

И мы, наверное, сможем частично в какой-то мере заместить, но никак не компенсировать отсутствие популярных европейских горнолыжных курортов, куда обычно немалая доля россиян летала в предыдущие доковидные годы, и куда сейчас возможности летать нет.

Иван Князев: Роман Владимирович, теоретически-то на наши горнолыжные направления тоже спрос возрос. Мы сейчас вот посмотрим графику: Кировск +15%, Красная Поляна +7%, Шерегеш +5%, Домбай +2%. Ну, летят наши люди по России отдыхать, покататься на лыжах.

Роман Гусаров: Несомненно, летят. И не только потому, что деваться некуда. Наши горнолыжные курорты за минувшие несколько лет подтянули свой уровень, и сейчас те путешественники, туристы, которые раньше даже не смотрели в сторону наших курортов, сейчас в пандемию, попробовав их, сказали: «А в общем-то, ничего! И у нас тоже можно отдохнуть».

Иван Князев: Почему бы и нет?

Роман Гусаров: Почему бы и нет, да. Но еще раз повторюсь, это не предел и цена может вырасти вдвое. Поэтому надо именно сейчас, не дожидаться ни в коем случае, цены уже не упадут, надо побыстрее приобретать авиабилеты.

Марина Калинина: А много таких, кто откладывает покупку билетов, опасаясь того, что могут быть какие-то ограничения, на последний момент? Или все равно, люди заранее стали покупать?

Роман Гусаров: Люди в любом случае, конечно же, стараются приобретать заранее, но этот период планирования резко сократился. И это видно; это видит и туриндустрия, и авиационная отрасль.

Если раньше люди начинали планировать и активно приобретали билеты на какой-то сезон за 3 месяца и даже более, то сейчас вот этого длинного планирования нет, и зачастую люди начинают приобретать билеты где-то за месяц. Это сейчас уже по нынешним временам ковидным считается ранним приобретением, что и вызывает определенного рода такие скачкообразные моменты в ценообразовании.

Иван Князев: Сейчас, в общем, уже последний момент. Я тут на днях покупал билеты из Калининграда в Москву и наблюдал, как в течение недели цена выросла с 6 тысяч и уже доходит до 9-10 и т.д. И написано там: «Билетов осталось 9, билетов осталось 7». Недаром Aviasales говорит, что в целом спрос вырос почти на 60%.

Роман, такой вопрос: авиакомпаниям насколько сложно перестроиться? Может быть нарастить количество рейсов в связи с праздниками? Понятно, что никто не знал, что будет на эти новогодние выходные: возможно, ограничение, возможно, не ограничение.

Роман Гусаров: Авиакомпаниям несложно, они привыкли к нашей нестандартной сезонности: есть высокие сезоны, есть низкие. У нас спад осенью, допустим, в ноябре дно перевозок и в феврале, а между ними есть пики, весенние праздники, зимние каникулы, летний отпускной период.

И, пожалуй, к этому авиакомпании готовы, тем более, что сейчас у многих их провозные мощности недозагружены, поскольку немалое количество, т.е. большая часть тех же европейских направлений из-за локдаунов, пандемии сейчас закрыты. Несмотря на то, что внутри России мы показываем рекордные результаты по перелетам, все равно с провозных емкостей персонала всего достаточно.

У авиакомпаний есть другая проблема: раньше авиабилеты на те же зимние каникулы начинали выкупаться заранее, и авиакомпании заблаговременно получали некоторые оборотные средства, на которые можно было как-то существовать, планировать перевозки заранее, что-то заказывать.

И поскольку они по сути кредитуются за счет будущих пассажиров, они имели возможность продавать билеты по более низким ценам. Сейчас же вот этого длинного периода до рейса уже нет. Люди в основном приобретают за месяц, можно сказать, в последний момент; для пассажира – это еще заранее, а для авиации, за месяц – это уже вот-вот сейчас.

