Бизнес надеется на поддержку

Бизнес надеется на поддержку | Программы | ОТР

Как меняется в последнее время отношение государства к предпринимателям?

2020-10-08T22:22:00+03:00
Бизнес надеется на поддержку
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Юрий Савелов
член президиума объединения предпринимателей «Опора России»
Александр Хуруджи
независимый правозащитник, сопредседатель «Партии Роста»

Александр Денисов: Как там Данила Багров в «Брате 2» спрашивал: «Что такое «How are you?» – «Как у тебя дела». – «Им что, всем интересно, как у меня дела?» Вот Всемирному банку интересно, как у нас дела с поддержкой бизнеса, сделали вывод, что даже очень, и посоветовали тратить денег поменьше, не на всех, а на поддержку, как они там выразились, точечных отраслей, самых перспективных, которые могут в рост пойти.

Анастасия Сорокина: В Кремле эти советы прокомментировали флегматично: сколько тратили, столько и будем, нам виднее. О мерах поддержки бизнеса, их эффективности поговорим. Но прежде этого давайте запустим опрос: бизнесмены, вам достаточно мер поддержки? Отвечайте коротко «да» или «нет», посмотрим, какие будут результаты.

А сейчас с нами на связи эксперты. Юрий Савелов, член президиума объединения предпринимателей «Опора России», – Юрий Михайлович, здравствуйте.

Юрий Савелов: Добрый вечер.

Анастасия Сорокина: И Александр Хуруджи, глава «Ассоциации защиты бизнеса».

Александр Хуруджи: Добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Александр Денисов: Добрый вечер, да.

Юрий Михайлович, смотрите, Всемирный банк не одобрил, что вам деньги дали, и советует вам больше не давать.

Анастасия Сорокина: Если не перспективные.

Александр Денисов: Вы же получили поддержку, говорят, не надо было.

Юрий Савелов: Да. Но мы понимаем, что ждать нам от западных партнеров, чем хуже нашему бизнесу, тем им легче всем, а наше правительство говорит: «Нет, ребята, в этот раз мы поддержим наш бизнес, чтобы он развивался, рост, сохранял рабочие места». Мы прекрасно понимаем, это правильно, вот то, что было сделано при первой волне, я имею в виду поддержка для бизнеса, я считаю, где-то на 70–75% было выполнено, и сделано было очень много.

Но сейчас пошла, к сожалению, вторая волна. Вот, допустим, первый негатив убрать 30%, распоряжение Собянина идет, сотрудников на удаленку. Вы знаете, оказалось как это сложно, чтобы компания еще работала. Но это лучше, чем просто чтобы нас закрыли, это лучше, понимаете? Я за это.

Александр Денисов: Юрий Михайлович, но там примечание, если производство непрерывного цикла, то работайте, правда, надо объяснить, доказать, а если есть возможность, убирайте, да-да.

Юрий Савелов: Нет, не есть возможность, будут это все проверять. Допустим, вот у вас магазин или кафе, работает 20 сотрудников, вам 7 человек надо убрать – сможете вы их убрать на удаленку? Ведь смотрите, что такое удаленка? Это люди не смогут работать, официанты не смогут обслуживать дома, им надо будут платить зарплату, правильно? «Отправьте их на удаленку» – как вы будете доказывать, что это непрерывное предприятие? Или торговля, сфера услуг, остальные предприятия – это очень сложно.

Но все равно я вам хочу сказать, что это тот предел, 30%, если будет больше, конечно, это будет гораздо сложнее, уже тогда компания будет проседать. Сейчас ведь предприниматель будет выбирать, или он отправляет 30% людей на удаленку, ну как бы не то что на удаленку, а домой, и оплачивает им зарплату, или просто закрывается, если ему нечем будет...

Александр Денисов: Александр, вы согласны с Юрием Михайловичем, что меры оправдали себя, что рабочие места сохранили, малый и средний бизнес, вообще бизнес устоял, что, в общем, успешно все было? Поддерживаете мнение?

