У малого бизнеса не бывает «подушки безопасности»

У малого бизнеса не бывает «подушки безопасности» | Программы | ОТР

Помогут ли меры господдержки предпринимателям?

2020-04-16T18:49:00+03:00
У малого бизнеса не бывает «подушки безопасности»
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Юрий Савелов
член президиума объединения предпринимателей «Опора России»

Константин Чуриков: Ну а следующая тема – это у нас новые, все новые и новые меры поддержки. Вот накануне Владимир Путин предложил малому и среднему бизнесу прямую безвозмездную помощь. Речь идет о деньгах из расчета 12 136 рублей на каждого сотрудника при условии, что предприятие малого и среднего бизнеса по состоянию на 1 апреля сохранило в штате до 90% работников.

Мы сейчас побеседуем с Юрием Савеловым, это член президиума «Опоры России», насколько все эти меры на самом деле ощутимы для малого бизнеса. Юрий Михайлович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Юрий Михайлович.

Юрий Савелов: Добрый вечер, добрый вечер.

Оксана Галькевич: Юрий Михайлович, а давайте начнем с вашего личного предпринимательского опыта в данной ситуации. Вы все эти меры знаете, вы наверняка их изучали, вчитывались в эти документы и предложения. Что, по-вашему, будет это работать, вы пойдете за этой помощью обращаться?

Юрий Савелов: Нет, ну за помощью мы пойдем всегда, предприниматели, потому что нам деваться некуда, а вот сработает она или не сработает, это вопрос, как говорится, второй. Дело в том, что вот кредиты под нулевые проценты, которые обещали на зарплату, как показывает практика, совсем не сработали. Понимаете, дело в том, что предприниматели, им надо было за март заплатить зарплату. Они пошли в банки на основании распоряжения президента, на основании распоряжения государства, и им просто отказали. Что они сделали? Они людей не сохранили, они их уже отправили в неоплачиваемые отпуска, понимаете? Восемьдесят процентов было отказано.

Оксана Галькевич: Ага.

Юрий Савелов: И об этом сказал президент, хорошо, что так быстро до него дошло, что предпринимателям те деньги, которые обещали, те кредиты, им просто их не дали. А причина известна, если хотите, я вам ее назову.

Оксана Галькевич: Назовите, конечно.

Юрий Савелов: Банки просто не хотели рисковать и терять деньги.

Оксана Галькевич: Вот так вот.

Юрий Савелов: Вы понимаете, да, проценты им как бы компенсируют, а вот выданный кредит вернут или не вернут, если нет обеспечения, а, как правило, у малого бизнеса обеспечения нет, то они все, конечно же, любыми правдами и неправдами стали отказывать.

Константин Чуриков: Ну вот сегодня уже новый министр экономики Решетников сказал, что под видом тайного покупателя позвонил в банк, в общем, везде...

Оксана Галькевич: И ему было отказано.

Юрий Савелов: Да.

Константин Чуриков: Да, ему отказали. Понятно, что было разъяснение от президента, что теперь вот эти кредиты на, по-моему, 75%, да, гарантированы ВЭБ, то есть есть определенная госгарантия.

Юрий Савелов: Да. Я думаю, что выдача как раз этих кредитов, я имею в виду по госгарантии «Внешэкономбанка», увеличится, риски у банков уменьшатся на 75%. Но все равно, если банк выдаст 10 миллионов кредитов и его не вернут, то банк потеряет 2,5 миллиона, но он уже будет рассматривать бизнес в разрезе не залога, как что есть или нет, а в разрезе, сможет ли бизнес работать, сможет ли он потом выплатить ему эту сумму. Все равно есть здесь недоработка, банки все равно будут с опаской выдавать деньги, понимаете, без обеспечения, потому что они все равно будут терять до 25%. Хотя я вам хочу сказать, вот сейчас отказали 80%, наверное, еще 30% дадут, вот на основании этого решения я думаю, что отказов будет половина, еще 30% людей, которые дадут заявки на этот кредит, они получат свои деньги.

Оксана Галькевич: Ну и соответственно половина все-таки останется без денег и без поддержки необходимой, да? Ну это на самом деле не сказать, что высокий КПД для работы той или иной программы государственной, не такой уж успех.

