Большое интервью Лукашенко

Большое интервью Лукашенко | Программы | ОТР

Прокомментировали наши эксперты

2020-09-09T16:55:00+03:00
Большое интервью Лукашенко
Коронавирус: вторая волна ограничений. Война в Нагорном Карабахе. Лес в собственность. Новые правила поверки счетчиков. Депутаты из народа. Соцконтракт против бедности
Удочка вместо рыбы: как работает система социального контракта
Идеальный депутат
Карабах: неужели война?
Коронавирус наступает
Бедность пошла в рост?
Впервые в России лес могут отдать в частную собственность
Не хочу, чтобы ребёнок стал блогером... О какой работе для своих детей мечтают россияне?
Новые правила поверки счётчиков. Разъяснения наших экспертов в сфере ЖКХ
Армения и Азербайджан на пороге войны
Гости
Владимир Евсеев
заведующий отделом Института стран СНГ
Богдан Безпалько
член Президиума Совета при Президенте РФ по межнациональным отношениям

Петр Кузнецов: Мы продолжаем. Поговорим о том, что сейчас происходит в Белоруссии, а там произошло большое интервью Александра Лукашенко. Дал он это интервью российским СМИ, в нем он назвал правильным задержание Марии Колесниковой, которая якобы хотела убежать на Украину. С самим координационным советом белорусский лидер вести переговоры пока не собирается, потому что, цитата, «не знает, кто эти люди». Они, например, по словам Лукашенко, «хотят разорвать все наши связи с братской Россией, хотят, чтобы у нас были платными образование, медицина, они хотят, чтобы все наши промышленные предприятия были уничтожены, а рабочие стали бы безработными».

Ольга Арсланова: Говорил Лукашенко и о самом себе, например признал, что «немного пересидел» в президентском кресле. Появилась информация о том, что белорусские власти представили некий план по выходу из кризиса. Он предусматривает, что до 2022 года в Конституцию Белоруссии внесут поправки, ослабляющие власть президента в пользу правительства и парламента, после чего в стране проведут новые выборы. В ближайшее время не исключено, что российский и белорусский президенты встретятся.

Какими могут быть темы для обсуждения? Как развивается ситуация в Белоруссии? Об этом поговорим прямо сейчас.

Петр Кузнецов: С нами Богдан Безпалько, член президиума Совета при Президенте Российской Федерации по международным отношениям. Богдан Анатольевич, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Богдан Безпалько: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Какие у вас остались впечатления от большого интервью с президентом Лукашенко?

Богдан Безпалько: Вы знаете, все ожидаемо, так скажем, интервью на самом деле довольно банальное, оно ничем почти не отличается от других интервью, которые давал Лукашенко другим журналистам. Например, он недавно давал интервью Гордону, оно примерно такое же.

Петр Кузнецов: Но то, что он дает интервью такое обширное именно российским журналистам, российским СМИ, – значит ли это, что несколько так вот сменилась, смягчилась его риторика, позиция по отношению к России? Потому что совсем недавно казалось, что он готов к обострению.

Богдан Безпалько: Ну, вам не казалось, это и было обострением.

Петр Кузнецов: Ну да.

Богдан Безпалько: Еще 4 августа он двигал войска к российско-белорусской границе, а в своем послании народу и парламенту он прямо говорил о том, что «Россия перестала быть для нас братьями, мы стали партнерами» и что московские, прямо скажем, кукловоды стараются с помощью 32 этих «вагнеровцев» отстранить его от власти. Еще совсем недавно его вектор был совершенно антироссийским, просто сейчас он осознал, что все его заигрывания с Западом оказались совершенно бесплодными, что Запад стремится к его полной отставке, к его полному устранению с политической арены. Единственная страна, которая может его поддержать в этом, – это Российская Федерация, поэтому он и поменял на 180 градусов.

Ольга Арсланова: Ну вот, в частности, Александр Лукашенко заявил, что готов продолжать интеграцию с Россией, для этого нужно, чтобы все проекты института союзного государства реально заработали, – в общем, такой сигнал о готовности уступать в этой интеграции. Говорит ли это о том, что российская власть уже пообещала Лукашенко всестороннюю поддержку и осуществляет ее сейчас в ходе протестов?