Александр Хуруджи: Я не поддерживаю. Я обычно соглашаюсь с Юрием, но на самом деле сейчас можно говорить о том, что поддержка была, но она была не для всех доступна. Собственно, история с ОКВЭД, когда многие предприятия, которые реально пострадали, не попали под меры поддержки, до сих пор сказывается на результатах бизнеса, и многие из тех, кто не попал под меры поддержки, готовятся к банкротству. И мораторий, который ввели, в каком-то смысле им помог, но очень многим, кто не попал под мораторий, не то что не помог, а ухудшил ситуацию, и очень многие не могут взыскать денежные средства из-за этого.

А также те предприниматели, которые работали и связаны были прямо или косвенно с отраслями, которые прямо попали под сложности пандемии и сократили свои издержки в том числе за счет закупки у них продукции, соответственно, находятся в очень тяжелом положении. Я не согласен...

Александр Денисов: Александр, мы поняли, Юрию Михайловичу дали поддержку, а вам нет, поэтому вы так и говорите.

Александр Хуруджи: ...с тем, что нужно сокращать, – надо увеличивать поддержку.

Александр Денисов: Александр, то есть вам не удалось получить поддержку? Вот Юрий Михайлович получил и говорит, что да, все отлично, а вам нет, да?

Александр Хуруджи: Не только мне, но и тем людям, которые нам пишут и обращаются, не просто мер поддержки, им даже многим пришлось сейчас заплатить налоги. И деньги не могли взяться из ниоткуда, они, что называется, собирали по карманам, брали личные кредиты, любым способом сокращали, конечно, издержки, но не сокращали за счет штата, потому что каждый человек – это особая ценность для предприятия, особенно это касается консалтинговых бизнесов.

Александр Денисов: Александр, а вам-то что не дали? Какую поддержку вы не получили, что хотели получить?

Александр Хуруджи: Я ни одну из мер поддержки не получил, кроме отсрочки по оплате налогов, которые я, как бы мне тяжело ни было, но вынужден был закрыть, я их закрыл вовремя.

Александр Денисов: А что еще, на что еще подавали заявление, на какие меры?

Александр Хуруджи: А было бесполезно уже подавать, поскольку мой ОКВЭД не попал в те меры поддержки, которые были предусмотрены, и я, собственно говоря, ознакомившись с документами, понял, что это бесперспективно, и таких, как я, тысячи.

Александр Денисов: То есть ОКВЭД, вот эта система наименований, как это, цифровой код вида бизнеса, у вас какой?

Александр Хуруджи: Да, ОКВЭД, виды, да, совершенно верно.

Александр Денисов: Да. Какой у вас бизнес?

Александр Хуруджи: Там далеко не все попали, и Борис Титов предлагал совершенно понятный критерий: если у тебя упала выручка на столько-то процентов в результате введенных мер, то ты имеешь право претендовать. Вместо этого пошли по ОКВЭД, а ОКВЭД – это всегда хитрости, они далеко не всем позволяли получить меры поддержки. Вот Юрий получил...

Александр Денисов: Александр, чтобы было понятно, я уж отстану от вас, чтобы зрителям было понятно, какой у вас бизнес, что за ОКВЭД?

Александр Хуруджи: Юридический бизнес у меня.

Александр Денисов: Юридический.

Александр Хуруджи: Консалтинговый, да.

Анастасия Сорокина: Ну вот сейчас, на днях премьер Михаил Мишустин сказал, что прорабатываются новые меры поддержки, что новые есть решения, изменяется программа, которая позволит претендовать на гарантированную поддержку, на субсидии, дают возможность перекредитоваться большему количеству предприятий. Вот сейчас будет, по вашим ощущениям, как-то создана, что ли, большое комфортная среда для бизнеса от государства? Есть ли понимание, что вот без существенных каких-то вливаний не выстоять нашей экономике?

Александр Хуруджи: Я со своей стороны могу сказать, что вливания должны быть прежде всего в реальный сектор и в покупательскую способность. Если у людей будут деньги, для того чтобы покупать наши услуги, наши товары, то и у нас, у предпринимателей, все будет хорошо. Проблема в том, что покупательский спрос просел значительно, и, собственно, мы должны продолжать платить налоги, нести издержки, но при этом покупательский спрос очень серьезно во многих секторах просел, и без вливания денег в экономику, для того чтобы у простых граждан появились деньги, ничего не вернется на круги своя достаточно долго.