Юрий Савелов: Да. Дело в том, что, понимаете, надо бизнес рассматривать как-то. Вот люди, особенно те отрасли, которые позакрывались, они на сегодняшний день, я немножко повторюсь, закрылись, денег на счетах нет, прихода средств нет. За ЖКХ они не платят, за электроэнергию не платят, за аренду не платят, ну нет средств, они просто закрылись, сидят дома и думают, что делать. И как будет себя вести государство в этой ситуации? Зарплату обещали, не дали, значит, людям не выплатили.

Константин Чуриков: И те, которые закрылись, соответственно, они уже вне игры, они не имеют права претендовать на меры поддержки, которые президент вчера предложил?

Юрий Савелов: Да, потому что опять, видите, условие какое, вы должны были сохранить 90% списочного состава вашего предприятия. Ну это легко проверяется через налоговую инспекцию, через налоги. А мы уже сейчас не выплатили за март, понимаете, у вас уже произошло сокращение. Как они смогут поддержать в мае за апрель, сколько количество, что сейчас...

Вы знаете, какое интересное дело? Здесь еще предприниматель в чем заключается? Он любыми путями хочет сохранить свой бизнес, здесь государству даже предприниматели помогают, а бизнес – это в том числе и люди. И вот чтобы они не разошлись (правда, сейчас некуда расходиться, но все равно), бизнес пытается их удержать. Он их сейчас, наверное, вернет, вы понимаете, чтобы уже получить этот льготный кредит, опять внесет в свой список, опять подаст данные.

Вы знаете, что я хочу сказать вам еще? Вот поддержка просто безвозмездная, вот эти 12 тысяч на сотрудника, 12 100 – тоже очень интересная тема. Ну, допустим, опять возникает вопрос. Если мы не работали в марте, я уже людей, у меня нет 90%, значит, я ничего не получу, значит, я не сохранил. Если кто-то шевелится что-то, пытается что-то делать, работает, ну пусть продажи упали, пусть в 2–3 раза, но что-то происходит, это будет какая-то поддержка.

Ну представьте, у вас работает 40 человек, средняя зарплата в Москве, может быть, 50 тысяч, это где-то фонд ваш 2 миллиона, а вам компенсируют тысяч 400–460, то бишь вам придется заплатить меньше. Вы подадите заявку, и вам выдадут на каждого сотрудника по 12 100. Да, поддержка, да, помощь, но насколько она существенна, сейчас посмотрим, буквально через 2–3 недели, когда начнем их получать.

Оксана Галькевич: Юрий Михайлович, давайте вместе с вами звонок сейчас выслушаем, из Татарстана Марина. Марина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Слушаем вас, говорите.

Зритель: У меня вопрос такой. Мы, получается, закрыли парикмахерскую, ну вот у нас в Татарстане ввели с 23-го или с 22 марта, за март, слава богу, мы расплатились, потому что выручка за март была, было чем закрыть заработную плату мастерам. А вот сейчас апрель месяц идет, мастера сидят дома, их по данным, которые мы в Пенсионный фонд передаем, они у нас числятся работниками, то есть численность мы сохранили. Куда нужно обратиться индивидуальному предпринимателю, для того чтобы получить то, что обещано президентом?

Константин Чуриков: Давайте сейчас спросим. Юрий Михайлович, куда обратиться?

Юрий Савелов: Да, пока нет решения, откуда будут поступать деньги. Конечно, они будут поступать из банков, наверное, на счета, или налоговая просто... Нет, налоговая здесь никаким образом, просто они будут поступать вам на счета, я имею в виду из банков. Сейчас решение будет принято, откуда, еще нет бумаги, понимаете, еще неизвестно даже, кому будут эти 12 100 выплачены: тем отраслям, которые пострадали, или всем, тут даже об этом идет вопрос сейчас.

Оксана Галькевич: Вот так вот даже, да? Слушайте, я просто вижу, что...

Юрий Савелов: Да, еще даже этой бумаги нет.

Оксана Галькевич: ...буквально на ходу вы размышляете, каков будет алгоритм реализации.

Юрий Савелов: Да, да.

Оксана Галькевич: А разве не в банк надо?

Юрий Савелов: Ну это вот те «живые» деньги, которые предприятия должны получить и выдать своим сотрудникам, это такая же биржа труда, потому что они безвозмездно. Вот сейчас девушка позвонила с Татарстана, у нее предприятие, сколько у нее сотрудников? Неважно, пусть их 10, вот они сейчас сидят, да? Она составляет фонд заработной платы, но, к сожалению, опять только за апрель. Она их подаст 1 мая, уже будет определено, куда, и ей выплатят на этих 10 сотрудников, считайте, ну 120 с лишним тысяч.