Богдан Безпалько: Пока что мы только видим, что со стороны России прозвучала поддержка в том смысле, что Лукашенко пока признается легитимным президентом Белоруссии. Но в целом я совершенно не верю в то, что Лукашенко будет реализовывать положения союзного договора и стремиться к интеграции. Двадцать лет он все это абсолютно саботировал, и двадцать лет фактически он сам торпедировал все проекты союзного государства, и только сейчас вдруг он еще и говорит о том, что вот, дескать, необходимо, чтобы инструменты заработали. Ну так почему же в течение последних десятилетий ему что-то мешало говорить хотя бы об этом?

Он же постоянно говорил о том, что в реальности «нас пытаются лишить суверенитета, независимости», и постоянно тыкал на восток, в нашу сторону. Если он готов, отлично, давайте начнем с единой валюты с одним эмиссионным центром в Москве, потому что потенциалы России и Белоруссии несопоставимы. Давайте с этого начнем и посмотрим, как на это отреагирует Александр Григорьевич.

Ольга Арсланова: Вы сказали о легитимности, о том, что Россия признает Лукашенко легитимным президентом. Как вам кажется, есть ли какая-то уже сформированная, официальная четкая позиция российских властей по протестам в Белоруссии, по будущему политическому Лукашенко, останется ли он у власти вообще в ближайшее время? И что в мире об этом думают, потому что много было разговоров о санкциях, которые европейцы введут против Лукашенко, но постепенно позиция той же Германии, очевидно, смягчается.

Богдан Безпалько: Я могу сказать, что официальная позиция России пока что очень сдержанная. Она выражается, скажем так, словами Пескова о том, что белорусский народ сам разберется, что в Белоруссии разберутся самостоятельно. Пока что мы действительно поддерживаем Лукашенко в том, что признаем его легитимным президентом, но Россия может ему в этой легитимности и отказать.

Что касается мировой реакции, она в принципе очень разная. Европейские политики Лукашенко осуждают, но каких-то жестких экономических или политических санкций против него пока не вводят. Американцы тоже осуждают ряд его действий, но тоже пока не вводят каких-то жестких санкций. Так что здесь, я думаю, реакция очень неоднозначная. В целом можно сказать, что европейцы очень не хотят повторения украинского сценария в Белоруссии и не хотят выстраивания такого враждебного, хаотичного, нестабильного пояса между Западной Европой и Россией, что повредит как поставкам углеводородов, так и взаимной торговле и вообще, в целом взаимному сотрудничеству между ЕС и Российской Федерацией.

Петр Кузнецов: Ага.

Уже анонсирован его приезд в Москву, очевидно, что будет встреча с российским президентом. Наверное, Лукашенко хочется приехать уже в статусе человека, который вывел ситуацию из острой фазы, с которым можно обсуждать будущее, у которого в стране все более-менее спокойно. Насколько, по-вашему, сейчас ситуация для него в стране успокоилась? Потому что, судя по большому интервью, за стол переговоров с координационным советом он садиться не собирается. С другой стороны, если ты хочешь провести спокойно следующий срок, наверное, нужно за стол переговоров садиться с представителями всех сил, партий, движений и взглядов.

Богдан Безпалько: Да, единственный урок, который вынес Лукашенко из украинского Майдана, – это то, что нельзя идти на переговоры с оппозицией. Но с другой стороны, говорить о том, что в Белоруссии все успокоилось, слишком рано. Как минимум до ноября, по оценкам самих белорусских экспертов, там еще будут продолжаться масштабные, достаточно многолюдные протесты.

А то, что Лукашенко приедет сюда, в Россию, – это, безусловно, для него позитивный шаг, потому что он получает шанс договориться по вопросам рефинансирования долгов, по вопросам оплаты долгов за уже поставленный газ, это порядка 330 миллионов долларов, по вопросам, связанным с экономическим сотрудничеством, производственными цепочками, ценами на энергоносители, транзитом энергоносителей и так далее, и тому подобное. Со всеми этими вопросами он приедет сюда. Но на самом деле это для него одолжение делает Россия, потому что он добивался этой встречи уже достаточно давно. Это мы ему разрешили сюда приехать и обговорить, обсудить все эти вопросы.

Ольга Арсланова: Как вам кажется, Россия пойдет на какие-то экономические уступки? Получит ли Лукашенко скидки, и если да, то на каких условиях?

Богдан Безпалько: Я думаю, что Лукашенко попытается использовать свою старую тактику: много-много-много обещать, а потом ничего не делать, но предварительно получить бонусы, преференции и экономические скидки. Я не могу здесь ничего спрогнозировать, это решение нашего политического руководства. Вполне возможно, что какие-то небольшие скидки он получит или, скажем, какие-то условия по рефинансированию действительно будут ему предоставлены. Но какими условиями это будет обставлено, я пока сказать не могу. Я убежден только, что Лукашенко – это человек, который всегда обманывает, это политик, с которым совершенно невозможно иметь дело. Он обманет, даже если он подпишет какие-либо документы, он не будет их исполнять.

Петр Кузнецов: Богдан Анатольевич, еще к одному заявлению, которое мы упомянули, о том, что он признал «возможно, я пересидел», на своей должности пересидел, и тут вот на этом фоне появилась информация, что вроде бы как готовы провести досрочные парламентские и президентские выборы, до 2022 года, в Белоруссии. Если это так, значит ли это, что 2022 годом и ограничится его правление вот в нынешнем статусе по крайней мере, в статусе президента? Почему 2022 год?

Богдан Безпалько: Пока это еще ничего не значит. Я убежден, что он просто хочет выиграть время, сбить протестную волну, а потом всегда можно и отказаться от этих проектов или изменить их существенным образом, так, что будет полностью выхолощена их суть. Но конечно, если следовать букве того, что говорится сейчас, скорее всего, это будет означать конец его правления, потому что по идее еще раз выставлять свою кандидатуру на президентских выборах ему будет уже бессмысленно. Как минимум значительная часть населения настроена против него, бо́льшая часть населения испытывает усталость от нынешней модели экономики, от отсутствия интеграции с Россией и от стагнации экономики. Поэтому я думаю, что для него было бы нецелесообразно выставлять свою кандидатуру в 2022 году. В принципе...

Петр Кузнецов: Ага. Нет, может быть, он себе придумает какую-нибудь должность? То есть президентом Белоруссии будет кто-то другой, а он все равно будет рулить ситуацией в стране в качестве, не знаю...

Богдан Безпалько: Для таких людей власть – это наркотик, именно реальная власть, когда есть рычаги, когда ты относишься к государству как к своей собственности. Поэтому какая-то почетная должность...

Ольга Арсланова: Слушайте, но тут даже вопрос не наркотика, наверное, а в том числе и вопрос сохранения собственной безопасности после того, как пост будет покинут. Может ли Лукашенко быть в ней уверен?

Богдан Безпалько: Если он опасается всерьез за свою личную безопасность, это значит, что ему есть что скрывать, это значит, что фактически он понимает, что какие-то законы он нарушал во время своего президентства, ему могут предъявить, собственно говоря, обвинения. Поэтому я думаю, что он на эти шаги в реальности не пойдет, он просто заболтает все эти процессы, скажет, что да, 2022-й, но мы вот тут решили и перенесли срок на 2032-й, давайте вот так. А потом будет все, и президентская реформа, и парламентская, и конституционная, и референдум. Мы 20 лет ждем исполнения уже заключенного союзного договора, ничего не сделано, даже единого гражданства у нас нет, института гражданства союзного государства.

Ольга Арсланова: Да.

Богдан Безпалько: Ну и что мы, соответственно, будем ему... ?

Ольга Арсланова: Слушайте, а зачем нам это по большому счету нужно? Вот зачем с прагматической точки зрения это России?

Богдан Безпалько: Нет, России союзное государство, как и любые интеграционные союзы, нужны с политической, с военной, даже с экономической точки зрения, просто для того, чтобы хотя бы не допустить превращения всех этих государств в несамостоятельные буферные республики, которые будут блокировать Россию со всех сторон, вот то, что произошло с Украиной.

Ольга Арсланова: Ага.

Богдан Безпалько: Украинское государство сейчас фактически отсутствует, украинская элита действует в интересах совершенно других государств, не в интересах, даже не в интересах украинского национализма. Поэтому мы должны контролировать постсоветское пространство, мы должны нести за него ответственность, тем более что и Украина, и Белоруссия, как это у нас часто любят говорить, это братские народы, братские страны, с моей точки зрения, это одна страна, один народ наш, русский. Но в любом случае мы не имеем права бросать все это на самотек в том числе из чисто прагматических соображений собственной безопасности, безопасности своей экономики, ВПК, много-много чего другого.

Но если, соответственно, мы не можем эту территорию контролировать, если мы не можем добиться исполнения от Лукашенко обещаний, которые он давал или которые он уже подписывал в виде каких-то договоренностей, то тогда совершенно непрагматично вкладывать в эту территорию сотни миллиардов долларов, мы можем вложить в свои собственные регионы, в России, здесь, в развитие науки, техники, армии, чего угодно.

Ольга Арсланова: Регионы бы не отказались, это совершенно точно. Давайте послушаем...

Петр Кузнецов: Да, под занавес реплика зрителя.

Ольга Арсланова: Да, у нас Юрий из Пермского края на связи. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: И ваш комментарий по этому поводу.

Зритель: Здравствуйте.

Я вот думаю, что Лукашенко верить нельзя, потому что от него все отвернулись, Меркель, Макрон, Трамп, поэтому он сейчас с Путиным-то и заигрывает. А кто еще остался? Кроме Путина никого и нету, чтобы его кто-то поддержал. Он как этот котенок, знаете, ласкается, мурлычет, потому что он знает, что Путин ему поможет, и никому он не нужен, этот Лукашенко. А ему верить нельзя, потому что недавно же он там сказал, что мы каких-то боевиков прислали, – все, уже нет, замяли это дело. Почему? Потому что невыгодно ему стало, потому что надо же как-то отвертеться.

Петр Кузнецов: Юрий, а скажите, давно ему верить нельзя? С каких пор уже верить ему, по-вашему... ?

Зритель: Да потому что, когда он еще говорил, что он там это...

Петр Кузнецов: Что стало переломом?

Зритель: ...мы что-то будем делать, долг нам отдаст, – да ничего он не будет отдавать, он уже давно себя изжил, этот Лукашенко.

Петр Кузнецов: Понятно. Юрий, Пермский край, спасибо.

Зритель: Оказалось, долг какой-то тут надо ему сразу отдавать, он сразу понял, что мы тоже к этому всему вернемся...

Петр Кузнецов: Слова, слова...

Зритель: Он будет один, он будет изолирован от всего мира, понимаете? Вот он сейчас и долг сразу будет погашать, значит, 500, сколько-то там евро, тысяч, не знаю, сколько там они нам должны. Поэтому он сейчас будет с Путиным только вот общаться.

Петр Кузнецов: Ну, пообщаются, и обсудим. Спасибо.

Богдан Анатольевич, в каких сферах все-таки с ним можно сотрудничать продолжать? Давайте на этом завершим.

Богдан Безпалько: Это зависит от того, на какие реальные действия в качестве уступок он может пойти. В области промышленных цепочек, в области поставок углеводородов в ЕС, в области, собственно говоря, военной безопасности, хотя бы и без военной базы на территории Белоруссии. Но в целом я бы здесь тоже перешел на прагматичные рельсы. Как было там у классиков Ильфа и Петрова? – «можно, но вначале деньги». То есть вначале какие-то действия по интеграции, вначале какие-то действия, направленные в сторону России, а не слова, словами мы уже насытились за эти 20 лет до предела.

Петр Кузнецов: Вам не верится, что слова начнут как-то с делами взаимодействовать в новом его сроке, может быть, в последнем для него?

Богдан Безпалько: Абсолютно, абсолютно не верится, потому что Лукашенко меняет свою точку зрения на 180 градусов. Он вот сейчас в интервью ругал Порошенко, а во время президентства Порошенко они встречались, замечательно вместе проводили встречи, форум регионов Украины и Белоруссии, и вообще Лукашенко сам убеждал нас в том числе здесь, в России, что Порошенко будет еще один срок президентом на Украине, это лучший президент для Украины. То есть человеку верить нельзя, потому что он меняет свою точку зрения на прямо противоположную в зависимости от собственной выгоды, от личной выгоды, я скажу, что не выгоды для Белоруссии или для белорусского народа, а именно личной выгоды, своего клана, своей семьи, поддерживающих его силовиков.

Петр Кузнецов: Спасибо. Комментарий Богдана Безпалько.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Мы приветствуем Владимира Евсеева в эфире, это заведующий отделом Института стран СНГ. Владимир Валерьевич, добрый день вам.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Владимир Евсеев: Добрый день.

Ольга Арсланова: Смотрите, вот тут на днях еще Светлана Тихановская записала видеообращение к россиянам, сказав, что россияне и белорусы всегда были друзьями. Она признательна россиянам, которые поддерживают сопротивление народа диктатору. В общем, мы видим, что, с одной стороны, и легитимно признанный Россией Александр Лукашенко обращается к России, и оппозиция пытается апеллировать к России. Закономерный вопрос – какая все-таки позиция по обстановке в Белоруссии у России сейчас? То есть кому есть смысл действительно к ней обращаться и быть благодарным?

Владимир Евсеев: Я полагаю, что в Белоруссии реальной оппозиции нет.

Ольга Арсланова: Ага.

Владимир Евсеев: Там, конечно, есть большое количество партий, но эти все политические партии в той или иной форме лояльные лично к Александру Лукашенко. И подтверждением этого стал кандидат, один из кандидатов, который был лидером партии, который свои голоса просто передал Александру Лукашенко в ходе президентской избирательной кампании.

Если же говорить о тех людях, которые себя называют лидерами оппозиции, в том числе о координационном совете белорусской оппозиции, то это некое собрание отдельных людей, которые не имеют ни политического опыта, ни программы действий, которые не могут работать в команде, – это никакие не лидеры оппозиции. Более того, по некоторым данным, вот этот координационный совет является фактически филиалом внешнего центра управления, который находится в Польше или Чехии. Поэтому совершенно понятно, что в ходе нынешнего интервью Александр Лукашенко сказал, что не будет вести диалог.

Но не будет диалог вести с кем? – вот с этими людьми, которые на самом деле ничего из себя не представляют, которые сейчас частично находятся за границей и которые на самом деле не выражают мнение белорусского народа, потому что то, к чему они призывают, они фактически призывают к развалу Белоруссии. Это не отвечает интересам белорусов, белорусы хотят жить хорошо, они хотят повышения личного благосостояния, а эти люди, так называемые лидеры оппозиции, включая Светлану Тихановскую, призывают фактически к развалу страны.

Петр Кузнецов: Подождите, а что вот эти вот люди, которые, получается, для нас слева, а для вас справа, вот сейчас их показывают, у них какие запросы, люди на улицах?

Ольга Арсланова: Это тоже не оппозиция действующей власти, вы считаете?

Владимир Евсеев: Вы знаете, надо разделять так называемых лидеров оппозиции и народ, который реально недоволен той ситуацией, которая в стране, как прошли президентские выборы, вот это надо разделять.

Ольга Арсланова: Да.

Владимир Евсеев: Россия поддерживает не Александра Лукашенко, Россия выступает за поддержку белорусского народа, в том числе который вышел на эти улицы, поэтому это совершенно разный подход. Поэтому поддержка Александра Лукашенко не может быть 100%-й, она учитывает настроения белорусского...

Ольга Арсланова: Хорошо-хорошо, отлично. Давайте тогда так: на сколько процентов российская власть поддерживает Лукашенко, как вам кажется, сейчас?

Владимир Евсеев: Вы знаете, я думаю, что оценочно она поддерживает его, может быть, на 60%.

Ольга Арсланова: Ага.

Владимир Евсеев: Вот посмотрите, те действия, которые были предприняты за последнее время в ходе визита премьер-министра Михаила Мишустина в Минск, ведь они означают не только об уступках со стороны России в виде миллиарда долларов, они же означают и значительные уступки со стороны Минска, которые носили вынужденный характер. Это фактически согласие на покупку на российских условиях газа и нефти, это транспортировка тех нефтепродуктов, которые получаются на белорусских НПЗ, через российские порты, это вот то, к чему Россия давно призывала. Сейчас реально Белоруссия стала намного более зависимой от России, чем это было на начало прошлого года, на начало вот этого года.

Но хочу заметить, что в последнее время действия были достаточно недружественными, например, покупка техасской нефти, которая состоялась в июне, или, например, поставка из Норвегии нефти, и все это в основном через Клайпеду, через Литву, понимаете? То есть 100%-й поддержки, конечно, у него нет.

Но в чем российское руководство отдает себе отчет? – в том, что сейчас другого человека, который может обеспечить транзит власти, просто нет. Вот эти люди, которые выходят на улицу, они оказывают давление на власть, но они не могут обеспечить мирный транзит, вот в этом проблема. Для России нужно, чтобы транзит был относительно спокойный, без катаклизмов, потому что, если катаклизмы будут в Белоруссии, эти катаклизмы будут и в России ввиду того, что наши экономики очень серьезно между собой взаимосвязаны, что огромное количество белорусов работает на территории Российской Федерации. Мы получим чрезвычайно серьезные проблемы, если там будет катаклизм; нам нужен относительно спокойный транзит власти.

Петр Кузнецов: Но может быть, этот транзит заключается в предложении Минска, точнее Минск, как сообщается, представил Москве и даже ОБСЕ некий план конституционных реформ, включая, судя по всему, и какие-то элементы политической либерализации.

Владимир Евсеев: Вы знаете, политические реформы – это хорошо, но мы должны четко понимать, до какого срока Александр Лукашенко будет президентом Республики Белоруссия. Потому что мы хорошо помним 1996 год, к этому моменту Александр Лукашенко 2 года уже был президентом Республики Беларусь. Потом прошел референдум, и Александр Лукашенко сказал: «Вот теперь будем считать президентский срок от референдума», – и в итоге он был президентом не 5, а 7 лет.

Вот сейчас я опасаюсь повторения подобного рода событий, когда после референдума Александр Лукашенко скажет: «Ну так давайте начинать отсчет вот с этого периода», – хотя ни в 1996 году, ни сейчас в Конституции такого рода записано не будет, это трактовка вот такого референдума. Это, я считаю, совершенно неправильно. Нам нужно четко понимать, нам и, самое главное, белорусскому народу, когда Александр Лукашенко уйдет с поста президента.

Ольга Арсланова: Владимир Валерьевич, вы считаете это неизбежным?

Владимир Евсеев: Я считаю, что это неизбежно, и должен быть вариант преемника. Этот преемник для нас не должен быть пророссийским, России не нужен пророссийский преемник. Для России нужно, чтобы тот человек, который сменит Александра Лукашенко, понимал важность сохранения дружественных отношений с Российской Федерацией, участие Белоруссии в союзном государстве, Евразийском экономическом союзе и в реализации Договора о коллективной безопасности, вот что нам нужно.

Петр Кузнецов: Ну это сын Николай.

Владимир Евсеев: Нет, Николай как раз на это не подходит, как вы знаете, в соответствии с Конституцией Белоруссии, с 35 лет человек может быть президентом, Николаю сейчас исполнилось только 16 лет, он школьник.

Петр Кузнецов: Вот-вот.

Владимир Евсеев: Я думаю, что ему нужно еще как минимум вырасти в политическую фигуру...

Петр Кузнецов: Да, я вот к этому.

Ольга Арсланова: Это чем заняться российским властям в ближайшие 10 лет, подготовкой нового кандидата.

Владимир Валерьевич, какое развитие событий вы считаете наиболее вероятным? Очевидно, что президент признан легитимным российской стороной, Европа не торопится вводить санкции, протест длится уже давно и постепенно угасает, судя по всему, по крайней мере вот так это сейчас выглядит. Как будет выглядеть, как вам кажется, в ближайшее время правление Лукашенко и как будет трансформироваться его положение у власти?

Владимир Евсеев: Для Лукашенко, чтобы он продолжал править некоторый период времени, исключительно важно, чтобы произошла финансово-экономическая стабилизация ситуации в Белоруссии. В первую очередь это имеет отношение к банковской сфере, которая оказалась излишне зависимой от Запада. Они же так же, как и в Российской Федерации раньше, делали, банки брали под дешевые кредиты деньги на Западе и перепродавали их белорусам. Помимо этого, они перестраховывались на Западе. И когда вот это было все остановлено, белорусская банковская система оказалась в очень, в чрезвычайно тяжелой ситуации.

Помимо этого, те забастовки, которые имели место, нарушили некоторые контракты, причем с зарубежными поставщиками, которые грозят штрафными санкциями. Есть государственный долг Белоруссии перед Россией, почти такой же долг перед Китаем, имеется значительный долг перед российскими компаниями, в частности перед «Газпромом».

То есть вот эти все проблемы, включая реструктуризацию долга, нам нужно решать, но нужно решать не так, чтобы давайте сделаем очередную уступку Александру Лукашенко, а Александр Лукашенко должен пойти на какие-то действия. Ну например, принять конкретный план поэтапный о введении единой валюты на территории союзного государства, единого эмиссионного центра. Вот если такой план будет реализовываться, то, конечно, Россия может пойти на реструктуризацию внешнего долга. Но если это делаться не будет, тогда зачем России вся эта реструктуризация, понимаете?

То есть здесь как бы должно быть действие в ответ на действие, понимаете, это американский подход step by step. Вот если это будет выполняться, а я думаю, что сейчас ситуация у Александра Лукашенко не такая, которая была еще в конце июля, она совершенно другая...

Петр Кузнецов: В конце июля этого года, да, то есть прямо... ?

Владимир Евсеев: Да. И поэтому сейчас ввиду того, что он фактически закрыл границу во многом с Литвой и ухудшил резко отношения с Украиной, то Россия стала для него безальтернативным партнером. Но Россия не собирается ему выкручивать руки, но она хочет ему объяснить, чтобы он принял правильное решение в данной ситуации. Потому что последние месяцы он сделал столько, так много всего недружественного в отношении Российской Федерации, что очень многие стали сомневаться, насколько Александр Лукашенко отдает отчет в тех словах, которые он говорит. Кажется, иногда его действия, особенно в интервью, например, господину Гордону, не были полностью адекватными.

Петр Кузнецов: Мы давайте вместе послушаем под занавес уже Иркутскую область, мнение Сергея оттуда, нашего телезрителя.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Говорите, Сергей.

Зритель: Добрый день. Зовут меня Сергей, я из Иркутской области.

Я хочу выступить в защиту Лукашенко. Я считаю, что это единственный президент, который, значит, после распада Советского Союза оставил свою страну в хорошем, в очень хорошем состоянии. То есть колхозы, совхозы, все у него работает. Вы посмотрите, какую продукцию выпускает Белоруссия! У нас в Сибири во всех магазинах она очень пользуется спросом, потому что это действительно качественные продукты, начну вот с этого, да?

Конечно, политические вопросы меня как бы немножко, свою роль они играют, но есть и человеческие вопросы. Я бы хотел посоветовать всем людям Белоруссии, пусть бы они посмотрели со стороны на те страны, которые, скажем, сломались, вышли из состава Советского Союза, ну вот Украина, много можно назвать примеров.

Ольга Арсланова: Да.

Зритель: Но глядя на все, люди, которые ездили, были в Белоруссии, расскажут, что прекрасная страна, прекрасная люди, тем более мы одной крови, так же как и с Украиной. Но там произошло все другое, был бы Лукашенко президентом Украины, я считаю, этого бы не произошло.

Ольга Арсланова: Да, спасибо.

Зритель: Я его поддерживаю, он молодец, конечно.

Ольга Арсланова: Да, спасибо вам. Владимир Валерьевич?

Петр Кузнецов: Владимир Валерьевич, о любви россиян к Лукашенко?

Ольга Арсланова: Могу сказать, что есть за что любить. Действительно, Лукашенко удалось многие вещи сделать правильно, и экономика Белоруссии пусть и не выглядит сверхуспешной, процветающей, но она точно не загнивает.

Владимир Евсеев: Никто не умаляет заслуг Александра Лукашенко. Но в какой-то момент времени он стал фактически препятствовать развитию союзного государства. А если брать этот год, то в мае месяце, когда состоялся в режиме видеоконференции Высший совет Евразийского союза, он воспрепятствовал развитию Евразийского экономического союза, потому что отказался согласовывать стратегическое направление развития до 2025 года. Поэтому, говоря о его заслугах, нельзя не говорить о его недостатках.

Вот сейчас он должен принять правильный выбор, он должен прекратить препятствовать развитию интеграции как в рамках союзного государства, так и в рамках Евразийского экономического союза. И в этих условиях Россия, конечно, его будет поддерживать, учитывая, что Беларусь сейчас является председателем в Евразийском экономическом союзе, а генеральным секретарем ОДКБ является генерал Станислав Зась, представитель Белоруссии. Мы за интеграцию, но мы не за имитацию интеграции, не за то, чтобы откатываться назад, вот в этом принципиальный вопрос.

Если мы увидим конкретные действия, что в рамках, как председатель Евразийского экономического союза Беларусь поможет принятию стратегического направления развития до 2025 года, то мы, конечно, будем и дальше поддерживать не конкретно Александра Лукашенко, а белорусский народ, который, конечно, должен жить хорошо.

Петр Кузнецов: Ну что ж, спасибо за ваш комментарий, Владимир Валерьевич. Владимир Евсеев, заведующий отделом Института стран СНГ. Судя по всему, точной даты нет, но анонсирована встреча. Будет встреча, обсудим ее итоги, тоже будет интересно.

Ольга Арсланова: Сказали, в ближайшие недели. Давайте следить вместе и обсуждать в прямом эфире.

Петр Кузнецов: Да-да, ждем Александра Григорьевича в Москве.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)