Андрей Емелин: Если человек ходит в банк ногами, он может никогда в жизни не соглашаться на биометрическую идентификацию

Андрей Емелин: Если человек ходит в банк ногами, он может никогда в жизни не соглашаться на биометрическую идентификацию
Соцсети - глобальные СМИ. Беспорядки в США. Каникулы строгого режима. Пандемия как научный эксперимент. Нашествие саранчи
Свобода слова запуталась в соцсетях
На беспорядках в США сделают предвыборную гонку, вместо того чтобы решать глубокие проблемы раскола в обществе
Экономике пропишут вливания
Детские пособия
Ты просто космос, Маск!
Без стимулирования науки и человеческого потенциала из кризиса не выбраться
Отпуск с ограничениями
Антон Дорофеев: Без болельщиков даже футбол высокого уровня напоминает товарищеский матч на сборах
Восьмая казнь египетская. Огромные рои саранчи заселили уже более 300 000 гектаров на юге России
Гости
Андрей Емелин
председатель Национального совета финансового рынка

Юрий Коваленко: Ну а теперь тема, о которой многие говорят, которую многие обсуждают в целом по России. Боятся всеобщей тотальной слежки, узнав о том, что банки теперь могут узнать вас по лицу и по голосу. Причем вы обязаны будете им предоставить, если хотите стать клиентом. Кредитные организации вводят биометрическую систему. Банки во всех регионах страны будут обязаны собирать данные граждан.

Ольга Арсланова: Судя по той информации, которая уже известна, благодаря этой схеме россияне, пройдя идентификацию по голосу или изображению лица с помощью компьютера, планшета или мобильного телефона, могут стать клиентами любого банка, открыть вклад, получить кредит, не приходя даже в офис. Собранные банками биометрические параметры будут поступать в единую систему, где на каждого россиянина заведут свое персональное дело, своего рода карточку с изображением как раз лица и голосовым слепком.

Эту идею предлагаем обсудить прямо сейчас. Нравится ли она вам или скорее пугает? Позвоните и расскажите. Ну а мы будем разбираться в тонкостях с Андреем Емелиным, председателем Национального совета финансового рынка. Андрей, здравствуйте.

Андрей Емелин: Добрый день.

Ольга Арсланова: Давайте сначала поговорим о том, насколько вся эта история обязательна. Это рекомендации или это нечто, что нас обязательно будет ждать?

Андрей Емелин: Пока эта история – только проект. Все проекты, которые сейчас реализуются банками, являются их индивидуальными инициативами. Вы знаете, что уже значительное количество банков собирает те или иные биометрические параметры (кто-то – отпечатки пальца, кто-то – фотографии своих клиентов) для того, чтобы обеспечить клиенту более комфортный режим взаимодействия с банком. Это позволяет человеку нажатием пальца получить доступ…

Ольга Арсланова: А банку это что дает?

Андрей Емелин: Банку это дает уверенность в том, что то лицо, которое выходит с ним на связь, является именно тем клиентом, с которым он имеет договор.

Юрий Коваленко: А если я вот не хочу, допустим, давать свои данные?

Ольга Арсланова: Не будешь клиентом этого банка.

Юрий Коваленко: Нет-нет-нет. Я понимаю, что проект этот звучал как: банки обязаны будут собрать биометрические данные всех лиц. И все уже испугались.

Андрей Емелин: Абсолютно нет. Вы знаете, Ольга совершенно корректно сказала: банки будут обязаны собрать, но лицо не будет обязано эти параметры давать в банк.

Ольга Арсланова: Вот!

Андрей Емелин: То есть, если лицо обратилось в банк, банк обязан эти параметры взять и направить их в Единую биометрическую систему. Это обязанность банка, а не обязанность человека.

Ольга Арсланова: Давайте тогда поговорим об этой обязанности. Правильно ли я понимаю, что это некое предписание Центробанка, которое сейчас уже направлено в российские банки, о том, что они должны закупить и подготовить оборудование для того, чтобы это делать?

Андрей Емелин: Не совсем так.

Ольга Арсланова: Расскажите.

