Бизнес под коронавирусом: вместо поддержки — новые проверки и предписания

Бизнес под коронавирусом: вместо поддержки — новые проверки и предписания | Программы | ОТР

Как помочь предпринимателям - обсуждаем в Теме дня

2020-03-24T14:53:00+03:00
Бизнес под коронавирусом: вместо поддержки — новые проверки и предписания
Дорожает даже мусор
Индекс Масленицы. Торговля личными данными. Дорогой мусор. Связь в глубинке. Помощь безработным
Хоть какая, но занятость
Село: абонент недоступен!
Домик с окнами в ад
Безработные с приданым
ТЕМА ДНЯ: Мусор дорожает
Индекс Масленицы: блин, как всё дорого!
ОПЕК-батюшка, нефть-матушка…
Торговля данными о россиянах
Гости
Владислав Корочкин
первый вице-президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России»
Алисен Алисенов
доцент кафедры экономики и финансов факультета экономических и социальных наук РАНХиГС

Петр Кузнецов: Мы продолжаем, это программа «ОТРажение», прямой эфир, Петр Кузнецов и Марина Калинина. Давайте поговорим, у нас сейчас время большой темы, о том, в каких условиях оказался прежде всего малый бизнес и средний бизнес в нашей стране. Выездной туризм уже умер, рестораны и кафе, рынок детских услуг, ивент-индустрия бьются в агонии. Коронавирусная паника уже плодит безработицу и банкротит тысячи компаний и фирм. Страшно представить, что останется после того, как он все-таки когда-то будет побежден. Видимо, с ним будет побежден, с вирусом, и бизнес.

Марина Калинина: Ну вот сейчас рестораны, фитнес-клубы, частные школы и многие другие теряют до 90% выручки. Должно ли государство разрабатывать новые меры поддержки бизнеса и спасут ли положение налоговые каникулы?

Петр Кузнецов: Потому что кое-что уже предложено и новая волна мер предложена, их тоже обсудим.

Давайте пока посмотрим, какие инструменты разработаны уже в других странах. Итак, в США выделят 500 миллиардов долларов на оплату больничных, увеличение расходов на соцзащиту, плюс есть у них второй пакет мер общей стоимостью почти 1,5 триллиона.

Марина Калинина: Британия направила 330 миллиардов фунтов пострадавшему бизнесу. Если денег не хватит, говорят власти, то дадут еще, но уже и сейчас сумма помощи составляет больше трети бюджета королевства и равна 15% от его ВВП.

Петр Кузнецов: Выделяемая Россией же сумма намного меньше не только в абсолютном значении, но и при подсчете процентного соотношения от ВВП: 300 миллиардов рублей на поддержку экономики в условиях пандемии составляют всего лишь 2,7% ВВП нашей страны.

Марина Калинина: Ну и сейчас эту тему будем обсуждать с нашими гостями в студии и, естественно, с вами, звоните и пишите. Алисен Алисенов, доцент кафедры экономики и финансов факультета экономических и социальных наук РАНХиГС, у нас в гостях, – здравствуйте.

Алисен Алисенов: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Марина Калинина: И Владислав Корочкин, первый вице-президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России». Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Владислав Корочкин: Добрый день.

Петр Кузнецов: Уважаемые гости, сами бизнесмены говорят, что столкнулись с фатальным кризисом, они называют его так, и мало того, по их словам, это самый страшный в истории нашей после революции 1917 года кризис. Вы согласны с этим?

Владислав Корочкин: Конечно, согласен. В последнее время мы получаем огромное количество сигналов из всех регионов Российской Федерации примерно вот такого панического свойства. И самое главное здесь, наверное, то, что есть неопределенность, что вот то, что вы привели в начале сюжета, те меры, которые принимаются в других странах, они вполне конкретны, то есть премьер-министр достаточно быстро говорит, что «мы вам дадим 500 миллиардов», что каждому работнику, который будет вынужденно, не сможет работать, выделят количество денег, допустим, от 60 до 84% от его постоянного заработка, если денег не хватит, дадут еще, все. То есть бизнес этих стран уже знает, что он не один на один, его не бросят, его не кинут, ему дадут выжить, для того чтобы компания предприятия сохранилась.

В нашем случае пока, можно так сказать, достаточно косметические вещи делаются. Вместо отмены необходимости уплаты налогов это перенос уплаты налогов. Народ понимает, что через 3 месяца, когда придется налоги отсроченные платить, денег все равно на оплату этих налогов не будет и к ним придут. Когда речь идет о том, что нельзя в условиях чрезвычайной ситуации по сути для любого бизнеса принимать эффективные меры, в частности по сокращению персонала, если нет такой компенсации от государства, как в других странах, а ему при этом еще говорят, что «мы к вам еще придем и накажем по полной, уголовное дело заведем, если вы кого-нибудь уволите вне Трудового кодекса», то, естественно, люди не знают, что делать.

