Бизнес готов к борьбе с коррупцией только в обмен на налоговые послабления

Бизнес готов к борьбе с коррупцией только в обмен на налоговые послабления | Программа: ОТРажение | ОТР

Или на преференции при распределении госконтрактов. Справедливо?

2019-12-10T11:42:00+03:00
Бизнес готов к борьбе с коррупцией только в обмен на налоговые послабления
Как начать своё дело. Рейтинг качества жизни. Международное напряжение. Средства индивидуальной мобильности
Политика глобального похолодания
Наши жизненные ГОСТы
Больше половины россиян хотят стать предпринимателями
Россияне стали меньше покупать лекарств
Международное напряжение
Жить качественно - это как?
Электросамокат приравняют к мопеду
В Госдуме планируют ввести новый налог для работодателей
Регионы. Что нового. Абакан, Уфа. Нальчик
Гости
Елена Дыбова
вице-президент Торгово-промышленной палаты России
Александр Михайлов
член Совета по внешней и оборонной политике

Александр Денисов: «Торг уместен». Российские предприниматели готовы на борьбу с коррупцией, но в обмен на налоговые послабления или, например, преференции при распределении госконтрактов. Об этом капитаны российского бизнеса сообщили в ходе опроса, проведенного Торгово-промышленной палатой. Как торговаться будем? Мол: «Решил я тут коррупционную схему замутить. Но если вы против, то в обмен на что-то…»

Анастасия Сорокина: «Если вы готовы мне пойти навстречу, то я…»

Александр Денисов: Да. «Или кто-то, например, решил задействовать, а я услышал. И дайте мне что-то, какие-то поощрения».

Это мы версии строим. А как оно на самом деле? Узнаем у Александра Георгиевича Михайлова, члена Совета по внешней и оборонной политике.

Анастасия Сорокина: Александр Георгиевич, добрый день.

Александр Михайлов: Здравствуйте.

Александр Денисов: Александр Георгиевич, расскажите, на что готовы капитаны российского бизнеса?

Анастасия Сорокина: Как они могут помочь бороться с коррупцией?

Александр Денисов: Да. Чем торговаться будут? Что взамен? Они просят налоги, льготы и преференции по госконтрактам. Кого сдавать собираются в обмен?

Александр Михайлов: Да вы знаете, они, в общем-то, просят одного – чтобы их не трогали и дали им возможность нормально работать. Бизнес все-таки связан с извлечением прибыли. Но когда поперек рельсов лежит большая шпала в лице чиновников, каждый из которых решает не государственную, а прежде всего свою задачу, то уже у бизнеса возникает вопрос, в общем-то: «А в каком мире мы живем? Ради чего мы работаем? Ради чего мы даем людям рабочие места?»

Поэтому, конечно, я понимаю этих бизнесменов, которые действительно хотят и честно работать, и честно зарабатывать, давать рабочие места людям, платить заработную плату. Но когда они обкладываются различного рода формальными и неформальными ограничениями, то здесь возникает полный ступор.

И надо сказать, что, конечно, основным ступором является вот то, что с них постоянно вымогают какие-то деньги – в прямых ли, в косвенных ли формах, но факт остается фактом. Сегодня бизнес настолько уязвим, что если сегодня он не будет сотрудничать с вороватым чиновником, то завтра против этого человека-бизнесмена будут возбуждать уголовные дела и обрушивать этот бизнес до основания. Вот это самое страшное.

И надо сказать, что все меры, которые мы предпринимали, связанные с борьбой коррупцией, они в известной степени приносят эффективность. Но, с другой стороны, мы прекрасно понимаем, что постоянно находятся новые формы извлечения прибыли из своей должности. И вот это, конечно, тревожит всех. А для бизнеса важно, чтобы их не трогали и дали им возможность честно (подчеркиваю – честно) работать. Если они нечестно работают, то, соответственно, включаются другие инструменты.

Анастасия Сорокина: Александр Георгиевич, а это частая история, когда бизнес будет получать в данной версии послабления, ему будут помогать выигрывать какие-то госконтракты? Может быть, с другой стороны надо было бы зайти и бороться с теми чиновниками, которые пропитаны коррупцией, какими-то другими методами, более суровыми? Может быть, с этой стороны зайти, а не со стороны бизнеса?

Александр Михайлов: Да нет, со стороны бизнеса мы ничего не решим, потому что они являются субъектами посягательств. И если они не будут соответственно реагировать на различные рода требования, незаконные требования чиновников, в том числе для извлечения чиновниками прибыли, то, конечно, мы ничего не сделаем. Они являются потерпевшими. И, конечно, без них мы не сможем разоблачать ни чиновников, ни каких-либо вороватых правоохранителей, которые тоже на этом делают бизнес. Поэтому я считаю, что без самого бизнеса мы коррупцию не победим.

Александр Денисов: Александр Георгиевич, простите, прерываю вас. Вот смотрите. Даже судя по этому опросу, люди бизнеса привыкли решать вопросы, то есть: «Я вам то, а вы мне это». Вот таким образом.

Анастасия Сорокина: Торговаться.

Александр Денисов: Да. Может быть, действительно Настя права? Зайдем со стороны тех же самых бизнесменов и скажем: «Ребята, вы держите руки в карманах, не доставайте, не сучите купюрами перед носом у них – и все будет нормально».

Александр Михайлов: Конечно, конечно, конечно! Вы знаете, так, в общем-то, сейчас и происходит во многих вещах. И все эти посадки последнего времени связаны с тем, что люди просто отказываются давать взятки чиновникам и сотрудничают со следствием, напрямую обращаются в правоохранительные органы. В общем-то, надо сказать, что многих таких чиновников привлекли к уголовной ответственности.

Но опять-таки я подчеркиваю: если они не будут сопротивляться, то, конечно, мы погрузимся я не знаю в какую трясину этой коррупционной деятельности наших государственных чиновников. Вот это самое страшное. Поэтому, конечно, бизнесмен должен держать руки в карманах, не доставать никаких подарков, денег и, естественно, полностью выполнять законодательство Российской Федерации, так как дача взятки – это тоже уголовное наказание.

Анастасия Сорокина: А смогут ли так вести себя бизнесмены? Ведь они торгуются, потому что они привыкли, что есть какой-то еще обходной путь, чтобы решить ту или иную проблему.

Александр Михайлов: У нас вся страна к этому привыкла. Даже в свое время получить номер, обойдя очередь (я имею в виду – на машину), тоже требовалось прилагать какие-то усилия. Сегодня многие вещи просто отрегулированы очень успешно. Но когда речь идет, так сказать, о высокой марже, то здесь уже, конечно, бывает очень сложно. Тем более что мы сталкивались…

В общем-то, когда я служил, я сталкивался с тем, что иногда технические задания для конкурса пишут сами бизнесмены под себя. Естественно, они выигрывают. Но для этого они должны иметь какой-то прямой и, прямо скажем, незаконный контакт с чиновниками, которые будут им это позволять.

Александр Денисов: Александр Георгиевич, с другой стороны, вы знаете, кто эти правила игры создал. В 90-х как эти компании доставались? Все там было в мутной воде. Они же сами создали эти правила игры. А сейчас они хотят, чтобы с ними играли по-честному. Ребята, вы сами начали эту игру, а теперь хотите выйти. Понимаете? Как они перехватывали собственность – это все знают.

Александр Михайлов: Вы знаете, давайте мы разделим на определенные кластеры. Действительно, есть кластер такой, о котором вы сказали, то есть люди незаконно получили целые предприятия, целые отрасли, да и недра, прямо скажем, которые должны принадлежать народу, тоже получили незаконно. А есть большая категория людей, которые входят в бизнес уже сегодня. Они должны входить по новым правилам. В принципе, хоть и говорят, что мы не будем проводить ревизию приватизации, я считаю, что ее надо бы провести, ее надо провести. Понятно, что это…

Александр Денисов: Президент сказал, что деприватизация – или как там? – реприватизация еще страшнее, чем сама приватизация, и лучше не начинать.

Александр Михайлов: Конечно, конечно. Но дело в том, что, понимаете, ведь мы же исходим из отношения граждан к этому бизнесу. И если граждане, которым по закону принадлежат недра и прочие полезные ископаемые, они говорят: «Это нам принадлежит», – а приватизировано-то незаконно. Понимаете, и это вечно будет тянуться. Это будет вечно тянуться, потому что вечно будет подозрение, что украдено у нас, и мы не имеем возможности получать с этого прибыль.

Но дело в другом. Дело в том, что, как я уже сказал, мы говорим о новом бизнесе. Люди приходят, пытаются развивать бизнес. А если посмотреть количество закрытых предприятий за последнее время, то такого не было никогда. Люди начинают уходить из бизнеса. Их обложили такими правилами игры, которые они просто не в состоянии выполнить. Мы живем, как на вулкане. У нас каждый день меняются правила игры.

Александр Денисов: Спасибо большое, Александр Георгиевич.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: На связи был Александр Михайлов, член Совета по внешней и оборонной политике.

Анастасия Сорокина: На связи Сергей из Челябинской области. Добрый день.

Зритель: Здравствуйте. Да я хотел сказать просто, что у нас нет никакой борьбы, вообще нет никакой борьбы. Это имитация. Между собой они друг друга сливают иногда, когда им нужно или мешает кто-то. Вот тогда только убирают, сажают людей. А в основном-то я что хочу сказать? Например, тот же Навальный или кто-то еще – они не знают, кто и сколько ворует? Да все они знают. Вся страна знает наших коррупционеров. И как так можно, зная все, делать вид, что у нас происходит борьба?

Александр Денисов: Спасибо большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Сергей.

На связи с нами Елена Николаевна Дыбова, вице-президент Торгово-промышленной палаты Российской Федерации. Напомню, что это исследование проводила как раз Торгово-промышленная палата. Добрый день.

Елена Дыбова: Добрый день. Алло.