Андрей Емелин: Сейчас в Государственной Думе находится проект федерального закона, который предусматривает создание системы удаленной биометрической идентификации. То, о чем вы говорите, является одним из элементов формирования Единой биометрической системы, которая начнет формироваться только после того, как будет принят закон, а потом подзаконные акты, в том числе и Банка России. Там не только Банк России, там и Правительство, и Министерство связи – достаточно большой пакет.

Соответственно, на сегодняшний день никакого предписания со стороны Банка России нет. Банки пока… Как я уже сказал, все собираемые банками биометрические параметры – это пока инициатива банков. Банки это делают с согласия, только с согласия физического лица. У нас по законодательству о персональных данных один из самых жестких режимов контроля биометрических параметров. То есть в том случае, если вы собираетесь это сделать, то это в обязательном порядке письменное согласие, контроль со стороны Роскомнадзора, очень серьезный институт.

Юрий Коваленко: А это только у нас есть или в каких-то странах тоже?

Андрей Емелин: Нет, это мировой институт. На самом деле защита персональных данных – это история, наверное, последнего десятка лет. Есть международные конвенции, к которым Россия присоединилась. В общем, это очень большая и интересная тема. Потом, если хотите, можно отдельно это обсудить.

Ольга Арсланова: А сбор происходит еще где-нибудь?

Андрей Емелин: Сбор сейчас пока не происходит. Пока речь идет о тестировании возможных технологических прототипов, которые лягут в основу этой системы.

Ольга Арсланова: То есть за рубежом тоже никто этого не делает?

Андрей Емелин: Нет, почему? За рубежом в разных странах есть. Например, та же самая, наверное, самая знаменитая индийская система, где страна за год с небольшим успела больше миллиарда человек, собрать с них эти биометрические параметры, это пальцы. Причем у них там есть еще вариативность, можно даже пальцы ног сдавать. Это учитывается. Это люди с инвалидностью. На самом деле это очень важная тема. И эта система на сегодняшний день позволяет любому индийцу получить любую финансовую услугу дистанционно.

Юрий Коваленко: А эта база, которая будет, она будет доступна тому банку, где человек сдал эти параметры, или всем?

Андрей Емелин: Нет, это универсальная база. Именно поэтому, как опять же справедливо Ольга сказала, любой человек сможет открыть счет в любом банке Российской Федерации. Это основная задача проекта.

Юрий Коваленко: Хорошо. Тогда вторая половина вопроса. Открывается какой-нибудь "Росстрахволгалесхозжилпромбанк", предположим, и у него абсолютно незащищенная система от хакеров. Хакеры крадут эту базу или получают к ней доступ – и получается, что у них все россияне на руках.

Андрей Емелин: У банка никакой базы не будет. На самом деле система выстроена очень непросто, поэтому можно надеяться, что достаточно надежна. Банк, собирая биометрические параметры, по защищенному каналу передает их в Единую биометрическую систему. Это не каждый банк, причем далеко не каждый банк. Отбор так называемых банков-доноров, которые будут собирать биометрические образцы, – это отдельная нормативная история. То есть их будет, наверное, в лучшем случае несколько десятков, это в самом лучшем случае. И по ним будет вестись очень жесткий контроль.

После того как информация поступает в Единую биометрическую систему, она оттуда вообще больше никуда не попадает. Дальше речь идет о сравнении только (прошу прощения за термин) хешей, то есть некой преобразованной цифробуквенной строки, которая является результатом вычисления от того или иного текста или набора цифр, неважно. И сравниваться будут только эти наборы цифр. Если они совпадают – значит, тот образец, который вы направили, совпадает с базовым. Если они не совпадают – извините, соответственно, вы не прошли дистанционную идентификацию. Соответственно, никакой опасности утечки этой базы из Единой биометрической системы через банки нет в принципе.

Юрий Коваленко: Хорошо. А если я пользуюсь уже, допустим, несколькими продуктами банков: у меня есть ипотека, у меня есть автокредит, есть пара кредитных карточек, и в принципе я ими пользуюсь. Больше мне, в общем-то, не надо. Пользуюсь кредитными карточками – кладу, беру и так далее. Меня банк обяжет?