Они понимают, что при отсутствии выручки платить зарплату не из чего, ну просто это элементарная математика, ты можешь заплатить людям столько, сколько получил, у тебя нулевая выручка, уволить ты никого не можешь, а обязан по Трудовому кодексу все равно платить, обязан компенсации платить. Вывод: наш действующий Трудовой кодекс – это один из могильщиков российской экономики, о чем мы говорили уже раньше много раз, и вот такая чрезвычайная ситуация, которая не позволяет принимать эффективных мер для спасения экономических субъектов и экономики в целом, наглядно показывает.

Марина Калинина: Ну экономических субъектов без людей не бывает. Вот в США, например, наоборот, решили поддерживать население непосредственно такими выплатами, от 1 тысячи долларов и выше, на ребенка 500, в общем, сумма рассчитана на 3 недели, то есть какими-то частями это будет все выплачиваться. Вот какой подход все-таки правильный? Может быть, население поддерживать, чтобы снять с бизнеса вот эти вот траты на зарплаты, которые он сейчас не может платить?

Алисен Алисенов: Да, действительно...

Марина Калинина: Вот с экономической точки зрения?

Алисен Алисенов: Соглашусь, что в целом меры должны носить комплексный характер, то есть необходимо стимулировать спрос. И многие страны, эксперты во многих странах соглашаются и приходят к единому мнению, что в той или иной форме вот это прямое финансирование населения, там суммы, конечно, можно обсуждать, они в том числе поддержат и домохозяйства, и бизнес в том числе. То есть это дает некую уверенность бизнесу, что население своим рублем простимулирует спрос, а это поддержит предложение отечественных компаний и предприятий.

Что касается мер введенных, конечно, их недостаточно. Дело в том, что да, все это хорошо, это работает, но наиболее эффективная мера в этой связи – это, конечно, налоговые каникулы. Правильно было сказано, что налоговая отсрочка не решит проблему, потому что упали объемы, упали доходы, а рано или поздно придется платить, а платить не с чего, и это, конечно, приведет к дополнительному обременению бизнеса, потере бизнеса и так далее, поэтому только налоговые каникулы. И этот второй квартал самый тяжелый, конечно.

Можно, конечно, говорить о разных способах введения налоговых каникул, но я отмечу следующее. Можно было бы хотя бы на первом этапе предоставить каникулы по тем налогам, обязательства по которым не зависят от размера выручки, дохода, то есть предприниматель платит их в любом случае. Ну возьмем хотя бы налог на имущество, уплачиваемый из среднегодовой кадастровой стоимости имущества: неважно, какие у вас доходы, если есть у вас имущество на балансе, вы платите это налоги, причем налоги очень высокие, с 2015 года введен налог на имущество, уплачиваемый по кадастровой стоимости.

Что касается других налогов, тот же транспортный налог мы платим независимо от оборотов, другие какие-то налоги, те же страховые фонды. Если мы говорим о том, что необходимо удержать персонал от массового увольнения, то величина страховых взносов зависит от размера фонда заработной платы. Если мы его поддерживаем на том же уровне, значит, обязательства по страховым взносам не уменьшаются, притом что на индивидуальный бизнес, малый бизнес размер страховых взносов повысили в связи с индексацией страховых взносов, уплачиваемых предпринимателями, индивидуальных страховых взносов.

Владислав Корочкин: Да.

Алисен Алисенов: На минуту отмечу, что в абсолютных значениях 4 600 рублей, в процентах это 11,2%. То есть в этот год малый и средний бизнес вступил с неким таким, знаете, налоговым обременением. Это касается и других налоговых режимов, возьмем хотя бы ЕНВД, патентную систему налогообложения, НДФЛ, УСН и торговый сбор. То есть есть так называемые корректирующие коэффициенты, они были проиндексированы, хотели на 4,9%, но потом снизили до 4,5%, что выше уровня инфляции за прошлый год.

Владислав Корочкин: Да.

Алисен Алисенов: Конечно, все это осложняет проблему бизнеса и обременяет его дополнительными налогами.

Петр Кузнецов: Я правильно вас понял, что вот то, что предлагается сейчас в качестве мер поддержки, было актуально еще до пандемии?

Алисен Алисенов: Действительно, да, они и сегодня актуальны, но это комплекс мер. То есть необходимо кроме налоговых каникул предоставлять и отсрочку, потому что бизнес терпит убытки, и этот второй квартал будет самый тяжелый для бизнеса в связи с эпидемией, пандемией коронавируса и продлением вот этого режима достаточно тяжелого для бизнеса, когда доходы падают, выручка очень существенно снизилась.

Марина Калинина: Давайте послушаем Владимира из Ленинградской области, он у нас на связи. Владимир, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, добрый день. Вы знаете, вот у меня много друзей предпринимателей, я с ними общаюсь. Они говорят, что очень тяжело в последние годы стало, потому что вот эти налоги, все это просто душит и не дает предпринимателю заработать. У него ведь еще есть ответственность перед людьми.

И вот на мой взгляд, вы знаете, нужно воспользоваться ситуацией, нужно в данный момент национализировать все природные ресурсы страны, то есть они должны принадлежать 100% государству, и за счет вот этого чтобы у нас появились деньги, привязать рубль, рубль привязать к нашим ресурсам, не к цене на нефть, а к нашим недрам, он сразу будет равен доллару, даже, может быть, намного больше, чем доллар. За счет этого финансировать банки, чтобы банки выдавали кредиты под 0% бизнесу.

Нужно бизнес перенаправлять в село, потому что у нас село стоит мертвое, вот мертвые деревни стоят, люди оттуда бегут в Москву, в Петербург, в Сибирь. И, конечно же, нужно налоги, освободить от налогов, тогда у нас реально заживет реальная экономика.

Марина Калинина: Владимир, а скажите, пожалуйста, вот ваши знакомые, друзья, как вы сказали, занимаются бизнесом. А в какой области, в каких областях?

Зритель: Они занимаются промыслом рыбным, я не буду сейчас говорить...

Марина Калинина: Ну понятно, хотя бы направление чтобы понять.

Владислав Корочкин: Браконьеры.

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Давайте посмотрим небольшой сюжет о том, как малый и средний бизнес переживает все эти последствия или начало только, еще разберемся, в общем, эти непростые времена. Маргарита Твердова.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Ну вот отталкиваясь от сюжета, в котором говорилось как пример о таксистах, сейчас там ресторанчики всякие, кафе и так далее...

Владислав Корочкин: Ивенты, детские сады частные...

Марина Калинина: Туризм и так далее. Но смотрите, есть еще малые и средние предприятия, которые занимаются производством, которые закупают оборудование, которые закупают сырье. И здесь, наверное, Алисен Сакинович говорил о налоговых послаблениях, наверное, очень важны кредиты, потому что на это тратятся очень большие деньги, выплаты по кредитам – это такой бич для таких именно предпринимателей, которые производят продукцию. Вот с этим?

Владислав Корочкин: Да. Вот, естественно, в том пакете мер, который сейчас обсуждается в правительстве буквально сегодня, который мы готовили все выходные, там порядка 60 пунктов, которые захватывают как финансовые инструменты, так и в том числе работу с банками. Прежде всего это, конечно, должны быть государственные банки, которые и владеют основным пакетом кредитов малому и среднему бизнесу, которые активно его поддерживали в нормальных условиях. И, безусловно, в той чрезвычайной ситуации, в которой мы, точнее компании, сегодня оказались, должны приниматься быстрые и эффективные решения по поводу отсрочки выплаты как основного тела кредита, так и перенос выплаты процентов.

Кроме того, естественно, должно быть запрещено, Центробанк, собственно говоря, уже по этому пути пошел, это переоценка залогов, то есть не считают... Одна из мер – это не считать того, кто не смог вовремя оплатить проценты, не вносить его в черные списки, не требовать соблюдения всех ковенант, которые прописаны во всех договорах, безусловно, это все надо делать. Иными словами, собственно говоря, нужно дойти до каждого предприятия и посмотреть, какие конкретные меры в отраслевом плане, в финансовом плане, в имущественном плане поддержки необходимы, чтобы его сохранить.

Но еще раз повторяю, что одно из самых эффективных мер, то, что, собственно говоря, уже говорили – это все-таки выплата непосредственно работникам из государственного бюджета, там порядка 80% от зарплаты, что позволит не увольнять работника, законсервировать предприятие до лучших времен и полностью войти в бизнес после того, как такая ситуация будет разрешена.

Петр Кузнецов: Владислав, возможно, странным вам вопрос покажется, но вот вы сказали про 60 пунктов, требуем, требуем, требуем то-то, то-то и то-то...

Владислав Корочкин: Да.

Петр Кузнецов: Я вот в процессе подготовки...

Владислав Корочкин: Не требуем, просим пока.

Петр Кузнецов: Просим. По-моему, на Forbes вышло большое интервью владелицы детского кафе «АндерСон»...

Владислав Корочкин: «АндерСон».

Петр Кузнецов: ...который 80% уже потерял.

Владислав Корочкин: Нет, она пока закрыла 5 из 30 только.

Петр Кузнецов: Ну да, может быть, это откуда-то еще... И вот там среди прочего она предлагает чиновникам прийти в офис и посмотреть на пустой офис. Это правильно под таким углом тыкать чиновников в проблему, как будто бы он во всем виноват? Там такой посыл есть: «Приходите в наш офис и посмотрите, что стало, посмотрите в глаза наших сотрудников».