Константин Чуриков: Юрий Михайлович, вот президент предложил в перечень наиболее пострадавших отраслей добавить малые и средние компании, которые ведут торговлю непродовольственными товарами, вообще расширить список этих компаний. Понятно, нам приходит, ну самое очевидное, кафе, рестораны, турбизнес, SPA, парикмахерские и прочее. А что еще, вот что в принципе все упускают? Какого рода бизнесы еще страдают?

Юрий Савелов: Ну как страдают? Допустим, детские товары, понимаете, стройматериалы. Знаете, как стройматериалы страдают? Мне тут рассказали: человеку надо ремонт было делать, трубу прорвало, так он поехал на какой-то рынок, не буду говорить, не помню даже, и где-то из-под полы необходимые запчасти он получил, а там такое огромное количество людей. Они же тоже не продают, они закрыты, они практически ничего не делают. Поэтому отраслей действительно много, и легкая промышленность...

Константин Чуриков: Юрий Михайлович, но, когда официально какой-то бизнес по какой-то причине закрыт, всегда есть теневой бизнес. Вот у нас в тени сейчас много ли продолжают работать из закрытого списка предприятий?

Оксана Галькевич: Казалось бы, всего 2 недели апреля прошло, уже мы об этом говорим.

Юрий Савелов: Да, но поймите, теневой бизнес не такой большой, потому что все равно все боятся работать в открытую. Вот он приехал, там какую-нибудь запчасть ему дали, для того чтобы починить у себя канализацию, но это же не массово, это очень мало, это частично. Хорошо ему пошли на усмотрение, он за наличные деньги купил и починил, но это так, для поддержания, как говорится, небольшого состояния на плаву.

Константин Чуриков: Как у нас говорят, для поддержания штанов, да?

Юрий Савелов: Да-да, совершенно верно.

Оксана Галькевич: Бизнес-штанов, да.

Юрий Савелов: Я не стал это слово... Да, для поддержания штанов.

Оксана Галькевич: Юрий Михайлович, сегодня прозвучало предложение, президент говорит, что нужно ипотеку ввести до 6,5%, чтобы как-то поддержать строительную отрасль. Вот, собственно говоря, один сектор экономики уже придумали, как, мне кажется, существенно поддержать, хотя... Вы как считаете, будет работать эта мера? Это лобби девелоперское как-то, или это действительно... ?

Юрий Савелов: Нет, просто в строительном секторе у нас занято очень много людей, и 6%... Здесь вопрос немножко в другом, здесь вопрос в том, что есть ли у людей внести первый взнос, понимаете? Если есть, то люди, наверное, рассмотрят этот вопрос и пойдут под 6%. Я думаю, что это неплохо. Насколько это сработает, насколько у людей сейчас желание выложить последние деньги, допустим, на первый взнос, есть ли они у них? Если есть, то хорошо, люди вполне могут в кризис... А куда вкладывать? Доллар растет, почему бы нет? Это может сработать, хороший процент по ипотеке.

Оксана Галькевич: Знаете, я просто к тому, что ну вот это достаточно крупная отрасль нашей экономики, и это, мне кажется, может быть по крайней мере какой-то мерой поддержки. Но так получается, что удалось эти интересы соблюсти, предложить какую-то более-менее по крайней мере выглядящую действенной помощь. А какая помощь нужна вот вам, малому и среднему бизнесу, индивидуальным предпринимателям? Вы все время все-таки остаетесь несколько на обочине, что ли.

Юрий Савелов: Да. Ну мы как-то об этом говорили. Сейчас зависит все от того, что за предприятие. Если вас просто закрыли распоряжением правительства, вот вы не работаете, не можете ничего делать, проблемы сейчас уже эти решаются. У вас, еще раз говорю, аренда, ЖКХ, электроэнергия, самое главное... Налоги уже вам отсрочили, вы уже за год, за март не платите их на полгода...

Оксана Галькевич: Это отсрочка.

Юрий Савелов: На налоговом сайте это все написано, да. Вы просто сидите и ждете, вам самое главное сохранить людей, и здесь должно государство поддержать, вот оно поддерживает 12 тысячами, допустим. Кредита государство, правда, не дало под 0%, это плохо. Сейчас сидят все предприниматели, которые закрылись, и ждут, что будет дальше. Еще мало времени прошло, прошло всего 2 недели у нас, получается, третья неделя пошла каникул.