Андрей Емелин: Нет.

Юрий Коваленко: Или я могу допользоваться, и когда приду за новым продуктом…

Андрей Емелин: Вы можете приходить в банк за новым и вообще никогда не пройти биометрическую идентификацию, если вы этого не хотите.

Ольга Арсланова: Подождите, если я прихожу в банк и настаиваю на том, что мне нужен именно тот или иной продукт на таких-то и таких-то условиях, но при этом отказываюсь сдавать информацию, но банк при этом обязан вроде как с меня ее взять…

Андрей Емелин: Нет, нет. Еще раз подчеркиваю: банк не обязан с вас ее взять, он обязан передать, если вы ему дадите. Только об этом речь.

Ольга Арсланова: Вот! А не будет ли отказов, массовых отказов людям, которые не хотят предоставлять свою информацию?

Андрей Емелин: Давайте сделаем шаг назад. Вообще в чем причина появления всего этого проекта? Речь шла о том, чтобы заменить личную явку человека в банк. Если человек куда-то пришел, ему биометрическая идентификация дистанционная просто не нужна. Он уже пришел, у него есть возможность сверить паспорт, и он пройдет…

Ольга Арсланова: Ну, надо прийти хотя бы тогда, чтобы сдать, правильно?

Андрей Емелин: Это вторая история. Если человек ходит в банк ногами и там получает услуги, он может вообще никогда в жизни не проходить биометрическую идентификацию. Если его устраивает его банк, никто его не может ни обязать, ни понудить.

Вторая история: человек, например, находится, не знаю, в силу инвалидности дома. Он может провзаимодействовать с банком, который…

Ольга Арсланова: Пожилой клиент.

Андрей Емелин: Пожилой клиент. На самом деле две большие категории – это пожилые граждане и граждане с инвалидностью, люди с ограниченными возможностями. Он может провзаимодействовать с банком, который будет собирать дистанционно эти биометрические образцы. То есть он вышлет к нему сотрудника, который на месте эти образцы возьмет. После этого лицо получит биометрический шаблон в Единой биометрической системе и сможет, продолжая оставаться дома, взаимодействовать с любым банком Российской Федерации.

Юрий Коваленко: То есть, руководствуясь этой логикой, давайте… Все-таки мы идем к автоматизации, к роботизации, к кибернетизации.

Андрей Емелин: Да.

Юрий Коваленко: То есть получается, что когда банки перейдут на эту систему голосового и прочего распознавания, им придется уволить достаточно большое количество сотрудников, которые до этого работали в клиентских отделах. Соответственно, у банка возникнет сумма экономии. То есть получается, что кредит должен стать дешевле?

Ольга Арсланова: Но, с другой стороны, им нужно потратиться на эту систему, которая, вероятно, будет крайне дорогостоящая. И банки же сами будут за это платить.

Андрей Емелин: Для банка сама по себе система будет ограниченно дорогостоящей. Дело в том, что банку необходимы только устройства для сбора этих биометрических образцов, ничего другого он не меняет. Каналы защищенные у нас есть.

Мы не сказали о том, что, в принципе, сама система дистанционной биометрии взаимодействует с Единой системой идентификации и аутентификации. Это уже существующая государственная база информации о гражданах, к которой будет еще дополнительным блоком присоединена Единая биометрическая система. Соответственно, уже сейчас мы с вами, работая с Единым порталом государственных услуг, заходя туда и вводя свой логин и пароль, взаимодействуем с Единой системой идентификации и аутентификации. Она нас проверяет. Она проверяет, правильно мы ввели логин и пароль или нет. И если мы все сделали правильно, она нас пускает с вами на Единый портал. Биометрия станет просто еще один дополнительным каналом проверки – вы это или не вы. Вот и все. Сейчас вы можете ходить в ЕПГУ только в том случае, если вы до этого пришли в банк, на почту, в МФЦ и подтвердили, что это вы, то есть вас проверили, вас идентифицировали.