Владислав Корочкин: Ну это, конечно, эмоционально, но это полезно, потому что когда эмоции передаются наверх, то некоторые решения, наверное, будут приниматься быстрее. Сейчас основная проблема – отсутствие механизмов быстрого принятия необходимых решений. Я думаю, что вот те вещи, которые уже прошли другие страны, которые мы сформулировали, мировой опыт с одной стороны, с другой стороны это крик о помощи с земли, который мы сейчас слышим со всей страны, они будут осознаны, осмыслено. Но важно, чтобы это не было осмыслено слишком поздно. Вот сегодня надо принимать решение, не завтра, пока еще есть возможность спасти бизнес, пока еще есть возможность каким-то образом спасти экономику...

Петр Кузнецов: Я к тому, что другого инструмента нет сейчас в этих условиях? Бизнес не может сам себе помочь попытаться?

Владислав Корочкин: Бизнес не может сам себе отменить налоги, бизнес не может сам себе выделить деньги из бюджета, для того чтобы... Бизнес не может, я не знаю, перераспределить бюджеты таким образом, чтобы все бюджетные росписи, которые касались каких-то, может быть, даже институтов развития, строительство новых дорог, чего-то еще перераспределились в антикризисном ключе, то есть на поддержку действующей экономики. Грубо говоря, если мы отменим строительство, например, какого-то участка дороги, который стоит, не знаю, 10 миллионов долларов, только за счет этого можно поддержать несколько тысяч предприятий, условно говоря. Тут нужно очень эффективное управление сверху.

Алисен Алисенов: Я бы дополнил...

Марина Калинина: Да, хотите добавить?

Алисен Алисенов: Вопрос, может ли бизнес себя поддержать. На самом деле здесь нужно рассматривать в таком контексте, что есть крупный бизнес, который по законодательству может формировать соответствующие резервные фонды, так называемое самострахование, когда предприятие создает резервный капитал, резервы, вложения в ценные бумаги, по сомнительным долгам, на предстоящий ремонт основных средств и так далее.

Но что касается малого бизнеса, никаких резервных фондов у него нет, никакого запаса прочности, в отличие от, который есть у государства в виде того же Фонда национального благосостояния, никаких резервных фондов нет. То есть микро- и средний бизнес, малый бизнес в целом живет в текущих реалиях: есть доходы, и они с этих доходов платят налоги, выплачивают заработную плату, выплачивают обязательства по арендным платежам, которые пока мы не слышим, чтобы они как-то уменьшались. Есть, конечно, поднимается вопрос об отсрочке уплаты аренды гос- и муниципального...

Марина Калинина: Вы знаете, мы так редко слышим слово «уменьшились» и «уменьшались» в этой студии, мы только говорим о повышении, о росте.

Алисен Алисенов: О повышении. Поэтому бо́льшую часть своих площадей, конечно, бизнес арендует в частном секторе, и, конечно, вот здесь мы не видим пока каких-либо послаблений. А я в одной из передач говорил, что иногда, знаете, мы сталкиваемся с ситуацией, что не государство, не налоги давят бизнес, а бизнес более крупный давит бизнес именно арендой, размером арендной платы. В Москве и в области это просто сумасшедшие суммы, которые в настоящее время сложно будет понять даже при небольшом падении оборотов.

Марина Калинина: У нас есть звонок, давайте...

Владислав Корочкин: Но уже есть и положительные примеры, и в сюжете он прозвучал, что арендодатель сказал, что замораживает платежи.

Алисен Алисенов: Ну это да, есть такое.

Марина Калинина: Давайте нашу телезрительницу послушаем, Яна из Свердловской области у нас на связи. Яна, здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Я хотела высказаться по поводу бизнеса вообще, и большого, и малого. У меня есть такое мнение, что вот я абсолютно против, для того чтобы государство оплачивало какие-то по бизнесу их, получается, доходы. В общем, я против того, чтобы государство финансировало малый и крупный бизнес, когда они будут на карантине, чтобы государство покрывало их расходы.

Марина Калинина: А почему?

Петр Кузнецов: Следует пояснить, почему, конечно, это самое главное.

Зритель: Да. Почему? Ну потому что, во-первых, у нас неоднократно в стране были такие ситуации, когда просто, допустим, не государство, а когда были такие ситуации, что, допустим, 2008 год было банкротство многих малых предприятий, в тот момент их никто не поддерживал, хотя в принципе это было связано с государственной тогда деятельностью, они могли бы поддержать и малый, и средний бизнес, и так далее. А на данный момент идет карантин, карантин – это форс-мажорное обстоятельство. Это получается, что государство здесь ни при чем.

Владислав Корочкин: Форс-мажор еще не...

Зритель: Не оно нам доставило эту заразу. И помимо всего прочего у нас есть куда вкладывать деньги, у нас есть многодетные семьи, у нас есть люди, которые малообеспечены, у нас есть бедные пенсионеры. Элементарно для малого и среднего бизнеса можно просто заморозить им аренду, этого достаточно, я думаю, что это будет...