Оксана Галькевич: Ну да.

Юрий Савелов: Вот такого огромного, масштабного, неэкономического, так сказать...

Оксана Галькевич: Слушайте, Юрий Михайлович (Кость, извини), а вы вообще смотрите куда-то, пытаетесь заглянуть за 30 апреля? Вот вы знаете, уже 9 мая предложили перенести, то есть мы понимаем, что в принципе этот срок может затянуться.

Юрий Савелов: Да, пытаюсь заглянуть, я понял ваш вопрос, пытаюсь заглянуть и заглядываю, что в лучшем случае это продлится до 1 июня, в лучшем случае, поэтому я уже планирую. В худшем случае это продлится до 1 сентября, тогда это будет проблема, хотя я пытаюсь прогнозировать. Вот я вам говорю, что это продлится, в мае нам каникулы не откроют, я имею в виду работу полностью, 100%, а вот с 1 июня, может быть, мы уже зашевелимся, экономика зашевелится. Вот предпринимателям надо прожить эти 2 месяца.

Константин Чуриков: Ага.

Юрий Савелов: Сохранить людей, сохранить бизнес.

Константин Чуриков: Расскажите вот вкратце для тех, кто не знает, о своем бизнесе и вот сколько вы месяцев протянете, что называется, без спроса.

Юрий Савелов: Ну если брать, допустим, мой бизнес, меня лично, ну 2 месяца я протяну, выплачивая людям зарплату за май (в июне я имею в виду), если мы не начнем работать, начнутся проблемы, начнется уже другой подход к бизнесу. Если мы начнем работать, страна более-менее входить в экономический режим, то я дальше продолжу работать. Сейчас все зависит от сроков, сколько у нас будут эти каникулы. Пик эпидемии мы еще не прошли, понимаете, у нас по 3 с лишним тысячи каждый день заразившихся, это сложно. Когда мы пройдем пик? Поэтому проблемы могут возникать, и сейчас самое главное...

Оксана Галькевич: Юрий Михайлович, а я такой вопрос вам хочу задать. Знаете, к нам тут приходят, ну уже не приходят, по Skype мы так же, как и с вами, со всеми общаемся в последнее время, в общем, с кем из экспертов-теоретиков от экономики ни поговори, они все говорят: ну как же так, вот это будет уроком, эта ситуация, нашему малому и среднему бизнесу, надо подушку безопасности как минимум на 3 месяца вперед, учитывая расходы на аренду, на фонд заработной платы, тра-та-та-тра-та-та. Что ж вы, Юрий Михайлович, а, не предусмотрели это все? Как вы так работали-то?

Юрий Савелов: Смотрите, странные, конечно, к вам приходят эксперты, я хотел бы их послушать...

Оксана Галькевич: Не приходят, по Skype выходят.

Константин Чуриков: Это как у Марка Твена «он умер, это послужит ему уроком», да?

Оксана Галькевич: Да, ага.

Юрий Савелов: Нет, дело не в этом, что нет такого в бизнесе, чтобы была какая-то подушка безопасности. Понимаете, деньги должны работать. Единственная подушка безопасности – это у собственника, вот есть у него что-то на счету, я не знаю, лежит у него 5 миллионов на депозите, вот это его деньги, это и есть подушка безопасности. А в малом бизнесе ее нет, все деньги в обороте, все, других денег, средств нет.

Сколько товара вы произвели… Вот сейчас, допустим, товар у вас лежит на складе, это деньги, с одной стороны, а с другой стороны, когда вы их превратите действительно в деньги, когда вы сможете заплатить зарплату, налоги, аренду? Когда этот товар превратится в деньги, чтобы вы смогли заплатить? Поэтому нет никакой подушки безопасности, ее никогда, ни в какой стране никто не делает, не держит. Только у собственника если есть какие-то деньги, вот это называется подушкой безопасности, и то готовы ли последнее вкладывать в свой бизнес?

Константин Чуриков: Есть немножко времени, чтобы выслушать Наталью из Тамбова и ответить на ее вопрос. Наталья, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Если можно, коротко.

Зритель: Здравствуйте. Наталья, Тамбов, ИП. У меня нет продавцов, я сама и продавец, и консультант. И вот как нам быть, как нам быть, таким?