Александр Денисов: Юрий Михайлович, к вам вопрос. Вот я посмотрел по списку в ЦБ, многие, некоторые меры, ну что-то там продлили, но многие до 30 сентября, то есть нужно было все-таки подать.

Юрий Савелов: Да.

Александр Денисов: Расскажите, какая ситуация, что продлили, что оставили, или нужно было все-таки понимать?

Юрий Савелов: Нет-нет, дело в том, что вообще вся поддержка должна была закончиться 31 сентября, к 1 октябрю, да, она закончилась. Но я думаю, что сейчас в ближайшее время, в связи даже с ухудшением обстановки, в связи с изоляцией опять людей, я думаю, поддержка пойдет, обязательно пойдет, другого быть не может, уже немножко, конечно же, в другой форме. Вот с Александром соглашусь в том, что поддержка была выделена, но многие люди ее просто не получили. Я думаю, сейчас этот процент, кто не получит поддержку, будет гораздо меньше, ну потому что опыт уже есть, ошибки должны быть исправлены, обязательно исправлены, а то мы начнем про правительство говорить совершенно другое.

Мы пока смотрим на правительство, бизнес смотрит с оптимизмом, ждет от него какую-то помощь, и по сравнению с 2009 годом кризиса, с 2014-м, я еще раз повторяю, помощь была огромная по сравнению с теми годами, когда банки забирали кредиты свои, отнимали бизнес, отнимали здание, отнимали цеха, люди плакали просто, и никто за них не мог заступиться, бизнесмены, не знали, что делать. Да, они должны вернуть кредит, у них блокировались счета.

Вы знаете, какая была проблема? Сейчас проблемы есть, да, но они немножко другого характера. Вот сейчас банк вам не может сказать: «Завтра отдайте, верните весь кредит», – потому что он понимает, что у вас бизнес просто лопнет. Вы напишете заявление в банк и скажете: «Я прошу продлить мне кредит, я буду проценты платить, еще на 3 месяца».

Александр Денисов: Реструктурировать, да-да-да.

Юрий Савелов: Это огромная поддержка. Понимаете, многие вещи мы не понимаем, это огромнейшая поддержка на сегодняшний день. Все бы развалилось, если бы банки стали забирать свои деньги, потому что все закредитованы, развалилось бы все. Вот первая вам поддержка самая главная, когда была сделана правительством, и стучаться для этого в них не нужно, я боялся этого больше всего, вот, это произошло.

Второе, допустим. А то, что вот на 15% уменьшились страховые взносы по среднему бизнесу, по малому и среднему бизнесу, – это огромная экономия для людей. Вроде с пандемией не связано, мы будем теперь платить меньше...

Александр Денисов: Это если сохранил рабочие места, Юрий Михайлович, нет?

Юрий Савелов: Нет-нет-нет, это сохранил рабочие места, если вам вообще... Вот я получил почти 7 миллионов, там 8, кредита, и если я до 1 апреля сохраню рабочие места, мне этот кредит простят, вот какая поддержка. А я сейчас говорю об общей поддержке. Конечно, каждый думает о своем, но, если у вас штат 100 человек и вы платите 5 миллионов зарплату, значит, вам надо было 49% с лишним заплатить, сейчас 32%, по-моему, понимаете, во все страховые взносы – вот она была, поддержка, допустим, сделана, о чем я говорю. Я говорю, очень многое было сделано этим новым правительством.

Конечно, такого точечного... Многие не получили эти кредиты на зарплаты, а многие просто не брали, допустим. Поэтому я с оптимизмом смотрю. Я жду второй волны, да, я боюсь сокращения людей, надо их отправить на удаленку, им надо оплачивать... Вы понимаете, я уже повторяюсь, не всех людей надо отправить на удаленку, которые могут работать, приносить пользу фирме, им надо платить зарплату еще, этим людям.

Но суть не в этом, суть в том, что пока разрешают работать. Вот если завтра опять закроют меня, ну тогда будет уже, ничего мне не поможет, ни пролонгация кредитов, ни кредиты на зарплату, тогда мне будет очень тяжело. Поэтому предприниматели должны это понимать, 30% сейчас, я по Москве имею в виду, я не знаю, как будет в регионах, наверное, то же самое, но 30%. Не закрывают же пока всех.

Александр Денисов: Звонок у нас.

Анастасия Сорокина: Давайте выслушаем, как ситуация, например, в Калужской области. Елена на связи, здравствуйте.

Зритель: Алло, добрый вечер.

Александр Денисов: Добрый вечер.

Зритель: Я коротко просто хотела сказать вот про меры поддержки. Индивидуальный предприниматель, не имею совершенно в найме у себя сотрудников, мы на самом деле попали под статью поддержки, код у нас 95-й, это услуги населению, ремонт компьютеров, коммуникационного оборудования. Но получить эту поддержку было просто нереально, то есть сначала по срокам мы не попали, то есть настолько это было все оперативно сделано, в сроки надо было успеть подать.

Потом, конечно, возобновили, и уже в личном кабинете я увидела, что можно подать, подали и получили отказ, отказ такой, который вообще непонятно, то есть никакой аргументации налоговая не сделала, написали, что «существует недоимка по налогам свыше 3 тысяч рублей». То есть срочно сделали сверку с налоговой инспекцией, очень долго ждали ответа, висела долго проверка налоговой декларации.

Когда подтвердили, что у нас не только нет недоимки, а наоборот, есть переплата, сделали повторно запросы и получили также отказы, которые даже не можем, так сказать, ну как сказать, опровергнуть или опротестовать, потому что официальный отказ ничем не аргументирован, просто отказ и все.

Александр Денисов: Елена, а вы хотели налоговую отсрочку получить, да, налоговую отсрочку?

Зритель: Нет, мы хотели просто незначительную субсидию получить. Отсрочки есть по налогам, но на самом деле мы их заплатили сейчас, по срокам постарались их заплатить, потому что, заплатив социальные налоги, мы можем немножко регулировать налоги...

Александр Денисов: Ну как Александр вы поступили. А что еще хотели получить?

Зритель: Субсидии. То есть для предпринимателя была разрешена субсидия, за апрель-май можно было получить незначительную субсидию 12 130 рублей.

Александр Денисов: На каждого работника?

Зритель: На самом деле я как бы индивидуальный предприниматель сам себе, поэтому эту сумму я могла получить на себя только, 12 130, для меня это тоже сумма как бы поддержки. Но получить ее я не смогла необоснованно, вообще никак, то есть налоговая даже не аргументировала, то есть пришел отказ и все.

Александр Денисов: Мы поняли. Елена, сейчас у вас как дела? Все-таки выстояли, работаете?

Зритель: Да, сейчас как бы начинаем работать, но в связи с тем, что происходит, опять будет непонятно, что будет происходить и как.

Александр Денисов: Спасибо большое за рассказ. Александр, активно жестикулировали, вам слово.

Александр Хуруджи: Да, я хочу сказать, что абсолютно корректно человек сказал, и наши опросы показывают, вот бизнес-омбудсмен проводил опросы по всей России, очень многие не смогли, почти половина, которые подходили под все виды критериев, не смогли воспользоваться, требовали на бумажку еще одну бумажку. Хотя президент давал четкие условия, и премьер то же самое, что дополнительно ничего не спрашивать, упростить процедуру, сделать прозрачной, тем не менее на местах по факту люди с боями эти деньги получали, это было очень-очень сложно.

И самая главная проблема для нас, предпринимателей, не в этом, а в том, что фактически не работали ряд очень важных государственных институтов: не работал фактически суд, поскольку переносились заседания, невозможно было ничего высудить и защитить свои права; не работали приставы и до сих пор не выходят на взыскания, понимаете? То есть ты даже выиграл суд, а взыскание произвести и получить какую-то выплату не можешь.

Ко всему прочему, еще и ввели мораторий на банкротство. Получается, ты денежные средства, если тебе кто-то не хочет платить, получить не можешь, соответственно, откуда ты будешь деньги брать, если тебе человек просто недобросовестный или у него какие-то проблемы возникли? Вот это очень большая сложность, которую во вторую волну ни в коем случае допустить нельзя.

Александр Денисов: Странно, мы думали с Настей, что мораторий на банкротство благая весть...

Анастасия Сорокина: Наоборот.

Александр Денисов: ...а оказывается, кому как.

Анастасия Сорокина: Усложняет жизнь?

Юрий Савелов: Нет-нет, позвольте, я просто скажу.

Александр Денисов: Да.

Юрий Савелов: Дело в том, что деньги по суду не так быстро получаются, я имею в виду это не пальцами щелкнут, и здесь если даже какой-то мораторий по судам есть, наверное, можно и подождать, понимаете? Если вы выиграли суд, вам все равно завтра деньги не вернут, и все мы это прекрасно понимаем, судебные приставы, такая ситуация в стране, да и в мире. Здесь не совсем какие-то вещи работают или не работают.

Я просто вот Саше хочу ответить по поводу судов – ну и что, что суды не работают? А вот то, что недобросовестные... Значит, пройдет полгода, и все равно... Сейчас все отвечают за долги, понимаете, сейчас не генеральный директор отвечает, а владелец компании. Если вы кому-то должны объявить себя банкротом, у вас есть долги, то ваше все имущество идет с молотка и вы тем самым должны закрыть все свои долги как владелец компании, не как генеральный директор, он там просто штрафуется и все.

Александр Хуруджи: С марта взыскания не идут у многих.

Юрий Савелов: И пусть не идут.

Александр Хуруджи: Люди говорят... Хорошо, с марта не могут ничего взыскать, вообще действий никаких не происходит, и предприниматели в шоке.

Юрий Савелов: Я еще раз говорю...

Александр Хуруджи: Получается, что они взыскать деньги не могут.

Юрий Савелов: Не так просто получить деньги, даже если бы не было пандемии, я вот о чем говорю, поэтому здесь как-то можно подождать, это не те проблемы, которые сейчас нужно, допустим, раздувать и говорить, что это главная проблема. Я считаю, что это не главная проблема.

Главная проблема, если сейчас связи, допустим, между предприятиями прервутся экономические, просто люди перестанут платить по той или иной причине. Помните, у нас же банки уходили в апреле, понимаете, там же тоже была большая проблема, когда банки ушли на самоизоляцию и людей поставили на удаленку, там у них тоже начались большие проблемы и с кредитами, и с перекредитацией, и так далее, и тому подобное, мы все это пережили, все это проходим, и у многих потери есть. Мы же говорим сейчас в общем о поддержке, какая была, какая будет. Я согласен целиком и полностью, что люди не получили деньги и никто за это не наказан, понимаете.

А еще я вам хочу сказать, у меня мысль возникла – а может быть, эти деньги пошли в чей-то карман? Ну пришел предприниматель, 12 тысяч ему не дали, а в отчете написали, что он получил. Интересная мысль, да?

Александр Денисов: Юрий Михайлович, ну да, это уже, конечно...

Анастасия Сорокина: Сложно будет дознаться.

Александр Денисов: Да.

Анастасия Сорокина: Еще давайте выслушаем зрителей...

Александр Денисов: Еще у нас звонок.

Анастасия Сорокина: Андрей из Москвы.

Зритель: Добрый вечер.

Александр Денисов: Добрый вечер, Андрей.

Зритель: ОООшка, регистрация в Москве, по ОКВЭД подпадаем под поддержку. Обратились в «ВТБ», но... Нет-нет, оформили все бумаги, все нормально, все хорошо, ждите. Но потом пришел ответ, что закончились лимиты, ребята, до свидания, никакой поддержки у вас нет.

Александр Денисов: Закончились что, Андрей, простите?

Зритель: Ли-ми-ты.

Александр Денисов: Лимиты?

Анастасия Сорокина: Что, им нечем помочь?

Зритель: Ну, наверное, да.

Александр Денисов: Андрей, а что за бизнес у вас?

Зритель: Транспортные услуги.

Александр Денисов: Транспортные услуги, и вы ничего не получили?

Зритель: Абсолютно. Банк «ВТБ».

Александр Денисов: «ВТБ». Спасибо, Андрей. Юрий Михайлович, я, честно говоря, не понял, что там закончилось...

Анастасия Сорокина: Как это «лимиты закончились»? Это что значит?

Юрий Савелов: Ну, государство выделило, я не помню, сколько, 50 миллиардов, допустим... Вот я хотел сумму услышать, я хотел вопрос задать телезрителю, сумма какая поддержки, на что он получал поддержку. Выделены были определенные лимиты, допустим, на поддержку, вот человек получал 12,5 тысяч, там, по-моему, выделена сумма была 50 миллиардов, что ли, я сейчас могу ошибаться. Наверное, она могла закончиться, хотя вряд ли.