Марина Калинина: Яна, скажите, пожалуйста, у меня вот напрашивается к вам вопрос: а что вы подразумеваете, когда говорите о бизнесе? Вот для вас малый и средний бизнес – это что? Это какие отрасли?

Петр Кузнецов: Вы как будто бы считаете, что это не семьи.

Марина Калинина: Не подсказывай.

Зритель: У меня, допустим, когда-то было свое...

Петр Кузнецов: Потому что многие семьи завязаны исключительно на бизнесе главы семьи и все.

Зритель: Я знаю, да. У меня был когда-то в свое время бизнес, малый бизнес, и вот именно в 2008 году в связи с тем, что так обстоятельства так получились, прогорел он, потому что у нас не помню сейчас, какая была обстановка с государством, то ли... По-моему, там что-то связано с финансами.

Петр Кузнецов: Ага.

Зритель: Тем не менее я понимаю, что многие бизнесы завязаны на семьях, и тем не менее если в семье есть бизнес, то, значит, это не бедная семья, а есть семьи, у которых вообще нет бизнеса, вы понимаете? Элементарно людям не на что купить хлеб, им не на что купить лекарства.

Марина Калинина: Яна, а у меня такой вопрос еще к вам. А если бизнесмен предоставляет в небольшом городке сто рабочих мест, это средний бизнес, и как ему выживать? Он что-нибудь производит, что-то полезное. И вот эти люди, сто человек из-за того, что он не сможет им платить зарплату, не будут работать и не будут получать денег, а государство не помогает. Вот как в такой ситуации тогда, с вашей точки зрения, должно было бы развиваться?

Зритель: Ну подождите, у нас, во-первых, карантин. Если мы карантин сделаем на 2 месяца, 2 месяца без этих денег можно прожить.

Марина Калинина: Да что вы?

Зритель: Да, я считаю, что можно абсолютно. Тем более все равно у них есть какие-то сбережения.

Марина Калинина: Ну далеко не у всех есть сбережения... Ну хорошо, ваше мнение мы услышали.

Петр Кузнецов: Сколько у нас... Давайте напомним, кстати, рабочих мест малым бизнесом создается у нас?

Владислав Корочкин: Сейчас, по-моему, около 16 миллионов.

Петр Кузнецов: Четверть.

Алисен Алисенов: Да, это достаточно...

Марина Калинина: Вы хотели прокомментировать, да, звонок?

Алисен Алисенов: Я единственное хотел дополнить, что, конечно, судя по высказыванию, конечно, не все понимают... Конечно, бо́льшая часть понимает, что малый и средний бизнес, в целом любой бизнес...

Марина Калинина: ...это торговля.

Алисен Алисенов: Да, это ассоциация с торговлей, но это источник налоговых доходов.

Владислав Корочкин: Та же торговая сеть...

Алисен Алисенов: То есть это тот источник, который приносит реальные налоговые доходы в бюджет.

Марина Калинина: Ну и просто зарплаты людям.

Алисен Алисенов: Да. И если этот источник просто прекратит свое существование, не с чего будет собирать налоги и не будет источников для различного рода выплат тех же пенсий, стипендий и так далее. А что касается, конечно, каких-то возможностей, связанных с тем, что вот какое-то время можно прожить, – конечно, с учетом реального уровня заработных плат, размера доходов и так далее, мы же говорим, что 2/3 семей не имеют возможности осуществлять накопления на будущее, то есть таких возможностей просто нет. Поэтому, конечно...

Владислав Корочкин: И закредитованность населения огромная.

Алисен Алисенов: Очень сильная закредитованность, да. И вот сейчас семьи в большем объеме начнут выплачивать, чтобы хоть как-то удержать, скажем так, свое финансовое состояние в каком-то определенном положении, начнут выплачивать обязательства по кредитам, по займам. Естественно, конечно, это ухудшит их финансово-экономическое положение. Но и в том плане, что нужно поддерживать население, в этом тоже есть, конечно...

Владислав Корочкин: Но это одно и то же в данной ситуации.

Алисен Алисенов: Да, по сути одно и то же, это тоже поддерживает малый бизнес.

Марина Калинина: Это взаимосвязанные вещи.

Владислав Корочкин: Это абсолютно одно и то же. То есть если правильно выстроить систему, это поддержка населения...

Алисен Алисенов: Да, это поддержит семьи и поддержит бизнес.

Владислав Корочкин: ...и сохранение предприятий, поддержка бизнеса реально, если все это правильно выстроить, если весь этот комплекс мер принять. Еще раз повторяю, что мы не первые проходим этот путь, в большинстве стран буквально каждый день объявляются дополнительные, дополнительные, дополнительные меры поддержки, прямой поддержки предприятий, прямой поддержки населения, которое вынуждено, не может работать не по своей вине, не по своей вине предприятия закрываются, а потому что так ситуация сложилась. И по 1998 году, там действительно государство почти ничего не сделало для поддержки малого бизнеса, поддерживались только крупные, банковская система, но тогда и издержки были значительно меньше, и закредитованность была у всех гораздо меньше, и пресс административный был совершенно другой, и налоговая система была совершенно другая. Поэтому...

