Больше половины россиян вынуждены подрабатывать

Гости
Владимир Морыженков
профессор бизнес-школы МИСиС
Александр Ветерков
заместитель генерального директора сервиса «Работа.ру»

Ксения Сакурова: Ну а мы возвращаемся к нашим актуальным темам. Больше половины россиян, оказывается, вынуждены подрабатывать. Причем 16% делают это, чтобы закрыть основные потребности, в частности в еде. Это данные исследования сервисов «Авито» – «Работа» и «Гигант».

Петр Кузнецов: Для чего и почему люди вынуждены искать дополнительный источник заработка? Как выяснилось, 15% опрошенных делают это, чтобы закрывать кредиты и ипотечные займы. 13% – чтобы сформировать «подушку безопасности». 23% – просто потому, что есть свободное время.

Ксения Сакурова: Ранее россияне, кстати, назвали наиболее подходящие для подработки профессии, среди них: администратор, водитель, курьер и сборщик заказов. Это уже данные сервиса «Работа.ру». Есть те, кто, помимо основной работы, готов стать строителем или разнорабочим, преподавателем, редактором, SMM-менеджером, менеджером по продажам, IT-специалистом или даже фотографом.

Приходится ли вам подрабатывать? «Да» или «нет» – напишите, скажите нам. Мы проводим свое собственное исследование, свой собственный опрос. Ну и позвоните, расскажите, как вы подрабатываете, если у вас есть такая возможность.

Петр Кузнецов: Да, просто пишите на SMS-портал, помимо тех сообщений, которые продолжаете писать в эфир со своими историями, – «да» или «нет». Мы все это считаем. И в конце часа подведем итоги.

А с нами сейчас на связи Александр Ветерков, заместитель генерального директора сервиса «Работа.ру». Здравствуйте, Александр.

Александр Ветерков: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, что такое подработка в России? Это дополнительный доход? Это опасность потерять основную работку?

Ксения Сакурова: Работку.

Александр Ветерков: Ну, на самом деле основная причина, почему россияне начали подрабатывать, – это, конечно, нехватка денег в первую очередь и нестабильная ситуация во многих отраслях. И совсем уж подтолкнул кандидатов, соискателей и сотрудников посмотреть на подработку переход большого количества компаний на полную или частичную удаленку, что подтолкнуло посмотреть на возможности подработки, если есть свободное время либо свободный вечер. Потому что все начали работать: утром проснулись – начался рабочий день, вечером ложимся спать – заканчивается рабочий день.

И фактически многие наши соотечественники подумали о том, что: «Коль такая ситуация, я все равно работаю после 6 часов вечера 2–3 часа. Давайте-ка я это время потрачу не на основную работу, а на подработку». И по нашим опросам «Работа.ру», сейчас каждый пятый россиянин уже (20%) оказывает какие-либо частные услуги. И для большинства респондентов это является такой проектной занятостью, дополнением к основной работе, а не постоянная работа.

При этом мы видим даже тренд, что для некоторых сотрудников подработка становится основным местом работы. То есть они могут начать подрабатывать, например, репетитором либо маркетологом, а далее, оставшись без работы либо даже спроектировав свою карьеру так, что самостоятельно уходят и начинают брать частные заказы. Благо появилось большое количество сервисов, где эти заказы публикуются.

Ксения Сакурова: Александр, вот у меня ощущение, что подрабатывают в основном (я это очень субъективно сужу) люди с доходами как минимум средними, а то и выше. То есть люди, у которых есть в принципе достаточно стабильная основная работа, но у них есть всякие желания, у них есть всякие кредиты. И в основном люди подрабатывают, чтобы просто несколько повысить свой уровень жизни. А есть ли какие-то данные о том, на самом деле начиная от какого дохода или люди с каким достатком чаще всего ищут вторую работу или какой-то дополнительный источник доходов?