Александр Денисов: Ну да, если просят по 12 тысяч...

Уважаемые эксперты, к вам обоим один вопрос. Вот давно ведут речь, и на этой неделе тоже премьер говорил о малом и среднем бизнесе, вы относитесь к малому и среднему бизнесу, насколько мы понимаем, чтобы они участвовали в госконтрактов, в системе госконтрактов, чтобы получали доступ и зарабатывали деньги как одна из мер поддержки. На этой неделе такая яркая была история, наверняка слышали, с банкиром Ананьевым, там подозревают, задержали уже шестерых сотрудников Пенсионного фонда, подыгрывали на получение госконтрактов. Ну вот пролили свет, как все сейчас делается, на эту кухню, так сказать, пустила таким образом эта история.

Вот расскажите, проще ли сейчас малому бизнесу попасть, получить госконтракт, или все так и делается, как мы видим на примере, ну если там размотают все уголовное дело, вот этой истории с Пенсионным фондом?

Юрий Савелов: Кому вопрос?

Александр Денисов: Ну, Александр, давайте с вас, потом вы, Юрий Михайлович. Александр?

Александр Хуруджи: Я считаю, что при госконтрактах, как правило, вот из того, что я видел, всегда присутствует ряд недобросовестных действий, я очень часто с этим сталкивался, либо, может быть, потому, что к нам пишут в случае уголовного преследования, но очень часто имеют место откатные схемы. Второй момент, который присутствует, – недобросовестная конкуренция, один-два шага на понижение и заключение договора.

Александр Денисов: То есть вам открыто говорят: «Если вы опуститесь, то мы с вами договор заключим», – да?

Александр Хуруджи: Ну, как правило, все-таки выигрывают на госконтрактах свои компании, вводится достаточно большое ограничение количества для участников, которое не позволяет многим представителям малого и среднего бизнеса участвовать честно в контрактах. Соответственно, ФАС за этим делом следит где может, в основном возбуждает дела ФАС по жалобам, и происходят расследования по картельным сговорам. Но это в основном касается среднего бизнеса, у них, как правило, своя правда есть. Дело в том, что, действительно, множество контрактов, которые не могут быть выполнены другими участниками, поскольку у них нет нужно квалификации или необходимого оборудования.

Александр Денисов: Или изначально условия так прописаны, чтобы выиграл только один, правильно я формулирую?

Александр Хуруджи: Да, совершенно верно, такие контракты очень часто присутствуют. Поэтому силком загонять туда бизнес, как бы ни хотели, не получается. Большинство людей, которые хотят поучаствовать, к сожалению, такой возможности не имеют. И экономическая составляющая по обеспечению участия в контракте – это только одна из проблем, та, которую вы озвучили только что по «Промсвязьбанку».

Александр Денисов: Да. Юрий Михайлович, я чувствую, там есть, что накипело, да?

Анастасия Сорокина: Что сказать.

Юрий Савелов: Конечно, накипело. Дело в том, что я вам могу сказать, я как Остап Бендер, я знаю 400 честных (смотрите, честных) способов отъема денег у государства через контракты, 400 способов, понимаете? И все они применяются в той или иной мере, вот. Конечно, все стало гораздо сложнее. Если, допустим, в тендере 5 лет назад вы участвовали, вам просто говорили: «Давайте не подавайте бумаги, вы не выиграете, идите не мешайте», – то сейчас у вас все примут, даже можно обратиться в ФАС, очень много стало правового поля.

Но все равно никто от своих денег не отказался, и они все изобретательнее и изобретательнее становятся, как протащить свои компании, как за это, чтобы их еще не осудили, извиняюсь за выражение, но все равно изобретательность у них сейчас становится на очень высоком уровне, закон за ними не поспевает, изменения к закону, как они себя ведут, те, которые имеют доступ к государственным деньгам, от которых зависят госконтракты. А малый бизнес или микробизнес, пожалуйста, выиграйте 20–30 копеек, до 100 тысяч рублей никто с вас не спросит, а когда дела идут о серьезных суммах, о серьезных контрактах, там гораздо все сложнее.

Александр Денисов: Юрий Михайлович, ну вы сказали, что знаете 400 и 1 способ, то есть я понял, что на любую мудрую гайку у вас есть свой хитрый болт, правильно я понимаю?

Юрий Савелов: Ну, в общем да, если можно выразиться, любой контракт можно подогнать так, что участники отвалятся сами, а выиграет тот, кто вам нужен.

Александр Денисов: Но вы-то научились, так сказать... ?

Юрий Савелов: Я, конечно, немножко утрирую, все зависит от стоимости контракта, от сложности, можно так его прописать. Знаете, контракт был на 10 миллионов рублей, он был расписан, да я сам участвовал просто в тендерах, в комиссии находился и смотрел, расписано на 500 листах, вот чтобы выиграть этот контракт, там надо было ответить и поставить галочек на 586 вопросов. Где-то вы все равно ошибетесь, правильно? Ну это один из способов, давалась такая гарнитура, как она, где вставляешь, там есть ответы, как заполнить эту документацию. Если вы на 1–2 ошибаетесь, вас просто не допускают до тендера. Это было раньше, сейчас, конечно, вы можете изменить. Ну, проблем хватает, проблем хватает, не так все просто.

Александр Денисов: Александр?

Александр Хуруджи: Есть улучшение одно, я же должен что-то позитивное сказать. Появилась рабочая группа межведомственная Генпрокуратуры, появилась рабочая группа по инициативе Титова, которая позволяет вернуть деньги, не оплаченные по госконтрактам. Раньше получалось то, о чем Юрий только что сказал, то есть сначала надо было победить в контракте, потом выполнить его, а потом долго и упорно биться, чтобы взыскать свои денежные средства, бывало, люди годами получали. Вот сейчас в Генеральной прокуратуре, собственно, появилась группа, которая помогает малому и среднему бизнесу и действительно достаточно успешно, в прошлом году 34 миллиарда было возвращено денежных средств, которые не заплатили по госконтрактам. Вот такой плюсик, в общем-то, имеется сегодня.

Юрий Савелов: Хороший плюсик, да. Если вы подаете в суд на госкомпанию, то вас никогда больше, вас внесут в черный список и никогда больше не допустят до госконтрактов.

Александр Денисов: Но плюса без минуса не бывает, Юрий Михайлович, да-да-да.

Анастасия Сорокина: Хотят зрители поговорить.

Александр Денисов: Со зрителем пообщаемся.

Анастасия Сорокина: Владимир из Волгограда, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте, Владимир.

Анастасия Сорокина: Владимир, слушаем вас.

Зритель: Да. Вот, собственно, у нас ситуация какая? У нас детские развлекательные центры в торговых центрах города Волгограда, я думаю, сейчас тысячи людей по стране поймут нашу боль и узнают нас в этой ситуации. Дело в том, что вот в конце марта нас закрыли по, значит, указу губернатора, как и во всех регионах, и уже 7 месяцев мы не работаем, то есть мы просто не функционируем. Абсолютно все нагрузки, которые несет организация, они все на нас.

Мы получили поддержку в мае и в июне, и потом, значит, мы получили вот кредит, о котором уже говорили в вашей программе, но кредита этого достаточно для оплаты налогов, может быть, еще тысяч 100 останется, да? Потому что мы знаем, что до 1 апреля мы должны сохранить штат. Но проблема в другом, у нас ведется масштабное строительство объекта большого, и мы закредитованы, так же как и очень большое количество подобных нам организаций. И вот федеральный закон №106 дал нам отсрочку на 6 месяцев, как бы банки ни сопротивлялись, однако им пришлось это сделать, потому что государство их, можно сказать, обязало.

Сейчас в конце октября у нас платежи, и все банки методично, планомерно дают один и тот же ответ: «Ребята, извините, все, отсрочек не будет больше». Вот это для нас глобальная проблема, с которой мы не понимаем, что делать, даже сотрудники на местах говорят: «Мы вас прекрасно понимаем, у вас честный бизнес, понятный, прозрачный». Но инструментария в банках нет и не будет. Вот мы не понимаем, что с этим можно сделать.

Александр Денисов: Владимир, спасибо.

