Билеты взлетели: будут ли авиакомпании повышать тарифы?

Билеты взлетели: будут ли авиакомпании повышать тарифы?
Сергей Лесков: Украина превращается в токсичный продукт – не мина замедленного действия, а бомба, которая всё больше приносит неприятности тем, кто входит с ней в контакт
Леонид Григорьев: Мировой кризис бывает, когда грохается большая страна и происходит драматическое падение нефти
Как потребовать перерасчёт за оплату мусора и при этом добиться его своевременного вывоза
Дмитрий Гордеев: Местные бюджеты – это «тришкин кафтан»: очень большие публичные функции, а средств катастрофически не хватает
Саркис Дарбинян: Если мы хотим иметь конкурентные IT-сервисы, надо раз и навсегда отказаться от репрессивного правового регулирования этой отрасли
Погашение кредитов: какую часть семейного бюджета это отнимает?
Год в сапогах: военкоматы теперь займутся новобранцами и без официальной прописки
Таганрог остался без воды. О ситуации в городе - наш корреспондент Дмитрий Андреянов
«Матчи Евро-2020 у нас совершенно точно не отберут!»
Сокращение чиновников: станет ли в стране меньше бюрократии?
Гости
Александр Фридлянд
директор Научного центра экономического мониторинга, анализа и прогнозирования ФГУП «Государственный научно-исследовательский институт гражданской авиации»
Алексей Калачев
эксперт-аналитик АО «Инвестиционный холдинг ФИНАМ»

Анастасия Сорокина: Ближайшее время поговорим об авиабилетах. На керосин списывают авиаперевозчики подорожание авиабилетов. За последние полгода цена выросла, но продолжает стремительно повышаться. Сдерживающим фактором для этих изменений должен был стать демпфер на керосин, вступивший в силу с 1 августа. Между тем, все равно все наблюдают, что цены меняются, и меняются не в самую приятную для нас с вами сторону.

Как эта ситуация будет развиваться и смогут ли действительно каким-то образом помочь зафиксировать цены на авиаперевозки, мы обсудим вместе с нашим гостем. На связи по телефону Алексей Анатольевич Калачев, эксперт, аналитик инвестиционного холдинга «ФИНАМ». Здравствуйте, Алексей Анатольевич.

Алексей Калачев: Здравствуйте.

Александр Денисов: Алексей Анатольевич, керосин не так уж и сильно подорожал – на 2%. А почему обещают нам билеты…

Алексей Калачев: Стоп. Он на 2% подорожал в этом году с начала года. Но в прошлом году он подорожал на 30%. В прошлом году ведь билеты не выросли на 30% в цене. До этого примерно 3 или 4 года стоимость топлива росла опережающими темпами. Не то что опережающими темпами. Она просто росла. В то время как номинальная стоимость билетов практически не увеличивалась.

Александр Денисов: Сложно сказать, что билеты в принципе не растут. Потому что они в зависимости от сезона могут в 3-4 раза увеличиться в цене, потом немного откатиться. Поэтому тут как-то четкой такой нет… Если бы они все время по одной цене продавалась. А то такие сезонные перепады. Тут уже невозможно оценить.

Анастасия Сорокина: В основном в большую сторону.

Александр Денисов: Действительно ли было 10%, а не больше.

Алексей Калачев: Секундочку. Есть статистика Росстата. Верим или нет, она существует. Статистика Росстата, которая сообщает стоимость перелета на 1000 км эконом-классом. Вот это базовая цена. Понятно, что авиакомпании все-таки работают ради получения прибыли. Они могут эконом-класс оставить некоторое количество билетов, вводить какие-то дополнительные услуги. Но базовая цена… Они не имеют права за нее выходить. Это просто никто не даст, во-первых. За этим строго будет следить и ФАС, и любые контролирующие органы и так далее. Это во-первых. Во-вторых, высокая конкуренция на рынке. У нас практически все компании, если смотреть по эконом-классу, это лоу-костеры. При этом далеко не каждый год заканчивают с прибылью.

Анастасия Сорокина: А вот эта история про демпфер, который вступил в силу 1 августа… Когда могут быть результаты? Вообще что это собой представляет?

Алексей Калачев: Никаких результатов, конечно, не будет. Потому что планка по демпферу у авиакомпаний очень высокая. В отличие от нефтяников, у которых достаточно сильные лоббистские возможности (они смогли снизить для себя демпфер для нефтепереработки), у авиакомпаний нет. Тут планка 48 300 по цене за тонну на самом деле очень высока. Она превосходила ее на чуть-чуть. Буквально год назад на пару месяцев. Не более. Никогда она тоже выше не поднималась и вряд ли поднимется. То есть это такая защитная ситуация, когда вдруг резко подорожает нефть, и вдруг резко при этом подешевеет рубль. Тогда авиакомпания получит компенсацию из-за резко подорожавшего топлива. Но в реальной ситуации это очень маловероятно. Маловероятно такое событие. Поэтому демпфер ничего на самом деле не дает.