Алисен Алисенов: И резервов не было в том объеме, в каком...

Владислав Корочкин: Да, и крутились как-то.

Петр Кузнецов: Кстати, о резервах. Скажите, пожалуйста, вот когда бизнес говорит, просит государство выдать те деньги, которое оно заработало за долгие годы от этого бизнеса, что имеется в виду? Возможно ли это?

Владислав Корочкин: Нет, а для чего фонды создавались? Они же создавались специально для каких-то таких чрезвычайных ситуаций. То есть источник денег – это действительно Фонд национального благосостояния, который есть. И второе – это, конечно, необходимо срочно изменить статьи бюджета, то есть отказаться от излишеств, которые там есть, которые в условиях кризиса можно считать излишествами реально, и перейти к какому-то более правильному и эффективному использованию этих средств для сохранения экономики.

Алисен Алисенов: Я бы хотел дополнить. Вот есть текущие проблемы, которые стоят перед бизнесом сегодня и которые, на мой взгляд, можно было бы решить. Речь идет, допустим, хотя бы о приостановке на какое-то время размера платы за провоз большегрузными машинами грузов по федеральным дорогам. С 1 февраля этого года, как вы знаете, ставка платы по «Платону» повысилась с 2 рублей 4 копеек до 2 рублей 20 копеек, рост составил 16 копеек. В следующем году еще на 15 копеек повысят ставку.

Марина Калинина: Вроде, казалось бы, ерунда, а если посмотреть по году, так это же...

Алисен Алисенов: Теперь малый бизнес, отдельные предприниматели вынуждены будут перейти с ЕНВД на упрощенную систему или патентную систему налогообложения в связи с введением маркировки. Но мы видим, что да, есть какая-то часть... Произошел определенный сдвиг. Но до 1 июля должна быть осуществлена маркировка обуви. Но с этой даты, когда предприятие полностью перейдет на маркировку... И с каждым годом, кстати, перечень маркированных товаров, подлежащих идентификации, только увеличивается. И соответственно уже в этом году многие предприятия должны будут отказаться от ЕНВД и перейти на другой режим. С точки зрения налоговой нагрузки это более обременительно.

Владислав Корочкин: У нас это все есть в предложениях.

Алисен Алисенов: И тогда, конечно, это еще больше ударит по бизнесу. Надо продлить хотя бы...

Марина Калинина: Давайте зрителю дадим высказаться.

Владислав Корочкин: У нас это все в пакете есть 100%, перенос сроков введения маркировки или, может, отказ.

Алисен Алисенов: Перенос до конца года как минимум.

Владислав Корочкин: Как минимум, потому что дополнительные затраты, которые сейчас невозможно... Это как ни крути порядка 30 тысяч надо где-то найти денег, чтобы иметь возможность включиться в эту систему.

Петр Кузнецов: Это тоже есть.

Марина Калинина: Предлагаю послушать Сергея из Саратовской области.

Петр Кузнецов: Давайте послушаем предпринимателя.

Марина Калинина: Сергей, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Мы правильно поняли, что вы предприниматель, да, который из дома вынужден?

Зритель: Да, добрый день, студия. Вас беспокоят из Саратова, меня зовут Сергей. Конечно, слава богу, пережил нескольких президентов, наше правительство, все хорошо. Но Саратов умирает. Почему? Это вообще такого никогда не было. Вот повернуть налево голову, повернуть направо, кругом одна «Аренда». Куда выше, сейчас уже грамотнее человека Мишустина, ну как нам не отменить налоги? Это уже конец конкретный. Почему это не... ? Нужен этот транспортный налог? Вот бабушки, дедушки, живет народ на одни пенсии, вот как дальше жить? Просто не понимаю.

Петр Кузнецов: Сергей, а вы чем занимаетесь или занимались?

Зритель: Торговля, торговля.

Петр Кузнецов: Торговля.

Зритель: Торговля. Вот, наверное, последний месяц и все, народ расходится, денег у народа нет, продтовары уже ни в каком виде...

Петр Кузнецов: У вас точки какие-то? Просто в каком состоянии ваш бизнес? Сейчас просто на пальцах, чтобы понять.

Зритель: Да.

Петр Кузнецов: И торговые точки у вас сейчас что, закрыты, пустуют?

Зритель: Да все закрыты, конечно. Налево смотрю, направо смотрю, вообще все закрыто. Когда таким был Саратов? Саратов – город хлебный.

Петр Кузнецов: Нет, ваши, ваши, это то, что вы видите вокруг, я имею в виду ваши, чем вы торгуете, какие у вас торговые точки, если они есть.