И поэтому, конечно, они уже не имеют возможности продавать билеты по тем более низким ценам, которые могли бы раньше продать за 3-4 месяца, и они не имеют оборотных средств для того, чтобы организовать все свои перевозки в эти пиковые моменты нашей навигации. Поэтому здесь как раз именно в большей степени не технические, а финансовые сложности возникают у авиаперевозчиков.

Иван Князев: Спасибо!

Марина Калинина: Спасибо! Роман Гусаров, главный редактор портала AVIA.RU.

Иван Князев: Вот что пишут нам наши телезрители, в основном, конечно, иронизируют по поводу того, что мало того, что омикрон, ковид у нас тут, еще и отдыхать собрались куда-то ехать. Из Ленинградской области: «Увидеть Париж и умереть». – Примерно так охарактеризовала эту ситуацию наша зрительница.

Из Белгородской области: «В магазин нельзя, только в Турцию всем». Из Московской: «Россияне вообще постоянно на курортах. Совсем не работает никто?»

Марина Калинина: Еще один эксперт у нас на связи – Майя Ломидзе, исполнительный директор Ассоциации туроператоров России. Здравствуйте, Майя!

Майя Ломидзе: Здравствуйте!

Марина Калинина: Что сейчас в туриндустрии с отелями, с перелетами? Ну, с перелетами мы уже поняли, что предлагают туроператоры, какие изменения в связи с той ситуацией, которая сложилась как сложилась на сегодняшний день?

Майя Ломидзе: Сложилась она с точки зрения рынка и туристов, в общем, неплохо, потому что да, цены выросли относительно 2020 года, но относительно 2019 года они практически не повысились. Что, на мой взгляд – неплохо, спрос достаточно высокий.

Что касается наличия мест, то понятно, все зависит от направления: на Мальдивах мест не осталось, в Арабских Эмиратах осталось не так много, как хотелось бы. На остальных массовых направлениях, входящих в топ запросов наших туристов – это Египет, Турция, Доминикана, Куба, Сербия – вы не поверите, Венгрия – на этих направлениях, конечно, места еще есть, есть из чего выбрать.

Я уж не говорю про Россию, где тоже емкость еще не вся выбрана, за исключением некоторых горнолыжных курортов, где спрос был достаточно высокий, еще начиная с сентября, т.е. бронирования шли активно практически всю осень.

Поэтому даже те туристы, которые принимают решение в последний момент, а их сейчас большинство, им есть из чего выбрать и куда полететь.

Марина Калинина: А цены на курорты насколько выросли?

Майя Ломидзе: Разная динамика: от 20% до 50%. Опять же, если мы сравниваем с 2020 годом. Если сравнивать с аналогичными турами в начале декабря или середине декабря, то, например, в случае с Египтом цена меняется в три раза. Сейчас, вот именно сейчас, Египет стоит каких-то нереальных денег даже по сравнению с 2015 годом, когда он последний раз у нас представлен на рынке.

То есть можно за 13-15 тысяч на человека за неделю улететь на курорты Египта с размещением в трехзвездочной гостинице на неделю. Это, в общем, беспрецедентная цена, таких цен никогда не было. Понятно, что, начиная с новогодних заездов тот же Египет будет уже стоить минимум 45-50 тысяч рублей на человека.

Иван Князев: Это трехзвездочной, да?

Майя Ломидзе: Да.

Иван Князев: Это такой низкий сегмент, а самый такой средний тур ну, чтоб там 4-5 звезды, сколько уже?

Майя Ломидзе: Сейчас 20, будет 50-60.

Иван Князев: По поводу ограничения путешественники интересуются, сейчас опять чехарда с ними. Например, Египет – это в Африке, из Африки у нас омикрон пришел; многие просто не понимают: лететь туда, вернешься, не вернешься? Что у нас там?

Майя Ломидзе: Я думаю, что если была бы какая-то опасность на данный момент, у нас уже была бы информация от оперштаба и от Роспотребнадзора. На данный момент, видимо, опасности нет. Мы не можем, понятное дело, прогнозировать ситуацию на неделю, на две недели вперед – это довольно сложно сказать. И никто в туристической индустрии ничего вам сейчас внятного на эту тему сказать не сможет.