Анастасия Сорокина: Елена Николаевна, вот эти исследования, которые проводились, они говорят о чем? О том, что есть какой-то ресурс борьбы с коррупцией? Или о том, что это новая такая ловушка, ну, условно говоря, для бизнесменов, которым предлагают, скажем так, в обмен на свою сговорчивость в этой борьбе какие-то другие требования?

Елена Дыбова: Это точно никакая не ловушка и никакая не попытка бизнес куда-то завести. Мы проводим это исследование, проводили его в седьмой раз, и именно потому, что бизнес, основная часть бизнеса… Смотрите, за последнее 25 лет создано много отличных малых и средних компаний, которые ничего не приватизировали, которые с нуля создавали бизнес. И именно эти люди хотят, чтобы условия были конкурентными, а среда прозрачная. Они уже готовы свою позицию высказывать и готовы формировать для нашего правительства те требования…

Александр Денисов: Елена Николаевна, мы согласны абсолютно насчет нового бизнеса, который чист, кристален, ничего не прихватил.

Анастасия Сорокина: Но чиновники-то те же.

Александр Денисов: Да. Что имеется в виду? Вот они говорят: «Мы в обмен на налоговые льготы, на преференции по госконтрактам готовы предоставить…» Что они готовы предоставить?

Елена Дыбова: Нет, подождите. Вопрос стоял вообще о другом. Вопрос стоял о том, что государство сейчас законодательно формирует требования, что то или иное предприятие должно делать, чтобы… как бы антикоррупционные требования.

Александр Денисов: Елена Николаевна, ну это и ежу понятно в лесу, что государство готово, что коррупция – это зло. И не нужно тут проводить исследования. Что бизнесмены хотят в обмен на преференции? Что?

Анастасия Сорокина: Помощь в борьбе.

Елена Дыбова: Преференции – это не помощь в борьбе. Вы путаете, к сожалению, два разных понятия. Мы спрашивали: «Насколько вы готовы вводить вот эти меры, которые требуются?»

Александр Денисов: Хорошо, Елена Николаевна. А какие меры? Елена Николаевна, они будут сдавать коллег коррупционных или сами отказываться, говорить: «Вот у меня коррупционная схема, но я не буду, если вы мне дадите льготы и преференции по госконтрактам»?

Елена Дыбова: Опять! Речь не об этом. Антикоррупционный комплаенс – это когда вы у себя на предприятии… Допустим, у вас есть антикоррупционный менеджер, который занимается просветительскими мероприятиями. Вы вводите обязательную сдачу деклараций вашими сотрудниками. Вы рассчитываете и просматриваете интересы внутри компании.

Вот в обмен на что бизнес попросил и сказал: «Дайте нам какие-то льготы, преференции – и мы откроем эту внутреннюю деятельность в наших компаниях». Вот о чем мы спрашивали. Это не обмен: «Вот мы вам сдадим коррупционера – и дайте нам преференции». Об этом речь вошла не шла.

Александр Денисов: То есть в компаниях будут читать лекции? «Ребята, коррупция – это зло. Мы с этим вообще никогда не будем связываться». И вот за эти лекции…

Елена Дыбова: Вы тогда рассматривайте тот вопрос, который мы задавали. То есть преференции – это не торг: «Я вам сдам чиновника, а вы мне дадите контракт». Преференции, про которые сказал бизнес, – это обмен информацией, действиями внутри свои компании, то есть: «Мы готовы открыть свою компанию, сделать ее абсолютно прозрачной для государства и подтвердить, что мы не участвуем в коррупционных схемах». Но тогда государство именно стимулирует такую деятельность со стороны бизнеса. Вот о чем разговор.

Александр Денисов: Спасибо большое, Елена Николаевна.

У меня родилось конструктивное предложение, уважаемые телезрители. Я думаю, у вас тоже. Вот я открыт, я чист, коррупции никакой у меня нет, все чисто по карманам, ничего никому не даю, сам не беру. Налоговые льготы мне, пожалуйста, и преференции по госконтрактам! Видимо, такая логика?

Анастасия Сорокина: На связи с нами была Елена Николаевна Дыбова, вице-президент Торгово-промышленной палаты Российской Федерации.

Успеем напоследок коротко выслушать зрительницу из Воронежской области, Вера дозвонилась до нас. Здравствуйте. Очень коротко, пожалуйста.

Зритель: Добрый день, уважаемые ведущие.

Анастасия Сорокина: Добрый.

Зритель: Я вот звоню, слушаю и смотрю часто вашу передачу. Вот возмущаюсь по поводу бизнеса. Вы понимаете, ведь дело в том, что бизнес – это обман, только себе заработать. И зарабатывают. И рабочим ни зарплату не повышают, ничего. И все скрывают. Вот надо у них все отобрать и национализировать. И дать работу. И поднимать свои кадры. Вот так!

Александр Денисов: Спасибо большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Вера, за ваше мнение.

Александр Денисов: Русский бизнес не удивил. Ну любят люди торговаться, научились.

Анастасия Сорокина: А еще русские любят читать. Об этом поговорим в главной теме.

Александр Денисов: Да, после выпуска новостей, как раз вернемся и обсудим литературную премию «Большая книга». Не уходите.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Или на преференции при распределении госконтрактов. Справедливо?