Юрий Коваленко: Кстати, вы сказали про почту и про все остальное. Ведь вводится инициатива, что и на почте будет такая же система.

Андрей Емелин: На данный момент этот вопрос действительно прорабатывается. Почта до настоящего времени являлась совершенно равноправным участником идентификации граждан для целей Единой системы идентификации и аутентификации. Она не включает биометрию.

Юрий Коваленко: Так у нас почты периодически стоят без отопления, туалет на улице, развалины…

Андрей Емелин: Совершенно справедливо

Юрий Коваленко: И там будет эта система?

Ольга Арсланова: Называется "постмодерн".

Андрей Емелин: Именно поэтому Министерство связи озаботилось тем, чтобы у нас каналов доступа к этой системе было много: это и банки, это и МФЦ, это и Ростелеком. Вы на самом деле можете попасть в систему довольно значительным количеством способов.

Ольга Арсланова: Послушаем Александра из Вологодской области. Добрый вечер. Александр?

Зритель: Мое мнение такое… Алло?

Ольга Арсланова: Да-да, слушаем.

Зритель: Мое мнение такое. Это очередная афера. У нас, по-моему, данные на каждого человека и так уже везде есть. Вот у меня внук учится в десятом классе, электронный дневник нужно завести – так данные отца, паспорта и всего-всего. Это тоже нельзя делать, например. Так же и здесь. Вот когда ГАИ остановит за превышение скорости на дороге, еще отпечатки пальцев заставят брать. Уже кругом обложено!

Ольга Арсланова: Понятно.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Ольга Арсланова: Пишут люди нам: "Мы и так можем взаимодействовать с банком через онлайн-банк без всякой биометрии".

Андрей Емелин: Конечно, совершенно верно.

Ольга Арсланова: А биометрия – это…

Андрей Емелин: …это канал допуска в другие банки. Если вы не хотите этим пользоваться – не пользуйтесь. Еще раз. Вы не хотите сдавать биометрию – не сдавайте

Юрий Коваленко: Мы обсуждали возможность этой защиты банковской системы, но с нами вместе общался человек из банковской сферы. То есть они говорят, что банк таким образом пытается себя защитить, чтобы человек не ушел от ответственности и так далее, и так далее.

Андрей Емелин: Нет-нет-нет. Речь идет о достоверной идентификации клиента. Мы же с вами сами первые заинтересованы в том, чтобы к нашим с вами счетам не получил доступ мошенник.

Юрий Коваленко: Хорошо, я отказался давать свой голос, отпечатки и все остальное…

Ольга Арсланова: А голос подделать, кстати, можно.

Юрий Коваленко: Да, голос можно подделать. И банк мне предложил кредит под более высокий процент. Это будет законно или незаконно?

Андрей Емелин: Такой системы, я думаю, скорее всего, не будет просто потому, что сам банк, взаимодействуя со своим клиентом, по большому счету всем доволен. У банка этот клиент уже есть. Сама система выстроена так, что я направляю в Единую биометрию только данные своих клиентов, уже известных мне, поэтому у меня никакого интереса вас обременить дополнительными расходами нет.

Другое дело, что я как клиент могу прийти к своему банку и сказать: "Знаешь, дорогой банк, я хочу иметь возможность обратиться к другим банкам"…

Ольга Арсланова: "Не ходить".

Андрей Емелин: "Или не ходить к тебе, а работать с тобой дистанционно". И банк скажет: "Конечно. Тогда вот тебе дополнительная линейка продуктов, которые я могу прикрепить к системе дистанционной биометрической идентификации". Сейчас банк далеко не все может вам так предоставить – в силу того, что риски возникают. Вы вводите пароль, но пароль ваш может быть кому-то известен, да? Сколько было случаев, когда люди просто продолжают… Уж сколько лет мы пользуемся карточками, а люди продолжают царапать PIN-коды на картах.

Ольга Арсланова: А это можно сравнить, например, с возможностью разблокировать свой смартфон паролем либо отпечатком пальца?

Андрей Емелин: Конечно, очень близко, абсолютно.