Мы ориентируемся на ту ситуацию, которая есть сейчас.

Иван Князев: В общем, общедоступная информация.

Марина Калинина: Какие правила въезда сейчас в другие страны? У всех разные или какой-то стандарт?

Майя Ломидзе: У всех разные.

Марина Калинина: У всех разные.

Майя Ломидзе: У всех разные, но можно назвать относительным стандартом – ПЦР. И то в некоторых странах, в той же Турции, если ты привитый в том числе Спутником, ПЦР не нужен.

Либо он может стать нужным, условно говоря, завтра. То есть все, что касается правил въезда, пересечения границы в той или иной стране, мы крайне настоятельно рекомендуем всем туристам ознакомиться с этими правилами непосредственно перед вылетом, потому что они действительно меняются каждую неделю.

Марина Калинина: QR-коды наши, с ними проблемы есть за границей?

Иван Князев: В Европе, в частности?

Майя Ломидзе: Нет, наши QR-коды там не действуют, ровно, как и их QR-коды у нас.

Иван Князев: А вот Болгария, Венгрия?

Марина Калинина: Вот то, что вы назвали. Сербия?

Майя Ломидзе: Это страны, которые признали Спутник, и туда можно лететь, будучи привитым Спутником.

Иван Князев: Ну то есть с сертификатом?

Майя Ломидзе: Но там, внутри этих стран нет ограничений, в отличие, например, от Австрии, Германии и еще некоторых, Таиланда, например, нет ограничений по посещению каких-то важных для туристов мест: ресторанов, музеев – нет ограничений по QR-кодам. Поэтому наличие прививки имеет значение только при пересечении границы, но при получении всех туристических услуг уже на территории страны.

Марина Калинина: Хорошо. А если человек не привитый, но переболевший? Как он может?

Майя Ломидзе: ПЦР.

Марина Калинина: Только ПЦР, да.

Майя Ломидзе: Да.

Марина Калинина: Еще, вот Таиланд, недавно стало известно, что он открыт. Он действительно открыт или это как 79 стран, которые открыты, но поехать туда нельзя?

Майя Ломидзе: В Таиланд можно полететь. Открыто прямое регулярное авиасообщение и подчеркиваю, регулярное, чартеров в Таиланд нет. Но правила въезда в Таиланд – это отдельный предмет для изучения. Мы тоже очень рекомендуем пользоваться помощью туристических турагентств и туроператоров, потому что в Таиланде, грубо говоря, три разных трека.

В Таиланде есть так называемая песочница – это Пхукет – территория условно максимально свободная, Covid Free, так называемая; там одни правила въезда. В Паттайя – это не песочница, там другие правила въезда и, соответственно, другие анкеты, приложения, надо заполнять другой формуляр. Бангкок и другие места – это третья история.

Поэтому полететь в Таиланд можно, желающие есть и это даже относительно недорого: с перелетом на регулярных рейсах тот же Пхукет – порядка 70-80 тысяч рублей. Я считаю, что это беспрецедентно низкая цена для новогоднего Таиланда. Но надо разобраться в этих правилах, для того чтобы на границе не было проблем.

Иван Князев: Майя, в нашей стране куда еще можно полететь отдохнуть на новогодние каникулы? Если у кого есть возможность, чуть позже, так, чтобы не загруженные были направления? Билеты еще остались по нормальной цене?

Майя Ломидзе: Непосредственно на новогодние праздники, что называется, все приличное уже практически раскуплено. К нему начали скупать раньше, еще в начале декабря; пик продаж пришелся на эту неделю, т.е. эта неделя была буквально ажиотажная у всех и касалось это всех направлений, в том числе внутренних. Можно найти еще...

Иван Князев: А неприличные?

Майя Ломидзе: Можно. Тут у нас есть две крайности: либо очень дорогие варианты размещения, либо очень дешевые, бюджетные, грубо говоря, две, максимум три звезды. Но практически везде такое найти можно. То есть места еще есть везде.