Александр Ветерков: Ну, если говорить про тех, кто ищет, то, безусловно, есть тенденция, что люди со средним уровнем дохода начинают искать, именно с точки зрения термина, подработку, дополнительные возможности заработать. Эта ситуация чаще. Но в массовом сегменте на самом деле мы тоже можем говорить о том, что люди ищут подработку, просто у них эта подработка очень часто связана с их текущим местом.

То есть в массовом сегменте не хватает сотрудников, не хватает продавцов, водителей, официантов, строительных рабочих. И фактически работодатели дают возможность заработать дополнительные деньги на текущем месте работы. В этом случае он не ищет подработку на рынке, а просто остаются лишние смены либо берет дополнительные дни.

И в массовом сегменте вот это как раз распространено – то, что он открыто вакансию не ищет, связанную с подработкой, но приходит к своему непосредственному работодателю и точно так же начинает подрабатывать, вырабатывая дополнительные часы и зарабатывая дополнительные деньги. То есть не только в сегменте заработка 60–70 тысяч, но и большое количество таких подработок уже много лет существует в сегменте 20–30 тысяч рублей.

Ксения Сакурова: Это то, о чем я хотела спросить, я удивлялась. Тоже согласно данным вашего опроса, одной из популярных профессий для подработки является, например, администратор. Но администратор – это человек, который работает полный рабочий день. И мне было не совсем понятно, как люди совмещают. Видимо, человек отработал свои два дня, а потом еще два дня за сотрудника, которого нет, но он должен быть.

Александр Ветерков: Да, совершенно справедливо. То есть работают «два через два». И как раз берется дополнительно один или два дня, и человек работает не пять дней в неделю, а шесть, а иногда и семь дней в неделю.

Петр Кузнецов: Александр, тем не менее подработка – это, как правило, все-таки зарплата низкая, на то она и подработка. Или нет? Та, на которую не протянешь, если она, например, будет основной.

Александр Ветерков: Как раз тенденция к тому, что люди, которые начали подрабатывать, например, в маркетинге, перешли в дальнейшем на самозанятость (а появились новые формы взаимодействия с работодателем, например, такие как самозанятость, либо некоторые бывшие сотрудники открывают ИП и начинают работать как индивидуальные предприниматели), как раз показывает то, что есть отрасли и есть сегменты, где можно заработать, на подработке, а в дальнейшем работая фрилансером, те же самые деньги либо больше, чем находясь в штате.

То есть, например, если мы говорим про маркетинг, SMM-специалисты, хорошие маркетологи, уйдя работать на проекты, в принципе, зарабатывают неплохие деньги. Точно так же мы видим тенденцию к увеличению количества спроса на репетиторов. И педагоги, уже много лет работавшие репетиторами, например, в офлайне, беря учеников, сейчас освоили все онлайн-способы преподавания и могут взять большее количество учеников за то же самое время, просто не делая каких-либо перерывов. Тем самым они начинают зарабатывать больше, нежели зарабатывали ранее, и иногда даже отказываются от основного места работы.

Петр Кузнецов: Хорошо. Ну скажите, подработка – это «серая» зона в основном сейчас?

Александр Ветерков: Не всегда.

Петр Кузнецов: То есть можно сказать, что подработка увеличивает этот теневой сектор?

Александр Ветерков: Не всегда. Государство сделало достаточно много усилий для того, чтобы подобные схемы «обелить». И как раз возможность работать по таким схемам, как самозанятые, либо по ГПХ-договорам, либо как индивидуальный предприниматель, подталкивает людей рассмотреть возможность подработки как основное место работы.

Да, безусловно, очень часто это находится в такой «серой» зоне, особенно когда люди перерабатывают. То есть нельзя работать 24 часа в сутки и 7 дней в неделю. Тем не менее на многих профессиях – те же самые курьеры либо строители – мы встречаем, когда люди существенно перерабатывают. И в этом случае работодатели идут на взаимодействие «всерую». Но точно так же это часто выгодно самому сотруднику, поскольку иначе он бы не смог получить эту возможность подработать.