Ольга Арсланова: То есть вы можете, в принципе…

Андрей Емелин: Это удобство.

Ольга Арсланова: Да?

Андрей Емелин: Конечно. А можете не дать.

Ольга Арсланова: А можете и не дать. Это я отвечаю нашим зрителям, которые очень переживают, что у них что-то насильно будут отнимать.

Андрей Емелин: Нет.

Ольга Арсланова: Отнимать не будут.

Андрей Емелин: Никто ничего отнимать не будет. Дело в том, что сам гражданин… Еще раз. Ведь поймите, мы с вами рассуждаем с позиции людей, которые могут пойти выбрать банк. Ну, просто захотели – пошли и выбрали, да? Но есть люди, которые лишены такой возможности. Вы не забывайте о наших десятках миллионов инвалидов – о людях, которые в принципе никуда пойти не могут. И в принципе идентифицировать это лицо очень сложно. Человеку дается канал фактически в большой финансовый мир. Он сможет делать практически все что угодно: открывать счета, не знаю, открывать вклады, заключать договоры ипотеки, покупать автомобиль. Все что угодно он сможет, всего лишь дистанционно сфотографировав себя и давайте слепок голоса так называемый.

Относительно технологии сверки. Поверьте, с тех пор, как мы на слух определяли, красиво ли говорит клиент, уже прошло довольно много времени. И нынешние технологии позволяют по нескольким десяткам параметров проверять совпадения модуляции голоса. Более того, они учитывают даже заболевания, если у человека голос сиплый. Они учитывают, если человек встает или специально пытается хрипеть. Они все равно вычисляют.

Конечно, есть определенный, очень незначительный процент ошибок, и именно поэтому наша биометрическая идентификация двухфакторная. Именно поэтому там и изображение, и голос, потому что любой один параметр всегда, как вы понимаете, менее надежен. Два – они очень простые. На самом деле буквально назад проходил форум большой FINOPOLIS в Сочи, Центральный банк проводил. Там Ростелеком уже презентовал кабинку, где можно было пройти тестовую биометрическую идентификацию. Это очень быстро, там ничего сложного нет.

Юрий Коваленко: Хорошо. У меня просто фантастические планы возникают насчет мошенников, которые могут этим воспользоваться. То есть, грубо говоря, человек, глядя в планшет, обращается в банк, говорит, слепок голоса предоставляет и изображение, да?

Андрей Емелин: Да.

Юрий Коваленко: То есть, в принципе, банк видит только лицо и слышит голос?

Андрей Емелин: Совершенно верно.

Юрий Коваленко: То есть человек, который может стоять за кадром и держать пистолет у виска, заставляя брать человека кредит, возможен?

Ольга Арсланова: Кино!

Андрей Емелин: Чисто теоретически возможен, но там есть специальные… Ну, сейчас я бы, наверное, не хотел широко обсуждать эту тему. Там есть специальные параметры, которые позволяют это контролировать.

Юрий Коваленко: Заманчиво!

Андрей Емелин: Вы же понимаете, что в разработке этой системе принимают в том числе самое активное участие наши компетентные органы, обеспечивающие нашу с вами безопасность. Поверьте, все прекрасно понимают, какие возможны ситуации, особенно так легко моделируемые, поэтому все это закладывается изначально.

Ольга Арсланова: Сергей из Барнаула в прямом эфире. Добрый вечер, Сергей. Готовы ли вы банкам такую информацию о себе предоставить?

Зритель: Ну, в любом случае нам придется ее предоставить, потому что, начиная с 2012 года, когда Россия вступила в торгово-политическую организацию ВТО, в России начал пролонгироваться американцами закон, который с юридических лиц спустился до физических. Данный закон пролонгируется под патронажем МВФ и Всемирного банка, где есть структуры финансовой разведки и по борьбе с терроризмом, в том числе при жестком содействии Федерального казначейства Соединенных Штатов. Ничего удивительного в этом нет. Начиная с Парижского клуба, Россия строго следует в соответствии с соглашениями и всем пакетом, который был принят до этого, в том числе ВТО, до 2018 года быть легитимным, в том числе и в банковской системе по всему миру. Ничего нового в этом нет. Поэтому, несмотря на противостояние с Западом, Россия продолжает выполнять все условия, по которым на кабальных условиях вступила и в Парижский клуб, и во Всемирную торговую организацию.