Что выбирают в основном? Где могут немножко проблемы – это Шерегеш, Кемеровская область – там очень-очень высокая загрузка; Красная Поляна, я имею в виду горный кластер вообще всего Сочи, вот там тоже могут быть некоторые проблемы с местами – народ уже бронирует на побережье, планируя ездить на горный кластер, чтобы покататься.

Карелия, Мурманская область, Ленинградская область; в Московской области тоже мало что осталось, в Ленинградской тоже осталось все только самое дешевое. В каких-то точках мест совсем мало. Но в конце концов можно полететь на Сахалин на чартере.

Марина Калинина: Можно на Камчатку.

Иван Князев: За сколько, во-первых?

Майя Ломидзе: На Камчатку тоже. Вот Сахалин тоже беспрецедентно низкая цена, потому что раньше, примерно в это время, билет стоил примерно 35 тысяч рублей на человека, сейчас тур пятидневный стоит 40-45 тысяч рублей на человека, и там тоже есть горнолыжный курорт прям в центре Южно-Сахалинска.

Иван Князев: Ну, это вполне себе приемлемо. Майя, у нас стартует скоро...

Марина Калинина: Лететь только очень далеко.

Иван Князев: Ну да, лететь далеко.

Майя Ломидзе: Ну, примерно, как Доминикана, даже чуть меньше – 7 часов.

Иван Князев: Но зато это Сахалин! Это не какая-то Доминикана.

Майя Ломидзе: Конечно!

Иван Князев: В следующем году 18 января уже стартует новая продленная программа туристического кешбэка до 12 апреля. Ожидаете притока желающих попутешествовать? Как она будет работать?

Майя Ломидзе: Да, безусловно, ожидаем. Потому что кешбэк ждали и туристы, и туристическая индустрия вся.

Это очень эффективная мера, она позволяет повысить продажи в низкие сезоны и, соответственно, повышает доступность отдыха в низкий сезон: 20% возврата за любую поездку, бронирование отелей и за бронирование турпакета, минимум две ночи нужно провести в планируемом месте отдыха. Это просто прекрасная мера, которая очень помогает всему внутреннему туризму. Особенно в низкий сезон.

Марина Калинина: Майя, скажите, понятно, что Сочи, Сахалин, Санкт-Петербург, Калининград, Камчатка, еще что-то. А вот какие-то новые туристические направления развиваются сейчас?

Майя Ломидзе: А вы считаете Сахалин – это прям у нас не новое направление?

Марина Калинина: Ну, Сахалин, возможно, да. На Сахалине многие хотят побывать, но другие какие-то?

Майя Ломидзе: Самара, Тюмень – они тоже в хитах продаж. И я бы сказала, особенно, если говорить про Тюмень, что это практически прорыв для региона, потому что еще 2-3 года назад, региона не было на туристической карте и в ассортименте туроператоров.

Иван Князев: А там какой вид отдыха? Чем там заняться? Если можно, вкратце.

Марина Калинина: Да, что там делать?

Майя Ломидзе: Они придумали прекрасный термин «морезаменитель» – горячие источники. То есть это Сибирь, это зима, причем комфортнее, чем в Москве, потому что там не так влажно, это прекрасная очень интересные экскурсионка и совершенно потрясающая еда и напитки. И все это прекрасно можно залакировать потом пребыванием на горячих источниках.

Иван Князев: Спасибо, берем на заметку.

Марина Калинина: Интересно!

Иван Князев: Майя Ломидзе, исполнительный директор Ассоциации туроператоров России, была с нами на связи.

Ненадолго прервемся. После новостей поговорим вот о чем: если в неположенном месте попробуешь перейти улицу, тебя камера специальная найдет и оштрафует автоматически, штраф пришлют. Как это будет технически выглядеть не очень понятно пока.

Марина Калинина: Попробуем выяснить.

Иван Князев: Ну и выберем вместе, вместе с вами подарки под елку. Что нынче в тренде, что дарят и во сколько обойдется? Оставайтесь с нами!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)
Вдвое больше россиян в этом году собираются за границу на праздники. И тут же выросли в цене авиабилеты...