Анастасия Сорокина: Вот Юрий Михайлович готов...

Александр Денисов: Спасибо. Юрий Михайлович, да, и подведем итоги.

Юрий Савелов: Успокоить хочу – будет обязательно пролонгация. Если пролонгации не будет, тогда мир наш, вообще наша страна, устроено что-то не так. Обязательно в ближайшее время будет такая же пролонгация, я в начале передачи об этом говорил. Если банки сейчас затребуют у предприятий возврат своих кредитов, потому что это тоже ихний капитал, то бизнес начнет рушиться как карточный домик, весь бизнес причем. Не расстраивайтесь, будет пролонгация, я вам отвечаю.

Александр Денисов: Да, позитивно тоже.

Давайте подведем итоги опроса и обсудим результаты, да.

Анастасия Сорокина: Спросили: «Бизнесмены, вам достаточно мер поддержки?» – «да» ответили только 18% проголосовавших, «нет» сказали 82%.

Александр Денисов: Да. Александр, давайте с вас начнем. Вы говорили, что половина, а вот вообще 82%. Ну понятно, что это...

Анастасия Сорокина: ...большой перевес.

Александр Денисов: ...не совсем репрезентативная, как это выражаются социологи, все-таки не всех опросили.

Александр Хуруджи: Ну, по нашим данным 57%. Но давайте корректно говорить: мы опрашивали тех, кто имел право на эти меры поддержки, а таких было не так уж много, которые подходили под эти критерии. С учетом того, что исключались все, кто не попадает по ОКВЭД, так сказать, не подходит по другим критериям, включая задолженности по налогам и так далее, то ваша выборка на самом деле достаточно похожа на правду, поэтому она соответствует, на мой взгляд, действительности.

Завершая вот этот эфир, я хотел бы сказать, что сейчас для нас важно, для бизнеса, стабильность правил. То есть если нам сейчас правительство говорит, что мы можем рассчитывать на меры, то мы должны понимать, в каком объеме и когда. Второй момент: нам важно, чтобы институты государственные, такие как суд прежде всего, работали полноценно, и, естественно, судебные приставы, проходили взыскания. Третье: если не будут обеспечены платежеспособным спросом наши услуги и товары, то мы долго не продержимся, поэтому деньги надо давать людям, простым людям, чтобы они у них были.

Александр Денисов: Юрий Михайлович?

Анастасия Сорокина: Как-то недовольны...

Юрий Савелов: Коротко: если бы мы этот опрос провели в 2014 году, понятно, цифра была бы 100% на 0%, понимаете? Вот 20%, 18%, хотя начинали передачу, там было 12%, когда прошла передача, процент «да» увеличился до 18%, то бишь люди действительно получили, в этом оптимизм, я хочу сказать, понимаете? Вот то, что произошло с новым правительством, вот в этом оптимизм, в этих цифрах. Я думаю, что после второй волны и после второго пакета поддержки цифры, конечно, синеньким «да» увеличатся, я думаю, раза в 2, а то и больше.

Конечно, тут не будет 100%, это понятно, и 50% даже с натягом, но все равно это поддержка, поймите. Я 20 лет занимаюсь бизнесом, я знаю, как государство относилось раньше к бизнесу вообще, что такое для них бизнес, и что произошло за последний год. Поверьте мне, я с таким оптимизмом смотрю на правительство, хоть на какую-то поддержку, уверенность у меня есть, и как выживали последние 20 лет, вообще ничего не ждали от правительства, вообще ничего, даже не знали, что оно есть, когда с нами что-то случалось.

Александр Денисов: Сейчас точно знаем, что есть правительство.

Юрий Савелов: Пытались эти вопросы решить за свой личный счет и как-то через кого-то, через знакомых. А сейчас мы понимаем, что есть правительство, и ждем от него, понимаете, тех же пролонгаций кредитов в первую очередь еще на 6 месяцев.

Александр Денисов: Спасибо большое, Юрий Михайлович, спасибо, Александр.

Анастасия Сорокина: Спасибо, спасибо. На связи были Юрий Савелов, член президиума объединения предпринимателей «Опора России», и Александр Хуруджи, глава «Ассоциации защиты бизнеса». Переходим к следующей теме.

Александр Денисов: Красивой теме, да?

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)