Анастасия Сорокина: Спасибо большое. С нами на связи был Алексей Анатольевич Калачев, эксперт-аналитик инвестиционного холдинга «ФИНАМ». Мы продолжаем обсуждать вопросы авиасообщения. Как меняются цены, чего нам ожить. Мы говорили о том, что сейчас подорожание на 7%. Но до конца года обещают, что и 9%, и 10% можно будет прибавить к цене.

Александр Денисов: Да. Сейчас узнаем, действительно ли обоснованное повышение, у нашего следующего эксперта. На связи у нас Александр Фридлянд, директор Научного центра экономического мониторинга, анализа и прогнозирования Государственного научно-исследовательского института гражданской авиации. Александр Абрамович, добрый день.

Александр Фридлянд: Добрый день.

Александр Денисов: Добрый день, да. Мы с предыдущим экспертом говорили, с Алексеем Калачевым. Он сказал, что 10% - не так уж и страшно, потому что бензин намного дороже. Вот в прошлом году на 30% подскочил. Сейчас еще на 2%. Поэтому 10% - это будет некритично. Вы согласны с таким мнением, что, мол, переживем?

Александр Фридлянд: Смотря для кого критично или некритично. У нас спрос очень чувствителен к цене. Пассажиры в своей массе не очень много зарабатывают, поэтому остро реагируют на любое повышение цен. Предыдущий товарищ верно сказал, что почти на 30% вырос керосин. Учитывая, что керосин составляет четверть себестоимости сегодня, то отсюда этот рост 7-10%, отсюда и разговоры об этих цифрах. В реальности уже за это полугодие рост составил где-то 7.4%. В прошлом году рост за год был 8.6%.

Анастасия Сорокина: Вопросы от наших зрителей. Понятно, что мы говорим о керосине. Из Новосибирской области зрители прислали сообщение: «Прискорбно и смешно: нефть своя, а топливо дорожает». Или, например, из Ленинградской области: «До Апатитов из Петербурга на «Северстали» дороже, чем до Израиля». Действительно ли можно говорить о том, что авиасообщение станет доступно далеко не всем?

Александр Фридлянд: Оно сегодня доступно далеко не всем. И дальше оно также будет доступно примерно такому же количеству людей. Авиакомпании не могут сильно поднять цены. Они тормозят рост цен, из-за того что боятся потерять спрос. Авиакомпании оказались в ножницах между ограниченной платежеспособностью пассажиров и растущей себестоимостью. В этих ножницах они получают высокие убытки. За первое полугодие авиакомпании получили просто рекордные убытки, даже на фоне кризиса 2015-2016 годов.

Александр Денисов: Александр Абрамович, а вот такой вопрос. Я предыдущему нашему эксперту его задавал. Я не очень понимаю эти разговоры про повышение на 10%. Если бы цены на билеты все время стояли на одном уровне, это было бы понятно. Я говорю: они скачут в зависимости от сезона в 3-5 раз по тому же самому направлению той же самой компании. И при этом они обещают, что еще на 10%. Они и так повышают в любой момент, когда хотят.

Анастасия Сорокина: Да, и говорят, что покупать надо заранее – цена будет ниже.

Александр Денисов: Давайте я так скажу. Вот когда все говорят об этих ценах… Я назвал 7.4% за полугодие. Это цена средняя по рынку. Что касается тарифной политики конкретной авиакомпании, то у крупной компании даже на одну линию 5-10 видов тарифов. И она оперативно следит за заполняемостью рейсов. Начинает продажу с достаточно низкого тарифа. Потом снова очень быстро заполняет. Она берет, переходит, отменяет этот тариф кассиршам для продаж и вводит более высокий. Дня за 2-3 до рейса цена может подняться в 1.5-2 раза.

А если на линии нет конкурента, если она одна летает, там еще более высокие. Поэтому, когда мы говорим о росте цен, мы говорим о средних.

Александр Денисов: Да. Александр Абрамович, я к чему клоню? Ведь они могут отбить все свои расходы повышением таких тарифов. Их 5-7. Не обязательно всем объявлять, что «мы на 10% поднимем». Если вы так делаете, играете с тарифами, то вы можете и свои издержки туда заложить. Почему бы нет?

Александр Фридлянд: Они и так это делают. Достаточно низкие тарифы в России. Если говорить о средних. Это миф о том, что они высокие. А вот где-нибудь перед вылетом за 1-2 дня поднять, бизнес-класс поднять. На линии оказался один перевозчик, а другого нет – поднять. Они делают это. За счет этого авиакомпании и держатся. За счет этого они могут средний тариф… Если вы покупаете заранее (за месяц, за 3-4 недели до вылета) на линии, где есть параллельно конкурирующие перевозчики, благодаря этому и можно купить относительно низкие билеты. За счет этих игр авиакомпаний.

Анастасия Сорокина: То есть надо сейчас сделать ставку на планирование своей жизни и покупки билетов сильно заранее?

Александр Фридлянд: Абсолютно точно. Вы абсолютно верно сказали.

Анастасия Сорокина: Спасибо большое. На связи был Александр Абрамович Фридлянд, директор научного центра экономического мониторинга, анализа и прогнозирования Государственного научно-исследовательского института гражданской авиации. Спасибо, что были с нами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски