Битва за больницу. О конфликте в Курганской области между властями и сотрудниками противотуберкулёзного диспансера

Битва за больницу. О конфликте в Курганской области между властями и сотрудниками противотуберкулёзного диспансера
Стоматология: вам бесплатно или хорошо?
Стоматология не по зубам. Наркоманы выходного дня. Переходим на российское ПО: что будет с рынком электроники?
Никита Кричевский: Людям нужно осознание того, что в них заинтересованы, что им помогут, если что
Юрий Мельников: Дешёвые энергоресурсы невыгодно экономить
Александр Хуруджи: Предприниматели не должны бояться ошибаться. А риски надо страховать
Инвестиции в российский бизнес. На примере производства холодильных витрин в городе Орёл
Максим Руссо: Дети на заказ с желаемыми свойствами – мы хотим спортсмена или мы хотим математика – это разве что через полвека станет возможно
«Взял кредит на зубы». Откуда такие цены в стоматологии? И станет ли в поликлиниках меньше зубных кабинетов?
Почему «голливудская улыбка» так дорого стоит, и как жители регионов находят деньги на лечение зубов?
Реальные цифры: ваши поправки в Конституцию
Гости
Семен Гальперин
президент «Лиги защиты врачей», кандидат медицинских наук
Лариса Кокорина
директор Департамента здравоохранения Курганской области

Константин Чуриков: Бунтующих врачей и пациентов этой ночью выгнали из противотуберкулезного диспансера под Курганом. Там они забаррикадировались против временного закрытия этого медучреждения. Но официально сообщается, что это якобы на 3 года, чтобы провести там капитальный ремонт. Но врачи не верят, боятся потерять работу. И пациенты не хотят остаться без лечения. Как заявили в профсоюзе «Альянс врачей», сегодня в 4 утра в диспансер ворвались более 20 людей в штатском, и сотрудники полиции силой их всех выволокли. И сообщают, что главу профсоюза «Альянс врачей», ее зама и двух медиков задержали.

Оксана Галькевич: Т. е. кого: пациентов, медиков, представителей профсоюза вывели на улицу, выволокли как-то, с применением силы, возможно. Давайте посмотрим, что за туберкулезный диспансер и где он находится. Это поселок Чернавский в Курганской области. Закрыли его еще во вторник. Здание старое, его построили полвека назад, сейчас в аварийном состоянии оно находится. Прогнили полы, пришла в негодность проводка. Весной Курганский Роспотребнадзор провел проверку и потребовал устранить все нарушения.

Светлана Хомко, руководитель пресс-службы регионального управления Роспотребнадзора: В ходе проверки были выявлены нарушения санитарно-гигиенического законодательства, которые касались водоснабжения. В частности, необходимо получить санэпидзаключение на водоисточник, привести в соответствие с нормативными требованиями по санитарно-химическим показателям питьевую воду. Нарушения касались косметического ремонта. В предписании нет указания о необходимости закрытия. Это уже, конечно, принимает администрация учреждения.

Оксана Галькевич: Официально диспансер никто не закрывал. Его работу приостановили на время ремонта. Но почти весь персонал, это 40 человек, перевели в другие отделения. В Чернавском остались только 3 сторожа. Врачам и медицинским сестрам предложили работу в Кургане и в Курганской области, но на перевод согласились меньше половины сотрудников. Пациентов тоже направили в другие учреждения, до самого отдаленного. В городе Шадринск, например: это 140 км. В Чернавском диспансере было больше 50 пациентов. Всех выписали в начале этого месяца. По их словам, у некоторых открытая форма туберкулеза. Хотя главный врач диспансера это не подтверждает.

Константин Чуриков: С какой оптимизацией в последнее время столкнулись вы? Нам можно позвонить и написать. И вот конкретно в этой истории сейчас будем с разных сторон разбираться. У нас на линии сейчас Лариса Кокорина, директор департамента здравоохранения Курганской области. Лариса Ивановна, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Лариса Ивановна.

Лариса Кокорина: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Лариса Ивановна, как вы думаете, почему врачи этого диспансера и пациенты не верят, что это временно, думают, что это навсегда?