Зритель: Продукты, промышленные товары, все, и ничего не продается.

Петр Кузнецов: Магазин?

Зритель: Магазин, да.

Петр Кузнецов: Он функционирует, или он закрылся, потому что просто нет спроса?

Зритель: Нет спроса, нет спроса.

Петр Кузнецов: Вы его закрыли?

Зритель: Мы его закрыли, да.

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Марина Калинина: Еще один звонок сразу давайте примем, Елена из Москвы. Елена, добрый день.

Зритель: Добрый день. Приятно попасть к вам в эфир. Вы знаете, я считаю, что вот в Москве в частности нужно всячески отменять аренду. Потому что вот у нас, например, буквально месяца 2 назад закрылся магазин, который... Они прямо на точке производили хлеб и лепешки. И вы понимаете, предприниматель был вынужден за этот клочок платить по 120 тысяч в месяц. Ну вы понимаете, это вообще ни в какие рамки не лезет, то есть это он сколько хлеба и лепешек должен продать, чтобы просто отбивать одну вот эту вот аренду?

А арендодатели, я считаю, что они деньги просто из воздуха делают. У них есть своя подушка, они обязаны на этот карантинный срок снимать вообще вот эту арендную плату с людей, которые продают людям продукты и производят их, потому что в каждом продукте, это как бы всем понятно, находится вот эта вот маржа, и сам продукт, и аренда, и доставка каких-то компонентов, если это необходимо. Я не знаю, одна буханка хлеба получается, из 10 рублей превращается в 50, а то и в 60 рублей. Это утрированно, конечно, хлеб столько в Москве не стоит, но вы смысл, я думаю, понимаете. Я считаю, что арендную плату с предпринимателей надо снимать, естественно, в полном объеме на этот промежуток времени.

Петр Кузнецов: Спасибо, спасибо.

Марина Калинина: Спасибо за ваш звонок.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, кто-то проигрывает, но кто-то выигрывает. Понятно, что в выигрыше сейчас мало кто, прежде всего на ум приходят эти курьерские службы. Тем не менее это каким-то образом перераспределяет рынок, может быть, смягчает проблему? Отсюда ушли, сюда пришли?

Владислав Корочкин: В целом для экономики это проблемы, конечно, не смягчает. То, что на выходе из всего этого кризиса, я напомню, что у нас кроме коронавируса еще и стоимость национальной валюты стремится куда-то вниз очень быстро...

Марина Калинина: К нулю стремится.

Владислав Корочкин: Да, коронавирус это маскирует, но это тоже проблема достаточно серьезная и большая, как бы они наложились сегодня одна на другую. Но, конечно, есть кто-то, кто выигрывает, и это опять, конечно, малый бизнес, потому что он самый гибкий, он может перестроиться. Конечно, это те, кто занимается сейчас интенсивно организацией всего, что связано онлайн, от Интернет-магазинов до дистанционного обучения, спрос на услуги которых вырос в разы. И, кстати сказать, может быть, это потом изменит вообще всю систему образования.

Петр Кузнецов: Всю структуру, не исключено.

Владислав Корочкин: Потому что народ очень быстро, ударными темпами осваивает то, что ему лень было осваивать в предыдущие периоды. Это, конечно, то, что связано с продуктами питания. То есть я уверен, что поскольку их будут брать, это, возможно, низовой сегмент, но цены, вон, они ползут вверх в магазинах на ту же гречку, рис, еще только что передал Росстат, ФАС, наверное, должен включаться в это дело. Но, наверное, продуктовые магазины, которые расположены в удобных местах, если это особенно не сети, то они тоже выигрывают.

Марина Калинина: Вот смотрите, еще такой момент. Я хочу вернуться к сюжету, который мы посмотрели сегодня. То, что из-за коронавируса усилился контроль такси, ресторанов, кафе и так далее, и так далее, – это же тоже накладывает отпечаток на работу всех этих? Они и так страдают. Вот мы сейчас говорим о помощи государства – так, может быть, лучше не усиливать вот этот вот контроль, то, что нужно покупать маски, антисептики, которых, кстати, нет, как нам вчера телезрители писали, нет не только в маленьких городах, но и в больших. Вот Роспотребнадзор, к примеру, вот они требуют, проверяют и так далее. А почему бы Роспотребнадзору не организовать выдачу вот этих масок тем же таксистам, тем же компаниям, которые занимаются перевозками, тем же курьерам, которые разносят, развозят еду, продукты людям, которые вынуждены сидеть из-за карантина дома?

Петр Кузнецов: А там уж и до выдачи кредитов дойдет.

Алисен Алисенов: Безусловно, конечно, все эти меры, то есть...

Марина Калинина: Это же тоже помощь, согласитесь.