Ксения Сакурова: Александр, очевидно, что запрос у людей серьезный сейчас именно на такую частичную какую-то занятость. А работодатели готовы вот эту самую частичную занятость предоставлять? Есть ли те, кто выкладывают вакансии именно с хештегом «подработка», «частичная занятость»? Стало ли больше таких вакансий?

Александр Ветерков: Да, работодателям, особенно в сегменте, когда есть возможность удаленно работать (например, колл-центры, маркетинг), количество таких предложений очень сильно растет. Работодателям не хватает сотрудников, и они вывешивают подобные объявления. Но не только. Не хватает, как я уже говорил ранее, курьеров, комплектовщиков, продавцов, водителей. И на данные вакансии тоже вывешивается большое количество предложений с подработкой. И с частичной занятостью количество объявлений по сравнению с прошлым годом выросло практически в два раза.

Ксения Сакурова: А работодателям в чем плюс брать именно вот такого человека со стороны, про которого он знает, что, во-первых, скорее всего, он трудоустроен будет как-то «всерую», не знаю, в общем-то, не очень привязан к работодателю? Здесь какие плюсы?

Александр Ветерков: Плюс то, что в настоящий момент все-таки у нас рынок соискателей. Соискатель выбирает, где работать. И многим работодателям не хватает сотрудников, особенно то, что я перечисляю, в массовом сегменте. Не хватает сотрудников. И ищут любые возможности для того, чтобы привлечь к себе кандидатов, поэтому берут людей и вахтовым методом работы, либо на временную занятость, либо на частичную занятость, меняя графики работы, меняя возможность работать по несколько часов дополнительно в день, дабы закрыть потребность в персонале.

Ксения Сакурова: Спасибо большое.

Петр Кузнецов: Спасибо. Александр Ветерков, заместитель генерального директора сервиса «Работа.ру».

Ксения Сакурова: Что пишут наши зрители? Краснодарский край: «Пенсия – 10 тысяч рублей. Мою полы за 7 тысяч, чтобы оплатить коммуналку».

Ксения Сакурова: Адыгея: «Подрабатываю слесарем в котельной. Не хватает пенсии даже на скудную жизнь».

И еще один звоночек у нас – Мария из Ростова-на-Дону. Мария, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Ксения Сакурова: Расскажите, как у вас.

Зритель: Вы меня слышите?

Ксения Сакурова: Да-да, слушаем.

Петр Кузнецов: Да, слышим.

Зритель: Ростов-на-Дону, Мария Владимировна. Я работала в институте на вахте. Сутки работала, два дня выходная. Потом уволились. Мне сейчас прибавили, индексировали пенсию, мне хватает. Но все равно я бы хотела еще где-то 2–3 тысячи заработать, потому что, когда приходит внук, хотелось бы чем-нибудь порадовать, сделать вкусный какой-то пирог или… ну не знаю, что-то спечь, потому что меня не устраивает магазинное, мне хочется самой что-то сделать повкуснее. И там будут продукты хорошие, которые… я знаю, что я положила.

Петр Кузнецов: А хорошие продукты стоят денег.

Зритель: Большое вам спасибо, что вы ведете передачу. Но только почему-то все, что вы говорите… Ну хотя бы что-то изменилось, друзья.

Петр Кузнецов: Ждем, ждем.

Ксения Сакурова: Ждем, да.

Петр Кузнецов: Мы делаем самое главное – мы об этом говорим. Спасибо большое за пожелание. Вы не одна, кстати, такая. Вот из Удмуртии нам пишут: «На пенсию по возрасту ушла 18 лет назад, но продолжаю подрабатывать, чтобы позволить внукам и себе вкусняшки». «Подработка – это то, с чего не платишь налоги», – все-таки уверен телезритель из Архангельской области. «Подработка нужна, потому что жить надо, а не выживать», – Еврейская АО. «При подработке каждый день 12 часов без отдыха. Так они превращаются в зомби». «Сын работает с 7 утра до 7 вечера, без выходных. Когда тут подрабатывать?» – это SMS из Пермского края.