Лариса Кокорина: Решение о приостановлении деятельности 4-го отделения Курганского областного противотуберкулезного диспансера, где размещались пациенты с тяжелыми, открытыми формами заболевания, было принято исходя из требований санитарно-эпидемиологического законодательства и приведения в соответствие нормам, законодательству и обеспечения наших пациентов качественным оказанием медицинской помощи в тех условиях, в которых это должно проводиться.

Константин Чуриков: Лариса Ивановна, понимаю. Почему люди не верят, что это не приостановление работы, а просто закрытие? Как вам кажется?

Лариса Кокорина: Нам кажется, что ситуация развивалась спонтанно и она не имеет под собой никакой почвы. Всем сотрудникам предоставлена возможность работать в Курганском областном противотуберкулезном диспансере. То, что предложены другие места, – но это в соответствии законодательством мы обязаны предложить до 3-х мест работы.

Константин Чуриков: От Чернавского до Кургана сколько километров, Лариса Ивановна? Насколько удален поселок?

Лариса Кокорина: Поселок удален на расстояние 30 км. Но мы обеспечили, организовали подвоз сотрудников до места работы и обратно. Все ознакомлены с графиком работы, передвижения. Вся работа проведена в полном объеме.

Оксана Галькевич: Лариса Ивановна, по информационным сообщениям, которые мы видим на лентах, сегодня в 4 утра в диспансер вошли 20 человек («ворвались» даже сообщают), 20 человек в штатском и сотрудники полиции. Что за спецоперация такая, с вашими коллегами ведь по сути?

Лариса Кокорина: В целом надо сказать, что это преувеличено, что это спецоперация. Мы закончили, буквально 15-го числа это был последний рабочий день, 16‑го октября мы передали учреждение частному охранному предприятию для обеспечения сохранности госимущества. Поэтому, когда сотрудники ЧОП пришли, провели осмотр помещений, они обнаружили там лица, которые не должны пребывать там, находиться, и они вынуждены были обратиться в полицию.

Константин Чуриков: Лариса Ивановна, как вы думаете, удобно ли пациенту с туберкулезом 30 км ехать в Курган, чтобы получить медицинскую помощь, консультацию?

Лариса Кокорина: Нет, это касается не пациентов. Это касается сотрудников. Для пациентов условия оказания медицинской помощи, размещения – это Курганский противотуберкулезный диспансер. Есть еще и другие отделения. Есть Шадринский противотуберкулезный диспансер. У нас достаточно мест.

Константин Чуриков: Лариса Ивановна, я говорю именно о расстоянии. От Чернавского до Кургана 30 км. Если, соответственно, Курганский областной диспансер это 30 км, а до Шадринска сколько?

Лариса Кокорина: Пациенты шадринские, ехать в Шадринск направляются пациенты, которые проживают в зоне обслуживания Шадринского диспансера. Пациенты, проживающие в зоне обслуживания Курганского диспансера, по маршрутизации направляются в город Курган.

Константин Чуриков: Понятно. Вот эта зона обслуживания, здесь расстояние очень важно. Когда ты болеешь, очень-очень важно, насколько удалена от тебя помощь. Вот Шадринск в центре, да? Зона обслуживания это сколько?

Лариса Кокорина: Радиус обслуживания от города Шадринска до 100 км, радиус обслуживания Курганского областного противотуберкулезного диспансера до 200 км. При этом мы для пациентов, страдающих туберкулезом, особенно для тяжелых больных, обеспечиваем их транспортировку силами медицинских организаций. В каждой центральной районной больнице работает врач-фтизиатр.

Константин Чуриков: Спасибо. Просто хотелось цифры хорошо знать.

Оксана Галькевич: Да. Лариса Ивановна, но скажите, те люди, которые отказались, так скажем, от ваших предложений (вы сказали, не менее 3-х вариантов вы предлагаете), они какие причины приводили? Почему их не устраивают ваши 3 предложения как минимум?