Ольга Арсланова: Э-э-э… Связано это как-то со вступлением в ВТО?

Андрей Емелин: Ну, по мнению телезрителя – да.

Ольга Арсланова: А на самом деле?

Андрей Емелин: По моему мнению – нет, поскольку система изначально строится изначально исключительно на российском и технологическом базисе, и в рамках российской правовой системы. Никаких международных обязательств по сбору биометрии, передачи биометрии у России нет, поэтому вся система нацелена на внутреннее обслуживание и рынок. Разумеется, она будет в том числе способствовать выявлению мошенников, но это предотвращение уголовных преступлений на территории Российской Федерации. Я, честно говоря, не очень усматриваю, какая польза Парижскому клубу от нашей с вами биометрии. Может быть, какая-то и есть.

Ольга Арсланова: Может, потом они воспользуются нашими биоданными.

Андрей Емелин: Ну, воспользоваться точно не смогут, поскольку система будет наша внутренняя и защищенная, она не имеет внешних каналов. Еще раз подчеркну: информация поступает только однократно и только внутрь системы. Система никому ничего не выдает, она только позволяет сверять. К вам пришел какой-то клиент, вы собрали с него также биометрический слепок, отправили туда его зашифрованный хеш – и вам система сказала "да" или "нет", он или не он. Не он? Всё. Вы развернулись и сказали: "Извините, это не вы – по некой причине".

Ольга Арсланова: А есть какое-то понимание временных отрезков, когда это все будет рассматриваться и приниматься?

Андрей Емелин: Да. Закон будет приниматься в эту сессию. Есть очень серьезные планы и у Банка России, и у Министерства связи, и у Минфина, и у Государственной Думы, самое главное, принять его до конца этой сессии, до конца года, с тем чтобы мы в течение первого полугодия 2018 года сделали всю подзаконную базу и протестировали все технологические решения. И я надеюсь, что с середины 2018 года мы начнем сбор, будем иметь возможность предоставить, кстати сказать, не банкам, а государству… Единая биометрическая система является государственной системой, в которой банки являются только всего лишь агентами, которых привлекают для сбора биометрических образцов. Да, мы будем пользоваться этой сверкой, но не более того.

Ольга Арсланова: Спасибо. Андрей Емелин, председатель Национального совета финансового рынка, был у нас в эфире.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Андрей Емелин: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (3)
Руслан
Тут надо еще понимать, что вводится система тотального контроля за людьми, некоторые скажут «я честный человек, мне скрывать нечего», но речь идет о том что биометрические параметры в прежние времена снимали только с осужденных и приговоренных к местам лишения свободы, а теперь это предлагается проделать абсолютно всем. Разве таким должен быть подход к честным и законопослушным людям? Я считаю, что участвовать в этих технологиях ни в коем случае нельзя, т.к. следующии этапом будет постоянная прослушка разговоров и контроль над личностью человека. Все это разумеется будет предлагаться под видом удобств.
Гаджи
Недавно с данными работников сбербанка что было ! так что никакой зашиты нет , это всё слова о хорошей зашищоности
Полина
Ни в коем случае НЕЛЬЗЯ ДОПУСТИТЬ ЭЛЕКТРОННОГО РАБСТВА ( под красивыми и полезными лозунгами- это ВРАНЬЁ!!!)- - это НАРУШЕНИЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА, вмешательство в личную жизнь... НЕТ!!! НЕТ!!! НЕТ!!! Пусть чиновники , кто вводит эти "новшества", так же, как и прививки, и т..д. на живом примере СЕБЯ И СВОИХ ДЕТЕЙ, ПРИ НАРОДНЫХ ЭКСПЕРТАХ, проделают все это, для полной УБЕДИТЕЛЬНОСТИ народа....