«Вам или вашим близким приходится подрабатывать?» – об этом спрашивали наши корреспонденты в разных городах встречающихся им людей.

ОПРОС

Петр Кузнецов: Мы вернулись в студию. И с нами здесь Владимир Морыженков, профессор бизнес-школы МИСиС. Владимир Алексеевич, мы вас приветствуем.

Владимир Морыженков: Здравствуйте, коллеги.

Ксения Сакурова: Да, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Посмотрели мы опрос. Скажите, пожалуйста… Давайте вот с какой точки зрения на подработку посмотрим. Все-таки, как ни крути, это какая-то активность трудовая, да? Ну, это говорит о мобильности работника. В таком случае можно сказать, что подработка служит драйвером чего-либо, рынок разгоняет? Или она его, наоборот, тормозит?

Потому что если мы говорим о развитии и сотрудника, и самого рынка, да и в целом экономики страны, то подработка не должна существовать, потому что вот это свободное время, которое ты на нее тратишь, с языком на плече с одной на другую бежишь, и там не хорошо делаешь работу, ни на другой, – ее бы лучше потратить (ну, это в идеале) на повышение квалификации, что, в свою очередь, позволит просить повышения зарплаты на основной работе? А там и продвижение по карьерной лестнице, ну и то самое нужное развитие и трудовая мобильность.

Владимир Морыженков: Обратите внимание, коллеги, что статистика публикует следующие данные: люди даже в жаркую пору стали меньше употреблять пива, крепкие спиртные напитки тоже довольно заметно уходят на второй план. Является ли это причиной того, что люди ищут работу и тратят время не на праздность и алкоголь, что было раньше крайне распространено еще в советской России?

Плавно тренд заставляет людей не просто выживать, а для среднего искать новые способы самореализации, для более низкооплачиваемых слоев населения тоже пытаться найти более легкие или интересные какие-то дела, загрузку, чтобы какие-то денежки появлялись. И появляются возможности для своего жизненного маневра.

Это означает, что я крайне позитивно воспринимаю те события, которые сейчас происходят массово в жизни людей, потому что признание наконец рынка труда мобильным – это самое главное для источника развития государства. Мобильность позволяет человеку принять важные решения в своей жизни. Они больше не являются привязанными даже в сознании на якорь, сидящими на своем месте жизни, в каком-то городке, где монопольная работа есть. Они ищут и реализуют себя через Интернет.

Так вот, очень интересные события теперь происходят. Люди из-за рюмки вина едва ли пойдут в поисках повышения собственных компетенций. А вот из-за того, что они оказались на рынке труда, даже став курьерами, через свои курьерские глаза видят многообразнейшие среды жизни общества и других людей – и у них просыпается потребность, как забираться по лестнице, и потребность в компетенциях. Начиная с электровелосипеда вместо двух ног, переход на велосипед, и кончая уже тем, что они сами пытаются, обсуждая возможности в Интернете, выстраивать какие-то свои схемы и модели. Они их поглощают – и люди начинают вовлеченно работать.

Мы продвигаем в бизнес-школах тезис «вовлеченность труда». Если ты не вовлечен на работе… А помните статистику, тоже недавнюю? Больше 50% людей не нравится своя работа. А это и значит, что подработка или такая возможность куда-то приспособить свои навыки или возможность быть полезным – это открывает ему новые возможности. Это очень интересная идея.

Петр Кузнецов: Понятно. Далеко не про выживание все это, далеко не про выживание.

Ксения Сакурова: А я все-таки хочу про выживание спросить. Ведь 16% из тех, кто подрабатывают, признались в том, что подрабатывают они на еду. И вот у меня вопрос: а насколько такая стратегия правильная – просто увеличение количества рабочих часов? «Вот я восемь часов поработал на своего основного работодателя, а потом еще сколько-то – на дополнительного».