Алисен Алисенов: Да, и слушатели говорят о реальной помощи. И когда мы говорим о контроле, о том, что он усиливается, на самом деле мы видим... Мы еще не обсудили одну из таких мер поддержки малого и среднего бизнеса, как введение моратория на налоговые проверки. Хотел бы отметить...

Владислав Корочкин: Не только налоговые, на любые проверки.

Алисен Алисенов: На любые проверки, да.

Марина Калинина: Не только налоговые, здесь вот они же еще добавляются, получается, эти проверки сейчас.

Владислав Корочкин: На любые.

Алисен Алисенов: С одной стороны, да. Но смотрите, на самом деле это не окажет существенной поддержки малому и среднему бизнесу. Внедрение ФНС в свою деятельность IT-технологий, информационных и IT, цифровых технологий в фискальную сферу позволяет Федеральной налоговой службе практически незаметно и безболезненно интегрироваться в бизнес-процессы и хозяйственную деятельность граждан, создавая тем самым глобальную аналитическо-надзорную...

Владислав Корочкин: Она уже создана практически.

Алисен Алисенов: Да, создавая черты... ориентированного государственного органа.

Марина Калинина: Давайте называть вещи своими именами, это колпак так называемый.

Алисен Алисенов: Да. Поэтому нет смысла ослаблять контроль, потому что и так... Вот процесс автоматизации позволяет облегчить.

Владислав Корочкин: Речь не об этом, речь идет о том, чтобы запретить любые налоговые проверки выездные и невыездные, камеральные и все прочие по факту даже несдачи своевременно налоговой отчетности, например, то есть перенести сроки сдачи налоговой отчетности, запретить проверки, любые проверки. Потому что все понимают, что сейчас прибыли нет, ни у кого прибыли не будет.

Алисен Алисенов: Ну да. Но это не поддержит, не даст какого-то существенного эффекта.

Владислав Корочкин: Нет, ну как не даст? Если к тебе пришли и сказали, что ты должен завтра заплатить налоги, арестовали счет...

Алисен Алисенов: Нет, отсрочка.

Владислав Корочкин: Кстати, одна из мер – это запрет ареста счетов по любым основаниям.

Алисен Алисенов: Это да, конечно. Но речь идет об отсрочке, да, это эффективная мера наряду, допустим, с налоговыми каникулами.

Марина Калинина: Давайте хотя бы не увеличивать число этих проверок.

Алисен Алисенов: Да, конечно, не увеличивать – это, конечно, хорошо, это поддержит, но не окажет, я говорю, существенной поддержки, потому что как бы проверять и нечего.

Марина Калинина: Тогда давайте уменьшим.

Алисен Алисенов: Да.

Владислав Корочкин: Нет, мы мораторий на все проверки, вот мы все время говорим, мораторий на любые проверки, которые не связаны с обеспечением карантина.

Алисен Алисенов: Да, он введен, но при этом это, да, не касается тех сфер, где создается угроза жизни и здоровью граждан, населения...

Владислав Корочкин: На самом деле, к сожалению...

Алисен Алисенов: ...и не касается предприятий, в отношении которых используется риск-ориентированный подход при организации налоговых проверок. Есть ключевые показатели, по которым бизнес могут проверить.

Владислав Корочкин: Риск-ориентированный подход у нас неправильный совершенно.

Петр Кузнецов: Остается минута, давайте поговорим о будущем и попытаемся представить, какие все-таки рабочие места будут востребованы в новых реалиях, какую альтернативу найдут люди, чьи работодатели с рынка ушли, и кто будет создавать бизнес уже после окончания пандемии. Есть представление?

Владислав Корочкин: Все-таки нужно надеяться, что не так много с рынка уйдет, что сегодня, завтра, послезавтра будут приняты какие-то эффективные меры по сохранению традиционного бизнеса, тот же туризм, который встал полностью. Если его сохранить, после кризиса он худо-бедно начнет выпрямляться, кадры будут, компании будут, инструменты будут, начнет расти вновь. Какие-то другие сферы – пример такая же самая...

Петр Кузнецов: Коротко, у нас не так много времени...

Марина Калинина: Давайте посмотрим, что сегодня получится из этой встречи, что выскажут власть имущие по поводу ваших предложений.

Петр Кузнецов: Да. Алисен Сакинович, и у вас 20 секунд.

Алисен Алисенов: Ну хотелось бы, конечно, и надеюсь на то, что удастся сохранить весь малый и средний бизнес несмотря на гибкость, которую проявляет малый бизнес, который способен оживать после труднейших катаклизмов, труднейших ситуаций.

Марина Калинина: Спасибо. Сегодня наши коллеги тоже будут говорить на эту тему большую.

Алисен Алисенов: Да. Тем не менее хотелось бы, чтобы он сохранился, потому что не так просто будет восстановиться в этих непростых условиях.

Петр Кузнецов: Спасибо, уважаемые гости.

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: К сожалению... Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Как помочь предпринимателям - обсуждаем в Теме дня