Юрий Савелов: А как...

Константин Чуриков: То есть вы индивидуальный предприниматель и вы сама на себя работаете, больше никого вокруг нет, правильно?

Зритель: Да, и у меня никого нет.

Константин Чуриков: Это было так всегда, или это произошло сравнительно недавно?

Зритель: Нет, у меня очень маленький отдел, у меня не было никогда продавцов, то есть я работаю сама на себя...

Юрий Савелов: Можно я задам вопрос?

Константин Чуриков: Все понятно. Да-да, пожалуйста.

Оксана Галькевич: Конечно. Юрий Михайлович хочет вам вопрос задать.

Зритель: Да-да.

Юрий Савелов: Наташ, а что проблема-то, в чем? У вас за аренду требуют, налоги требуют? В чем проблема у вас сейчас? Проблема в чем?

Зритель: Нет, за аренду с нас не требуют, аренду нам сказали, сколько вы не будете работать, аренду с нас не берет хозяин.

Юрий Савелов: Так. Проблема в чем?

Зритель: Послушайте, налог у нас тоже передвинули до 1 июня.

Юрий Савелов: Прекрасно.

Зритель: Вот вы сейчас, я вас слушала, вы говорили, что тем, у кого есть продавцы, тем выделят денежку и помогут чем-то, а как вот нам, таким вот мелким-мелким предпринимателям, и нас большинство таких?

Константин Чуриков: Можно я вмешаюсь? Мне кажется, что если президент сказал, что если компания сохранила 90% рабочих мест, вот у нас Наталья...

Оксана Галькевич: Это 100%.

Константин Чуриков: Наталья 100%-е сохранение, да.

Юрий Савелов: Да. Вот давайте, если вы одна сотрудник, вам должны заплатить 12 100, это федеральное распоряжение. Я просто не могу понять, сейчас все сидят, вас много, малый, микробизнес, люди сидят просто, у них нет дохода. Вот первый доход сейчас, не могли даже кредит взять ИП, но, конечно, вам бы его не дали понятно, по каким причинам. Но вы сейчас возьмете 12 100, это будет... Правда, получите их в мае. На эти деньги, наверное, вы будете жить, существовать, поддерживать.

Константин Чуриков: Наталья, а в мирное время сколько зарабатывали? Наталья? Отключилась Наталья, видимо, просто было интересно сравнить с суммой 12 136.

Юрий Савелов: Я сам добавлю сейчас. Понимаете, на 12 100 человеку прожить, конечно, очень сложно, особенно в центральных городах, в столицах регионов...

Константин Чуриков: Понятно.

Юрий Савелов: Да. Ну, может быть... Да все равно 12 100 – это прожиточный минимум, человеку придется, конечно, выживать.

Оксана Галькевич: Да, Юрий Михайлович, спасибо вам большое.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Член президиума объединения предпринимателей «Опора России» был у нас на связи. Ну держитесь, Юрий Михайлович.

Константин Чуриков: Ну да.

Через несколько минут поговорим о том, вообще что нужно делать с ценами, ограничивать как-то или вводить продуктовые карточки, как предполагают и предлагают некоторые производители.

Оксана Галькевич: Ваше мнение тоже хотим знать, уважаемые телезрители.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
ЛЮБОВЬ
Почему речь не идет о И.П без сотрудников,все они платят налоги,а в сейчас с короновирусом все остались без работы и денег,у них нет подушки безопасности,так как они работают на дневной выручки,что заработали с продажи!! Так же рабочие пенсионеры которые работали как И.П официально платили налоги остались с мизерной пенсией без пересчета в сумме ниже прожиточного минимума,многие работали на вещевых рынках,ателье,туристические агентства, это миллионы И.П без сотрудников брошены на выживание!!! На биржу труда они пойти не могут, так как у них открыты И.П. Прошу обратить на это внимание и внести в список нуждающих в поддержке государства не только деньги нужны на сотрудников а еще и на всех налогоплательщиков которые платили налоги до этого года!!! Пенсионеры имеющие И.П без сотрудников так же имеют право на поддержку, так как платили налоги, в ПФР. у каждого имеются кредиты, оплаты коммунальных!!! А государство решило,что дают отсрочку на три месяца,а там хоть трава не расти,выбирайся из долгов как хочешь??
Помогут ли меры господдержки предпринимателям?