А почему люди не идут по пути повышения стоимости собственного часа, по пути повышения зарплаты, я не знаю, повышением компетенций, увеличением количества каких-то компетенций? Почему все остальные стратегии закрыты и мы только должны, забыв про восьмичасовой рабочий день как достижение определенного этапа нашей истории, про это забыли – все, мы работаем по 16 часов? Может, другие какие-то возможности есть?

Владимир Морыженков: Я хочу сказать, что это вопрос эволюции. Если вспомнить великого Суворова, полководца, который гордился главным качеством русского народа – смекалкой, то эту смекалку нужно пробудить в человеке. И когда человек сначала вынужден… Это же эволюционная ступенька. Человек не любит учиться. Человек как общественное животное от природы ленив. И эта лень не дает ему, будучи самодостаточным с каким-то маленьким количеством денег, идти и подрабатывать.

Вот когда возникает острый недостаток этих денег, человек начинает искать способы подрабатывания, то вот здесь возникает ощущение. Он начинает уставать на этой работе или она его не устраивает – он начинает приспосабливаться. Начинает срабатывать смекалка, и он думает: «Зачем я работаю на такой тупой и изнурительной работе? Будь поумнее».

И когда через голову его идет множество вариантов… Главное, чтобы они не пошли с нарушением законодательства, мошенничество и другие вещи. Это очень важно! Хотел бы предупредить многих не думать в этой плоскости. Думайте о том, как свою работу можно сделать в разы быстрее, в разы лучше или найти те варианты, где у вас раскроются ваши качества.

Кстати, обратите внимание, у вас в бегущей строке была такая строка, человек говорит: «А я вот вынужден на приусадебном участке работать, и мне за это никто не платит». А я вижу одного соседа у нас в нашем товариществе, и он выращивает какой-то уникальный… Ну, лук-порей не является уникальным, но только он его продает по 400 рублей за килограмм. Объявление в Интернете. И у него дело какое-то наладилось. Я смотрю, задал вопрос: «Сколько ты зарабатываешь?» Он говорит: «Ну, тысяч сто я уже, в общем-то, зарабатываю». Я говорю: «А сколько у тебя участок?» – «Пятнадцать соток. Только, – он говорит, – не нужно свеклу выращивать. Занимайся экзотическими вещами, которые… То есть ценность с одного квадратного метра. Собирай не морковку – и будет у тебя все получаться».

Это в качестве примера, потому что вашу передачу смотрит множество людей, которые работают на приусадебных участках и думают, как лук или морковку вырастить.

Петр Кузнецов: Да, спасибо, мы задумались. Это уже на будущий год такой проект можно сделать. Сейчас уже поздно.

Ксения Сакурова: Сейчас уже можно деньги собирать на посадочный материал.

Петр Кузнецов: Как правило, основной работодатель все-таки со временем узнает, что у его сотрудника есть подработка. И мы знаем, как размышляет наш работодатель. Там не происходит такого, что это позволяет ему не индексировать зарплату своему сотруднику? «Ну, я тебе не мешаю. Ты же подрабатываешь? Вот твоя индексация на стороне». И в целом это как бы не очень хорошо сказывается, ну в целом рынок сдерживает.

Владимир Морыженков: Вот здесь очень важно оценить сотрудника, который понимает, что он индивидуально очень полезен предприятию, то есть у него есть какие-то знания и компетенции, при помощи которых работодатель может получить от него добавленную стоимость для своего бизнеса и стать богаче. И как бы человек, ну, работодатель ни возражал и ни хотел это сделать, он понимает, что эти компетенции у него могут перекупить конкуренты – и тогда он потеряет это. И он обязательно будет компенсировать такие затраты.

А там, где компетенции являются уже общедоступными или можно их автоматизировать, или перепрограммировать в какую-то систему управления, то, конечно, нужно освобождать это рабочее время и не держать на ошейнике человека, который сидит на работе, делает, простите, изнурительную простую работу, которую могут сделать множество других людей. Дай ему шанс, потому что он так еще два года будет использовать, а потом придумает, как это автоматизирует. И человек уже окажется совсем не у дел, а еще вдобавок недееспособным, чтобы что-то идти и искать.

И таких людей слоняется по рынку очень много. Они приходят с потухшими глазами. Их давно уже использовали, «отюзали», как многие на рынке говорят. И все. После этого ты понимаешь, что он приходит куда-нибудь, чтобы просто посидеть. Неинтересно.

Петр Кузнецов: Людмила из Екатеринбурга. Это точно интересно. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Я хочу сказать, что любая подработка – это отнятие времени у собственной семьи. Ты меньше занимаешься с детьми, ты не можешь вникнуть в их интересы. Да это не жизнь! Человек должен работать и достойно получать за свою работу. А то, что говорят работодатели, они в большинстве своем, в большинстве… Есть единицы, которые ценят труд работника, знают, что он выполняет и грамотно ведет бюджет предприятия, помогает зарабатывать честным путем самому же работодателю прибыль, а сам сидит на голодном пайке.

И не надо говорить, что у нас… Вот говорят о «серой» зарплате и все прочее. Да вы подумайте о нашем поколении. С детьми никто не занимается. Школе тоже наплевать на них. Это хорошо, когда у родителей хватает денег, он может репетитора нанять. Только опять-таки не он принимает участие в воспитании детей, на это времени нет. Если вы посмотрите сериалы, как говорится, романтические, где…

Петр Кузнецов: Понятно.

Ксения Сакурова: Так у нас времени нет.

Петр Кузнецов: Люди с подработкой вам скажут: «Ладно воспитывать, так детей еще и кормить надо».

Зритель: Не лучший вариант, не лучший вариант, потому что за все надо платить, за тренировки нужно платить. Вы говорите о том, что сейчас государство возместит какую-то часть от расходов по тренировкам, по дополнительному обучению. Это глупости! Потому что там такие же предприниматели, которым нужно заработать. И половина идет неучтенкой, эти расходы у большинства родителей. И приходится работать, работать, работать. А чтобы жизнь познать, города посмотреть, если у тебя большая семья, то на это денег не хватает.

Ксения Сакурова: Да, спасибо, спасибо, Людмила, спасибо большое.

Work-life balance – Людмила этой темы касается. Человек, который хорошо отдохнул, хорошо и поработал. Вы как думаете? Если можно, коротко.

Владимир Морыженков: Мы говорим о следующем: ты должен работать быстро, зарабатывать много, развиваться и искать новые источники компетенций, которые дадут снова тебе возможность вернуться на цикл. Работать быстро, креативно, зарабатывать больше и больше уделять времени для роста своих компетенций. Это очень интересный закон. Но, чтобы работать быстро, нужно всегда многократно искать, где себя применить, где точки применения. Многие люди находятся не на своем месте. Это потрясающая для России трагедия.

Петр Кузнецов: Это правда, это правда. И мы это обсуждали.

Ксения Сакурова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо большое. Отдельная тема, очень интересная. Мы спрашивали вас в этой теме: подрабатывать приходится? «Да» – 88%, «нет» – 12%.

Ксения Сакурова, Петр Кузнецов. До завтра! Оставайтесь на ОТР, вечернее «ОТРажение» совсем скоро.

Ксения Сакурова: До новых встреч!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
Владимир
ЗАРПЛАТА 18Т.Р. ПРИХОДИТЬСЯ ПОДРАБАТЫВАТЬ
Александр
Все население вынуждено подрабатывать хватает чисто на питание Народ России требует минимальную заработную плату370рублей в часПятидневную рабочую неделю 8часовой рабочий день Переработки, выходные,празднечрые дни оплачивать по двойному тарифу
Опрос «Авито.Работа» и GigAnt. Почему? И где ищут дополнительный доход?