Лариса Кокорина: Могу только сказать одно. Что данные сотрудники были введены, считаю, в заблуждение «Альянсом врачей». И сейчас у них есть возможность принять решение, трудоустроиться. Места для них подготовлены. Они могут продолжить свою трудовую деятельность.

Константин Чуриков: За ту же зарплату, на тех же условиях?

Лариса Кокорина: Да, на ту же зарплату, на тех же условиях.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Хорошо. Лариса Кокорина, директор департамента здравоохранения Курганской области у нас была сейчас на связи. И у нас есть звонок из Курганской области от медицинской сестры. Я предлагаю поговорить с этим человеком. Здравствуйте.

Константин Чуриков: Мария до нас дозвонилась. Мария, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Мария.

Константин Чуриков: Расскажите, ваша версия какая? Что там происходит?

Зритель: Сейчас у нас происходит в Курганской области, поселок Чернавский, где 4-е отделение находится, у нас происходит такое. У нас сегодня заварили двери. В 4 утра захватили наших сотрудников. Неизвестные лица зашли, применили физическую силу к больным, которые находились там, 5 человек. Применили физическую силу к сотрудникам, увезли их в отделение милиции Кетовского района. Сейчас их задерживают там до суда, до выяснения.

Оксана Галькевич: Мария, скажите пожалуйста, это что люди были без каких-то опознавательных знаков, без формы?

Зритель: Эти люди, которые захватывали, – да. Это были без форм. Милиция стояла в стороне. Эти люди, которые захватывали и применяли физическую силу, вообще не представлялись, ни кто они, ни кем.

Константин Чуриков: Мария, смотрите, об этом уже в начале представления этой темы мы рассказали. Мне хочется понять, вот только что вы, наверное, слышали наш диалог с Ларисой Кокориной из департамента здравоохранения Курганской области, директором департамента. Она сказала, что были предложены другие варианты. Расскажите, что вам за варианты предложили и почему вы на них не согласны, я так понимаю.

Зритель: Да, были предложены варианты работы. Но мы не согласны с тем, что сельский стаж не сохраняется. Подвоз нам предложили обеспечивать, но мы не верим в этот подвоз. Потому что не всегда у них есть бензин на этот подвоз. Потому что были такие случаи у нас, временно когда подвоз был наших сотрудников в Светенки, вдруг потом через месяца 3-4 главный врач Просвирнина Юлиана Анатольевна сообщила: нет бензина, собирайтесь сами.

Константин Чуриков: Т. е. вам в итоге придется из своей зарплаты еще за это доплачивать.

Зритель: Да, да!

Константин Чуриков: Какие условия предложили по зарплате?

Зритель: В зарплате мы теряем. И льготы теряем сельские. Они нам их хотят, льготы сельские, какими-то доплатами…

Константин Чуриков: Тем более. Мария, какую зарплату вам предложили в другом медучреждении?

Зритель: Намного ниже. Зарплата наша составляет 11 300, а предложили 9 120.

Константин Чуриков: И вот это предложение, от которого нельзя отказаться.

Зритель: Да, да!

Оксана Галькевич: Мария, все-таки по подробностям. Как это сегодня все происходило? Я хочу понять. 4 утра, люди спят еще, тем более, вы сказали, там пациенты были. Людей что, прямо из постелей выдергивали? Как это?

Зритель: Да, да! Было вообще очень сильно все страшно происходило. Набежали с двух сторон.

Константин Чуриков: Да, Мария, спасибо за альтернативную точку зрения.

Оксана Галькевич: Альтернативную точку зрения, причем из эпицентра событий, человек – участник этой истории, видел все своими глазами.

Константин Чуриков: С чиновником беседуешь – одно, с обычными людьми – другое. Будем следить за этой ситуацией и в ней разбираться. А сейчас следующая тема.

Оксана Галькевич: Сложно сказать, что людей ввели в заблуждение или не ввели. Человек рассказал нам как раз об условиях, которые были предложены. 11 с чем-то против 9 100 – это, в общем, разница ощутимая. И минус льготы.

Константин Чуриков: Следующая тема.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Олег
Грёбаный капитализм... Даже вовремя отремонтировать не могут, дооптимизировались...

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски